Форум » Униформа и реконструкция » Униформа и вексиллология красных (продолжение) » Ответить

Униформа и вексиллология красных (продолжение)

мир: Если по сибирским знакам периода Комуча-Директории есть какая-то информация - газеты, восмпоминания и пр. - то по ранним знакам красных почти ничего не известно. Прошу всех, выкладывайте сюда любую информацию про подобные красногвардейские или красноармейские знаки того времени - нарукавные повязки, нагрудные и нарукавные нашивки, ленточки (может, есть с надписями?), банты (если особенные) и т.д. Буду признателен за помощь.

Ответов - 191, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

мир: Хмурый , да, источника нет - поэтому на 100 процентов доверять нельзя. Но вот красные ленточки и "все трудовое население", которое почему-то не ждало белых, утирая слезы счастья - это было, и это подтверждается источниками, как 20-х гг, так и ист.исследованиями - см.сочинения И.Ф.Плотникова.

Oigen Pl: Про "плечевые" ленты упоминалось раньше, но просто чтобы не затерять ссылки - картина входа партизан во Владивосток в изложении Постышева: Отряд шел стройно, серьезно, сурово, солидно. Командир нашего отряда Иван Павлович Шевчук сидел на большом красивом коне, сам молодой, здоровый, румяный, кудлатый. Через плечо у него широкая красная лента. В одной руке — огромная папаха, другой — он поддерживал шашку. Ему устроили овацию: он низко кланялся направо и налево радостно бушующей толпе. Партизаны несли знамена, на которых было написано: «Вся власть советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов», «Да здравствуют рабоче-крестьянские советы», «Да здравствует Ленин», «Да здравствует РКП». - http://www.biografia.ru/about/pohod04.html http://militera.lib.ru/memo/russian/postyshev_pp/02.html Для сравнения - по более раннему творчеству: Но в основном вычурные и даже нелепые варианты одежды стали плодом «свободного творчества», желанием выделяться внешним видом не только из серой армейской массы, но и среди своих. А.А.Столыпин наблюдал подобную картину 27 июня 1917 в Могилеве, после чего записал в своем дневнике: «В особенности забавны «батальоны смерти». У некоторых не только шевроны на рукавах, но еще нашивки и на погонах, и на груди. Один с целой красной лентой через плечо с надписью: «Драгун смерти» (!), а у одного офицера на рукаве нашита анненская лента (плечевая) в ладонь шириной, обшитая по бокам двумя георгиевскими лентами, и все это небрежно завязано бантиком»/17/. «Драгун смерти» - это, по-видимому, нижний чин 1-го драгунского эскадрона стрелкового полка 15-й кавалерийской дивизии, а вот офицер с «бантиком» к «батальонам смерти» отношения не имеет - так выглядел отличительный знак членов комитета по формированию отрядов добровольцев увечных воинов. «...красная широкая нарукавная перевязь с георгиевской каймой. На ленте - терновый венец и надпись «Спасение свободы в победе»/18/. - http://ww1.milua.org/smertbat.htm

мир: 11 августа 1918 г., бои под Екатеринбургом. Отряд анархистов 2-й бригады Средней дивизии. Главный бой за с.Балтым протекал 11 августа. По словам чехов - участников Первой Мировой войны, Балтым напоминал им какое-нибудь галицийское или волынское село, столько в нем было окопов, ям и ходов сообщений. Контратаки красных проводились с большим ожесточением, и в них участвовали построенные в несколько волн мобилизованная рабочая молодежь, мадьяры, эстонцы и матросы из Петроградской анархической дружины с черными ленточками на фуражках. Кручинин А.М. "Даешь Екатеринбург!": военные действия в районе г. Екатеринбурга в августе 1918 г. // Белая армия. Белое дело. №6. Екатеринбург, 1999. С.18.


мир: 1-й Интернациональный полк, сформированный в январе 1920 г. под Иркутском и участвовавший в конвоировании золота Колчака. Внешне командиры и бойцы Интернационального полка производили странное впечатление. Многие из них были одеты в светло-серую добротную форму, которую они с боем отбили у польских легионеров, бежавших от Красной Армии в районе Иркутска. Эта форма нередко приводила к различным недоразумениям, но красные нашивки и звезды на папахах выручали интернационалистов. А.Кладт, В.Кондратьев. Быль о "золотом эшелоне". М., 1966. С.114.

самарец: мир пишет: матросы из Петроградской анархической дружины с черными ленточками на фуражках. Тут чехи явно ошиблись, ведь фуражки на императорском флоте были положены только боцманам и кондукторам, а остальные чины носили бескозырки, и чёрные ленты на них были положены по правилам ношения формы одежды.

Хмурый: самарец пишет: фуражки на императорском флоте были положены Но ведь здесь не Императорский Флот, а Гражданская война и революционная, еще полупартизанская, РККА... Коллега, Вы исключаете такую возможность, что ленты от бескозырок одевались на околыши обычных полевых фуражек? Матросская форма поизносилась, да и воевать в ней в поле - делать себя мишенью. А с другой стороны, подчеркнуть, что они именно матросы, явно хотелось. Так что, представляется, вполне могло быть, каким бы нелепым это нам сейчас не казалось.

мир: самарец пишет: Тут чехи явно ошиблись, ведь фуражки на императорском флоте были положены только боцманам и кондукторам, а остальные чины носили бескозырки, и чёрные ленты на них были положены по правилам ношения формы одежды. Ну, кто знает. Может, они пехотное носили. А может, у них и солдаты служили - смешанная солянка тогда обычное дело. Обычно тогда красные-белые-черные-бело-зеленые и пр. ленточки наискось надевали. Но отряд анархистов там был точно, документы подтверждают. «Плохо нам приходилось, например, с продуктами и обмундированием, - вспоминал участник боев М.Чайкин. – Сапоги, в которых я ушел на фронт, быстро износились. Теперь у меня на одной ноге был сапог, а на другой ботинок. Спасибо матери – она привезла на фронт к зиме валенки, подшитые кожей, а многие красноармейцы ходили в лаптях. Паек состоял из двухсот граммов овсяного хлеба и куска селедки». http://www.proza.ru/2011/06/16/645

самарец: Хмурый пишет: Коллега, Вы исключаете такую возможность, что ленты от бескозырок одевались на околыши обычных полевых фуражек? Просто считаю это сомнительным, ведь это только 1918 год. Срок носки летних головных уборов составлял 2 года. Сомнительно, что к указанному периоду у "красы и гордости революции" износились бескозырки. Предположу, что единственный вариант ношения ленточек на фуражках у флотских был при утере форменного головного убора.

Сибирецъ: А вы не исключаете тот факт, что в источнике под словом "фуражки" имелись в виду "безкозырки"...?

самарец: Возможен и такой вариант. Ведь безкозырки в пехоте использовались до конца ГВ (по крайней мере во ВСЮР). Вполне возможно, что чехи под фуражками подразумевали оба головных убора.

мир: Про знаменитый отряд И.Р.Журавлева по прозванию "чертова дюжина". Действовал против воткинских повстанцев. "Комиссар взялся, казалось бы, за невыполнимое: с горсткой отборных бойцов он хотел превратить стокилометровый разрыв между армиями из базы формирования и снабжения белых отрядов в крепкую советскую территорию. Отбирая добровольцев, Иван Родионович делал все, чтобы в отряд вошли самые твердые, самые решительные, самые спокойные красноармейцы, знавшие, что смерть будет грозить из-за любого плетня и что помощи ждать неоткуда. Добровольцев набралось намного больше, чем было нужно. Но комиссар решил, что отряд будет состоять из тридцати пяти человек. [...] После этого комиссар тщательно проверил оружие, амуницию и лошадь каждого бойца, отделил часть отряда, а остальным приказал оставаться на месте до особого распоряжения. Я был в числе тех, кто шел в первый рейд, и хочу назвать фамилии моих товарищей: Н.У. Анисько, С. У. Анисько, Александрович, Г. Белочкин, Н. Ф. Виноградов, Ф. А. Гаркуль, Α. Μ. Гончаров-Матвеев, В. Иванов, Лисичкин, М. А. Мухин, Романов, П. П. Силковский, Щипицын. Вместе с нами в рейд пошла медицинская сестра Н. В. Габольдт. Конный отряд Журавлева был вооружен револьверами типа наган, карабинами, ручными гранатами и двумя пулеметами. Когда мы выезжали из села Дебессы, кто-то из ребят пошутил: – Товарищ комиссар, а ведь нас чертова дюжина И. Р. Журавлев, чуть улыбнувшись, пустил коня рысью и бросил на ходу: – Ну, чертова дюжина, в добрый путь! Так это прозвище и осталось за нами на все время существования отряда. Остальные были взводом, командой, конной разведкой, а мы – «чертовой дюжиной». ... На первых порах это были ночные набеги на мелкие отряды белых. Характерен по тактике первый бой в деревне Жарены. Журавлевцы, воспользовавшись особенно темной ночью, ворвались в расположение народоармейцев и, забросав гранатами обоз из 30-40 подвод и призывной пункт, исчезли так же стремительно, как и появились. Число подобных партизанских ударов росло. Уверенность бойцов в своих силах окрепла. Белые, пытаясь объяснить причину своих неудач, пустили слух, что против них действуют казаки. Подобное сравнение понравилось нашим молодым конникам, и они подобрали себе некое подобие казачьей формы, в которой наводили ужас на мелкие отряды белых". М.А.Мухин. Отряд комиссара Журавлева//От Зимнего до Перекопа. М., 1978. с.137-138, 141. Живо напоминает это: http://kolchakiya.narod.ru/uniformology/ij_vtk_rebels_01.htm Конные части нашивали «на шаровары отличительный знак – лампасы, шириною три пальца» (приказ по Воткинской Народной армии № 14 от 7 сентября 1918 г . § 10. Основание: приказ по Ижевской Народной армии № 21. § 11. (Р-548. оп.1. л.10). Газета «Ижевско-Воткинская годовщина», приуроченная к первой дате восстания, вышедшая в Омске 17 августа 1919 г., также писала на 3-й странице: «Чтобы напугать красных, которые в это время стали проявлять беспокойство, некоторые части нашивали себе красные полосы на штанах, изображая из себя казаков!». Не одни воткинцы были такие хитрые. Кстати, тут было как-то про такой же отряд некоего Титова в гусарской шапке. Мухин и про него упомянул. Отряд И. Р. Журавлева тем временем значительно увеличился. Слава о журавлевцах перешла границы Петропавловской волости и к нам присоединились Оханский, Лещевский, Носовский, Солодовский, Мотовилихинский отряды. Добровольцы приходили в одиночку и мелкими группами, зачастую со своими лошадьми и сбруей, а иногда и с оружием. Случались курьезы. Так, командир Оханского отряда по недоразумению организовал налет на Петропавловское и был опознан как красногвардеец по красному кумачу вокруг папахи. В ходе переговоров выяснилось, что он Титов, командир партизанского отряда. Чтобы удостоверить свою личность, Титову пришлось извлекать из сапога документы, скрепленные печатью волостного старшины. (с.144).

мир: Накопились кое-какие данные по внешнему виду Южноуральской партизанской армии Кашириных-Блюхера... По некоторым просьбам оставлю здесь. Во второй половине мая красноармейские отряды рабочих под командованием Кривцова занимали станцию Саракташ и разъезд Кондуровка. Однажды утром на разъезде появилось два всадника с красными повязками на рукавах, спрашивали командира отряда. Привели их ко мне. Прибывшие отрекомендовались как связные каширинского отряда. Н.Я.Проскин. В боях за правду // Питерцы на фронтах гражданской войны. Л., 1970. С.39 Отличительным знаком для всех наших партизан были красные ленточки... М.Д.Голубых. Легендарный рейд. М., 1959. 6 июля 1918 года, приход отрядов в Верхнеуральск В город вошла конница, а за нею пехота Троицкого и Верхнеуральского отрядов. Немногие красноармейцы одеты в серые шинели, большинство в своей штатской одежде. Одни из них имели на ногах старые, сбитые на одну сторону сапоги, другие - ботинки, третьи не имели ни сапог, ни ботинок. Они шли босиком и на плече несли перевязанный бечевкой лапти (им и лаптями приходилось дорожить). У всех красноармейцев на левом плече были приколоты красные ленточки (красноармейских значков не было, и ленточки являлись отличительным знаком). Кавалеристы, кроме того, имели маленькие красные ленточки на уздах лошадей. М.Голубых. Уральские партизаны. Поход отрядов Каширина-Блюхера в 1918 году. Историко-революционная библиотека, выпуск 3. Екатеринбург, Уралкнига, 1924. С. 23 С рассветом 27 июля Белорецкий завод принял необычный вид. Из леса, что правее Верхнеуральского тракта, выехала сотня казаков по направлению завода. На левых плечах у всех казаков красные бантики. Появление сотни казаков с красными бантами ни у кого не вызвало никаких подозрений: все думали, что какая-нибудь сотня из Южно-Уральского отряда возвращается с фронта в Белорецкий завод на отдых. Недолго казаки ехали шагом. Внезапно свистнули и карьером со свистом и стрельбой понеслись по заводу. [...] Когда в заводе все водворилось на свои места, то начали разбираться, каким же образом казаки могли свободно проникнуть в завод. После долгого опроса участников непродолжительного боя причину нашли. Оказалось, что казаки "замаскировались" под кавалеристов Южно-Уральского отряда, надев красные ленты на левое плечо. Этим они выдали себя за красных, и их на заставе не задержали. Такой случай нас кое-чему научил. Мы поняли, что белогвардейцы будут и в будущем злоупотреблять, прикалывая красную ленту. Такую возможность необходимо было устранить. Решили, что красные ленты участники отряда должны носить, точно руководствуясь приказом по отряду. А в приказе по отряду ежедневно указывалось, как должна складываться лента в этот день и где она должна быть приколота. М.Голубых. Уральские партизаны. Поход отрядов Каширина-Блюхера в 1918 году. Историко-революционная библиотека, выпуск 3. Екатеринбург, Уралкнига, 1924. С. 45-46. 5 августа 1918 г., Белорецк Часа через три потянулся обоз отдела снабжения. Сотни телег были загружены винтовками, мукой, снарядами, патронами и мануфактурой. Десятки телег были заняты лаптями. Сапог в отделе снабжения не было, а потому лапти выдавались вместо сапог. Да и лаптей было очень немного. Каждый красноармеец хорошо знал об этом, а потому к обуви все относились бережно. В хорошую погоду обычно ходили босиком, лапти носили на плече или за поясом. М.Голубых. Уральские партизаны. Поход отрядов Каширина-Блюхера в 1918 году. Историко-революционная библиотека, выпуск 3. Екатеринбург, Уралкнига, 1924. С. 70 В эти грозные дни 1918 года из районов Южного Урала через горы и реки пробивалась на север Южноуральская группа войск В.К.Блюхера. Она состояла из отдельных полков и отрядов, в которых, кроме русских, было много украинцев, татар, башкир, марийцев и чувашей. Они везли с собой орудия и пулеметы. Шли обозы с семьями. В колоннах отрядов шли рабочие заводов, еще не снявшие с себя спецовок; крестьяне в самотканых мужицких рубахах и лаптях; матросы в синих форменках и бескозырках; солдаты в шинелях со следами споротых погон. Гарцевали на лихих конях красные казаки с пришитыми к левому плечу гимнастерок пучками красных лент. Рядом с мужчинами шли и ехали верхом женщины. На многие километры растянулись отряды В.К.Блюхера, братьев Кашириных, Томина и других командиров. ... В эти дни петроградские самокатчики занимали боевой участок перед Красноуфимском. Я помню, как с рассветом 14 сентября 1918 года на участке роты завязалась перестрелка с белогвардейцами. Внезапно белогвардейцы перестали стрелять - стало тихо. Наш наблюдатель, сидевший на дереве с биноклем, взволновано закричал: - Конница! Вижу много казаков! Тревога охватила всю роту. Самокатчики приготовились к бою. - Они едут на нас! - кричал наблюдатель. - Их много: семь - восемь сотен!.. Я приказал не открывать огня без команды. Надо было подпустить конницу поближе, чтобы огонь пулеметов и стрелков нанес ей сразу значительные потери. - Не стреляйте, товарищи! Это свои! Я видел у них красные знамена и красные ленточки на плече! - радостно сообщил наблюдатель. Через несколько минут мы все увидели всадников с красными ленточками на левом плече. Это были передовые конные полки Южноуральской партизанской армии Блюхера. Так конница Каширина встретилась с петроградскими самокатчиками. Казаки соскакивали с коней и бросались к нашим бойцам. Громоподобное "ура" и горячие приветствия. Объятия и поцелуи. Из первых же слов казаков мы узнали, что эти закаленные воины отрядов Южного Урала вышли из окружения, разгромив при этом много белых частей. Вслед за конницей Каширина подходила растянувшаяся на километры пехота Белорецкого, Верхне-Уральского и других полков. Многие бойцы шли в лаптях, многие шлепали босиком, у некоторых ноги были обмотаны кусками цветных материй. Помню, как бойцы этих полков прежде всего просили петроградских самокатчиков дать им по нескольку обойм патронов, так как у них в результате последних схваток на реке Уфимке оставалось 5-6 патронов на стрелка. Полки Блюхера привезли с собой 18 пушек, из которых 13 были отбиты ими у белых. Н.Ф.Гарниц. Встреча // На Южном Урале. М., Воениздат, 1958. С.180, 181-182. Партизаны носили красные ленты на фуражках, на груди, на плечах - место отличительного знака менялось, определялось приказом по армии. Это делалось в предотвращение маскировки белых, нередко в целях провокации и обмана нацеплявших красные ленты. Под Родничками была разоблачена в этом белая застава. Солдаты ее нацепили красные ленты на фуражки, в перед наступлением штаб партизан отдал приказ приколоть отличительные знаки на левом плече. В операциях под Уфой красные ленты опять переселились на фуражки. Впрочем, партизаны в фуражках ходили не все. Вместо гимнастерок и шинелей на многих были пиджаки, куртки и даже женские телогрейки. Головы многих украшались шапками, шляпами. Были даже в барских котелках. Несмотря на всю ненависть к владельцам этого буржуйского головного убора, носили котелки если не с почтением, то бережно, с комичной важностью. Краснопартизанская армия была одета пестро, своеобразно и живописно. Рейд Блюхера. Уфа, 1962. С.80-81. Первым подошел к городу Троицкий отряд в составе 1350 человек. Остальные из Сводного Уральского отряда - Южный и Верхнеуральский отряды, а также Богоявленский, Белореченский и другие, пехотные и казачьи, полки - пока накапливались в трех соседних с Кунгуром селах. К 19 сентября в Медянском находился штаб Блюхера, в Ординском - 1-й Уральский полк в составе тысячи штыков, а другие части и подразделения - в селении Сабарка. По существу, они заняли позиции вдоль Екатеринбургско-Казанской железной дороги. Всего у Блюхера было восемь полков, в том числе два кавалерийских. Как и в регулярной армии, они подразделялись на батальоны, роты и кавалерийские сотни. «Пестро одетые, с приколотыми ярко-красными ленточками, они выделялись всюду», - свидетельствует историк. http://www.proza.ru/2011/06/16/645 Партизаны все время остро нуждались в одежде. Во внешнем виде общее у них было лишь одно: наличие ярко-красных лент на груди или левом рукаве. Одеты же были они пестро - в шинели, пальто, пиджаки, некоторые шагали полураздетыми. Большинство же было одето легко и чаще всего плохо: в старые простиранные до потери своего натурального цвета рубашки, имели головные уборы самых различных фасонов. У некоторых рубашки и брюки от ветхости совсем расползлись, на одну заплату приходилось нашивать другую. Особенно плохо было с обувью. У многих обувь разваливалась, другие одевали лапти. Приходилось беречь не только сапоги, но и лапти, запас которых на всю армию составлял всего несколько возов. В хорошую погоду многие бойцы пылили по дороге босыми ногами, вскинув за плечи свою обувь - будь то сапоги или лапти. И.Плотников. Героическая эпопея Уральской партизанской армии Блюхера. Уфа, 1986. С.225 В книгах Плотникова и Душенькина и иллюстрации вроде есть, хотя и плохие.

Oigen Pl: Попалась книга очерков о военных контрразведчиках, где есть и фото с таким головным убором: ("Военные контрразведчики. особым отделам ВЧК-КГБ 60 лет", Воениздат, 1979)

Ратник: Oigen Pl пишет: фото с таким головным убором: Уже было это фото в ветке (размещено Миром).

Oigen Pl: Ратник пишет: Уже было это фото в ветке (размещено Миром). Спасибо, Вы правы, размещено раньше здесь - http://siberia.forum24.ru/?1-8-0-00000013-000-160-0

мир: Забавно. Оказывается, в конвое главкома Муравьева служили не только кавказцы, но и сербы. На пристани и на палубе знакомого мне парохода "Межень", на который меня привели, я увидел смуглых солдат в бескозырках. - Чехословаки. Неужели они уже прибыли из Самары? - подумал я. Но, как потом выяснилось, это были сербы из личного конвоя Муравьева, набранного им в полку югославов в Казани. Б.Н.Чистов. В тяжёлые дни обороны Симбирска//Симбирская губерния в годы гражданской войны. Сб.восп. Ульяновск, 1958. С.177 Небось как его коллега, подбирал "тип, близкий к коуказскому".

мир: Описание партизанского отряда т.Голубева из Мухор-Талы. Февраль 1920 г., Прибайкалье: Накануне моего приезда в Уныгэтей в Новую Брянь прибыл голубевский отряд под командой Алексеева; но без Голубева. Отряда я еще не видел, но разговоров о нем было много. Весь отряд был в красных лентах и бантах. Почти в каждом ряду— свое знамя. У многих — красные кумачевью ленты через плечо. На шапках — лента, на знаменах надписи: «Смерть буржуям, да здравствует свобода, истребитель контрреволюционеров». Одним словом, не отряд, а прямо какое-то собрание революционных плакатов. Часа через два после моего приезда прибежал т. Caвельев — наш трибунальщик — докладывает : — «Голубки» (это название за ними прочно укрепилось) разгромили лесничество и забрали не только казенное имущество, но и имущество служащих лесничества. Прямо грабеж какой-то учинили. Спрашиваю: — Где они? — Да сейчас в село въезжают. Дал распоряжение — задержать y штаба, сообщить, что я с ними желаю говорить. Предлагаю т. Алексееву, командиру отряда, немедленно явиться в штаб. Через несколько минут является бравый партизан с черным вьющимся чубом, в папахе набекрень. На шапке широкая лента с надписью: «Смерть буржуям». На груди бант огромных размеров. Шашка, три бомбы — английская, шведская и русская «бутылочка», маузер с боку придавали ему еще более грозный вид. — Кто меня звал? — Я! — отвечаю. — Зачем? — Прежде всего, товарищ, станьте как следует, я — командующий фронтом. Отвечайте на мои вопросы. Кто вы такой? Парень опешил. — Я — командир партизанского отряда имени т. Голубева — Алексеев. — Зачем сюда прибыли? — Я прислан в ваше распоряжение. Но имею также и свой мандат от т. Голубева. Предлагаю ему показать мандат. Передо мной на столе лежит листок бумаги с подробным перечислением, кто такой т. Алексеев и какие права он имеет. Огромное количество прав, но ни одной обязанности. Может брать, ликвидировать, расстреливать — все, что хочешь. Я положил на мандат для большей вескости свой парабеллум (револьвер) и заявил, что взамен этого мандата выдам другой и что на этом фронте будут действительны мандаты только за моей подписью. — Как! Вы у меня отбираете, да я...—он схватился рукой за кобуру маузера, начал нервно шарить по гранатам, /134/ Встаю, командую ему: — Смирно! Я вам приказываю немедленно все взятое здесь в лесничестве завезти во двор штаба, все казенное передать заведующему хозяйственной частью, а остальное — личное имущество сотрудников лесничества — немедленно вернуть им. — Что наше, мы не отдадим; голубевцы никогда ничего не отдавали. Сделав знак своему адъютанту, чтобы он привел в боевую готовностъ семейских, я навожу револьвер на Алексеева: — За отказ подчиниться моему распоряжению ты арестован! Снимай оружие. Не успел он притти в себя, как мои ординарцы сняли с него оружие и ленты. Парень растерялся и начал просить: — Товарищ, командир, да я... Я посадил его на трое суток под арест при штабе. Голубевский отряд, узнав об этом, поднял шум, но семейские приняли такой грозный вид, что «голубки» опешили. Я вышел и объяснил отраду недопустимость их поступков и указал, к чему ведут их действия, привел несколько примеров из их «работы» в Мухор-Тале и других селах, подчеркнув, что, кроме помощи контрреволюции, их действия ничего не дадут. На следующий день из Уныгэтея прибыл обещанный конный отряд и рота пехоты под командой прекрасного командира, хорошо знающего военное дело, т. Орлова, в отряде была хорошая дисциплина, и для «голубков» стало вполне ясно, что действовать так, как они, больше нельзя. П.Аносов. Удо-Илийский фронт // Борьба за Советы в Бурят-Монголии. М., 1940. С.134-145 Кстати, сам "командующий фронтом" был одет более скромно: "Сажусь на коня в своем английском френче, кстати сказать, с прожженным боком, зияющим огромной заплатой..." (с.138)

мир:

мир: Было тут давно-давно фото бурята-красноармейца, на груди которого была звезда со свастикой. Леонид еще упоминал про некое карсное знамя со свастикой. Оказалось, что это идет от Акунова. http://reibert.info/forum/attachment.php?attachmentid=388160&d=1266650259 Статья: "Белый бог войны: барон Р.Ф.фон Унгерн-Штернберг и Азиатская конная дивизия" (В.Акунов, Н.А.Кузнецов). Да, ее можно прочесть здесь: http://reibert.info/forum/showthread.php?t=91509

мир: Известно, что 51-я дивизия Блюхера носила красные гимнастерки, подаренные московскими рабочими. Но, как выяснилось, был еще один источник пополнения. В декабре части 51-й дивизии вышли на линию жеолезной дороги в районе Каменск - станция Барабинская. Отсюда Верхне-Камский полк был отправлен на отдых в Ново-Николаевск (ныне Новосибирск). Но ненадолго: 26 декабря 1919 года 51-я дивизия по приказу главного командования направилась в Черемхово (Иркутская губерния). Там верхнекамцы занимались военной и политической учебой и помогали черемховским шахтерам в восстановлении разрушенных белыми каменноугольных шахт. В знак благодарности за боевые дела и подвиги шахтеры-черемховцы подарили на добрую память каждому верхнекамцу красную рубаху. Ф.Г.Копытов. 800 дней в боях и походах // В боях и походах. Свердловск, 1959. С.475 Также: Ф.Копытов. В боях на Северном Урале. Свердловск, 1965. С.18-19



полная версия страницы