Форум » Персоналии » Участники Белого движения - уроженцы и жители Алтая. Люди и судьбы. » Ответить

Участники Белого движения - уроженцы и жители Алтая. Люди и судьбы.

barnaulets: Решил создать еще одну тему, для тех уроженцев и жителей Алтая, кто не попал в другие категории. Случайно наткнулся на такого вот уроженца Змеиногорска с биографией, достойной приключенческого романа. ЩЕГОЛЕВ Павел Иннокентиевич 1896, Змеиногорск Алтайского горного округа - 17 ноября 1978 Участник Белого движения на Востоке России, общественный деятель. Родился в крепкой старообрядческой семье. Домашнее воспитание отразилось на всей дальнейшей жизни Щеголева и на христианском отношении к людям. По окончанию Пензенской учительской семинарии (1914), поступил вольноопределяющимся в ряды Русской Императорской армии. Прапорщик. Участник Первой мировой войны в рядах 98-го Юрьевского полка 25-й пехотной дивизии. После Октябрьского переворота 1917 стал пробираться на Алтай, сражаясь с большевиками, расправлявшимися и издевавшимися над офицерами. Прибыв домой, сразу, с благословения отца, вступил в белые войска Восточного фронта. Служил в Сибирской армии адмирала А.В. Колчака и в личной охране Верховного Правителя России. После предательства союзниками и выдачи ими адмирала Колчака противнику (январь 1920) заключён в Иркутскую тюрьму. Из тюрьмы с группой белых пленных бежал в тайгу. В тайге они провели больше года, пройдя через северные дикие места, гольцы и горы до Якутии и из Якутии до Хабаровска. Из Хабаровска бежал под пулемётным огнём большевиков по льду через реку Уссури в Китай. Прожив некоторое время в Харбине, через Японию переехал в 1923 в США. Жил в Сан-Франциско, затем переселился в 1926 в Нью-Йорк. До выхода на пенсию работал механиком по силовым установкам на спичечной фабрике «Лайон Мач Компани», принадлежавшей Б.А. Бахметьеву. Живя в США, следовал русским обычаям и всегда оказывал помощь ближним, особенно впервые ступившим на американскую землю. После 1945 лично содействовал переселению в США около 100 семейств русских беженцев. Всегда занимался посещением стариков и больных, хоронил одиноких. Послал нуждающимся русским беженцам во все страны мира огромное количество посылок. Состоял членом старообрядческой общины в Милвилле (штат Нью-Джерси), один из основателей её моленной. Постоянный член и бессменный казначей Гарнизона Армии и Флота США 297 имени генерала Дж. Б. Турчина (И.В. Турчанинова). В течение ряда лет активно участвовал в сборе пожертвований среди русских в благотворительный «Humanities Fund», основателем и председателем которого был Б.А. Бахметьев. Один из основателей общества «Родина» в Хоуэлл (штат Нью-Джерси), активный член русского республиканского клуба, член РООВА [Русское объединённое общество взаимопомощи в Америке], КРА [Конгресс Русских Американцев] и других организаций. Родственники: вдова Татьяна Георгиевна; пасынок Владимир Канон с семьёй. Скончался от ран, нанесённых автомобилем. Похоронен на кладбище монастыря Ново-Дивеево близ Нанует (штат Нью-Йорк). Литература Александров Е.А. Памяти П.Н. Щеголева // НРС [Новое русское слово (Нью-Йорк)]. Источник:Русские в Северной Америке. Е.А. Александров. Хэмден (США)-Сан-Франциско (США)-Санкт-Петербург (Россия), 2005

Ответов - 59, стр: 1 2 3 All

barnaulets: Судя, по всему, наш Щеголев был в числе бежавших из Иркутской тюрьмы вместе с легендарным полковником Валентином Дугановым, с отрядом которого, наводившим ужас на большевиков своей крайней жестокостью, совершил беспрецедентный рейд по о Восточной Сибири и Дальнему Востоку. Подробнее о Дуганове писал иркутский историк Павел Новиков. Ссылка на одну из его публикаций: http://cyberleninka.ru/article/n/povstancheskiy-otryad-v-l-duganova-v-20-h-gg-xx-v-uchastie-tungusov-v-antibolshevistskom-dvizhenii

barnaulets: Розанов Бронислав Александрович Родился 09.08.1887 г. в с. Боготол Томской губ. Из дворян Томской губ., сын помощника управляющего Алтайским округом А.В. Розанова.* Окончил Барнаульское реальное училище (1907 г.), юридический лицей (1912 г.). В 1913 г. служил в 44-м Сибирском стр. полку, унтер-офицер. 09.01.1914 г. произведен в прапорщики запаса по Барнаульскому уезду.** В Первую мировую войну в 321-м пех. Окском полку, в 1915 г. приказом командующего 4-й армией произведен в подпоручики (утвержд. Выс. Пр-зом 14.01.1916 г., со ст-вом с 19.07.1915 г.). Был ранен, на апрель 1915 г. в 14-м эвакуационном госпитале в Москве.*** Награжден орд. Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом (Выс. Приказ 25.06.1915 г.). В Гражданскую войну подпоручик в белых войсках Восточного фронта; февр. - окт. 1919 г. в составе Учебного броневого автомобильного дивизиона. Взят в плен. В начале 1922 г. на особом учете в МВО. **** В 1938 г. проживал в Москве. Работал инженером изыскательской группы треста «Бурмонголлес» Наркомата лесной пром-ти СССР. Арестован 10.05. 1938 г. 17.01.1940 г. приговорен ОСО при НКВД СССР к 5 годам ИТЛ по ст. 58-10. Реабилитирован 02.02.1996 г. ***** http://nekropole.info/ru/Bronislav-Rozanov * Александр Владимирович Розанов. До 1909 г. помощник начальника Алтайского округа, был исполняющим обязанности начальника округа. Действительный статский советник. В Первую мировую войну председатель Барнаульского общества Красного креста ** Вместе с будущим офицером 3-го Барнаульского полка, погибшим летом 1918 г. Сергеем Сергеевичем Пищальниковым, которого я упоминал и размещал фото в теме про этот полк http://siberia.forum24.ru/?1-4-0-00000109-000-100-0). *** Газета «Русское слово» Четверг, 2-го апреля 1915г. N 74. Раненые в боях. Сведения «Русского Слова». Помещены в 14-й эвакуационный госпиталь военнаго ведомства, Ходынка, в здании Николаевских казарм: Шт.-кап. Зацепин Владимир Александрович. Прапорщ. Розанов Бронеслав Александрович. http://forum.vgd.ru/1361/46931/70.htm **** База данных по участникам Белого движения С.В. Волкова ***** http://lists.memo.ru/d28/f209.htm

barnaulets: gelene пишет: Коллекция фотопортретов лиц, проходивших по делам полицейских учреждений. 1840-1917 гг. Розанов Бронислав Александрович ГАРФ ф.1742-1-46068

barnaulets: В теме про штабс-капитана Авенира Сергеевича Ракина (руководителя Барнаульской подпольной белой организации в 1918 г. в дальнейшем - коменданта и начальника гарнизона Барнаула)* как-то упоминался другой барнаулец, эмигрировавший в Австралию. * начало темы: http://siberia.forum24.ru/?1-9-0-00000312-000-0-0-1455774160 Рождественский Иван Павлович Род. 02.01.1895 г.в Барнауле. Из семьи священнослужителя. Окончил Барнаульское духовное училище в 1910 г. Предположительно: в 1919 г. - штабс-капитан отряда особого назначения Алтайской губернии, в ноябре 1919 г. командовавший 1-й ротой отряда (еще один Рождественский был помощником командира отряда). Участник Сибирского ледяного похода. В 1920 г. в Забайкалье подполковник сформированного на основе отряда особого назначения Алтайского отдельного конного дивизиона (втрой Рождественский был полковником, командиром дивизиона). Награжден Знаком отличия «За Великий Сибирский Поход» (№349, 09.07.1920 г.). 31.08.1925 г. прибыл из Китая в Австралию, г. Таунсвиль. Проживал в Брисбене. Председатель австралийского отделения Русской фашистской партии. В 1942-1945 гг. находился в заключении. Умер в Брисбене 05.04.1971 г. Отец Рождественский Павел Александрович. Род. в 1870 (или 1871) г. Окончил Барнаульское духовное училище (1887 г.), 2 класса Томской духовной семинарии. Определен псаломщиком 11.09.1890 г., рукоположен в священники 21.09.1894 г. В 1907-1908 гг. служил священником в Сретенском храме в с. Бердском. С 1908 г. служил в церкви Архистратига Божия Михаила в с. Семеновском Касмалинской вол. Барнаульского уезда, на 01.03.1914 г. там же. Мать - урожденная Анна Войнова. Жена Вера (?-17.04.1969 г.), прибыла в Австралию 01.10.1924 г. Оказывается, не так давно вышел сборник статей и воспоминаний "Русская эмиграция и фашизм" (СПб, 2011), две статьи в котором (с. 140-178) посвящены русским фашистам в Австралии, в том числе возглавлявшему местный отдел РФП Ивану Павловичу Рождественскому, действительно арестовывавшемуся за свои взгляды во время Второй мировой войны. Электронная версия в pdf: http://www.spbgasu.ru/upload-files/news_istoriya_nrki/04_05_11/Ruskaya_migraciya.pdf

barnaulets: Я уже писал про этих офицеров в теме про Партизанскую дивизию Анненкова и в связи с подпольной организацией полковника Бойко. А недавно, разыскивая информацию о побегах с Соловков и из других лагерей, в поисках упоминания о другом офицере (А.А. Феофанове), про которого недавно делал пост в теме про колчаковцев - участников Второй мировой войны (см.click here ) случайно наткнулся в Интернете на статью, уточняющую судьбу одного из героев тех давних публикации. Поскольку, за давностью лет они вместе с фото затерялись в недрах форума, решил снова написать про них здесь, с учетом вновь открывшейся информации. Николай Николаевич Александров родился в 1891 г. в г. Челябинске в семье портного, происходил из мещан. Детство провел в г. Усть-Каменогорске. По окончании городского училища в 1908 г. держал экзамен в учительскую семинарию в г. Семипалатинске, но не поступил и устроился почтальоном в Семипалатинскую почтово-телеграфную контору. В 1910 г. со второй попытки поступил в семинарию, но через два года был исключен из нее, не окончив курса, по признанию самого Александрова, за пьянство. Затем до Первой мировой войны служил в качестве регистратора в местном казначействе. В 1915 г. призван на военную службу как ратник ополчения и зачислен в ополченческую дружину, из которой по приезде в Омск по какой-то причине бежал в Иркутск, поступив там уже добровольцем в запасной стрелковый батальон. В октябре 1915 г. он был откомандирован в 1-ю Иркутскую школу прапорщиков, которую окончил в январе 1916 г. и был назначен младшим офицером в 14-й Сибирский запасной батальон в г. Красноярске. В мае 1916 г. отправлен на фронт под г. Сморгонь и зачислен младшим офицером в 5-й пехотный Калужский полк. Через несколько месяцев он уже командовал ротой. Получил чин поручика. Был два раза ранен и отравлен газами. В декабре 1916 г. вместе с полком был переброшен на Румынский фронт. В июле 1917 г. перешел в т. н. “батальон смерти” 2-й пехотной дивизии, где командовал ротой, а затем стал на выборных началах командиром батальона. В своих показаниях Александров вскользь упоминает о том, что в начале 1918 г. полтора месяца служил в Бессарабии в добровольческом офицерском отряде. По-видимому, речь идет о 2-й бригаде русских добровольцев генерала Белозора, формировавшейся в Кишиневе. Подобные формирования велись также в Яссах (1-я бригада полковника М. Г. Дроздовского) и Болграде (3-я бригада), с целью отправки их на Дон в Добровольческую армию генерала Корнилова. Однако после оставления Добровольческой армией Ростова связь с ней прервалась, и штаб Румынского фронта, под эгидой которого велись эти формирования, издал приказ о расформировании добровольческих частей. Как известно, командир 1-й бригады полковник Дроздовский не подчинился приказу и на собственный страх и риск увел свой отряд на Дон, остальные же две бригады были распущены. В апреле 1918 г. Александров прибыл домой в Усть-Каменогорск, а затем уехал в Семипалатинск. Здесь он вскоре был арестован местной ЧК как участник подпольной антибольшевистской организации. Из тюрьмы, в которой, по его словам, просидел дней 9 – 10, он был освобожден в результате белогвардейского переворота. После чего был назначен командиром сформированной в Семипалатинске 3-й офицерской роты, с которой отправился на Семиреченский фронт, где влился в отряд капитана Ушакова. Пробыв на фронте полтора месяца, он заболел и был отправлен в г. Сергиополь, где пройдя медицинское освидетельствование, был признан негодным к строевой службе. Некоторое время Александров занимал должность коменданта 1-го сборного этапа, затем был назначен младшим офицером в 5-й Степной Сибирский кадровый полк в Семипалатинске, из которого марте 1919 г. откомандирован в качестве комендантского адъютанта в штаб 2-го Степного Сибирского корпуса, в каковой должности и находился вплоть до оставления белыми Семипалатинска в декабре 1919 г. За несколько дней до падения Семипалатинска, ему, по его словам, было поручено формирование добровольческих дружин для обороны города. Затем вместе с остатками семипалатинского белого гарнизона он отступил в Семиречье, где влился в состав частей атамана Анненкова и был назначен младшим офицером, а затем комендантом (так в протоколе допроса, возможно, это описка и имелось в виду должность адъютанта) полка “черных гусар”. Со слов самого Александрова, последним его чином в белой армии был чин штабс-капитана. 18 марта 1920 г. вместе с большей частью Семиреченской армии он сдался в плен красным. После чего, пробыв 2 - 3 недели в концентрационном лагере в г. Верный, был направлен на службу в областной военный комиссариат в качестве делопроизводителя по административной части, где и прослужил до ноября 1920 г. Здесь он, по сведениям чекистов, которые приводит в своей книге “Крушение антисоветского подполья в СССР” Д.Л. Голинков, находясь на службе в военном комиссариате в г. Верном, вместе с другими бывшими офицерами организовал и возглавил подпольную антибольшевистскую организацию (известную по имени руководителя как организация полковника Бойко), готовившую восстание против Советской власти. К сентябрю 1920 г. эта организация сколотила антисоветские группы в ряде станиц области, вовлекая в них казаков и зажиточных крестьян, недовольных политикой советской власти. Заговорщики разработали план сосредоточения вооруженных групп и продвижения их г. Верному. План был согласован с находившимся в Китае атаманом Дутовым и предусматривал взаимодействие с его отрядами, которые должны были перейти китайскую границу и соединиться с мятежниками на советской территории. По плану восставшие намеревались захватить крепость в Верном, разоружить воинские части, разгромить областную ЧК и Особый отдел. Внутри города уже действовали около 50 участников заговора, проникших на важные военные объекты – телеграф, радиостанцию, в облревком и некоторые воинские части. Сам Александров (как и его подельник Воронов, про которого речь далее) впоследствии свое участие, не говоря уже про руководящую роль в этой организации, категорически отрицал. По его версии, еще до того, как она была раскрыта и разгромлена чекистами, в декабре 1920 г. он в числе других бывших белых офицеров был направлен в Ташкент, в распоряжение штаба Туркестанского фронта. Здесь в феврале 1921 г. он был арестован Туркестанской ЧК и, просидев месяц или полтора в местной тюрьме, с группой из семи человек, арестованных по этому же делу, отправлен под конвоем обратно в Верный. Узнав по дороге от арестованных, направлявшихся из Верного, о неудачной попытке восстания в Семиречье и расправах над ее участниками и опасаясь по приезде в Верный быть расстрелянными, арестованные офицеры решили бежать. Воспользовавшись беспечность конвоя, в д. Николаевка, верстах в 40 от Ташкента, они бежали, предполагая через горы уйти через границу. Однако, не зная местности и не имея теплой одежды и продвольствия, осуществить свой замысел они не смогли. После этого Александров с еще одним офицером – Евгением Вороновым отправились в Верный, где скрывались недели две, а затем двинулись обратно в Ташкент. Добравшись до ст. Арысь, они узнали о том, что увольняют в бессрочный отпуск красноармейцев 1890 г. рождения. Явившись к коменданту станции, беглецы заявили, что они – отпускные красноармейцы (при этом они назвались чужими именами: Александров – Федором Меркуловым, а Воронов – Трофимом Ляховым), отставшие от поезда. Комендант, поверив на слово, выдал им проездные документы до г. Канска. Прибыв в Канск, в военном комиссариате они получили отпускные удостоверения на свои вымышленные фамилии и с этими удостоверениями поехали в Новониколаевск, где явились в отдел народного образования и получили назначение в Усанихинскую волость Новониколаевского уезда заведующими школами первой ступени, Александров (Меркулов) – Покровской, а Воронов (Ляхов) - Александровской. На следующее лето они уволились и пошли пешком в более хлебные места, по дороге нанимаясь на работу к местным крестьянам, и так дошли до с. Кашино Барнаульского уезда, где устроились секретарями сельсовета, а с началом учебного года стали работать в местной школе, Воронов – учителем, а Александров – заведующим. В 1924 г. Александров был переведен учителем в Шипуновскую школу, а спустя полгода - заведующим Савинской начальной школой, где проработал до января 1927 г. Здесь он женился на учительнице этой же школы, с которой, однако, вскоре развелся. В 1925 г. , рассчитывая на амнистию, он написал заявление во ВЦИК, где сознался, что он бывший белый офицер, подробно описал свою биографию и просил ВЦИК простить его за свою деятельность в период колчаковщины. ВЦИК его амнистировал, и он снова стал жить, теперь уже не скрываясь, под своей прежней фамилией Однако спокойная жизнь его продолжалась недолго. В январе 1927 г Александров был отстранен от должности заведующего школой и уехал в Барнаул, где в июне того же года был арестован Барнаульским окружным отделом ОГПУ по обвиненею в том, что “ в период 1926 – 1927 гг., состоя учителем совшколы, из побуждения личного несочувствия Соввласти систематической агитацией внедрял в сознание учеников школы враждебное к Соввласти отношение и сочувствие белому движению, чем и довел, наряду с постоянным пьянством и умышленным халатным отношением школу до полного развала”. «Систематическая агитация», судя по его показаниям, выражалась в том, что на уроках истории, посвященных периоду колчаковщины, Александров рассказывал детям о своей службе у белых. Виновным в предъявленных ему обвинениях он себя не признал. 31 октября Коллегия ОГПУ приговорила его к заключению в концлагерь сроком на 5 лет, которые должен был отбывать в знаменитом Соловецком лагере. По пути на Соловки, находясь в московской Бутырской тюрьме, в состоянии отчаяния Александров написал заявление на имя председателя ОГПУ Менжинского, в котором, в частности, писал: “… Проанализировав мои мысли, чувства и действия с самого момента моего амнистирования ВЦИКом, я осмеливаюсь утверждать, что ничего антисоветского в них нет. Я не виновен. Я не враг существующего строя. Я предан Республике Советов… Нести незаслуженное наказание крайне тяжело, не хватает моральных и физических сил – я болен. Быть вырванным из среды трудящихся, нести клеймо преступника, не участвовать в общем строительстве я не хочу, это равносильно смерти. Для врагов трудового народа, для врагов Советской республики самая надежная тюрьма – могила, и если я причислен к таковым, то жизнь вне трудового общества мне не дорога, смерти не боюсь и прошу меня расстрелять”. По-видимому, документ дошел до адресата, т.к. марте 1928 г. Коллегия ОГПУ применила к осужденному Александрову амнистию по случаю 10-летия Октябрьской революции и сократила срок наказания на одну четверть. Однако свой срок он так и не отбыл, т.к. на следующий год оказался замешан в новом деле, о подготовке восстания в лагере, получившем название "Кремлевского дела".

barnaulets: Приведу выдержку из статьи Антонины Сошиной «Мутный призрак свободы» (о побегах с Соловков в 1923–1939 гг.), опубликованной на интернет-портале "Соловки.Инфо" Источник: http://www.solovki.info/?action=archive&id=390 "Самое известное дело из истории побегов с Соловков — это «Дело о Кремлевском заговоре» 1929 г. О нем есть упоминания в воспоминаниях многих соловчан, правда, очень различные и расплывчатые. В литературе прочно утвердилось и число расстрелянных по этому эпизоду — 300 человек. Но обратимся к «Делу», которое хранится в архиве ФСБ г. Архангельска8. Из него следует, что в июне 1929 г. поступили сведения о том, что на Соловках существует организация заключенных, которая ставит себе целью разоружение охраны, захват оружия, связи и плавучих средств, затем — массовый побег на материк и далее — в Финляндию. Начались аресты, и допросы подтвердили, что еще весной на Соловках организовалась инициативная группа заключенных, в которую вошли: Сергей Николаевич Покровский, 34-х лет, дворянин, образование высшее, летчик-наблюдатель и научный работник, сосланный на Соловки на 5 лет по ст. 58/10 (он взял на себя разработку оперативного плана восстания и побега и обязанности начальника «штаба повстанцев»); Вадим Карлович Чеховской, 27-и лет, дворянин, образование высшее, по специальности гидрометеоролог и химик, сосланный по ст. 58/4 на 5 лет (на него было возложено решение технических вопросов, в частности — связанных с передвижением по железной дороге); Сергей Александрович Грабовский (Гробовский), 33-х лет, из чиновников, образование среднее, преподаватель физкультуры, служивший в старой и Белой армии в чине штаб-ротмистра и осужденный по ст. 58/5 и 10 на 10 лет (ему было предоставлено решение тактических вопросов, а также командование всеми силами повстанцев, позже на эту должность определили представителя украинской группы Михаила Иосифовича Вербицкого); и, наконец, Степан Иосифович Петрашко, 34-х лет, из крестьян, образование высшее, агроном, служивший в старой и Пепеляевской армии в чине поручика, на Соловки сосланный второй раз. Эта четверка решила создать организацию с целью массового побега за границу. Летом их деятельность сильно активизировалась, появились сообщники не только на острове, но и на материке. Инициаторы строили свою работу по принципу организации отдельных групп, причем каждый из руководителей групп знал только одного члена четверки, с которым он был связан, и один руководитель не знал другого. К началу августа на островах было несколько групп с большим числом участников: Украинская группа 30–40 человек во главе с заключенным М.Ф. Цимбалюком, Сибирская — до 100 человек во главе с заключенным И. Шалаевым, группа белогвардейцев из командировки Городки с невыявленным числом участников во главе с С.А. Грабовским, Кабардинская группа — до 15 человек, Кавказская — до 20 человек во главе с заключенным Ду, который в качестве обвиняемого по делу не проходил, так как выбыл в другой лагерь. Был еще целый ряд других мелких групп. Восстание предполагалось совершить осенью 1929 г. План заключался в следующем: группой примерно в 40 человек захватить оружие отряда, у которого было до 80 винтовок и 2 пулемета, а затем приступить к захвату прочего оружия, радиостанции, самолета и пароходов. Захватив посты, спешно вывести заключенных из Кремля, провести набор желающих следовать с повстанцами (за исключением уголовников!), произвести посадку на пароходы и отплыть в зависимости от обстоятельств по направлению к Кандалакше или Попову острову (Кемский пересыльный пункт). В последнем случае высадить десант и захватить пересыльный пункт, а затем и город Кемь. Из Кеми передвигаться на север по железной дороге, взрывая за собой мосты, и, доехав до Кандалакши, двигаться к границе. В августе член четверки В. Чеховской был переброшен с Соловков на материк, и ему было поручено собрать сведения о ситуации в Кеми, что он и исполнил, передав сведения на Соловки. Вскоре наметили дату побега — 13 августа. Но утром 13 августа к уполномоченному информационно-следственной части Торвинну явился заключенный из «социально-близкой» среды, дважды судимый за убийство и контрабанду С. Брылев и заявил, что в лагере подготавливается массовый побег, назвал руководителей «десяток» в Сельхозе и Городках. Тут же начались аресты и допросы. По «Делу» активными участниками был привлечен 51 человек. Это были совершенно разные люди, как по национальности, так и по происхождению и образованию. Среди них был даже турецкий подданный, сын генерала, служивший в турецкой армии в чине полковника и сосланный на Соловки, конечно же, за шпионаж, — 59-летний Ахмет-Бек-Мухамед-Бек Оглы, он же Шейх Ахмед Ибрагимов. Сохранились подробные показания обвиняемых, из которых видно, с каким мужеством держались арестованные: бывший штабс-капитан царской армии и адъютант Второго корпуса армии Колчака Николай Николаевич Александров на допросе сказал, что не верил в успех дела и понимал, что как бывший офицер будет расстрелян первым, что у него даже мелькала мысль пойти и все рассказать, но сознание, что «я на крови других строю свое благополучие не допускала этого и снова решал: нет, пусть будет, что будет, от судьбы не уйдешь…». С.А. Грабовский от дачи показаний категорически отказался. Крестьянин-якут П.А. Елахов ограничился фразой: «Моя твоя не панимаит». Следственное дело № 747/1 было представлено на рассмотрение Коллегии ОГПУ для вынесения приговора во внесудебном порядке. 24 октября 1929 г. КОГПУ вынесла решение: 36 обвиняемых, которые «состояли членами организации вооруженного восстания и массового побега заключенных за границу», приговорить к высшей мере наказания — расстрелу, 15 обвиняемых, которые «будучи осведомлены о существовании в лагере организации вооруженного восстания и массового побега заключенных за границу, не донесли об указанной организации», приговорить к высшей мере наказания с заменой заключением в концлагерь сроком на 10 лет. 29 октября 1929 г. приговор в отношении 36 приговоренных к расстрелу приведен в исполнение. (В 1989 г. по протесту прокурора настоящее дело было пересмотрено судом и прекращено за отсутствием в действиях заключенных состава преступления.) Кроме организаторов побега С.Н. Покровского, В.К. Чеховского, С.А. Грабовского и С.И. Петрашко были расстреляны: Осоргин Георгий Михайлович, 36-ти лет, дворянин, образование среднее, лесовод, штаб-ротмистр старой армии; Арбенев Николай Александрович, 48-и лет, дворянин, образование высшее, военное, капитан первого ранга старой армии; Вербицкий Михаил Иосифович, 42-х лет, образование среднее, конторщик, в старой армии служил поручиком; Дерещук Петр Кузьмич, 43-х лет, из крестьян, учитель, служил в старой армии штабс-капитаном; Александров Николай Николаевич, 38-и лет, из мещан, учитель, штабс-капитан старой и Белой армии; Олейников Василий Васильевич, 41 год, образование высшее, инженер-технолог; Олейников Георгий Александрович, 32 года из мещан, образование низшее, железнодорожный служащий; Шалаев Иван Юльевим, 39-ти лет, из крестьян, образование низшее, телеграфист; Барахтин Прокопий Иванович, 49-ти лет, из крестьян, плотник; Трухин Михаил Михайлович, 25-ти лет, из крестьян, плотник; Крамный Антон Нестерович, 32-х лет, казак, образование среднее, счетовод; Брылев Семен Иванович, 29-ти лет, из крестьян, малограмотный, токарь, сослан по уголовной статье; Намоканов Василий Федорович, 28-и лет, из крестьян, бондарь; Соболь Иван Ефимович, 34-х лет, из крестьян, плотник; Попов Александр Павлович, 29 лет, из мещан, плотник; Шушунов Федор Иванович, 30-ти лет, из крестьян, столяр; Правосудович Михаил Елевферьевич, 64-х лет, дворянин, образование высшее, бывший Председатель научно-технического комитета Народного Комиссариата Судостроительной Промышленности (его дочь Наталья Михайловна в эмиграции стала известным композитором, писала церковную музыку); Саволайнен Иван Павлович, 50-ти лет, финн, столяр; Рийман Владимир Андреевич, 33-х лет, эстонец, сапожник; Гапон Семен Степанович, 29-ти лет, из крестьян, малограмотный; Ванифатьев Кирилл Николаевич, 68-и лет, дворянин, образование высшее, инженер-технолог; Буканов Николай Дмитриевич, 26-ти лет, из крестьян, образование высшее, фармацевт и химик; Волощук Иван Аверкиевич, 23-х лет, из крестьян, образование неоконченное высшее; Соколов Василий Николаевич, 59-ти лет, из крестьян, малограмотный; Ахмет-Бек-Мухамед-Бек-Оглы Корпашев, он же Шейх Ахмед Ибрагимов, 59-ти лет, турецкий подданный, сын генерала, полковник турецкой армии; Иваненко Федор Никитич, 34-х лет, из крестьян, электромонтер; Сиверс Александр Александрович, 34-х лет, дворянин, образование высшее, сын известного историка-генеалога А.А. Сиверса, на Соловки сослан в 1925 г. по «Делу лицеистов», Воропаев Николай Федорович, 21-го года, из крестьян, сослан по уголовной статье; Соом Карл Филиппович, 32-х лет, эстонец, из крестьян, кузнец; Романов Николай Васильевич, 29-ти лет, рабочий, образование среднее, служил в армии Пепеляева; Дягилев Валентин Павлович, 54-х лет, дворянин, образование высшее, окончил Академию генерального штаба, военный, брат Сергея Дягилева; Шишкин Иннокентий Степанович, 33-х лет, из мещан, образование среднее, учитель" Впрочем, на сайте "Мемориала" приведена еще одна дата его смерти, которую я ранее указывал: Александров Николай Николаевич Родился в 1893 г., г.Барнаул; учитель.. Проживал: г.Барнаул. Арестован 23 июня 1927 г. Приговорен: КОГПУ 3 октября 1927 г., обв.: 58-5. Приговор: 5 лет ИТЛ. В заключении на Соловках, умер 12.02.1930. Источник: Архив НИЦ "Мемориал" (Санкт-Петербург) http://lists.memo.ru/index1.htm

barnaulets: Товарищ Александрова по несчастью - Евгений Васильевич Воронов родился в 1896 г. в г. Петергофе. Происходил из крестьян Тверской губернии. По показаниям Воронова, его отец служил старшим дворником у купца, а позднее устроился сторожем и служителем в Морской кадетский корпус. Мать работала на дому потрнихой - шила белье. Окончив начальную школу и 4-классное городское училище, он проучился полтора года в реальном училище, однако после смерти отца в 15 лет вынужден был бросить учебу и начать самостоятельную трудовую жизнь. После начала Первой мировой войны, в августе 1914 г. Воронов добровольно поступил на военную службу и был зачислен в запасной батальон лейб-гвардии Семеновского полка. Окончив учебную команду, в октябре 1915 г. он был направлен во 2-ю Петергофскую школу прапорщиков. Окончил ее в феврале 1916 г. и был назначенв 181-й запасной пехотный полк, расквартированный в Петрограде, сначала младшим офицером, а месяца через полтора был назначен командиром роты. В сентябре 1916 г. вместе с маршевой ротой он отправился на фронт, где был зачислен в 94-й пехотный Енисейский полк. В этом полку пробыл до февраля 1918 г., командуя ротой и батальоном. Дослужился до подпоручика. После демобилизации вернулся в Петроград, где без определенных занятий жил до мая 1918 г.. Большевистский переворот он, по его словам, встретил враждебно. Считая, что большевики ведут Россию к гибели, а также желая, по его собственным словам, снова служить офицером и носить погоны, Воронов пробирается за Волгу, где к тому времени была свергнута советская власть, имея намерение вступить в ряды белой армии. Перейдя линию фронта и явившись к коменданту станции Аксаково, недалеко от г. Белебея, он был отправлен последним в штаб 13-го Белебеевского полка, где получил назначение на должность командира роты. В этом полку, находившемся в стадии формирования, он пробыл до конца сентября 1918 г. В октябре 1918 г. , по какой-то причине он дезертировал из Народной армии. По версии самого Воронова, вызывающей у меня сомнение, из-за того, что белая контрразведка заподозрила его в службе у красных. Более вероятно, что он, как и многие офицеры, испытывая неприязнь ко всему, что было связано с революцией и "революционной демократией", не хотел служить в "эсеровской" Народной армии. Как бы то ни было, прибыв в Омск, он поступил на службу в некий "1-й гусарский полк", где был назначен на должность командира взвода, а затем в чине поручика командовал полуэскадроном. Скорее всего, речь идет либо о полку "черных гусар" Партизанской дивизии атамана Анненкова, либо Самарском гусарском полку, который в указанное время как раз находился в Омске, а позднее был переформирован в кавалерийский дивизион, вошедший в состав 6-й , а затем 7-й Уральской дивизии горных стрелков (о чем упоминалось в одной из тем на форуме, посвященной кавалерийским частям армии Колчака). В составе этого полка, он, по его показаниям, с лета 1919 г. принимал эпизодическое участие в боях с красными у Нижне-Сергинского завода на Урале и далее во время отступления по тракту Петропавловск – станица Звериноголовская. В ноябре 1919 г. заболел тифом и был эвакуирован в г. Семипалатинск, где находился в лазарете до отступления из города. Отступив к Сергиополю, он встретил часть своего эскадрона (другая его часть вместе с полком отступила на восток) и вместе с ней влился в состав полка “черных гусар” атамана Анненкова, получив в командование взвод. В составе Семиреченской армии отступал к границе с Китаем. 15 марта 1920 г. во время стоянки в поселке Арасан, в 25 верстах от г. Капала, его часть была окружена красными, и вместе со всеми он был взят в плен. После сдачи в плен он две недели пробыл в концлагере в г. Верном, а затем был назначен делопроизводителем в Семиреченский областной военный комиссариат, где, как и Александров, прослужил до ноября 1920 г. Вместе с Бойко и Александровым Воронов называется в числе создателей и руководителей подпольной офицерской организации в Семиречье. В конце 1920 г. он был отправлен в распоряжение штаба Туркестанского фронта в г. Ташкент и назначен в 1-й караульный батальон. Здесь 18 марта 1921 г. арестован ВЧК и, просидев без предъявления обвинения около месяца, вместе с Александровым и другими, отправлен под конвоем обратно в г. Верный. Как уже было сказано, по дороге арестованные офицеры бежали. Вместе с Александровым под чужой фамилией Воронов оказался на Алтае, где с 1922 по 1927 гг. работал учителем математики в Кашинской сельской школе. Благодаря Александрову в 1925 г. он был разоблачен как бывший белый офицер и взят на особый учет в ОГПУ. В 1927 г. был лишен избирательных прав и как “лишенец” уволен с работы. В течении года был безработным. В 1928 г. вместе с семьей переехал в с. Суслово Мамонтовского района. Некоторое время работал учителем в с. Буканском. С декабря по март 1930 г., проживал в пос. Шипуновском того же района, находясь на иждевении жены, работавшей учительницей в местной школе. В 1930 г. устроился в районный земельный отдел на должность информатора по посевной кампании. С июня 1930 г. и до ареста 22 марта 1933 г. работал строителем-десятником в районном отделе местного хозяйства. На момент ареста в 1933 г. у него уже было трое детей - дочь 6 лет и два сына – 3 и 1 года. Арестован он был как участник организованной контрреволюционной группы, члены которой вели антисоветскую агитацию, направленную против колхозного строительства и других мероприятий партии и правительства на селе. По признанию самого Воронова, отрицавшего обвинение в умышленной, а тем более организованной агитации против советской власти, он “не вполне был согласен” с политикой ликвидации кулачества, выражал сочувствие к раскулаченному и высланному крестьянству. Согласно обвинительному заключению, в беседах с рабочими он заявлял, что “политика, проводимая на селе ведет к еще большему осложнению существующего положения, говорят, что строят новое, но нового целесообразного не видать, колхозы не организованы, а мужиков согнали в них, и удовольствия от них колхозник не видит никакого. Посев на бумаге с каждым годом увеличивается, а на деле лошади уничтожаются, хлеба не хватает, голодные увеличиваются…”. 25 мая 1933 г. постановлением Особой Тройки ПП ОГПУ Западно-Сибирского края он получил 5 лет лагерей и был отправлен для отбытия наказания в Байкало – Амурские лагеря ОГПУ (БАМЛАГ), на ст. Михайлово-Чесноковская Уссурийской железной дороги. Освободившись досрочно за ударный труд в 1937 г., он практически сразу же попал под новый виток репрессий и 25 сентября 1937 г. был осужден к высшей мере наказания – расстрелу. Расстрелян 2 октября 1937 г.

barnaulets: Из темы про авиаторов Колчака. Сеченов Борис Владимирович Род. 11.01.1898 г. в с. Баево, Н.-Кулундинской волости Барнаульского уезда. Сын служащего, из крестьян. Окончил Барнаульское реальное училище. Учился на механическом отделении Томского технологического института, окончил 1 курс. Поступил на военную службу вольноопределяющимся 1-го разряда Одесского военного округа 01.07.1916 г., командирован в распоряжение начальника 11-й кавалерийской дивизии и зачислен в 3-й эскадрон 11-го Изюмского гусарского полка. В августе 1916 г. командирован в Одесское военное училище. 01.10.1916 г. произведен в портупей-юнкера, 01.11.1916 г. – в старшие портупей-юнкера. 16.12.1916 г., по окончании ускоренного курса училища, произведен в прапорщики и назначен в распоряжение начальника 11-й кавалерийской дивизии. 30.12.1916 г. назначен младшим офицером взвода гренадеров при штабе дивизии. До февраля 1917 г. был командиром взвода Сводного партизанского отряда дивизии, младшим офицером гусарского дивизиона стрелкового полка 11-й кавалерийской дивизии, с 15.02.1917 г. – командир штурмового взвода гренадеров. В марте 1917 г. командирован в школу гренадеров Особой армии, которую окончил 15.04.1917 г. со званием гренадера-инструктора. 07.06.1917 г. назначен командиром ударного эскадрона стрелкового полка 11-й кавалерийской дивизии. 07.07. 1917 г. ранен в бою у д. Бышки-Конюхи в Галиции и эвакуирован в госпиталь в г. Жмеринку. Вернулся в строй в конце августа 1917 г., вновь заняв должность командира ударного эскадрона. Приказом по 7-й армии ЮЗФ за отличие в боях 05-07.07.1917 г. произведен в чин корнета (со старшинством с 22.08.1917 г.). По представлению солдат эскадрона был награжден Георгиевским крестом 4-й ст. с лавровой веткой (№1014317). Находился на фронте до 28.12.1917 г., затем по болезни был эвакуирован в Сибирь и зачислен в 18-й Сибирский стрелковый запасный полк в г. Томске. 09.02.1918 г. Томским уездным воинским начальником уволен от службы по состоянию здоровья. После демобилизации работал чертежником-конструктором в Барнаульском пароходстве. С 01.04.1918 г. состоял в Барнаульской подпольной военной организации, принимал участие в вооруженном выступлении 10.06.1918 г. После подавления восстания 11.06.1918 г. присоединился к партизанском отряду поручика Лукина, в составе которого принимал участие в боях под Барнаулом. 16.06.1918 г. назначен офицером для поручений при штабе Южного отряда Средне-Сибирского корпуса капитана Травина, 20.06.1918 г. - адъютантом отряда. Числился в составе 1-го Новониколаевского Сибирского стрелкового полка. 12 июля 1918 г. отправился с командующим отрядом в оперативную командировку (против красногвардейского отряда Петра Сухова). Принимал участие в боях с красногвардейцами под д. Шимолино 16.07.1918 г. и д. Вознесенской 19.07.1918 г. 29.07.1918 г. был отправлен с экстренным донесением в штаб корпуса, возвратившись из командировки 18.08.1918 г. За боевые отличия Приказом по Сиб. армии от 31.08.1918 г. произведен в поручики по кавалерии (со ст-вом с 29.08.1918 г.) 1-го Новониколаевского Сибирского стрелкового полка. 10.09.1918 г. откомандирован в распоряжение начальника разведывательного отделения штаба Сибирской армии и направлен с особым поручением в тыл противника. В ноябре 1918 г. вернулся из командировки, успешно выполнив порученное задание. 23.11.1918 г. командирован в распоряжение начальника воздушного флота для назначения летчиком-наблюдателем. 29.12.1918 г. назначен летчиком-наблюдателем 8-го авиационного отряда. 5 февраля 1918 г. назначен и.д. адъютанта отряда. 28.02.1919 г. переведен в 6-й авиационный отряд, прибыл и зачислен в списки отряда на должность летчика-наблюдателя 01.03.1919 г. Одновременно назначен адъютантом отряда. С 01.04.1919 г. в составе отряда находился на фронте Западной армии. 24.07-03.08.1919 г. был временно прикомандирован к 10-му авиаотряду. За боевой полет 28.07.1919 г. представлен к награждению орденом Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом, за налет на ст. Курган 14.09.1919 г. – к награждению орденом св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость». За боевые отличия Приказом войскам 3-й армии от 24.09.1919 г. произведен в штабс-ротмистры (со ст-вом с ?.07.1919 г.), 27.09.1919 г. – в ротмистры, (со ст-вом с ?.07.1919 г.). 27.09.1919 г. за боевые отличия награжден французским орденом Военного креста 4-й ст. с бронзовой звездой. В октябре 1919 г. был временно командующим 6-м авиационным отрядом. С апреля по октябрь 1919 г. налетал 55 часов 10 минут. Отступал с отрядом до Красноярска, где в его составе перешел на сторону Красной армии. 30.01.1920 г. арестован Особым отделом ВЧК 5-й армии. 13.03.1920 г. следственной комиссией при Особом отделе 5-й армии приговорен к заключению в концентрационный лагерь до окончания гражданской войны. Наказание отбывал в Челябинском лагере принудительных работ. В сентябре 1920 г. освобожден из лагеря для работы по специальности в коммунальном отделе Челябинского губисполкома. 23.12.1920 г. срок заключения сокращен до 1 года с момента ареста. В 1921 г. поставлен на учет в АлтГубЧК, 05.02.1924 г. снят с учета Одесским ОГПУ. На момент снятия с учета работал радиотелеграфистом в г. Одессе. В 1926 г. проживал в Ростове-на-Дону, работал техническим инспектором 8-го участка Северо-Кавказского края с районным обслуживанием Сальского и Северо-Донецкого округов. Затем работал в г. Грозном в отделе труда «Грознефти». В 1928 г. переехал в г. Туапсе Азово-Черноморского края, где работал техником по безопасности нефтепровода в Туапсинской дирекции «Грознефть». В апреле 1929 г. переведен в г. Новороссийск, где занимал должность окуржного технического инспектора. 07.10.1929 г. арестован Черноморским окружным отделом ОГПУ, обвинялся по ст. 58, п. 6 и 121. 11.03.1930 г. дело было прекращено в связи с не подтверждением обвинения. В 1937 г. находился в заключении в Прорвинском лагере НКВД в Казахстане. 08.09.1937 особой тройкой при УНКВД по Западно-Казахстанской обл-ти осужден к расстрелу. Реабилитирован 16.06.1989 г.

barnaulets: Удивительным образом порой пересекаются судьбы. Я уже писал о некоторых совпадениях в биографии Бориса Сеченова с вехами профессионального пути одного из эпизодических героев романа Ильфа и Петрова "12 стульев" - инженера Брунса. Что, на мой взгляд, может объясняться его знакомством с авторами или одним из них (например Е. Петровым, брат которого писатель Валентин Катаев также был бывшим белым офицером), которые использовали его как один из прототипов для своего литературного героя. А недавно коллега OigenP обнаружил любопытное упоминание про Сеченова в биографическом очерке о Сергее Павловиче Королеве из серии "Когда им было двадцать" (Апенченко О. "Сергей Королев", М., Политиздат, 1969, с. 63), в связи с созданием в Одессе в 1923 г. "Общества пролетарской авиации", которое позже получило название ОАВУК — "Общество авиации и воздухоплавания Украины и Крыма", в деятельности которого принимал участие юный Сергей Павлович Королев. Получается, что Сеченов (названный "одним из первых советских летчиков"), который был одним из создателей этой организации, стал одним из тех, кто определил жизненный путь будущего отца советской космонавтики. "15 февраля 1923 года в Одессе собралась инициативная группа старых авиаработников: летчик-наблюдатель Б. В. Сеченов, конструктор Б. И. Зильберквит, инженер С. 3. Нотариус, бывший начальник аэродрома Б. В. Фаерштейн, работники авиазавода Я. 3. Кофман, А. И. Камм, Ф. А. Зубрицкий. — Молодой Советской республике нужна была своя авиация, нужны свои конструкторы самолетов, свои летчики,— начал разговор один из первых советских летчиков, Б. В. Сеченов. — Нужны люди, которые будут строить и летать. Наша задача — найти этих людей, увлечь их и привести в авиацию".

barnaulets: Возвращаясь к Николаю Николаевичу Александрову. Среди его подельников (или товарищей по несчастью, если допустить, что дело подпольной организации полк. Бойко было сфабриковано чекистами) обнаружил еще одного земляка. barnaulets пишет: Здесь он, по сведениям чекистов, которые приводит в своей книге “Крушение антисоветского подполья в СССР” Д.Л. Голинков, находясь на службе в военном комиссариате в г. Верном, вместе с другими бывшими офицерами организовал и возглавил подпольную антибольшевистскую организацию (известную по имени руководителя как организация полковника Бойко), готовившую восстание против Советской власти. К сентябрю 1920 г. эта организация сколотила антисоветские группы в ряде станиц области, вовлекая в них казаков и зажиточных крестьян, недовольных политикой советской власти. Заговорщики разработали план сосредоточения вооруженных групп и продвижения их г. Верному. План был согласован с находившимся в Китае атаманом Дутовым и предусматривал взаимодействие с его отрядами, которые должны были перейти китайскую границу и соединиться с мятежниками на советской территории. По плану восставшие намеревались захватить крепость в Верном, разоружить воинские части, разгромить областную ЧК и Особый отдел. Внутри города уже действовали около 50 участников заговора, проникших на важные военные объекты – телеграф, радиостанцию, в облревком и некоторые воинские части. Из книги Голинкова: "Наиболее серьезной и опасной была офицерская белогвардейская организация, созданная в Верном амнистированными анненковскими офицерами во главе с Александровым. В нее входили Воронов, Покровский, Сергейчук, Кувшинов и казачий полковник Бойко. Все они устроились на работу в областной военкомат". http://e-libra.ru/read/333889-krushenie-antisovetskogo-podpolya-v-sssr-tom-2.html Кувшинов – Кувшиков Алексей Алексеевич Кувшинов – Кувшиков Алексей Алексеевич, 1887 года рождения, русский, уроженец Алтайская губерния район, Барнаул г. Образование: начальное. До ареста проживал: Алма-Атинская обл. Талгар с. работал адьютант. Кем арестован и дата: 20.09.1920 года, ВЧК обл. ЧК ревком. Кем осужден и дата: Постановление коллегии Семиреченского обл. ЧК, от 15.07.1921 года. Статья: 58-10 УК РСФСР. Осужден к ВМН. Кем реабилитирован, дата и причина прекращения дела: 03.10.1997 года, Генеральная прокуратура РК, Закон РК от 14 апреля 1993 года. http://mvd.gov.kz/portal/page/portal/mvd/mvd_page/mvd_memorial/mObl2/mObl2_%D0%9A/24D94DB899813931E054002655122E6A У С.В. Волкова: Кувшинов Алексей Алексеевич. Прапорщик. В белых войсках Восточного фронта; 1919 в 18-м Степном Сибирском стрелковом Сергиопольском полку.

barnaulets: Yes!!! На сайте ГААК Фонд: 29 - "Заведующий землеустройством Алтайского округа" опись: 1 Найдено записей: 1 Номер ед.хр. Заголовок дела Даты документов 138 Кувшинов Алексей Алексеевич, межевой техник 1911*-1914*

barnaulets: barnaulets пишет: Рождественский Иван Павлович Род. 02.01.1895 г.в Барнауле. Из семьи священнослужителя. Окончил Барнаульское духовное училище в 1910 г. Предположительно: в 1919 г. - штабс-капитан отряда особого назначения Алтайской губернии, в ноябре 1919 г. командовавший 1-й ротой отряда (еще один Рождественский был помощником командира отряда). Участник Сибирского ледяного похода. В 1920 г. в Забайкалье подполковник сформированного на основе отряда особого назначения Алтайского отдельного конного дивизиона (втрой Рождественский был полковником, командиром дивизиона). Награжден Знаком отличия «За Великий Сибирский Поход» (№349, 09.07.1920 г.). 31.08.1925 г. прибыл из Китая в Австралию, г. Таунсвиль. Проживал в Брисбене. Председатель австралийского отделения Русской фашистской партии. В 1942-1945 гг. находился в заключении. Умер в Брисбене 05.04.1971 г. Отец Рождественский Павел Александрович. Род. в 1870 (или 1871) г. Окончил Барнаульское духовное училище (1887 г.), 2 класса Томской духовной семинарии. Определен псаломщиком 11.09.1890 г., рукоположен в священники 21.09.1894 г. В 1907-1908 гг. служил священником в Сретенском храме в с. Бердском. С 1908 г. служил в церкви Архистратига Божия Михаила в с. Семеновском Касмалинской вол. Барнаульского уезда, на 01.03.1914 г. там же. Мать - урожденная Анна Войнова. Жена Вера (?-17.04.1969 г.), прибыла в Австралию 01.10.1924 г. Получается, что скорее всего, он и есть помощник де Липпе-Липского и командир Алтайского конного дивизиона? Как я писал ранее, в 1918 г. Рождественский упоминается как один из руководителей белогвардейского подполья в Бийске. Видимо он же - штабс-капитан 15-го Сибирского стрелкового полка, на начало янв. 1919 г. адъютант нач-ка гарнизона г. Бийска, приказом Колчака от 8 янв. 1919 г. произведен в капитаны. Скорее всего Липпе-Липский, служивший с Рождественским в управлении Бийского гарнизона, получив назначение командиром отряда особого назначения Алтайской губернии, забрал его с собой в качестве своего помощника. Как установил Унтер, некий Рождественский И. П. вступил 25 января (по ст. ст.) 1918 г. в управление делами Бийской городской милиции. http://siberia.forum24.ru/?1-9-0-00000175-000-140-0 Скорее всего, все это один и тот же человек. А это скорее всего, его младший брат (у С.В. Волкова) : Рождественский Николай Павлович. Род. в 1899 г. в г. Барнауле. Юнкер. В белых войсках Восточного фронта. Взят в плен. С 1923 г. на особом учете в Киевском ГПУ.

barnaulets: В общем, поторопился я с австралийским фашистом Иваном Павловичем Рождественским. Штабс-капитан 15-го Сибирского стрелкового полка, адъютант начальника бийского гарнизона, и соответственно помощник начальника отряда особого назначения Алтайской губернии де Липпе-Липского и командир Алтайского конного дивизиона в Сибирском Ледяном походе и Забайкалье полковник Рождественский - это не он. Тем более, что по австралийским документам он был поручиком РИА и подполковником Белой армии, а не полковником. Хотя оба, вероятно, служили в отряде Особого назначения (про двух Рождественских говорил в своих показаниях в 1920 г. быв. нач.хоз. отряда Петров А.А. - что характерно тоже полный тезка другого Александра Александровича Петрова из полка голубых улан) и были связаны с Бийском. Попробовал их разделить. Рождественский Петр [Александрович ?*] На 10.11.1916 г. прапорщик, числящийся по арм. пехоте, Выс. Приказом переведен в 15-й Сибирский стрелковый полк. 11.11.1916 г. произведен в подпоручики (со ст-вом с 01.06.1915 г.). Штабс-капитан 15-го Сибирского стрелкового полка. В 1918 г. один из руководителей бийского белого подполья. На начало янв. 1919 г. адъютант начальникака гарнизона г. Бийска, произведен в капитаны (Пр-зом ВП и ВГ 08.01.1919 г.). В дальнейшем помощник командира Отряда особого назначения Алтайской губернии, подполковник. С февраля 1920 г. командир Алтайского отдельного конного дивизиона. На 07.09.1920 г. полковник. Награжден Знаком отличия Военного Ордена «За Великий Сибирский Поход» 1 ст. (07.09.1920 г., №336). Рождественский Иван Павлович Род. 02.01.1895 г. в Барнауле (по др. данным в Томске). Из семьи священнослужителя.** Окончил Барнаульское духовное училище в 1910 г. Поручик. C 25.01.1918 г. (по ст.ст.) управляющий делами Бийской городской милиции (?). В 1919 г. - штабс-капитан отряда особого назначения Алтайской губернии, в ноябре 1919 г. командовал 1-й ротой (?). Участник Сибирского ледяного похода. В 1920 г. в Забайкалье подполковник Алтайского отдельного конного дивизиона. Награжден Знаком отличия «За Великий Сибирский Поход» (№349, 09.07.1920 г.). Эмигрировал в Маньчжурию. Работал на КВЖД, после перехода ее под управление советской администрации был вынужден уволиться. Затем служил в португальской речной полиции Кантона. В 1925 г. эмигрировал в Австралию В конце 1925 г. осел в г. Таунсвиле. Первое время занимался физическим трудом: рубил тростник, пас коров, работал кочегаром на пароходах, ремонтировал дороги. К 1931 г. окончил парикмахерские курсы и открыл собственное дело в г. Брисбене. Состоял псаломщиком и членом приходского совета русского Свято-Николаевского храма в Брисбене. В 1935 г. примкнул к Русскому фашистскому союзу. Окончил заочные курсы при академии РФС в Харбине. Создал и возглавил русскую фашистскую организацию в Квинсленде. Сотрудничал с японскими и германскими спецслужбами. 18.04.1942 г. арестован по подозрению в неблагонадежности и работе на японскую разведку и помещен в тюрьму, а затем в лагерь для интернированных иностранцев Лавдей в Южной Австралии, где находился до 17.01.1945 г. В 1946 г. принял австралийское гражданство. Умер в Брисбене 05.04.1971 г. (по др. данным в апр. 1968 г.). * В базе данных БРЭМ Гос. архив Хабаровского края есть некий Рождественский Петр Александрович. Надо проверять. ** Рождественский Павел Александрович. Род. в 1870 г. Окончил Барнаульское духовное училище (1887 г.), 2 класса Томской духовной семинарии. Определен псаломщиком 11.09.1890 г. Служил псаломщиком и учителем церковно-приходских школ. Рукоположен в священники 21.09.1894 г. В 1898-1899 гг. служил младшим священником в церкви с. Сорокинского Барнаульского уезда; с 1900 г. – священником в церкви с. Бешенцевского Белоярской вол-ти того же уезда, на 1902-1903 гг. – там же; в 1907-1908 гг. – в Сретенском храме в с. Бердском того же уезда; с 1908 г. – в церкви с. Семеновского Касмалинской вол-ти того же уезда, на 01.03.1914 г. там же. Брат Рождественский Николай Павлович. Род. В 1899 г.в Барнауле. Юнкер. В белых войсках Восточного фронта. Взят в плен. С 1923 г. на особом учете в Киевском ГПУ. Мать и сестры также остались в СССР. Жена Вера (?-17.04.1969 г.), прибыла в Австралию 01.10.1924 г. Кстати, если первый Рождественский Петр Александрович, не приходится ли он второму Рождественскому дядей?

ГончаровЮ.И.: В национальном архиве Австралии есть дело Рождественского Петра , род.21 июня 1896г. Прибыл в Австралию в 1948г. Можно скинуться и дело получить.

barnaulets: Фамилия очень распространенная. Особенно среди духовенства. И есть сомнение - для полковника этот Рождественский довольно молод. Хотя, в принципе тот же де Липпе-Липский его ровесник, и в 19 лет (в 1915 -16 гг.) он вполне мог закончит училище или школу прапорщиков. Как бы уточнить предварительно, тот ли это Рождественский. Я сделал запрос в Хабаровск, где находится дело Петра Александровича Рождественского. Было бы здорово, если бы все совпало.

ГончаровЮ.И.: надо запросить дату рождения в Хабаровске.В Австралии предварительно не смотрят. Де Липпе-Липский получил полковника за Ледяной поход.Так что всё может быть.

barnaulets: В Хабаровске тоже, с некоторых пор. Только за отдельную плату, как за поиск. Хотя надо всего лишь в дело заглянуть, половина из которых уже отсканирована. Так что жду счета из ГАХК и затем ответа от них. Но обычно там выполняют все довольно быстро. Потом уже будет ясно, тот ли Рождественский в Австралийском национальном архиве. Или наоборот - совсем не ясно, если харбинский Рождественский окажется другим человеком. Придется заказывать вслепую дело в Австралии. А большое ли дело и какова цена вопроса?

barnaulets: Впрочем, скорее всего это одно и тоже лицо (что будет ясно по году рождения). И если харбинский Рождественский не наш, то и австралийский тоже.

barnaulets: barnaulets пишет: Брат Рождественский Николай Павлович. Род. В 1899 г.в Барнауле. Юнкер. В белых войсках Восточного фронта. Взят в плен. С 1923 г. на особом учете в Киевском ГПУ. Юрий Иванович, не посмотрите в Вашем справочнике (Я. Тинченко)?

ГончаровЮ.И.: У Тинченко текст тот же самый.Один в один.В остальных пунктах-прочерки. Про цену вопроса-спрошу у австралийцев.



полная версия страницы