Форум » Красные партизаны » Уничтожение священников красными партизанами » Ответить

Уничтожение священников красными партизанами

adron: Осенью 1919 г. в Чесноковке красными партизанами был убит священник Пономаренко Алексей Михайлович с дочерью Глафирой, ее мужем священником и сыном Михаилом. Пономаренко Алексей Михайлович служил священником в селе с.Голубцово (Алтай) в 1914-1919 гг. Кто знает подробности этой казни и казни других священников красными партизанами? Можно написать и на почту adron2005@inbox.ru

Ответов - 77, стр: 1 2 3 4 All

Екатерина: Владыкин Иван Федорович, священник Ильинской церкви в Верх-Бобровском Барнаульского уезда Косихинской волости был убит роговцами ( заколот вилами) на глазах у жены и детей в 1919.Никаких документальных подтверждений нет- только свидетельство родных.Может быть, у кого-то есть сведения об этом.

adron: Чесноковка была перепутана с Чистюнькой. Отца Пономаренко А.М. убили в Чистюньке 2 августа 1919 г.

тюменка: Помогите прояснить что произошло - священник Мелков Афанасий Федорович и матушка Мелкова Анастасия Дмитриевна - церковь "Троицы Живоначальной" с. Луговое ( первое упоминание в 1695 году как село Луговское или Троицкое).

Елена Тростникова: Священник Петр Алексеевич Фавстрицкий, 1875 года рождения, убит 21 июня 1919 года на Алтае, предположительно в с. Нечунаевское Змеиногорского уезда (ныне Нечунаево Шипуновского р-на). В этом время в тех краях были партизаны Ефима Мамонтова. В церковь, где уже заканчивалась служба, красноармейцы с командиром ворвались с ружьями и плетками в руках, не сняв фуражек. Отец Петр продолжал спокойно вести службу, и его спокойствие возмутило командира. Священника сбили с ног, выволокли на улицу, сперва били плетками, потом бичевали так, что один глаз у отца Петра вытек, но он не просил пощады и все повторял: «Я за Господа Иисуса Христа»! Красноармейцы убили отца Петра на берегу реки Алея, там же его и оставили. Затем они пришли к матушке Марии: «Иди, забери его»! Но матушку успели предупредить, что в кустах засада, ее там ждут, чтобы тоже расстрелять. Матушка никуда не пошла, а ночью староста церкви и псаломщик по ее просьбе утащили с берега тело отца Петра и тайно похоронили на кладбище. Утром красноармейцы, не обнаружив тела батюшки, отправились с обыском к нему домой. Ничего не найдя, они выгнали семью жить в сарай, отобрали все имущество, оставив их без каких-либо средств к существованию. Старшая дочь Люба, на чьих глазах был замучен и убит отец, лишилась рассудка. Она начинала кричать и не могла остановиться. В начале сентября 1919 года Люба умерла. Ей было всего 20 лет. Мария Ивановна Фавстрицкая дожила до 1959 года, самоотверженно спасала внуков от гонений и голодной смерти. Подробности гибели отца Петра удалось излечь из забвения по воспоминаниям родственников, дата его смерти запечатлена в следственном деле его сына, также священника, Дмитрия Петровича Фавстрицкого, осужденного на 5 лет концлагеря в 1930 году. В анкете допроса он показал, что отца "Убили красноармейцы, за что убили, не знаю". Мы разыскиваем место гибели отца Петра. Ранее шли по ложному следу - Лушниково Тальменского р-на, где он служил в 1918 году. Но сейчас в обстоятельствах жизни семьи вскрылись моменты, которые указывают на Нечунаево, и мы надеемся найти свидетельства если не документальные, то устные, или косвенные подтверждения в документах.

ГончаровЮ.И.: Текст поправьте : не могло быть красноармейцев в июне 1919г. Об этом случае без сомнения есть в краевом архиве и в ГАРФ. Если попадется- то здесь опубликую.

barnaulets: Почему же. Естественно, что регулярной Красной армии в Сибири в то время не было, но так называли себя и партизаны.

ГончаровЮ.И.: В подлинных документах партизан 1918- июня 1919г. мне лично не попадались документы, в которых партизаны назывались бы красноармейцами.Зато часто попадалось их самоназвание:"мы немытая черная гвардия".Армия Мамонтова стала называться -партизанской Красной Армией с сентября 1919г.В документах же примерно с 1929г. стали сплошь называться красноармейцами партизаны 1918-1919г., а города Новониколаевск и Петроград( в период Гражданской войны)-Новосибирском и Ленинградом. Возможно я и не прав,т.к не являюсь специалистом по партизанам.

Елена Тростникова: ГончаровЮ.И. пишет: Текст поправьте : не могло быть красноармейцев в июне 1919г. Об этом случае без сомнения есть в краевом архиве и в ГАРФ. Если попадется- то здесь опубликую. Спасибо, поправка верная! Писала по памяти наобум. В анкете допроса: "был убит красными, за что убит, я не знаю". Еще не научилась вставлять картинки, а то бы вставила строки из следственного дела. Учитываем, что показания даются в 1930 году, а в момент убийства отца парню было 18 лет. Но показание "был убит красными" ему точно не на пользу было, это он не мог не понимать. Так что, видимо, тогда было не отвертеться, что именно красные, а не "белые-зеленые-золотопогонные" или просто бандиты.

Елена Тростникова: Мы сначала ориентировались на Лушниково как место смерти, хотя обстоятельства гибели по описаниям никак не вписывались: река Алей чётко вспоминалась. Только потом, когда появились стрелки в сторону Нечунаева, поняли, что ведь в протоколе не сказано, что убит в Лушниково - просто до 1918 года он в Лушниково служил...

мир: Мы разыскиваем место гибели отца Петра. Ранее шли по ложному следу - Лушниково Тальменского р-на, где он служил в 1918 году. Но сейчас в обстоятельствах жизни семьи вскрылись моменты, которые указывают на Нечунаево, и мы надеемся найти свидетельства если не документальные, то устные, или косвенные подтверждения в документах. А откуда тогда такие подробные сведения вплоть до вытекшего глаза? ОБС?

Елена Тростникова: мир пишет: А откуда тогда такие подробные сведения вплоть до вытекшего глаза? ОБС? Ваша реплика демонстрирует распространенное заблуждение: историческими свидетельствами считать только документальные и печатные. Всем, кто занимается гражданской войной, тем более в Сибири, очевидно, насколько трудно найти документы и насколько малую "площадь" они покрывают. Свидетельства семьи, память о близких людях - это не ОБС, это и есть историческая память и настоящие свидетельства, гроаздо более правдивые, чем, скажем, то, что дают показания следственных дел,Ю продиктованные следователями (почитав подлинники, убеждаешься в этом: пять свидетелей и сам обвиняемый говорят одними и теми же словами, только где-то к ним прибавляются эпитеты типа "подлый контрреволюционный" погуще, а где-то сперва их нет... И думается, память, передаваемая из рода в род (а какими путями - это отдельная история, включающая уже не одну судьбу и потому не для этой темы), имеет приоритет над книгами, в которых события сильно подгоняются под концепцию: за белых или за красных. В данном конкретном случае непосредственным свидетелем кончины была дочь, которая хоть и помешалась (кричала потом непрерывно) и вскоре умерла, но пересказала виденное. А о том, как матушка-попадья побоялась пойти за телом своего мужа, потому что незадолго до того в соседнем селе убили другого священника и вот так же предложили попадье идти похоронить его - да и пристрелили, - об этом и сама она, бабушка, внукам рассказывала, а мы от внучек услышали. Такая запечатанная на полвека и более память страшно и нежданно прорывается на поверхность. Десятки лет люди для самосохранения, для сохранения своих детей должны были забыть, не знать, - иначе могли бы не выжить... а потом, оказывается, еще возможно помнить.Поверьте. это не байки и не выдуманное, это очень больно и тяжело из людей выходит. И никаких "бонусов" не несет.

мир: Семейные предания от полусумасшедшей через десятые руки. Понятно. И думается, память, передаваемая из рода в род (а какими путями - это отдельная история, включающая уже не одну судьбу и потому не для этой темы), имеет приоритет над книгами, в которых события сильно подгоняются под концепцию: за белых или за красных. Человеческая память - один из самых ненадежных носителей. Я разговаривал с человеком о событиях 1993 г., а потом он очень удивлялся, видя на видеозаписи то, что совершенно выпало у него из памяти.

Штабс-капитан: Устные предания безусловно являются частью исторических источников, но к ним нужно относиться крайне осторожно. Очень часто они сильно исражаются реальную действительность. Их нужно проверять и проверять.

Sibirak: Штабс-капитан пишет: Убили [о. Михаила Каргополова ] 31 (18)января 1919. Семьи рядом не было, про изнасилованную жену ничего не сообщалось. Священника посадили на заднюю подводу, а на переднюю сели арестовавшие его красноармейцы. Отъехав немногим более километра от села, они остановили лошадей, вытащили священника из саней, сорвали с него шубу и потребовали, чтобы он снял с себя крест. Отец Михаил отказался. Тогда они попытались силой вырвать из рук священника крест, но безуспешно. Сжимая в руках крест, священник молился и говорил: «Не ведят бо, что творят!» Один из палачей выстрелил в упор ему в голову. Отец Михаил упал, и они стали стрелять в него, выпустив зарядов двадцать, пока не убили. Енисейские епархиальные ведомости. 1919. № 5. С. 29. Вообще уникальной судьбы человек. Командир Красноярского казачьего дивизиона, один из отцов-основателей Енисейского казачьего войска он не стал участвовать в братоубийственной войне. В 2000 г приличен к числу священомучеников. К сожалению не могу найти его фото, а то так бы можно смело публиковать биографию в Альманаха№2. Андрей, удалось что-то опубликовать про него?

Елена Тростникова: Вот тут список, неполный и не во всем верный, но современный событиям - по сведениям, поступавшим в Томскую Епархию. Опубликован в газете "Русская речь", Новониколаевск, 1919 г., № 221. СПИСОК священно и церковно-служителей замученных и убитых большевиками в пределах Томско-Алтайской епархии до 1-го сентября 1919 г. Протоиереи: Александр Мануилов – с. Озерно-Титовское, убит после зверских истязаний 22 июня 1919 г. Михаил Красносельский – с. Тогул, Бийскаго у., убит после истязаний 22 июня 1919 г. Алексей Павлов – с. Чистюнское, Барн. у., убит 20 июля 1919 г. Николай Петропавловский – с. Белоглазовское, Змеин. у., (осквернена церковь), убит около 20 июля 1919 г. Павел Донорский – с. Мироновское Барн. у., зарезан 22 июня 1919 г. Иоанн Шукшин – с. Хмелевское, Барн. у., июль 1919 г. Иеромонахи: Александро-Невской пустыни Барн. у. Питирим, Феогност, Филарет, зарезаны 22 июня 1919 г. (церковь и обитель ограблены). С. Орловии, Каин. у., иером. Серафим убит в авг. с. г. Иереи: Илья Попов – с. Вознесенское Барн. у., убит в июне 1918 г. Александр Соколов – с. Ишим, Том. у., убит 30 дек. 1918 г. Виталий Сердобов – с. Белгородка, Мар. у., убит 5 янв. 1919 г. Павел Яковлев – с. Дороховское, Том. у., убит 15 апр. 1919 г. Александр Любуцкий – с. Троице-Пышкинское, Том. у., 15 апр. 1919 г. Филипп Михайлов – с. Красноярское, Мар. у., убит 12 мая 1919 г. Василий Смельский – с. Солоновка, Б. у., убит в июне 1919 г. Иоанн Цветков – с. Чистюньское, убит 20 июля 1919 г. О. Дмитрий Алферьев – с. Зиминское, убит 20 июля 1919 г. О. Алексей Аркатовский – с. Хабазинское (беженец), убит около 20 июля 1919 г. Около того же 20 июля (Ильин день) убиты в Барн. уезде священники: с. Мало-Панюшевскаго о. Феодор Конинин, с. Колпаковскаго о. Иван Юловский, с. Романовскаго о. Михаил Шаров, с. Вяткинскаго о. Василий Семин и с. Осколковскаго о. Сергей Громов. Затем убиты: с. Больше-Косульскаго Мар. у., о. Андрей Волжский 15 авг. в храме, в облачении, после утренней и акафиста, с. Лушниковскаго, Барн. у. о. Петр Фавстрицкий, убит после истязаний 3 авг. 1919 г., с. Корниловскаго, Барн. у., о. Петр Остроумов, убит в июле 1919 г., о. Сергей Вангаев, с. Ново-Троицкаго, Каин. у., в июле 1919 г., о. Иван Бонин – с. Верх-Красноярского, Каин. у. в июле 1919 г., о. Анатолий Дуплов (Том. дух. семинарии выпуска 1917 г.) обезглавлен 25 авг. с. г., о. Александр Воробьев – с. Морозовское, Кузнецкаго у., убит в авг. с. г. (тело около суток лежало непогребенное среди улицы, обгрызено животными). С. Чистюньское Барн. у. дьякон Ювеналий Ушаков 20 июля 1919 г. Чтецы: Григорий Бережный – с. Николаевское, Мар. у., 10 мая с. г. Михаил Стефановский – с. Жуланиха, Барн. у., 22 июня, после утонченных истязаний обезглавлен. Иоанн Яцентный – с. Чердатское, Мар. у., убит в мае с. г. Василий Скворцов – с. Красноярское, Мар. у., убит 12 мая с. г. Илья Чемкодеев – с. Черновское Каин. у. Кроме того большевиками убиты: жена протоиерея с. Кашиповскаго, Каинскаго у. Мария Быстрова, жена прот. с. Хмелевскаго Мария Шукшина и жена свящ. с. Дмитриевскаго Мар. уезда Пелагея Писемская. Достойно примечания, что избиения иереев в прилежащем к г. Барнаулу районе приурочено была к Ильину дню. Очевидцы событий передают, что преступные руководители большевистских банд внушали убийцам мысль, что избиение христианских священников приурочено к этому дню в память избиения пророком Ильей жрецов иезавелиных. Выше изложенный список избиенных составлен на основании официальных донесений, поступивших в Том. Епарх. Совет. Есть непроверенные известия о избиении еще и других священнослужителей. П. Н. Так, дата гибели о. Петра Фавстрицкого здесь указана более поздняя, чем реальность (тем более что даты здесь по старому стилю: Ильин день считается 20 июля) - 3 августа, а он был убит по новому стилю 21 июля, что документировано в материалах допроса его сына в 1930 г. (сын, священник Дмитрий Фавстрицкий, алтарничал при отце, запутывать дату смерти отца ему не было смысла, тем более что "убит красными" он прямо сказал на допросе). И о. Петр Фавстрицкий служил в Лушникове вплоть до 1918 г., а может быть и части 1919 г., но убит он был в с. Нечунаеве (Шипуновский р-н) - тут сходятся показания внука и топография местности, совпадающая с картиной смерти по цепочке воспоминаний потомков.

Сибирецъ: Только воспоминания красных и красных партизан это документ. Воспоминания их противников - это ошибки человеческой памяти.

Елена Тростникова: Многие воспоминания красных партизан так глубоко запрятали или просто уничтожили. А к середине 30-х годов людей уже надрессировали вспоминать только то что нужно и так, как нужно. Я смотрела и еще буду смотреть в архивах воспоминания красных партизан. Доступны в основном присланные к 50-летюи советской власти, в 1957 году. Из них 90% - гладкая (или корявая) литературщина в стиле "Заря коммунизма разгоралась над сибирской землей..." Правда, пласт действительно интересных источников оказался массивнее, чем я ожидала. Это два типа документов: (1) старик с четкой исторической памятью (таких мало, обычно люди помнят то, что их научили помнить, а не то, что было) прочитал публикацию о событиях, участником которых он был, и в ответ на эту литературщину пишет, что там переврали и недосказали: что, где, когда, фамилии, места, даты, обстоятельства... (2) довольно много рукописей совершенно диким стариковским почерком, малограмотных, которые скорее всего в редакциях и читать поленились, а если и читали, то только для собственного удовольствия, заранее зная, что в печать это не пойдет ни под каким видом. Вот там, в этой малограмотной и дикой писанине, бывают мощные детали. Жаль только, одна расшифровка этих каракулей так трудоемка, что взяться за нее можно только или располагая очень большим ресурсом времени и сил, или же понимая, что здесь может содержаться что-то, непосредственно относящееся к тому, что ты ищешь. Увы, времени у нас на "вообще" не было, а к руслу нашего поиска такие документы не относились... Но сам принцип - "Только воспоминания красных и красных партизан это документ" - это предвзятость полнейшая. Тогда я бы уж лучше сказала: документы - это только оперативные сводки, приказы, распоряжения, в лучшем случае дневники - в общем, письменные свидетельства, не отсроченные от событий во времени и пространстве. Приведенный мною выше список - это как раз в большей мере документ, чем воспоминания, написанные в 30-х или 50-х годах или тем более в 1967 году, когда уцелевшим партизанам было предложено вспоминать славное боевое прошлое. Это фактически "сводка" поступавших в Томскую епархию сведений: кто выбыл из рядов. Кстати, в сборниках документов по гражданской и партизанской войне именно такие и публиковали - обоих сторон, пусть с очень тенденциозным отбором, см. годы выпуска, но не "воспоминания красных": "Партизанское движение в Западеной Сибири", сб. документов, Новосибирск - издания 1936 г. и сильно расширенное (кое-в чем и суженное) 1959 г. "Борьба трудящихся за установление советской власти на Алтае" - Барнаул, 1957



полная версия страницы