Форум » Персоналии » Князь Вяземский - легенда Гражданской войны » Ответить

Князь Вяземский - легенда Гражданской войны

Войсковой старшина: Князь Вяземский - легендарная и загадочная фигура Гражданской войны. Все карательные действия белых на Северном Урале упорно приписывались именно ему. Имеются сведения, что Вяземский оставался здесь все 1920-е годы. Имеются версии о причастности его к "Золотому пароходу". До сих пор неизвестны его имя и отчество. Может виной всему звучные титул и фамилия, "раскрученные" журналистками (желтыми!) Зинаидой Рихтер и Ларисой Рейснер. Может Вяземских было несколько? Может кто-то работал "под Вяземского"? Стоит попробовать отделить факты от мифов.

Ответов - 88, стр: 1 2 3 4 5 All

Войсковой старшина: Петрушин А.А. На задворках Гражданской войны. Кн.1. Тюмень, 2003. Сс.159-162.: Война и любовь […] Между тем историки задаются вопросом: почему при благоприятном для белых развитии событий в Печорском уезде князь Вяземский, окопавшийся в Ляпино, не подавал признаков жизни и ни разу не атаковал красный Усть-Щугор со стороны Березовского уезда? Неужели его останавливал 30-километровый лесной завал на Сибиряковском тракте (его можно было бы обойти) или пугала красная застава в 26 штыков в местечке Катя Ель? Есть мнение, что князь Вяземский серьезно увлекся… 30-летней женой тобольского пароходчика Голева-Лебедева, «женщиной невиданной красоты и очарования». Она сопровождала мужа в «хлебном» рейсе до Обдорска (там у них был дом), но зимовали они в селе Сартыньинском, где тоже имелся собственный «приличный» дом. В этом доме в компании с красавицей и проводил время князь Вяземский после разгрома красных в Ляпино. Только через два месяца он вырвался из жарких объятий тоболячки, чтобы официально засвидетельствовать соединение Северного и Восточного фронтов белых – единственный случай подобного рода в истории гражданской войны. 24 марта 1919 года в Усть-Цильме прошли переговоры между генерал-майором Шапошниковым, князем Вяземским, представителем Временного правительства Северной области Романовым и союзными офицерами. Решили, что верхнепечорские волости подпадают под юрисдикцию Омского правительства. Архангельская и Сибирская армии на уровне от командующих до командиров полков обменялись приветственными телеграммами и поздравлениями по случаю встречи фронтов. 4 апреля в адрес Шапошникова пришла телеграмма начальника Северного отряда Сибирской армии и командира 25-го Тобольского полка полковника Бордзиловского: «Я, офицеры и стрелки… просим принять наши поздравления по случаю соединения сибирских войск с архангельцами для совместной борьбы для блага нашей дорогой Родины России». Офицерский состав этого полка отправил в редакцию архангельской газеты «Вестник Временного правительства» приветствие северным защитникам Белого дела «с пожеланиями боевых успехов, скорого свидания и возможности крепкого рукопожатия у Кремлевских ворот». Командир 1-го Средне-Сибирского корпуса генерал-лейтенант Пепеляев направил в Усть-Цильму телеграмму: «Генералу Шапошникову. Приветствую Вас, Ваше превосходительство, и Ваши храбрые части, борющиеся за воссоздание нашей великой Родины. Сибиряки шлют сердечный привет архангельцам». Командующий 1-й Сибирской армии генерал-лейтенант Гайда в своей телеграмме на имя Марушевского от 18 апреля писал: «Все офицеры и солдаты Сибирской армии рады, что Сибирская армия имела возможность первой установить братское общение с доблестными отрядами архангельских войск». Командующий Северным фронтом белых Марушевский 26 апреля направил ответ: «Приветствую в Вашем лице доблестных братьев-сибирцев. В успехе не сомневаюсь. Прошу верить моему горячему желанию вести работу не только в связи, но и с полным подчинением наших операций операциям сибиряков». В обстановке такого ликования князь Вяземский возвратился в Сартынью к своей подруге. Пока он пребывал в любовных утехах, его бойцы «распродавали свою военную добычу – награбленные большевиками у местных жителей вещи: зырянские сарафаны, швейные машины и прочее. Передавали, что сестра милосердия из белого отряда стянула на земской квартире двух соболей, которые позже у ней были, однако, отобраны».

Войсковой старшина: Войсковой старшина пишет: Только через два месяца он вырвался из жарких объятий тоболячки, чтобы официально засвидетельствовать соединение Северного и Восточного фронтов белых Дело, видимо, было не в этом. Выполнив свои задачи, разведрота чехов вернулась к Р. Гайде, а отряд Лушникова - в Тюмень, очень существенно ослабив отряд В.А. Вяземского. Имея недостаточно сил для наступления, вынужденный оставаться в районе Ляпина (Саранпауля), "в компании с красавицей и проводил время" в Сартынье.

Войсковой старшина: Дмитриев-Садовников Г.М. Экскурсия по р. Сосве и др. в 1919 году: Дневник экспедиции // Лукич. Тюмень, 2000. №3. Сс.13-15.: Большевики еще с осени посылали сюда, как говорят жители, разведчиков. О том, что они будут сюда за мукой – были определенные сведения. Доносили в Березов о необходимости выслать сюда отряд, но просьбы были тщетны. Местные жители, в большинстве бывшие солдаты-зыряне, сорганизовали свой отряд численностью 40 чел. Высланы были вперед разведчики: зырянин Тереньев Алексей Гермогенович и самоед Иван Андреев Хатанзеев, они долго несли свою ответственную службу; но потом попали в руки большевиков и были убиты. Наконец, 23 – 24 ноября заявился передовой отряд большевиков. Местный отряд устроил окопы и встретил большевиков залпами. С первых залпов свалились человек 7 красных. Патронов было по 10 – 15 штук на человека. Пришлось разбегаться: большевики открыли пулеметный огонь. Большая часть жителей Саран-Пауля разбежалась. Из шести сот населения осталось человек 100. Следом за первым отрядом пришел 2-й отряд, численностью – всего около 200 – 250 человек*. Приехал комиссар, из евреев, Мантенбаум. Большею частью были сожжены с. Щекурьинское (остались лишь церковь, причтовый дом) и юрты Хапли (зимние). В Саран-Пауле были сооружены окопы: между домами Алексеева и кругом селения. На рытье окопов выгонялись оставшиеся местные жители, за исключением только «не могущих ходить». Из Саран-Пауля большевики вывозили хлеб. Всего было вывезено до 25 тысяч пудов: тысяч 12 мукой, остальное зерном. Вывозили на ямщиках с Печоры. Население грабилось: брали имущество, резали скот (до 20 коров), брали все, что понравится и – не платили денег. С заводов на большевиков наступал отряд князя Вяземского, но потерпел поражение и отступил (они несколько часов держали за собой с. Щекурьинское). Наконец стал приближаться наш Тобольский северный отряд. По выражению местных жителей – он мало чем отличался от большевиков: трусость, издевательство, пьянство, доведшие отряд даже до того, что в одном месте они приняли своих за красных, открыли перестрелку, обошедшуюся не без убитых и раненых. Отряд только и держался офицером Лушниковым. В ночь на 5 января в страшный холод отряд приблизился к Саран-Паулю. Большевики спали. Отряд стал совещаться: наступить или отступить. Лушников настоял на наступлении. В это время раздался выстрел. Наступление велось с нескольких сторон. Красные, застигнутые врасплох, бежали, оставив 7 человек убитыми. Заняв Саран-Пауль, отряд оставался в нем только до утра. Он не кинулся преследовать красных, убежавших пешком, кто в чем есть, частью замерзших по дороге, а, опасаясь сам, как бы не вернулись красные, двинулся обратно, захватив награбленное большевиками у местных жителей и объявляя все это своей военной добычей, которую и распродавал по дороге. Продавали зырянские сарафаны, швейные машины и проч. Подчас и тянули: в Сартынье Иван Михайлович Бешкильцев передавал, что сестра милосердия из отряда стянула на земской квартире 2-х соболей, которые позже у ней были, однако, отобраны. Опасаясь нового прихода большевиков, жители запросили присылки отряда. Пришли около сотни солдат. Опять началось что-то полуграбительское: потащили малицы, тулупы. Потом отряд ушел. Осталось весновать несколько офицеров и солдат. К нашему приезду в селении был лишь милиционер. *Большинство были вычегодские зыряне (прим. авт.).

Войсковой старшина: Не в ту ветку поставил. Перенес теперь в "Северный отряд полковника Бордзиловского".

Войсковой старшина: Тобольские епархиальные ведомости. Тобольск, 1918. №32-33. Сс.315-316.: С Богом! Во вторник 4-17 декабря в здании духовной семинарии было небольшое, но трогательное торжество – Святая Церковь благословляла на воинский подвиг своих сынов. В 8 ч. утра отряд поручика Лушникова, уходящий на север для ликвидации появившихся там красноармейцев, в полном составе прибыл в домовую семинарскую церковь, где духовником семинарии, о. протоиереем Димитрием Смирновым, в сослужении о. Феодора Березкина и о. Феодота Ишимцева, был отслужен молебен в путь шествующим. Пред молебном было произнесено напутствие отправляющимся молодым воинам возрождающейся русской армии, а в конце молебна приветствовал их воспитанник VI кл. Иван Силин. Приветствие его помещено ниже. Дружно и стройно пел семинарский хор, тихо лились слова молитвы, и отрада опускалась на душу. Хотелось верить, что не умерли еще святые заветы великих собирателей Русской земли; грезилось, как поднимаются на врагов неисчислимыя рати верных отчизне сынов; виделось, как проясняется скорбный, но попрежнему прекрасный лик Богоносной страдалицы – Руси. После многолетия окропленные святою водой, стройные ряды молодых воинов выстроились пред подъездом комендантскаго управления, находящагося в здании семинарии, и были напутствуемы пожеланиями благополучнаго похода от начальника гарнизона и от представителей высших гражданских учреждений г. Тобольска и губернии. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа! Этими словами мы – ваши братья по плоти и будущие руководители по духу – напутствуем вас этими святыми словами, т.к. вы идете во имя Бога; вы идете во имя всего прекраснаго, святого и добраго. Те люди, против которых пойдете вы, хотят вторично распять Христа. Идите же, чтобы не дать им выполнить их пагубное гнусное дело. Они хотят выкинуть из жизни все то, для чего до сих пор жили люди, и наш долг – не дать им успеть в этом. Мы говорим «наш долг» потому, что в ваших рядах идет треть наших братьев – питомцев той школы, в храм которой вы сейчас пришли. Быть может, некоторые из вас скажут нам, остающимся: «почему же вы остаетесь?» На то мы ответим им: «мы не идем потому, что нас еще не зовет Отчизна; когда же она позовет нас, мы пойдем. Обязанность каждаго из нас в том и состоит, чтобы, как говорит апостол, проходить свое служение достойно звания. Если я судья, я должен быть справедлив; если я ученик, я должен учиться; если я солдат, я должен биться за благо Родины. Гоните от себя тех, которые будут говорить вам, что вы идете против Христа, т.к. убиваете, а Христос не велел убивать. Помните, что, убивая одного, вы спасаете многих, и умирая за многих, «полагаете душу свою за други своя», чем выполняете завет Христа. Идите же не колеблясь вперед и не забудьте, что хотя телом мы остаемся здесь, но духом пойдем вместе с вами. Наши глаза будут прикованы к вашим знаменам. Наш слух будет ловить звуки ваших подвигов. Наши руки, благословляя, будут устремляться к вам. Идите же, наши защитники, с мечем в руках и с крестом в сердце, и знайте, что мы ни на минуту не забудем вас, т.к. будем скорбеть вашими горестями и радоваться радостью ваших побед. Мы знаем, что тяжел ваш крест и тяжел тернистый путь, по которому идете вы, но знаем, что этот крест будет и нашим крестом и что этот путь будет и нашим путем. Много еще впереди дела, т.к. еще слишком мало сделано, и сделается это дело только тогда, когда все мы – весь русский народ – вступим на тот путь, по которому ныне идете только вы. И мы знаем это и не смущаемся, т.к. этот великий и тяжкий путь будет искуплением за тот великий грех, который был допущен нашими старшими братьями. Идите же искупить грех ваших братьев, а мы, пока не пришло время и нам идти по вашим следам, будем молиться за вас. Да, холодно под серою шинелью В дырявых сапогах под пулями стоять; Стоять под гибельной, безжалостной шрапнелью И смерти, каждое мгновенье смерти ждать! Но помните, родные нам герои – Восхода новаго грядущая заря! Когда готовитесь вы к яростному бою, Мы молимся за вас, любовию горя. И верим мы: горячая молитва До Господа – Создателя дойдет И в час жестокой и кроваво-страшной битвы Всевышний вас от смерти упасет. От имени воспитанников Тоб. дух. сем., воспитанник VI кл. Иван Силин.

Пермяк: Запутался в ветках. Куда помещать информацию. У меня другая информация о соединении Архангельских войск с Сибирскими. Таскаев М.В. Печорский фронт в 1919 г. / Белая армия. Беле дело. – Екатеринбург, 1997. -. №4 С. 78. 21 марта 1919г. Архангельские войска соединились с Сибирской армией в Усть-Кожве. Архангельцев представлял подпоручик Иванов, с ротой в 140 штыков, при двух пулеметах, сибиряков - четыре взвода солдат под командованием поручика Орлова. Наш Урал(Екатеринбург).- 1919. - 26 марта. Сводка на 25 марта. Доблестный отряд 25 Тобольского полка, безостановочно продолжая наступление, непосредственно соединился с войсками Архангельской группы севернее Усть-Кожвы в д. Соколовой, где встретил отряд Архангельцев под командой зауряд-прапорщика Пономарева. Освобождение России (Пермь). – 1919.- 3 апреля. Телеграммы из Архангельска. Офицеры северной области горячо приветствуют офицеров Сибирских войск. Твердо верим, что восстановленная связь дает возможность войскам Северной области совместно с сибиряками под общим руководством Верховного Правителя адмирала Колчака довести борьбу с насилием и произволом до конца на благо нашей родины – единой России. Офицеры войск Северной области. От имени офицеров передаю сердечный привет бывших 44 Сибирского и 6-го Туркестанского стрелковых полков. Поручик Жилинский. Командир полка полковник Бордциловский.

Войсковой старшина: Пермяк пишет: У меня другая информация о соединении Архангельских войск с Сибирскими. Спасибо, Михаил! У Петрушина много не стыкующейся с другими источниками информации. Книга эта малоизвестная, поэтому постарался выдать из нее как можно больше для обсуждения. Петрушин подкупает своей КГБ-шной информированностью, создается впечатление, что заглянул в неизвестные нам источники. На самом деле - очень много домысла. Придется отделять вымысел от фактов.

Войсковой старшина: Пермяк пишет: Запутался в ветках. Куда помещать информацию. Принципиальной разницы нет: ветки все равно перекликаются. Я Лушникова помещаю в ветку Вяземского, а Атавина - в ветку Бордзиловского.

Войсковой старшина: Тобольские епархиальные ведомости. Тобольск, 1919. №1-2. С.34.: 5 января северным отрядом, в коем много Тоболяков, в том числе бывших учеников дух. семинарии, после боя при 40 градусном морозе, взято селение Саранпауль, отряд красных в 200 человек уничтожен, с нашей стороны убит поручик Александр Кушников и 5 нижних чинов, легко ранено 12 человек. Кушников похоронен в гор. Березове 24 января; на похоронах принимали участие городское и земское самоуправления и представители большинства земств всего уезда. На гроб возложены венки: от имени Правительства и Березовскаго и Тобольскаго городских самоуправлений. Тела остальных пяти героев, для предания земле, будут доставлены в Тобольск. Березовское городское самоуправление возбуждает вопрос об увековечении памяти героев учреждением стипендии в одном из учебных заведений губернии. Наступление на Саран Пауль было произведено в четыре часа утра при 40о морозе. В числе трофеев взято знамя роты имени Володарского. Отряд остается в Березовском крае для поддержания порядка. - - - Городским Головой М.М. Шалабановым послана телеграмма в Березов, Начальнику Севернаго отряда: «Тобольская Городская Дума и я горячо приветствуем Вас и Ваш доблестный отряд с одержанной блестящей победой над бандой красноармейцев, глубоко чтим память павших героев – офицера Кушникова и пяти молодых солдат отряда, просим Березовскаго Городского Голову возложить на их могилу венок от имени города Тобольска, просим Вас сказать усопшим героям от имени Тобольска последнее прости». - - - По павшем в бою при отнятии Саранпауля поручике А.П. Кушникове сослуживцы покойнаго по казенной палате, в ея помещении, отслужили по нем панихиду. Панихида была отслужена также в Соборе по всем павшим в бою героям.

Войсковой старшина: Стоит второй справа - великий князь Михаил Александрович. Первый слева - не наш ли князь В.А. Вяземский?

Пермяк: Да это князь Вяземский, адъютант Михаила Романова. На просторах интернета Вы можите обнаружить фотографию, где Михаил Романов вручает солдатам георгиевские кресты, а рядом с ним князь Вяземский.

Войсковой старшина: Пермяк пишет: На просторах интернета Вы можите обнаружить фотографию, где Михаил Романов вручает солдатам георгиевские кресты, а рядом с ним князь Вяземский. Искал на просторах пол дня, но так и не нашел.

Войсковой старшина: Пермяк пишет: к барону также едет подполковник, князь Вяземский, получивший назначение помощником командира по строевой части 1-го Конного полка Видимо, от Вяземского Унгерн получил сведения о побеге в.кн. Михаила из Перми. Юзефович Л. Самодержец пустыни: Феномен судьбы барона Р.Ф. Унгерн-Штернберга. М., 1993. С.230-233: ПРИКАЗ РУССКИМ ОТРЯДАМ НА ТЕРРИТОРИИ СОВЕТСКОЙ СИБИРИ № 15 Мая 21 дня н[ового] ст[иля] 1921 г. г. Урга Я – Начальник Азиатской Конной Дивизии, Генерал-Лейтенант Барон Унгерн – сообщаю к сведению всех русских отрядов, готовых к борьбе с красными в России, следующее: П.1. Россия создавалась постепенно, из малых отдельных частей, спаянных единством веры, племенным родством, а впоследствии особенностью государственных начал. Пока не коснулись России в ней по ее составу и характеру непримиримые принципы революционной культуры, Россия оставалась могущественной, крепко сплоченной Империей. Революционная буря с Запада глубоко расшатала государственный механизм, оторвав интеллигенцию от общего русла народной мысли и надежд. Народ, руководимый интеллигенцией как общественно-политической, так и либерально-бюрократической, сохраняя в недрах своей души преданность Вере, Царю и Отечеству, начал сбиваться прямого пути, указанного всем складом души и жизни народной, теряя прежнее, давнее величие и мощь страны, устои, перебрасывался с бунта с царями-самозванцами к анархической революции и потерял самого себя. Революционная мысль, льстя самолюбию народному, не научила созиданию и самостоятельности, но приучила его к вымогательству, разгильдяйству и грабежу. 1905 год, а затем 1916-17 годы дали отвратительный, преступный урожай революционного посева – Россия быстро распалась. Потребовалось для разрушения многовековой работы только 3 месяца революционной свободы. Попытки задержать разрушительные инстинкты худшей части народа оказывались запоздавшими. Пришли большевики, носители идеи уничтожения самобытных культур народных, и дело разрушения было доведено до конца. Россию надо строить заново, по частям. Но в народе мы видим разочарование, недоверие к людям. Ему нужны имена, имена всем известные, дорогие и чтимые. Такое имя лишь одно – законный хозяин Земли Русской ИМПЕРАТОР ВСЕРОССИЙСКИЙ МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ, видевший шатанье народное и словами своего ВЫСОЧАЙШЕГО Манифеста мудро воздержавшийся от осуществления своих державных прав до времени опамятования и выздоровления народа русского. <…> Народами завладел социализм, лживо проповедывающий мир, злейший и вечный враг мира на земле, т.к. смысл социализма – борьба. Нужен мир – высший дар Неба. Ждет от нас подвига в борьбе за мир и Тот, о Ком говорит Св. Пророк Даниил (гл. XI), предсказавший жестокое время гибели носителей разврата и нечестия и пришествие дней мира: «И восстанет в то время Михаил, Князь Великий, стоящий за сынов народа Твоего, и наступит время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди, до сего времени, но спасутся в это время из народа Твоего все, которые найдены будут записанными в книге. Многие очистятся, убелятся и переплавлены будут в искушении, нечестивые же будут поступать нечестиво, и не уразумеет сего никто из нечестивых, а мудрые уразумеют. Со времени прекращения ежедневной жертвы и поставления мерзости запустения пройдет 1290 дней. Блажен, кто ожидает и достигнет 1330 дней». Твердо уповая на помощь Божию, отдаю настоящий приказ и призываю вас, офицеры и солдаты, к стойкости и подвигу. Подлинный подписал: Начальник Азиатской Конной Дивизии, Генерал-Лейтенант Унгерн.

Войсковой старшина: Александра Гастоновна и ее третий муж князь Владимир Алексеевич Вяземский. 1916 г. Собрание Отдела рукописей РГБ. Кулешов А. Сашенька Эшен: Французская внучка русского адмирала // Родина. М., 2010. №3. С.55. Там еще 5 фото В.А. Вяземского.

Войсковой старшина: Безугольный А.Ю. Генерал Бичерахов и его Кавказская армия. Неизвестные страницы истории Гражданской войны. 1917 - 1919. М., 2011. 1) Лазарь Федорович Бичерахов "в раннем детстве... сошелся со своим сверстником великим князем Михаилом Александровичем и его сестрой Ольгой Александровной и проводил лето с ними в Царском Селе" (С.24). 2) С мая 1915 по 5 января 1916 г. сотник Л.Ф. Бичерахов находился "в распоряжении великого князя Михаила Александровича" (С.26). Следовательно, был хорошо знаком с В.А. Вяземским. 3) "Последние свои средства он, по словам его жены, которые передает Б.М. Кузнецов, "истратил в Лондоне на розыски великого князя Михаила Александровича, давши для этой цели крупную сумму князю Вяземскому" (С.252). В Лондоне Л.Ф. Бичерахов то ли с 1919, то ли с 1920 года. Оттуда уехал во Францию (когда неизвестно).

Войсковой старшина: Кулешов А. Сашенька Эшен: Французская внучка русского адмирала // Родина. М., 2010. №6. С.52-57. «С огромным трудом с помощью больших финансовых усилий Наталью Сергеевну удалось перевести из заключения в лечебницу, а оттуда под видом сестры милосердия переправить в Киев, где ее уже ждала княгиня Вяземская. Через некоторое время английский броненосец «Диамант», вопреки бытующим среди моряков предрассудкам, принял на борт подруг и направился к берегам Англии. Смотря на тающую вдали прибрежную полосу, Александра Гастоновна мечтала о том, что, выполнив долг перед Натальей Сергеевной, она обязательно вернется в Россию. <…> Поселившись в Англии, в поместье, где до начала войны и возвращения в Россию Брасова проживала с Михаилом Александровичем и где в качестве домоправительницы жила миссис Джонсон, мать секретаря великого князя, Вяземская начала действовать. Продав ценные вещи и собрав необходимую сумму, она через Гибралтар, Суэц, Цейлон, Сингапур и Японию прибыла в Россию на поиски своего пропавшего мужа Вяземского. Телеграфные депеши из ставки атамана Семенова в Чите картину не прояснили. Удача улыбнулась лишь в Омске. Разыскав ошеломленного появлением жены супруга, Александра Гастоновна облегченно вздохнула: княжеская чета покинула Россию и на этот раз уже навсегда. Прожив какое-то время в благоприобретенном доме в немецком Висбадене, они перебрались в Ниццу, а с 1928 года в Париж. В Ницце при финансовой поддержке влиятельных родственников Эшенов и Конде Вяземские открыли маленький ресторанчик под романтическим названием «Cafe des Fleurs» («Цветочное кафе»). Там собирались известные представители эмиграции – бывший премьер Горемыкин, баронесса Икскуль, принц Мюрат Наполеон, меньшевик Церетели и другие, что, безусловно, вызывало повышенный профессиональный интерес у чекистов».

nebel23: Может быть это фото, только он поздравляет ветеранов скобелевцев. А вот слева с аксельбантами адьютанта стоит личность весьма похожая на левого со снимка "четверых". Но это фото 1912 года.

Войсковой старшина: nebel23 пишет: Но это фото 1912 года. Наш Вяземский стал адъютантом в.кн. Михаила в 1914 г.

Полицай: Вопрос интересный... А был ли он князем? Мог быть и псевдоним... А мог быть и просто Вяземским...

Войсковой старшина: Полицай пишет: Вопрос интересный Вопрос вообще не понял. Ветка и была посвящена выяснению личности Вяземского. И, слава Богу, выяснили!



полная версия страницы