Форум » Красные партизаны » Белое движение на Алтае » Ответить

Белое движение на Алтае

новик: Уважаемые обитатели форума! Помогите найти сведения о капитане Д.В. Сатунине, одном из активных деятелей белого движения на территории Бийского уезда Алтайского края, кроме тех, которые содержатся в работах Гришаева В.Ф., Шулудякова В.А.. Камбалина А.И. В начале 1918 г. Д.В. Сатунин работал в аппарате Монголэкса - государственной организации. которая занималась закупкой скота, продовольствия, сырья для нужд армии. После прихода к власти в Бийске большевиков, возглавил белопартизанский отряд успешно действовавший против красных в Горном Алтае. Новик.

Ответов - 7

Елисеенко Алексей: Есть такой вариант: Вы выкладываете свои данные, я пробую добавить. Так как надо знать, какой информацией Вы распологаете. новик пишет: После прихода к власти в Бийске большевиков, возглавил белопартизанский отряд успешно действовавший против красных в Горном Алтае. Вы не поверите, он успешно действовал и против "белых". По крайней мере первые три дня.

новик: Елисеенко Алексею. Капитан Дмитрий Сатунин – участник Белого движения на Алтае. Гражданская война на окраинах бывшей Российской империи затянулась, если в Европейской России она фактически закончилась в конце 1920г. (с учетом Кронштадтского восстания в начале 1921г.), то на Алтае она продолжалась до конца 1922 г. В советское время в истории, публицистике и художественной литературе доминировала теория, согласно которой сторонники большевиков - «красные» изображались былинными героями, наделяемыми эпическими чертами, а их противники и, прежде всего «белые», бандитами и подонками. Конечно, досталось и махновцам, зеленым, участникам различных национальных движений на окраинах бывшей Российской империи, но не в такой степени, потому что белые были самыми опасными противниками для большевиков, и только у них был реальный шанс одержать победу над красными в этой войне. Одним из участников Белого движения на Алтае был капитан Дмитрий Сатунин. О его происхождении нам известно немного. В примечаниях в книге А.И. Камбалина «3-ий Барнаульский Сибирский стрелковый полк в Ледяном походе» говорится, что Сатунин Дмитрий Васильевич (Владимирович) родился на Алтае». Дитрий Сатунин участвовал в Первой мировой войне и не просто исполнял свой долг, что тоже, конечно, было бы немалой заслугой перед Отечеством, а сражался самоотверженно, не щадя своей жизни. Об этом свидетельствует представление на награждение Георгиевским крестом с описанием подвига подпоручика 121-го пехотного Пензенского генерал-фельдмаршала графа Милютина полка Сатунина Дмитрия: «За то, что 19-го апреля 1915 года, находясь со сводной ротой на промежутке между высотами 449 и 434 позиции у д. Мощеница в лесу Пустки, весь день задерживал противника, стремившегося повторными атаками прорвать расположение названного полка, переходя в контр-атаки, чем дал возможность соседним ротам удержаться на своих местах до вечера, а батареям без потерь отойти на тыловые позиции, потеряв при этом из роты более 50% убитыми и ранеными, и, будучи сам ранен, остался в строю. 20-го апреля на арьергардной позиции у Розенборка, обороняя подступы к позиции, опять целый день задерживал противника, переходя в контр-атаки и, потеряв из пополненной до 200 человек роты - 137 нижних чинов убитыми и ранеными, а сам будучи еще дважды ранен, все же дал возможность 121-му Пензенскому и 252-му Хотинскому пехотным полкам до ночи удержаться на занимаемой ими позиции. Несмотря на раны, оставался на своем посту до сдачи роты заместителю. 26.VIII.1916.» За личную храбрость и умелое руководство вверенным ему подразделением во время I мировой войны, Дмитрий Сатунин был награжден многими наградами, в том числе Георгиевским оружием. После революции на Алтае Сатунин появился в 1918 г. в чине штабс-капитана. В начале 1918 г. Д. В. Сатунин работал в аппарате Монголэкса – государственной организации, которая закупала в Монголии скот, продовольствие и сырье для нужд армии. Когда в связи с выступлением Чехосло¬вацкого корпуса в конце мая 1918 г. в Сибири поднялась волна антисоветских восстаний, в селе Кош-Агач также случился переворот. Местных повстанцев возглавил штабс-капитан Дмитрий Владимирович Сатунин, именовавший себя уполномоченным Временного Сибирского правительства. Ближайшими по¬мощниками его стали поручик Лебедев и сотник Шустов. Захватив в Кош-Агаче иму¬щество и деньги Монгольской экспедиции по закупке мяса, Сатунин получил средства для организации партизанского отряда. Выдвинув лозунг «Алтай для алтайцев», он приобрел симпатии коренного населения. Утвердившись в Кошагачском районе, от¬ряд Сатунина (более 80 человек) начал про¬двигаться по Чуйскому тракту на северо-запад. Каракорум-Алтайская окружная упра¬ва встала на сторону Временного Сибирс¬кого правительства. Но Сатунин 14 июля в селе Уллях провозгла¬сил создание Алтайской республики и ввел на ее территории, до Учредительного со¬брания, военное положение. Сибирскому правительству (в котором большинство постов принадлежало меньшевикам и эсерам) удалось легко и быстро ликви¬дировать этот очаг сепаратизма, так как силы Сатунина были малочисленны. На предложение признать Временное Сибирское правительство Сату¬нин ответил, что согласится сделать это только в том случае, если «само правитель¬ство признает самостоятельность и незави¬симость Алтайской республики». Власти объявили Сатунина мятежником и двинули против него войска по Чуйскому тракту из Бийска. Сторонникам Сатунина было предложено сдаться. Это привело к раско¬лу партизанского отряда. Поручик Лебе¬дев с частью людей перешел на сторону правительства, а сам Сатунин еще какое-то время упорствовал: то ли бежал в Монго¬лию, то ли собирался бежать, но, в конце концов, сдался и он. Был предан суду за превышение власти и незаконные расстре¬лы. Но отделался легко, так как остался в армии и при Колчаке заслужил следующий чин капитана. По многочисленным воспоминаниям действия Сатунина против большевиков отличались крайне жестокостью, и среди крестьянства Бийского уезда о нем ходила недобрая слава. Вот что вспоминает простой алтайский крестьянин, бывший красный партизан Г.Казанцев: «Зимой 1918 года через с. Александровку проезжал грозный капитан Сатунин. Он ехал с Уймона. Он вез какие-то товары. С ним была охрана отряд каракорумцев. Он потребовал подводы, меня тоже нарядили в подводы. Он все допытывался, есть ли у нас большевики. Ямщиков били плетями. Мы его довезли до Солонешного бесплатно. Говорили, что он какой-то князь Монгольский, имеет право расстреливать за неисполнение его приказаний. А кто говорил, что он царский офицер, что он забрал все товары, которые были в Кошагаче для торговли с Монголией. Но, в общем, он был страшный человек, наподобие зверя и мы натерпелись страху, пока его везли. Впоследствии он оказался начальником каракорумских отрядов, и партизанам пришлось с ним драться» . Осенью 1919 г. когда белые были вы¬нуждены отступать в глубь Сибири капитан Д.В. Сатунин явился в Омск и предложил высшему командованию план организации партизан¬ской войны против большевиков. Он обе¬щал повторить свои успех весны — лета 1918 г. Ба¬зой формирования должен был стать Бийск, районом партизанских действий — Горный Алтай и прилегающие к нему местности Алтайской губернии, тылом — Внешняя Монголия. План Сатунина одобрили, капитан был принят Верховным правителем адмиралом Колчаком и получил от него особые полно¬мочия. Со своим помощником капи¬таном 2-го ранга Б.М. Елачичем Сатунин прибыл в город Барнаул и обратился за со¬действием к полковнику А.И. Камбалину, командиру 3-го Барнаульского Сибирского стрелкового полка, который временно исполнял обязанности командующего войсками Барнаульско-Бийского района. Камбалин А.И. вспоминает: «Его интересовали во¬просы вооружения, снаряжения, снабжения денежными средствами и набора добровольцев в отряды; эти вопросы предстояло разрешить в Бийске — переходном пункте по пути на Алтай. Затруднений к разрешению их в положительном смысле с моей стороны не встречалось, и мы быстро с ним столковались. Капитану Сатунину разрешено было взять потребное количество винтовок, гра¬нат, пулеметов и патронов из Бийского гарнизона, о чем начальнику последнего даны были соответствующие распоряжения. Дело с деньга¬ми было сложнее, так как для Монголии и Алтая ему нужно было се¬ребро, а не бумажки Сибирского правительства. К счастью его, капи¬тан Сатунин застал в Бийске еще не успевшее эвакуироваться государ¬ственное казначейство, серебряным запасом коего он и воспользовал¬ся. Ответственность за эту операцию я принял на себя, что и подтвер¬дил особым распоряжением на имя управляющего Бийским уездным казначейством» . Сатунин и его начальник штаба Елачич в течение нескольких дней набрали в Бийске до 300 добровольцев и хорошо вооружили их за счет запасов местного гарнизона. Подъесаул Кайгородов со своими людьми (казачьей сотней Алтайского конного туземного дивизиона) также влился в этот вновь образованный партизанский отряд. В короткий период формирования парти¬заны вместе с другими подразделениями белых поддер¬живали порядок в Бийске. Но удерживать город Сатунин не собирался, считая его обреченным: Бийск был обложен красными партизанами со всех сторон, а измотанные охранной службой части гар¬низона стремительно таяли от дезертирства. В ночь на 9 декабря 1919 г., завершив все приготовления к походу, колонна капитана Сатунина, высту¬пила из Бийска на села Улала и Кош-Агач. Она была снабжена всем необходимым, вместе с колонной следовали семьи чинов отряда. К утру 9 декабря Бийск покинули так же подразделе¬ния 52-го сибирского полка, прожекторная рота и карательные отряды, а на следующий день в город вступили красные партизаны. Н.Т. Бурыкин, председатель Бийского Совета солдатских депутатов в 1917-1918 гг., оказавшийся перед уходом белых из г. Бийска в колчаковской тюрьме, вспоминая то время, пишет: «Декабрьским морозным утром тюрьма была разбужена выстрелами. Белые удирали из города. По улицам рыскали озверевшие головорезы, уничтожая тех, кого еще не успели уничтожить. На дворе тюрьмы появился увешанный оружием, известный своими жестокостями капитан Сатунин, фанатик и мракобес. Он требовал от начальника тюрьмы ключи от камер политзаключенных. Уползающая гадина жаждала крови. Однако воинская караульная команда, понимающая, что ее ждет с приходом красных, не допустила зверства. Мы были спасены…». Эти строки были написаны в 1967 году. Прошло уже около 50 лет, но мы видим, что накал классовой ненависти не остыл. Хотя, конечно, если бы Сатунин получил ключи, вряд ли он оставил в живых своих врагов. Не в оправдание капитана Д. Сатунина, а справедливости ради, следует отметить, что красные партизаны и части Красной Армии творили неподдающиеся рассудку жестокости против казаков и других участников белого движения. Сатунин не просто отступал по Чуйскому тракту в Монголию. Он пытался орга¬низовать местные силы и бороться. Капи¬тан обратился к южным алтайцам — «кал¬мыкам» — с воззванием, в котором говорилось, что Верхов¬ный правитель адмирал Колчак приказал ему спасти Алтай от большеви¬ков и для этого «собирать дружины и опо¬вестить любимых калмыков, что к ним для спасения Алтая ведутся свежие орлы». Есть данные о том, что Сатунин был избран войсковым атаманом Алтайского казачьего войска и начал созда¬вать Алтайское правительство, членами которого должны были стать Аргамай, Гуркин, Кайгородов, а так же Алтайскую конную дивизию под командованием ротмистра Склаутина. В числе сподвижников Сатунина и командиров из его отряда упоминаются капитаны Бан¬ников, Проскуряков и Смолянников . Но поднять широкое народное движение против власти большевиков Сатунину не удалось, хотя его отряд «сидел» на Чуйском тракте и вое¬вал с большевиками почти всю зиму. И зерна, брошенные белыми партизанами в алтайскую почву, дали обильные всходы в 1921-1922 гг., когда местное на¬селение — и алтайцы, и русские - близко познакомилось с ужасами политики «военного коммунизма» проводимой новой властью. Весной 1920 г. в отряде капитана Д. В. Сатунина произошел бунт, в результате которого командир был убит. Существуют различные версии обстоятельств этого дела. В.А. Шулдяков пишет: «Поводом к нему (т.е. к бунту – авт.) стало своевольство командира в расходо¬вании запаса серебра, которое будто бы имело место. Причины, несомненно, лежа¬ли глубже. Военные поражения отряда, нео¬быкновенная тяжесть зимней войны в го¬рах, морально-психологический кризис, как следствие краха режима адмирала Колчака, наконец, прагматизм населения, в массе своей не спешившего связывать судьбу с белыми партизанами, — все это не могло не вызвать в достаточно разнородном формировании всплеска личных антипатий и, конечно, спо¬ров по поводу серебра: во время конфлик¬та капитан Д. В. Сатунин был убит. По дру¬гим данным, Сатунина убил некто Надеин, якобы специально подосланный большеви¬ками, произошло это у села Иня при пере¬праве белых через реку Катунь. Убийца был схвачен алтайцами и по приказу капитана 2-го ранга Б.М. Елачича немедленно повешен» . Известный алтайский краевед В.Н.Гришаев предлагает другую версию: «…Сатунин, невзирая ни на какие резоны, решил повести наступление на Онгудай и Улалу. В селе Иня к нему прибыли два делегата от эскадрона Георгиевских кавалеров с просьбой отменить бессмысленное наступление и продолжить движение в Монголию. Сатунин для вида согласился, но позже приказал арестовать делегатов, явно намереваясь учинить над ними расправу. Один из арестованных, возмущенный таким вероломством, смертельно ранил Сатунина выстрелом из нагана. Это случилось 4 января 1920 года» . Сатунина сменил капитан 2-го ранга Елачич, но вскоре он заболел тифом и 8-9 февраля 1920г. командиром отряда стал Кайгородов. Так или иначе, но в результате гибели предводителя сатунинскии отряд распался. Семьи и одиночные бойцы сразу же направились в Кобдо, где их взял под свое покровитель¬ство тамошний российский императорский консул М.А. Кузьминский. Подъесаул А.П. Кайгородов сохранил под своим на¬чалом ядро бывшего отряда покойного ка¬питана Сатунина и продолжил борьбу с большевиками. Что же представлял собой капитан Дмитрий Сатунин? Судя по всему, он был очень храбрым человеком – об этом свидетельствуют его награды, и хорошим военным профессионалом. Если компромисс с Временным Сибирским правительством он считал допустимым, то в отношении большевиков Сатунин никаких иллюзий не испытывал и готов был бороться с ними до конца. Имея в руках большое количество серебра, он мог уйти со своими людьми через Монголию в Китай, а при желании переправиться в США или уехать в какую-либо страну Западной Европы, и жить там безбедно, но он предпочел борьбу, хотя шансов на победу было очень мало, так как основные армии белых (Колчака и Деникина) уже потерпели ряд тяжелейших поражений. Что касается жестокости, то она, к сожалению, была ярко выраженной составляющей политики колчаковских властей (массовые порки населения, расстрелы и виселицы без следствия и суда), которые не смогли создать эффективной системы гражданской администрации и предложить населению привлекательной аграрной и социально-экономической программы. Вместо этого, политикой устрашения своих противников колчаковская власть на местах настроила против себя народные массы, прежде всего крестьянство, что вызвало подъем партизанского движения в поддержку красных в Западной Сибири и на Алтае во второй половине 1919 года. Источники и литература 1.Гришаев В.Ф. "За чистую советскую власть..." Барнаул, 2001. 2.Итернетсайт «Георгиевские кавалеры». 3.Камбалин А.И. 3-ий Барнаульский Сибирский стрелковый полк в Ледяном походе./ http://www.dk1868.ru/history/kambalin.htm 4.Шулдяков В.А. Гибель Сибирского казачьего войска./ Сибирский казак. Август 2004. №4-5 (20-21). 5.Воспоминания красного партизана Григория Ивановича Казанцева из с. Александровка, Солонешенского района о партизанской войне в Горном Алтае в 1919 и 1920 гг./ Бийский краеведческий музей. Ф.7, Д.50. 6. Воспоминания Н.Т. Бурыкина о работе Бийского Совета солдатских депутатов в период 1917 и 1918 гг. / Бийский краеведческий музей. Ф.7, Д.79а. Новик

Елисеенко Алексей: Спасибо. Нашел у себя два текста о каракорумском периоде жизни Сатунина. К сожалению не в э-виде.

Елисеенко Алексей: "...В то время, когда главные силы полка оперировали в Колундинской степи, резерв, оставшийся в эшелонах (сначала на станции Алейская, затем ст.Чулым Омской ж.д., затем ст.Карасук Славг.ж.д.) был направлен 1 июня в г.Бийск в виду осложнения на Алтае, где капитан Сатунин, объединив Алтайских инородцев, предлагал объявить независимость Алтая. Деньги, отнятые у Монгольской экспедиции, широкие аграрные переспективы, представлявшиеся туземным жителям в лозунге "Алтай - для алтайцев", и чрезвычайно неясное отношение самого капитана Сатунина к новому государственному строительству заставили обратить на него особое внимание, и командующий Сибирской армией подполковник Гришин-Алмазов приказал капитану Травину, как старшему военному начальнику в крае, мирными переговорами или силою оружиям заставить капитана Сатунина согласовывать свои действия, хотя и проводимые под лозунгом борьбы с большевизмом, с предначертаниями В.С.Правительства. Телеграфные переговры не дали положительнаго результата и в Бийск стали стягиваться имеющиеся воинские силы...." Из обзора жизни 1 Сибирского стрелкового Ново-Николаевского полка, август 1919 года.

Сибирецъ: уважаемый Алексей! А есть ли у Вас обзоры жизни 1 Сибирского стрелкового Ново-Николаевского полка, август 1919 года??? Поделитесь???

Елисеенко Алексей: Сибирецъ пишет: А есть ли у Вас обзоры жизни 1 Сибирского стрелкового Ново-Николаевского полка, август 1919 года??? Есть, но в виде ксерокопий, распознованию не поддаются. Сибирецъ пишет: Поделитесь??? Придется ручками перебивать, много времени займет но попробую таки. Сроко не ждите, если что то срочно нужно по конкретному периоду - спрашивайте.

новик: Елисеенко Алексею. Я надеюсь, что Ваша информация о каракорумском периоде жизни Сатунина со временем появится на форуме. У Шелудякова об этом приводятся только самые общие сведения. Спасибо за фрагмент о Травине и Сатунине.



полная версия страницы