Форум » Персоналии » белые офицеры на службе советской науки и культуры » Ответить

белые офицеры на службе советской науки и культуры

barnaulets: Известный ученый и моряк: Из Википедии: Николай Николаевич Зубов (11 мая 1885, м. Липканы Хотинского уезда Бессарабской губернии — 11 ноября 1960, Москва) — русский и советский морской офицер, инженер-контр-адмирал, океанолог, полярный исследователь, профессор Родился в семье штабс-ротмистра Астраханского драгунского полка (впоследствии генерал-майора) Николая Тимофеевича Зубова. * Окончил гимназию и кадетский корпус в Санкт-Петербурге. * 1901 — Поступил в Морской кадетский корпус. * 1904 — Досрочно выпущен из Морского корпуса в связи с началом русско-японской войны. Мичман. * 1905 — Участвовал в Цусимском сражении в должности вахтенного офицера эскадренного миноносца «Блестящий». Был ранен в ногу тем же снарядом, который убил командира миноносца капитана 2-го ранга А. С. Шамова. * 1910 — Окончил Гидрографическое отделение Морской академии (1910). * 1912 — В качестве старшего офицера посыльного судна «Бакан» произвёл мензульную съёмку губы Митюшихи на западном побережье Новой Земли, а также нижнего течения и устья реки Пеша в Чёшской губе. * 1913 — Подал в отставку по болезни. * 1914 — Стажировался в Бергене на международных океанографических курсах при Институте геофизики. * Осень 1914 — Вернулся на службу. * Октябрь 1914 — Командир эскадренного миноносца «Послушный». * Флагманский штурманский офицер в штабе начальника дивизии подводных лодок Балтийского моря. * Октябрь 1915 — Участвовал в походе на подводной лодке «Кайман», во время которого был захвачен германский пароход. * Декабрь 1915 — Капитан 2-го ранга. * Июль 1916 — Флагманский штурманский офицер в штабе командующего флотом Балтийского моря. * 29 сентября 1916 — Командир эскадренного миноносца «Мощный». * После революции служил в армии Колчака в чине подполковника. * 1923 — Принимал участие в работах Плавучего морского научного института (Плавморнин). * 1924 — Ссылка (4 года) в город Чердынь на Северном Урале. * 1930 — Арестован по делу «Промпартии», около года провел в Бутырской тюрьме. * 1931 — Ученый секретарь Советского национального комитета по проведению второго Международного полярного года. * 1932 — Руководитель экспедиции на парусно-моторном боте «Н. Книпович», впервые в истории обогнувшей с Севера Землю Франца-Иосифа. * 1932-1941 — Создатель и руководитель кафедры океанологии в Московском гидрометеорологическом институте. * 1935 — Руководитель научной части первой советской высокоширотной экспедиции на ледоколе «Садко». * 1937 — Доктор географических наук (по совокупности трудов, без защиты). * Весна 1939 — Произвел ледовую авиаразведку в Карском море. * 1941 — Начальник штаба ледокольного отряда Беломорской военной флотилии. * Весна 1943 — Капитан 1-го ранга, помощник начальника Главного управления Северного морского пути (ГУСМП) по научной части. * 1944-1948 — Директор Океанографического института. * Май 1945 — Инженер-контр-адмирал (в связи с 60-летним юбилеем и 40-летием научной деятельности и военно-морской службы). * 1949-1952 — Профессор кафедры гидрологии Географического факультета Московского университета. * 1953 — Основатель кафедры океанологии Географического факультета Московского университета. * 1960 — Заслуженный деятель науки и техники РСФСР. Скончался 11 ноября 1960 года, похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Более подробная биография (правда без указания о службе в армии Колчака)http://www.nvmu.ru/smsg/21/22/111.htm Никто не знает подробностей его службы в Белой армии? По информации С.В. Волкова - он один из первых добровольцев. Если это действительно так, то его биография и карьера, которую он сделал в советское время представляется просто фантастикой

Ответов - 91, стр: 1 2 3 4 5 All

Сибирецъ: В Новосибирске наконец-то открыли мемориальную доску Алексею Ачаиру Можно по-разному оценивать его деятельность, но поэтом он был хорошим Очень деятельное участие в открытие доски принял наш форумчанин АК-74 В Новосибирске появилась мемориальная доска сибирского поэта Ачаира [14.09.12] 14 сентября на здании новосибирской школы № 29 в Центральном районе Новосибирска появилась мемориальная доска поэта, музыканта и учителя Алексея Ачаира. Как рассказала директор школы № 29 Галина Белобородова, именно в этой школе последний год своей жизни работал Алексей Ачаир. Алексей Ачаир родился в 1896 г. в станице Ачаирской Омского уезда. Первое стихотворение поэт опубликовал в 1918 г. В этом же году он ушел добровольцем в Белую армию, а после ее разгрома уехал в Харбин. В 1945 г., после прихода Красной Армии в Харбин, Ачаир был репатриирован в СССР. 10 лет он провел в ГУЛАГе и 3 года жил в ссыльном поселении в Красноярском крае. В Новосибирск Алексей Ачаир приехал в 1959 г. и устроился в школу № 29 учителем пения. Здесь он создал детский хор в 500 голосов, ставший знаменитым на весь Советский Союз. В 1960 г. Алексей Ачаир умер в здании школы от инфаркта. Около 100 человек внесли денежный вклад в появление памятной доски. «География проекта была очень обширная: была задействована общественность Китая, Казахстана, России, Германии, США и Австралии», — рассказал инициатор установки доски командир учебной сотни Александр Кутник. Как пояснил Александр Кутник, все эти люди, пожелавшие сохранить память о поэте, имеют русские корни и связаны с русской эмиграцией Харбина. НГС.НОВОСТИ Фото Стаса Соколова

barnaulets: Еще один моряк: Гакен Николай Николаевич (1892–1937). Окончил Морской корпус в 1913 г. Старший лейтенант за отличие по службе (18.04.1919 г.). Служил в 1‑м Балтийском флотском экипаже. В вооруженных силах Правительства А.В. Колчака командовал бронепоездом Отдельной бригады Морских стрелков, 25.04.1919 г. переведён в состав Речной боевой флотилии (командир вооруженного парохода «Губительный», затем — командир 3‑го дивизиона). 02.08.1919 г. — начальник 2‑го дивизиона Обь-Иртышской речной боевой флотилии. Остался в СССР. Работал в Институте по изучению Севера и Гидрологическом институте, ледовый капитан ледокола «Ермак» в 1934–1935 гг., ст. гидрограф гидрографического отдела Главсевморпути. Арестовывался в 1919 г. Вторично арестован 2 марта 1935 г. Особым совещанием при НКВД СССР 4 марта 1935 г. лишён права проживания в 15 пунктах как «социально опасный элемент». Вновь арестован 12 ноября 1937 г. как «член офицерско-повстанческой организации». Тройкой УНКВД Омской обл. 21 ноября 1937 г. приговорён за «контрреволюционную деятельность» к высшей мере наказания. Расстрелян в Омске 23 ноября 1937 г. В 1955 г. президиумом Омского облсуда реабилитирован за отсутствием состава преступления. Кузнецов Н., Петров А. Морские стрелки адмирала А.В. Колчака в Сибири. 1918–1920//Старый Цейхгауз, 2012, №2 (46). С.67

Dr. Kaminsky: Интересно, хоть и не мои пациенты...


Войсковой старшина: Сибирецъ пишет: В Новосибирске наконец-то открыли мемориальную доску Алексею Ачаиру В каком Сибирском казачьем полку служил Грызов-Ачаир?

белый: Войсковой старшина пишет: В каком Сибирском казачьем полку служил Грызов-Ачаир? Отец Алексея Ачаира - Алексей Георгиевич Грызов одно время в служил в 1 Сибирском Ермака Тимофеева полку под командованием Петра Краснова "…В полку было пять сотен. Первой сотней командовал есаул Алексей Георгиевич Рожнев, второй - есаул Алексей Георгиевич Грызов, третьей – есаул Толмачев, четвертой подъесаул Вячеслав Иванович Волков, пятой - есаул Анатолий Александрович Баженов…." В этот полк прибыл служить будущий атаман Анненков.

Сибирецъ: Эпов Борис Михайлович, старший сын (родился 06.03.1898, умер 27.09.1937) Родился в городе Ачинске. Учиться начал в реальном училище в г. Новониколаевске в 1908 г. В 1910 г. был переведен в Омский кадетский корпус, который окончил в 1916 г. В 1917 г. окончил военное инженерное училище в городе Санкт-Петербурге, потом попал на германский фронт. После этого служил в инженерных войсках в качестве младшего офицера в городе Харькове и на Германском фронте до января 1918 г. сапером, когда был по болезни демобилизован. В мае 1918 г. по мобилизации был призван временным Сибирским правительством. Служил в инженерных войсках (последний чин - подпоручик). 7-го января 1920 года перешел под г. Красноярском на сторону красных войск, и уже в феврале 1920 года был назначен на службу в Красную Армию. В Красной армии служил на должностях: (1920-1921 гг. командиром роты, с 1921 г. по 1923 г. включительно преподавателем военно-инженерного дела на подготовительных курсах командного состава). В сентябре 1923 г. уволен из армии как бывший белый офицер командиром запаса. В 1924 г. снят с особого учета бывших белых офицеров. За время службы в Красной армии неоднократно получал благодарности за работу, отмеченную в приказах: командира 2-го батальона 1-й Енисейской инженерной бригады (15 июня 1920 г. и др.). В 1923 г. поступил в Томский Технологический Институт. Окончил его в 1929 г. с квалификацией инженера-механика. После окончания института поступил в Шахтстрой г. Томска в качестве инженера-конструктора, где проработал до 1931 г. В 1931 г. переведен на работу в Сибметаллострой, занимал должность старшего инженера-конструктора. За время работы в Шахтстрое и Сибметаллострое имел неоднократно благодарности за работу. Имея склонность к педагогической работе, по совместительству работал в качестве преподавателя: -в разное время на курсах чертежников-конструкторов в кружках техникума; - с 1932 г. в машиностроительном техникуме НКТП в Новосибирске (курс технологии кузнечно-прессового производства и руководство дипломным проектированием); - в 1932/1933 гг. работал в институте С.Х.машиностроения г. Новосибирска. читая там курс "ковка и штамповка" и "теоретическая механика"; - до 1937 г. работал преподавателем Индустриального института г. Томска. 19 сентября 1937 г. постановлением ТРОЙКИ УНКВД был арестован и расстрелян. 30 июня 1959 г. дело по обвинению Эпова Бориса пересмотрено президиумом Томского областного суда, решение УНКВД от 19.09.37 отменено и дело прекращено

barnaulets: Сибирецъ пишет: Эпов Борис Михайлович, старший сын (родился 06.03.1898, умер 27.09.1937) Старший сын генерал-майора Эпова Михаила Васильевича (1868-1921), в конце 1918 - начале 1919 гг. командовавшего 8-м Бийским Сибирским стрелковым полком и 2-й Сибирской стрелковой дивизией (вр.и.д.).

barnaulets: Благодаря коллеге Унтеру (см. http://siberia.forum24.ru/?1-9-0-00000172-000-10001-0) определился еще один герой этой темы: Таусон Владимир Оттонович [5(17).2.1894, Рязань, — 28.10.1946, Москва], советский микробиолог и физиолог растений. В 1924 окончил Московский университет. Работал в Микробиологическом институте (1930— 1938) и институте физиологии растений АН СССР (1938—46). В 1932—35 преподавал в МГУ (с 1935 профессор). Основные труды по геологической деятельности микроорганизмов и энергетике микробиологических процессов. Впервые установил способность микробов потреблять парафины (1924), окислять фенантрен (1929). Работы Т. по углеводородокисляющим микроорганизмам положили начало микробиологии нефти, легли в основу микробиологической очистки сточных вод и получения микробного белка. Разработал теорию «экзотермичности» синтеза клеточных компонентов у гетеротрофных микроорганизмов. Изучал продукты фотосинтеза, подчёркивая их разнокачественность. Награжден орденом «Знак Почёта» и медалями. Соч.: Основные положения растительной биоэнергетики, М.— Л., 1950. На август 1919 г., согласно удостоверению, выданному управлением Барнаульского уездного воинского начальника его жене - В.О. Таусон числился прапорщиком бронепоезда №2 ("Сибиряк") армии Колчака. Сын - Лев Владимирович Таусон (1917-1989), известный ученый–геохимик, специалист в области геохимии эндогенных процессов и геохимических методов поиска и разведки рудных месторождений, академик АН СССР, доктор геолого-минералогических наук, профессор Иркутского государственного университета, директор Института геохимии им. А.П. Виноградова СО АН СССР (1961–1988). Его подробная биография: http://irkipedia.ru/content/tauson_lev_vladimirovich

barnaulets: Упоминался в другой теме коллегой Sibirak http://siberia.forum24.ru/?1-9-0-00000049-000-200-0 Sibirak пишет: Суров Григорий Иванович, родился в 1871 году в Алатыре - уездном городе Симбирской губернии. Окончив гимназию, поступил на медфак Казанского университета, работал врачом. В 1918 г. эвакуировался из Симбирска вместе с военным госпиталем армии КОМУЧа. В армии Колчака - Начальник главного санитарного управления. В январе 1920 г. на службе в Красной Армии… Приговорен: Ульяновский губернский суд 14 сентября 1926 г., обв.: по ст. 89 УК РСФСР (в редакции 1922 года). Приговор: 1 год, Освобожден от наказания в связи с амнистией. Реабилитирован в июле 1993 г. Имя врача Сурова - бывшего колчаковца носит название одна из улиц в Ульяновске, а так же в пригородном поселке Григорий Иванович Суров (1871-1947) - выдающийся врач-офтальмолог, доктор медицинских наук, профессор. Награжден орденом Трудового Красного знамени. http://ul-people.ru/2012/grigorij-surov-ya-smotryu-v-mir-glazami-tysyach-lyudej Интересная статья об этом незаурядном человеке, в которой упомянуто и о службе у белых, Забытый доктор Суров Накануне войны в Ульяновскую больницу нагрянула с проверкой комиссия. Как водится, начальство пускало пыль в глаза: палаты спешно отдраивались, больным выдавалось новенькое белье. А на глазное отделение пижам не хватило. Последовал приказ – объявить лежачими и спрятать их драные кальсоны под одеяла. Когда же проверяющие, убаюканные благодушными рапортами, ввалились в глазное отделение, они замерли в ужасе. Вдоль стен стояла шеренга больных оборванцев. Это «воинство» возглавлял энергичный старик в белом халате. Выставив вперед седую бородку, он решительно наступал на комиссию: «Полюбуйтесь! Эти люди тянутся к знаниям. Они испортили зрение, ночами читая книги, и труды Ленина-Сталина, между прочим. Что же советская власть не может создать им человеческих условий?!». Руководящие товарищи пристыженно моргали. Решиться устроить подобную выволочку чиновникам на рубеже 1930 -1940-х годов мог в Ульяновске лишь один человек – Григорий Иванович Суров (на снимке). Его ученик и коллега Александр Смирнов вспоминал: «Больные, говоря о нем, обычно называли только его имя и отчество, но не фамилию, как бы показывая тем самым, что каждому известно, кто такой Григорий Иванович». Ныне же даже жители проспекта Сурова в новом городе и улицы Сурова в поселке Сельдь имеют смутное представление о судьбе человека, бывшего городской легендой. Он родился 135 лет назад, 17 (29 по новому стилю) ноября 1871 года в Алатыре – уездном городе Симбирской губернии. Окончив гимназию, поступил на медфак Казанского университета. Вопрос специализации решился, когда молодой врач столкнулся с «трахоматозными трагедиями». Коварная трахома порой уродовала глаза жителям целых селений. Будучи сам из крестьян, Суров видел, что ситуация с глазными болезнями в империи поставлена скверно, и слепота большей частью не врожденный недуг, а следствие убогой жизни. Григорий Иванович писал: «На долю нашей губернии приходится более 5000… слепых разного пола и возраста. Громадное большинство из них является жертвами разного рода недугов, главным образом заразных болезней. А так как этого рода болезни у нас в России распространены чрезмерно вследствие бедности, невежества и слаборазвитых своевременных предупредительных мер и малодоступной врачебной помощи, то и количество слепых у нас значительно больше, чем в других странах». Эти строки Суров опубликовал в 1912 году, накануне юбилейного года романовской династии, когда со всех трибун бодро вещали о процветании Российского государства. Но это было потом. Поскольку Григорий учился за казенный счет, полученное образование надо было «отслужить». Так в 1897-м он стал военным врачом. Работу в госпиталях умудрялся сочетать с дальнейшим образованием, посещая глазные клиники Парижа и Вены, Дрездена и Цюриха. В 1904 году успешно защитил диссертацию «К вопросу о пересадке роговицы» и стал доктором медицины. А спустя три месяца новоиспеченный доктор наук почти на два года оказался в Маньчжурии, среди грязи и крови лазаретов русскояпонской войны. С 1906 года жизнь и работа Григория Ивановича были связаны с Симбирском. Он стал ординатором местного лазарета, обзавелся домом. О взглядах Сурова красноречиво говорит то, что он был в числе подписчиков горьковских сборников «Знания». И в прямом соответствии с призывом Горького «поступать так, чтобы на земле было меньше зла», Григорий Суров активно выступал за организацию в Симбирске квалифицированной и доступной глазной помощи. Земство пошло навстречу, и в 1908 году Суров возглавил лечебницу на 15 коек, одновременновел частный прием. По средам и пятницам принимал бедных бесплатно. Кроме него, во всей губернии лишь известный левыми взглядами врач Сахаров шел на подобный альтруизм. «Симбирские губернские ведомости» в 1907 году поместили «Открытое письмо глазному врачу г. Сурову»: «Весьма благодарен Вам за искусно сделанную мне глазную операцию, после чего мои старческие глаза видят снова с удивительной ясностью. Преданный Вам Степан Лушников». Это, пожалуй, единственная благодарность врачу, опубликованная за все десятилетия существования этой официозной газеты. А в 1911 году впервые в нашем крае Суров открыл и возглавил глазное отделение губернской больницы. Прогресс был налицо: в 1901-1910 годах делалось в среднем 48 глазных операций в год, а в первые же годы работы отделения их количество многократно возросло. В том же 1911 году Суров организовал приют-школу для слепых и Общество попечения слепых. Энергия и работоспособность Григория Ивановича поражают. В его автобиографии читаем: «Четыре раза был командирован в качестве заведующего глазным отрядом в разные места России, главным образом среди инородцев, для борьбы с глазными болезнями». При этом он оставался старшим врачом 164-го пехотного Закатальского полка, состоял гласным Городской Думы и замещал председателя местного Общества врачей. С началом первой мировой войны Григорий Иванович снова на передовой. Был дважды ранен. В 1917-м корпусной врач Суров приветствовал падение царизма, но ратовал за продолжение войны, считая, что «только в победе вместе с союзниками мы найдем спасение от анархии, позора и тьмы только что свергнутого деспотизма». В конце года возвратился в Симбирск. Активная общественная позиция толкнула его на участие в выборах в Городскую Думу в августе 1918 году в Симбирске, занятом чехами и армией Комуча. Выборы с треском провалились, и вскоре Красная Армия погнала белых из Поволжья. Старший врач госпиталя Суров не мог бросить больных и вместе с ними эвакуировался в Сибирь. Оказавшись у Колчака, Григорий Иванович возглавил главное санитарное управление белой армии. Он не лез в политику, а честно исполнял клятву Гиппократа. И доктора уважали по обе стороны фронта. Декабрь 1919-го он встретил в Тюмени. Уже красные командиры назначили Сурова начальником эвакопункта. Так наряду с отметками о службе в царской и белой армиях появилась в его воинском билете запись о службе у красных. Он даже умудрился в 1920 году организовать в Тюмени глазное отделение. Симбирские пациенты слали во все инстанции петиции с просьбой о переводе окулиста обратно в Симбирск. Григорий Иванович вновь возглавил глазное отделение больницы и оставался на этом посту до самой смерти. В 1926 году его судили «за недоносительство». Суров пристроил при больнице бывшего сослуживца, дряхлого полковника Златоустова, тот возглавлял при белых военно-полевой суд. Суров получил год и тут же – амнистию и по-прежнему трудился на износ. Когда он возвращался домой, у калитки всегда поджидали трахомные больные. При этом он еще находил силы заниматься наукой. Нехватку дорогостоящих лекарств компенсировал применением народных средств – и получал прекрасные результаты. Он воспитал целую плеяду достойных учеников. И, не замыкаясь в узкопрофессиональных рамках, любил театр, музыку, читал Руссо и Вольтера в оригинале, в его доме висел портрет Леонардо да Винчи. Григория Ивановича знали глазники всей страны. Когда к светилам в Москве, Ленинграде, Казани обращались ульяновские пациенты, те удивлялись: «Зачем ко мне было приезжать, у вас Суров есть». Григорий Иванович никогда не кривил душой, всегда отстаивал интересы больных, протестуя против сокращения медперсонала, отвратительного снабжения. Он оставался беспартийным и глубоко верующим человеком. Узнав, что муж одной из медсестер сидит в застенках НКВД, Суров с коллегой-терапевтом Пановым помогали ей деньгами и так составляли график дежурств, чтобы та могла ездить в мордовский лагерь на свидания с супругом. А в июне 1941 года Григорий Иванович на митинге заявил: «Фашисты глубоко просчитались. Если потребуется, я, семидесятилетний седой старик, готов и к тому, чтобы отправиться на фронт… Я знаю и верю, что вновь увижу Берлин, в котором о фашистском режиме будут вспоминать, как об ужасном кошмаре». Слова у Григория Ивановича не расходились с делами. Александр Смирнов писал:«В период Великой Отечественной войны, уже страдая сахарным диабетом, сердечной недостаточностью, Г.И.Суров был главным врачом областной больницы, немало сделал для реорганизации своего отделения в глазную клинику эвакуированного в Ульяновск Воронежского медицинского института и, что весьма примечательно, безвозмездно пополнил недостающий инструментарий личным, приобретенным за рубежом в годы военной службы». В 1943 году Григорий Иванович был удостоен почетного звания «Заслуженный врач РСФСР» первым из ульяновских врачей. Что любопытно, второму в области это звание было присвоено в июне 1947-го его ученику Александру Смирнову. В конце 1946 года Ульяновск отпраздновал 75летие Григория Ивановича и 50-летие его врачебной деятельности. А 10 февраля 1947 года хранитель зрения нескольких поколений симбирян-ульяновцев скончался. По воспоминаниям современников, его похороны были очень многолюдными. Люди не по указке сверху, а по зову сердца шли проститься с любимым доктором. В 1976 году улица Горького в поселке Сельдь была переименована в честь Григория Ивановича, а десять лет спустя, в 1986 году, имя Сурова получил новый проспект в Заволжье. Пожалуй, с тех пор о Сурове власти больше не вспоминали. Дом №93 по улице Радищева, в котором доктор жил в 1908-1913 годах, не отмечен мемориальной доской и вот-вот будет снесен. Могила Григория Ивановича на старом городском кладбище давно бесхозная, а два года назад с нее похитили чугунную ограду. Источник: http://ulpressa.ru/2006/11/30/article20977/ Могила Г.И. Сурова http://ul-people.ru/2012/grigorij-surov-ya-smotryu-v-mir-glazami-tysyach-lyudej

Сибирецъ: Не офицер, но доброволец Народной армии, затем служил в РА адмирала Колчака, и деятель науки. Николай Николаевич Семенов Текст не мой, вставил авторский текст вот отсюда http://100v.com.ua/en/node/2854 Николай Николаевич Семенов родился 15 апреля 1896 года в Саратове, в семье Николая Александровича и Елены Дмитриевны Семеновых. В своей автобиографии Семенов пишет: «Я окончил в 1913 году Самарское реальное училище и, проявляя еще реалистом большую склонность к научным занятиям в области физики и химии, поступил в том же 1913 году на физико-математический факультет Петербургского университета. С 1914 года я начал заниматься под руководством академика Иоффе (тогда приват-доцента) экспериментальной научной работой и написал за время пребывания в университете несколько научных работ и статей. В 1917 году я окончил университет и был оставлен при нем стипендиатом для подготовки к профессорскому званию. До весны 1918 года я продолжал научно работать в Петрограде». В середине июля того же года, будучи на каникулах у родителей в Самаре, Николай добровольно вступил в так называемую народную армию самарской «учредилки». Прослужив солдатом в артиллерийской батареи около месяца, Семенов дезертировал из белой армии и уехал в Томск, в то время единственный университетский город в Сибири. Некоторое время, благодаря профессору Вейнбергу, Николай работал в лабораториях Технологического института, а с декабря даже стал вести преподавание на кафедре физики. Однако в сентябре 1919 года молодого ученого призвал в свою армию Колчак. Он попал в Томский артиллерийский дивизион , но благодаря хлопотам профессора Вейнберга был переведен в октябре 1919 года в радиобаталисты. Оттуда его откомандировали в Технологический институт, где Семенов продолжил научную работу. После прихода в Томск Красной армии Николай продолжил научную и преподавательскую работу в университете до мая 1920 года, когда по приглашению Государственного физико-технического и рентгенологического института он переехал на работу в Петроград. Молодого ученого назначили заместителем директора Петроградского физико-технического института и руководителем лаборатории электронных явлений. В 1921 году Семенов женился на Марии Исидоровне Борейше-Ливеровской — яркой, талантливой женщине. Она была известным специалистом в области романской филологии, работала в Петроградском университете на кафедре В.М. Жирмунского, переводила Данте. Мария Исидоровна была намного старше Николая Николаевича и имела четверых детей. С самого начала этот непростой брак оказался омраченным тяжелой болезнью, обрушившейся на жену. Она скончалась в августе 1923 года, прожив с Николаем Николаевичем менее двух лет. Его тяжелейшую душевную драму смягчила и излечила племянница Марии Исидоровны, Наталия Николаевна Бурцева. Она стала женой Семенова и матерью двух их замечательных детей — Юрия и Людмилы. В 1928 году Семенова назначили профессором Ленинградского физико-технического института. По его настоянию и с помощью его коллег, заинтересованных в развитии физической химии, лаборатория физики электрона превратилась в 1931 году в Институт химической физики Академии наук СССР, и Семенов стал его первым директором: «В 1931 году был создан под моим руководством новый институт, и я смог его целиком укомплектовать своими учениками. Странно подумать, что в 1920 году, получив приказ организовать лабораторию в Физико-техническом институте, я был один, а всего через десять лет, в 1931 году, у меня уже был коллектив из 50 подготовленных мною хороших, активных ученых! Так быстро росли кадры во всех лабораториях Физико-технического института, да и во многих других институтах, организованных в стране на рубеже двадцатых годов. Не надо думать, что наши 25-летние научные руководители тех лет были какими-то неполноценными людьми в науке. Нет, в те годы рост знаний и опыта у представителей талантливой молодежи был поразителен. Все они к этому возрасту имели уже по несколько печатных работ, порою обладавших существенно пионерским значением в масштабе всей мировой науки. На эти работы широко ссылались в своих трудах иностранные ученые». В 1929 году Семенов был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР, а в 1932 году стал академиком. Если не считать нескольких особняком стоящих работ, в научной деятельности Семенова в двадцатые – начало тридцатых годов можно выделить четыре главных направления. Первое из них — работы по экспериментальному определению электростатических полей (1920–1924). В результате этих работ были получены надежные и удобные методы экспериментального изучения электростатических задач, гораздо более быстрые и удобные, чем методы расчетного характера. Второе направление относится к явлениям конденсации и адсорбции. Оно охватывает ряд работ, которые появлялись спорадически с 1924 по 1931 год. Эти работы также имеют весьма крупный теоретический и технический интерес. Третье направление — это вопросы пробоя твердых диэлектриков. Это направление начинается работой Семенова в сотрудничестве с Вальтером и Инге в 1925 году. Эти работы Семенова и Вальтера впервые совершенно четко определили роль теплового пробоя в явлениях электрической прочности и могут быть отнесены к классическим работам по пробою. Исследования по пробою, в свою очередь, подтолкнули ученого к проведению работы, которая привела к его первому важному вкладу в науку о горении — созданию теории теплового взрыва и горения газовых смесей. Согласно этой теории, тепло, выделяющееся в процессе химической реакции, при определенных условиях не успевает отводиться из зоны реакции и вызывает повышение температуры реагирующих веществ, ускоряя реакцию и приводя к выделению еще большего количества тепла. Если нарастание количества тепла идет достаточно быстро, то реакция может завершиться взрывом. Именно эта область научной деятельности Семенова и стала главной, несмотря на важность и широкую известность работ в других трех направлениях. Как пишет А.Ф. Иоффе: «Та область, которая была создана Семеновым и которая доставила ему широкую известность у нас и за границей, — это область цепных реакций и применение их к взрывам. Работы, относящиеся сюда, охватывают более двух десятков исследований, сделанных Семеновым и его учениками за период с конца 1927 по 1931 год. Эти работы ревизовали все классическое учение о скоростях химических реакций, создали основы новой кинетики, где получил блестящее объяснение целый ряд таинственных явлений, которые были частично известны со времени Бертолле, Вант-Гоффа и других и оставались совершенно непонятными. Целый ряд новых удивительных явлений был открыт Семеновым и его учениками. В результате этих работ были отброшены старые представления о взрывах и создана новая теория взрывов и горения. Эти работы вызвали целый поток работ у нас и особенно за границей и создали большую область, насчитывающую многие сотни исследований. И здесь, как и во всех предыдущих областях, Семенов не ограничивался теоретическими работами, но шел и в сторону техники. В настоящее время поставлен ряд работ совместно с Моторным институтом и другими учреждениями, которые освещают практически важные вопросы [работы] двигателей внутреннего сгорания». К тому времени Семенов вел глубокие исследования цепных реакций. В 1934 году ученый опубликовал монографию «Химическая кинетика и цепные реакции», в которой доказал, что многие химические реакции, включая реакцию полимеризации, осуществляются с помощью механизма цепной или разветвленной цепной реакции. В последующие десятилетия Семенов и другие ученые, признавшие его теорию, продолжали работать над прояснением деталей теории цепной реакции, анализируя относительные опытные данные, многие из которых были собраны его студентами и сотрудниками. Позднее, в 1954 году, была опубликована его книга «О некоторых проблемах химической кинетики и реакционной способности», в которой ученый обобщил результаты открытий, сделанных им за годы работы над своей теорией. В 1956 году Семенову совместно с Хиншелвудом была присуждена Нобелевская премия по химии «за исследования в области механизма химических реакций». В нобелевской лекции Семенов сделал обзор своих работ над цепными реакциями: «Теория цепной реакции открывает возможность ближе подойти к решению главной проблемы теоретической химии — связи между реакционной способностью и структурой частиц, вступающих в реакцию… Вряд ли можно в какой бы то ни было степени обогатить химическую технологию или даже добиться решающего успеха в биологии без этих знаний… Необходимо соединить усилия образованных людей всех стран и решить эту наиболее важную проблему для того, чтобы раскрыть тайны химических и биологических процессов на благо мирного развития и благоденствия человечества». Служба у Колчака в свете последующих сталинских репрессий, видимо, часто держала Николая Николаевича в напряжении. Он не знал, что в 1937 году в Ленинграде было сфабриковано «университетское» дело о якобы существовавшей «фашистско-террористической организации». В эту организацию вместе с известными физиками (В.А. Фок, Л.Д. Ландау и др.) должен был войти и «заговорщик» Н.Н. Семенов, но, к счастью, ареста не последовало. В годы войны Семенов, как и многие советские известные ученые, эвакуировался в Казань. Здесь он работал над задачами, связанными с вопросами горения и взрыва. В 1943 году ученый переехал в Москву, куда, согласно постановлению правительства, был переведен Институт химической физики. Институт Семенова принял активное участие в зарождающемся советском атомном проекте. Многие направления проводимых там исследований непосредственно связаны с первоначальными научными интересами ученого, хотя теперь они осуществлялись с помощью масс-спектрометрии и квантовой механики. В конце сороковых годов Николай Николаевич подвергся отвратительной травле, когда группа негодяев от науки обвинила его в отсутствии патриотизма, «низкопоклонстве перед иностранщиной», даже в плагиате! Семенова «спасла» от участи Капицы причастность к работам по урану — воистину сработал «урановый щит». После того как в 1944 году Семенов был назначен профессором МГУ, он продолжал публиковать свои работы по различным проблемам вплоть до восьмидесятых годов. Его объемная работа по окислению паров фосфора не потеряла своей актуальности и сегодня. В ходатайстве Института химической физики АН СССР от 27 января 1976 года о награждении ученого орденом Ленина и второй золотой медалью «Серп и молот» отмечалось: «Особо важные исследования выполнены Н.Н. Семеновым в последние годы. Это прежде всего открытие нового класса разветвленных цепных реакций с энергетическим разветвлением, происходящим за счет реакций колебательно-возбужденных частиц, образующихся в экзотермических элементарных реакциях в ходе цепного процесса в сверхравновесных концентрациях. Развитие этих работ Н.Н. Семеновым и ею сотрудниками, а затем и другими исследователями привело к возникновению нового направления, так называемой неравновесной химической кинетики, которое сейчас активно развивается во всем мире. Эти работы послужили одной из основ создания химических лазеров, и первый химический лазер на разветвленной цепной реакции был создан в Институте химической физики. В 1972 году Н.Н. Семеновым было предсказано и затем под его руководством открыто явление аномально больших скоростей и глубин превращения в цепных реакциях, сформулированы общие условия ингибированного самовоспламенения газовых смесей. В последние годы по инициативе Н.Н. Семенова в институте начаты и успешно развиваются новые работы по катализу и химической бионике, которые привели к открытию новых каталитических процессов (неферментативная фиксация азота, активация насыщенных углеводородов и др.). Н.Н. Семеновым и его учениками развиты новые представления о многоэлектронных процессах с участием комплексов переходных металлов, о практическом использовании в химии будущего принципов энергетики живых организмов». Даже в последние годы жизни Николай Николаевич, по словам его коллег, оставался энтузиастом науки, творческой личностью, которую отличала бьющая через край энергия. Он был высок и худощав, любил охотиться и работать в саду, увлекался архитектурой. Умер Семенов 25 сентября 1986 года.

barnaulets: Из темы про авиаторов http://siberia.forum24.ru/?7-9-0-00000159-157.001-240-0 мир пишет: Трапезников Георгий Владимирович. Инженер-механик мичман (3 сентября 1917). В списках с 15 апреля 1919 г. С 8 февраля 1919 г. (пр. 5 марта) - офицер-летчик Гидроавиационной станции. 8 февраля 1919г. (пр. 17 апреля) отчислен от занимаемой должности. 26 апреля 1919 г. переведен в состав РБФ (66) 66. ГА РФ. Ф. 9431. Оп. 1. Д. 304. Л. 38; РГВА. Ф. 39597. Он. 1. Д. 67. Л. 43, 55. Н.А.Кузнецов. Морская авиация и морские летчики в Белом движении на Востоке России (1919) // Война и оружие: Новые исследования и материалы. Вторая Международная научно-практическая конференция, 18-20 мая 2011 года. СПб., 2011. Ч. I. С. 451-472 www.artillery-museum.ru/files/File/a3f390d88e4c41f2747bfa2f1b5f87db.pdf Трапезников Георгий Владимирович (1891-1937). В 1919 г. закончил механический факультет Томского технологического института (ТТИ) со званием инженера-механика. Трудовая деятельность: руководитель по двигателям внутреннего сгорания в военно-инженерной школе (Томск, 1919). Инженер Сибирского отдела Управления делами полномочного представительства главного топливного комитета Высшего совета народного хозяйства ("Сибтоп"). Преподаватель паротехники и гидравлики в Томском железнодорожном техникуме (1920). Внештатный (1920), затем штатный ассистент по черчению Томского индустриального института (ТИИ, 1921-1922). Научный сотрудник по кафедре сопротивления материалов (1922), член коллегии НИИ прикладной физики при ТИИ, одновременно заведовал механической лабораторией института. В 1925 г. был избран на должность профессора по кафедре сопротивления материалов Сибирского технологического института (СТИ). С 1928 г. Трапезников Г. В. по совместительству состоял профессором по кафедре механики физико-математического факультета Томского государственного университета (ТГУ). В 1932-1934 гг. - действительный член, заведующий сектором механики НИИ математики и механики при ТГУ. Общественная работа: организовал студенческий кружок, силами которого под руководством Г. В. Трапезникова был сконструирован и построен в 1927 г. первый сибирский самолет СТИ-1, положивший начало сибирскому авиастроению. Член пленума Томского городского совета и ученого комитета при Западносибирском краевом исполнительном комитете. Направления научной деятельности: исследования в области сопротивления материалов и физики твердого тела. Научные труды: научные статьи в журналах: "Известия Томского технологического института", "Известия Томского индустриального института", "Известия Сибирского технологического института", "Известия Сибирского механико-машиностроительного института". Источник: Профессора Томского политехнического университета : биографический справочник / сост. и отв. ред. Г. П. Сергеевых. - Томск : Изд-во НТЛ, 2001. - Т. 2. - С. 152-153. http://www.lib.tpu.ru/ap/document/index.tal?docid=RU\TPU\pers\21917 Трапезников Георгий Владимирович Родился в 1891 г., Иркутск; русский; образование высшее; б/п; ТИИ [Томского индустриального института], профессор. Проживал: Томск. Арестован 4 октября 1937 г. Приговорен: 19 октября 1937 г., обв.: "Союз спасения России". Приговор: расстрел Расстрелян 27 октября 1937 г. Реабилитирован в августе 1959 г. Источник: Книга памяти Томской обл. lists.memo.ru "СПРАВКА следственного отдела Управления КГБ Томской области по архивно-следственному делу профессора А. П. Калишева 20 ноября 1957 г. По арх. следделу № 5557 проходят: Трапезников Георгий Владимирович, 1891 г. р., из служащих, с 1924 года профессор. В 1935 г. исключен из ВКП(б), до ареста состоял в должности профессора кафедры сопротивления материалов при Томском индустриальном институте. Служил в колчаковской армии. Арестован 4 октября 1937 года. Обвинялся как участник офицер-ской монархической организации, существовавшей в г. Томске. Из его показаний от 11 октября 1937 г. видно, что в 1928-29 при Томском Госуниверситете и Индустриальном институте профессором ТГУ Хахловым Венедиктом Андреевичем была создана вредительская группа, в составе: Хахлова, профессора Усова, профессора ТГУ - Кузнецова, профессора ТПИ Калишева, ассистентов: Левина, Арановича, Горсунова, Николаева, Филимонова, Мурзина и профессора Трапезникова. К началу 1936 года эта группа распалась, ее участники разъехались (л. д. 9). Далее в показаниях Трапезникова записано, что в 1936 году Хахлов вовлек его в контрреволюционную монархическую организацию. Как участников этой организации он знал: профессоров Кузнецова и Калишева, поручиков Реутова и Сарайтовкина. Сам он завербовал: Кругликова, Немешаева, Кучина, Шубина и Колосухина. Кем был завербован Калишев из показаний Трапезникова не видно. Показания Трапезникова проверены следствием не были, 19 октября 37 г. Тройкой УНКВД НСО он осужден к ВМН и расстрелян..." http://insibir.com/delo-professora-a-p-kalisheva/ Статья о первом сибирском самолете СТИ-1, построенном в 20-е годы в Томском технологическом институте под руководством Г.В. Трапезникова и упоминавшегося в этой теме А.В. Квасникова (также бывшего летчика и офицера белой армии). http://idea2.westsib.ru/avietta Биографическая справка из электронной энциклопедии Томского политехнического университета click here Отмечается, что Трапезников оказал большое влияние на молодого будущего констуктора вертолетов Н.И. Камова (1902-1973), окончившего ТТИ в 1923 г.

Алексей Елисеенко: мир пишет: Сергей Дмитриевич Лаппо (1895-1972) Известный советский гидрограф, исследователь Арктики, в честь которого названы п-ов на Таймыре Могу добавить, что в начале 1920 года Сергей Дмитриевич находился в Красноярске, а 8 июня 1920 года отбыл в Томск.

мир: В.П.Вологдин - один из основателей сварного судостроения в СССР. В 1943 г. награжден орденом Трудового Красного Знамени. В июле 1918 г. как инженер-электрик приехал в Воткинск с проектом электрификации завода. После восстания 17 августа стал командующим Галевской флотилией в чине капитана 2 ранга. 16 сентября упоминается как комендант Воткинса, а 20 - как начальник технической части и уполномоченный по учету грузов Галевской пристани. После отступления повстанцев за Каму до февраля 1919 г. - начальник штаба Воткинской дивизии. В июле произведен в инженер-механики флота и капитаны 1 ранга. Награжден орденом Станислава 3-й степени и Владимира - 4-й с мечами и бантами. Самое странное, что во флоте он до революции не служил. Служил его брат, которой окончил Морской корпус, а революция застала его за границей. См. А.Коробейников. Воткинская народная армия в 1918 г. Часть 1. Людской состав. Ижевск, 2012

Адъютант: Алексей Елисеенко пишет: в начале 1920 года Сергей Дмитриевич находился в Красноярске, а 8 июня 1920 года отбыл в Томск. Возможно, это связано с тем, что 4 июня 1920 его отец Дмитрий Евдокимович Лаппо, был арестован в г. Иркутске по обвинению в контрреволюционной деятельности, этапирован в Красноярск... 12.08.1920 дело Д.Е. Лаппо было передано Красноярской ГубЧК в Реввоентрибунал ВОХР. 3 февраля 1921 освобожден под подписку о невыезде .

Алексей Елисеенко: Безусловно в этот список нужно вносить и Каттерфельда http://newwoman.ru/moi_dedushka.html Биография, кстати составлена довольно небрежно

Sibirak: На странице 3 в данной теме, уважаемым коллегой barnaulets упоминался Григорий Иванович Суров (1871-1947) - выдающийся врач-офтальмолог, доктор медицинских наук, профессор. Награжден орденом Трудового Красного знамени. Вот некоторые сведения о нем из РГВА. На август 1919 г. статский советник доктор медицины Суров был начальником военно-санитарного управления Курганского военного округа [РГВА. Ф. 39624. Оп. 1. Д. 94. Л. 10–11].

barnaulets: Советский ученый зоолог, писатель-натуралист Зверев Максим Дмитриевич (29 октября 1896 — 23 января 1996) "Родился М.Д. Зверев 29 октября 1896 г. в Барнауле в семье ссыльного за покушение на Александра III статиста Дмитрия Ивановича Зверева*, хорошо знакомого с писателями Короленко, Горьким и Г. Успенским. Закончив реальное училище, после которого он некоторое время работал в Бобровском лесничестве, Максим поступил в Московский политехнический институт, но через несколько месяцев, в связи с начавшейся войной, его зачислили в Алексеевское военное училище. В 1917 г. в чине прапорщика заведовал станцией Барнаул. В этом же году в газете “Алтайский край” публикует свой первый рассказ “Охота на волков” об охотничьих походах вместе с отцом. После демобилизации М.Д. Зверев работает некоторое время лесным техником в селе Ребриха Алтайского края. Во время наступления Колчака вновь был мобилизован и работал на Алтайской, а затем Томской железных дорогах помощником коменданта станций Алтайская и Томск. В 1919 г. перешел на сторону Красной Армии, назначен военным диспетчером всей Томской железной дороги. В конце 1920 г. демобилизован и направлен на учебу в Томский университет на естественное отделение. Свою первую научную роботу “Определитель хищных птиц Сибири” Максим Дмитриевич напечатал, еще будучи студентом 3 курса в 1923 г. После окончания университета работал в Сибирском институте защиты растений, в Новосибирском зоопарке. В 1922 г. написал свою первую повесть “Белый марал”, вышедшую в 1929 г. в Ленинграде отдельной книжкой. Всю долгую и трудную жизнь М.Д. Звереву необыкновенно везло. Из многих сложных ситуаций он выходил целым и невредимым. То ему пришлось загонять в клетку вырвавшегося льва, то, схватив прыгнувшую с дерева дикую рысь, держать ее, пока не подоспела помощь. Два раза тонул, в третий раз чуть не погиб в бурю на Капчагайском море. Падал вместе с лошадью в пропасть. Даже Гулаг он прошел с наименьшими для себя неприятностями. В 1932 г. М.Д. Зверева, как бывшего прапорщика, занесли в список людей, лишенных избирательного права. Однако новосибирские ученые вступились за Максима Дмитриевича и он был вычеркнут из списков. В 1933 г. директора Новосибирского зоопарка старого коммуниста-подпольщика Алтайцева вызвали в ОГПУ и спросили, как работает его подчиненный Зверев. Алтайцев дал блестящий отзыв. Но ему сказали, что Зверев бывший царский офицер, а значит, враг народа и его надо арестовать. Алтайцев категорически возражал, мол, без Зверева развалится зоопарк, так как в Сибири больше нет специалистов такого профиля. Тогда чекисты “милостливо” согласились и сказали, что “зачислят” Зверева в Гулаг, но работать он будет в зоопарке, жить дома, а вся его зарплата будет идти государству. Алтайцеву пришлось согласиться на такой компромисс. Согласно официальной справки, Максим Дмитриевич Зверев был арестован 20 января 1933 г. и осужден Коллегией ОГПУ 5 августа 1933 г. по статьям 58-2 (вооруженное восстание) УК РСФСР на 10 лет лишения свободы. Освобожден из Томского отделения Сиблага 29 января 1936 г. Реабилитирован Определением Военной Коллегии Верховного суда СССР от 29 июля 1958 г. за отсутствием состава преступления. В 1937 г. его жена случайно узнала от знакомой машинистки, работавшей в НКВД, что фамилия М.Д. Зверева вновь стоит в списках на арест. При помощи Алтайцева Зверев на следующий же день уехал в Москву, а оттуда его направили временно в Алма-Ату “помочь открыть зоопарк”. Здесь М.Д. Зверева никто не знал, и не привлекая внимание, он благополучно пережил волну арестов. С началом Великой Отечественной войны М.Д. Зверева мобилизовывают. Некоторое время он служит военным диспетчером на Восточносибирской дороге, а затем, по ходатайству Комитета по заповедникам и зоосадам при СНК КазССР, ему выдают “бронь” и направляют руководить Алма-Атинским зоопарком и Алма-Атинским заповедником. В 1943 г. Зверева принимают в Союз писателей Казахстана. В это же время он организовывает первую в Казахстане станцию юннатов. Более серьезно писательством ученый стал заниматься лишь с 1952 г. Им выпущено 145 книг общим тиражом несколько десятков миллионов экземпляров, многие из которых переизданы в 12 странах. Главная тема любой из них — любовь к природе. Максим Дмитриевич руководил Комиссией по охране природы Союза писателей Казахстана, более 10 лет на общественных началах издавал природоведческий сборник “Лик земли”. Нет возможности перечислить все природоохранные статьи Зверева — их более тысячи. Они посвящены проблеме Арала, Балхаша, заповедному делу, защите редких видов животных. Только в защиту горных ельников он написал около 80 статей, и таки добился своего: в 1968 г. из III группы их перевели в охраняемую I группу. Он боролся и спас ореховую рощу Шайдурова, протестовал против незапланированных спусков воды Капчагая. М.Д. Зверев — не одно десятилетие являлся членом президиума Казахского общества охраны природы, был доцентом кафедры зоологии Алма-Атинского университета. Умер в начале 1996 г." http://almaty-lit.ucoz.ru/load/5-1-0-22 Правильно - статистика. На самом деле, участия в покушении на царя Дмитрий Иванович Зверев не принимал, хотя и считался политически неблагонадежным, состоял под надзором полиции. Родился он на Алтае, в с. Сорокино. Подробно о нем см. статью В.Ф. Гришаева: http://www.barnaul-altai.ru/info/barnaul/people/zverev.php Как установил Ю.И. Гончаров, будущий писатель в 1918 г. некоторое время служил в 3-м Барнаульском Сибирском стрелковом полку, на 17 сентября 1918 г. он прапорщик в команде конных разведчиков. Правда, ни в одной публикации о нем, упоминаний про это нет. http://siberia.forum24.ru/?1-4-0-00000109-000-40-0 Приказом Сиб. армии №66 от 19.02.1919 г. прапорщик 3-го Барнаульского полка Зверев Максим был награжден орденом Св. Анны 4 ст. с надп. «За храбрость». Вместе с другим героем этой темы (см. выше) Феликсом Николаевичем Шаховым.

Oigen Pl: Хотя известное звание унтер-офицер, но поставлю пока в эту тему: "Смирнов Борис Евгеньевич родился в 10 июня 1898 года в с. Сузунский завод Алтайского края в семье сельского священника. В 1918 году окончил мужскую гимназию в городе Бийске. В 1918 году поступил в Томский университет на медицинский факультет, но был мобилизован в армию Колчака. Служил в 51 Сибирском стрелковом полку рядовым в городе Барнауле, где находился до лета 1919 года. В сентябре был отправлен в унтер-офицерскую школу в г. Петропавловск, откуда вскоре был со школой эвакуирован в г. Новосибирск. В ноябре дезертировал из армии Колчака. С февраля 1920 по октябрь 1921гг. был под следствием по подозрению в добровольной службе у Колчака. Судом г. Барнаула был оправдан. Осенью 1922 года поступил на медицинский факультет Томского университета, но в декабре 1922 года за знакомство со студентами, оказавшимися членами меньшивистской организации был выслан в Вятку на 3 года. В 1925 году был возвращен и восстановлен в правах студента. Госуниверситет закончил в 1930 году. Был командирован на Дальневосточный край, назначен в город Зею, где проработал врачом-хирургом. Вместе с ним в Зею приехали его жена и сын. Тогда еще начинающий хирург, он уже брался за сложные операции со знанием дела и очень часто выходил победителем. Однажды на операционный стол попал паренек. В парке произошла драка, и его привезли в больницу с ножом в сердце. И сейчас это одна из сложнейших операций, а тогда... Борис Евгеньевич сделал невозможное.… Во время войны Бориса Евгеньевича приглашают в Читу, ведущим хирургом эвакуационного госпиталя. Нужны умелые руки знающих свое дело врачей. Ле- генда или быль - не знаю, но все говорят о том, что в Чите произошел случай, о котором еще долго говорили, писали в газетах. На операционном столе боец. Все готово к операции, но при вскрытии брюшной полости оказалось, что в ней застрял стабилизатор неразорвавшейся немецкой мины. Борис Евгеньевич выгнал всех из операционного зала и делал операцию один. Он извлек из раненого «подарок от немцев», и передал его саперам. Все закончилось благополучно. В Чите он проработал до 4 мая 1945 года, прилетая каждую неделю делать операции в Зейской больнице. Чита не хотела его отпускать, перед ним раскрывались большие перспективы. Но Борис Евгеньевич, влюбленный в наш го- род, в его благодарных жителей, возвращается в Зею. В 1951 году Борис Евгеньевич становится главным врачом Зейской ЦРБ по 1959 год. Граждане города Зеи бесконечно восхищались и благодарили хирурга за бесчисленные трудные, но успешные операции, за многие спасенные жизни. Также Борис Евгеньевич часто выезжал на конференции хирургов. Девиз жизни Бориса Евгеньевича: «Живи сгорая!» Борис Евгеньевич имеет знак «Отличник здравоохранения», орден красной звезды, медали «За победу над Германией» и «За доблестный труд». В 1954 году Смирнову Б. Е. присвоено звание «Заслуженный врач РСФСР». Зейская центральная районная больница носит имя Б.Е. Смирнова, а на доме № 47 по ул. Полины Осипенко где многие годы жил Борис Евгеньевич Смирнов, установлена мемориальная табличка с такой надписью «В этом доме с 1937 по 1959 годы жил Борис Евгеньевич Смирнов – заслуженный врач РСФСР, чье имя хранит благодарная человеческая память» - http://admzeya.ru/doc/2013/pg.pdf

Алексей Елисеенко: Алексей Елисеенко пишет: Безусловно в этот список нужно вносить и Каттерфельда http://newwoman.ru/moi_dedushka.html Биография, кстати составлена довольно небрежно Я уже сообщал об этом человеке, немного добавлю. Пленен в Красноярске, уволен по болезни 7 июня 1920 года.

Алексей Елисеенко: Никонов Николай Митрофанович Официально Никонов Николай Митрофанович (1889–1975) Живописец. Автор полотен на историко-революционные и батальные сюжеты. Заслуженный художник РСФСР. Родился в Яранске Вятской губернии, умер в Москве. Учился в Казанской художественной школе (1908–1912) у Н.Фешина и в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1913–1915) у Л.О.Пастернака, А.Архипова. С 1915 г. участник выставок. Член АХРР (1922). Преподавал рисование в Красноярске. Первая персональная выставка проходила в Москве (1935). Работы выставлялись в Нью-Йорке (1923), Венеции (1930), Цюрихе (1930), Берне (1930), на Венецианском Биеннале (1932). Произведения находятся в ГТГ, ГРМ, Музее современной истории России и многих других музейных и частных собраниях. Добавлю: родился 15 декабря, закончил Казанское военное училище (1917), мобилизован 1.10.1915 г. Подпоручик, военнопленный у красных, уволен со службы 15.5.1920 г.



полная версия страницы