Форум » Интервенты » "Белочехи" в Барнауле » Ответить

"Белочехи" в Барнауле

Новоалтаец: Раскопал вот такую фотку: В центре, похоже, восседают два бравых чехословацких легионера. Или это у меня воображение разыгралось? Да и написано вроде бы по-чешски: "Барнаул, пожарище 1918".

Ответов - 49, стр: 1 2 3 All

Oigen Pl: белый пишет: Завтра 9 мая. Если они покажут этот сюжет их повесят на причинное место. У Михаила вообще есть идея подать сюжет в стиле "мистического" 3-го телеканала: 1) долго искали место, хотя пользовались навигатором; 2) крысы шныряли под ногами без всякого стеснения во время съемки; 3) машина сломалась (час ремонтировались). Программа эта у них авторская, поэтому пока вроде есть возможность и "пошалить". Что касается 9 мая, то специально напомнил про "белочеха"/Героя Советского Союза Людвика Свободу.

ГончаровЮ.И.: А зачем их было там хоронить?Что-то путают чехи. Скорее всего их убили в том районе -только с другой стороны ж.д., а похоронили на кладбище.

белый: ГончаровЮ.И. пишет: А зачем их было там хоронить?Что-то путают чехи. Скорее всего их убили в том районе -только с другой стороны ж.д., а похоронили на кладбище. В книге А.Г.Сыщенко, В.А. Сыщенко, Г.А. Сыщенко "Немцы в Сибири" на стр.214 левое верхнее фото имеет такую подпись "Вид захоронений в/п немцев и в/п Японской армии, умерших в спецлагере НКВД №128, в Барнауле, на пос.Осипенко. Фото сделано офицером УМВД АК, предположительно 17 августа 1951 года". А поселок Осипенко это и есть район Хладокомбината в том числе те самые улицы Главная, начало улицы Бехтерева. Вы про кладбище там что-нибудь знаете? И кто и когда положил начало этому кладбищу? Там не было могил в том виде в котором мы представляем кладище сейчас. Огороженный участок поля разровненный бульдозером. И зачем барнальцам было рассказывать , что свои дома они ставили на воинских захоронениях. Примерно также сейчас строятся дома в парке "Изумрудный".


ГончаровЮ.И.: Этот лагерь даже я помню, потом там была воинская часть, ком.части жил в соседнем подъезде.Но кладбища там не было в 1918г.

Уссури: Oigen Pl пишет: Побывал сегодня со съемочной группой телеканала "Катунь24" на той точке в Барнауле, которая отмечена на карте чешского сайта местом захоронения Бибра и Поданого - http://www.valecnehroby.army.cz/Evidence/detail-hrobu-ci-mista?id=1555215&pfil=True&dpn=Barnaul&st=1& На этом чешском сайте, места захоронения указанны не точно. Во всяком случае у нас в Приморье эти метки совпали только во Владивостоке. А в Уссурийске и в Спасске-Дальнем отклонение составило до 2 км.

Oigen Pl: белый пишет: И зачем барнальцам было рассказывать , что свои дома они ставили на воинских захоронениях. Примерно также сейчас строятся дома в парке "Изумрудный". Я сначала без камеры там разговаривал со старожилами. Полагаю, что если бы они нашли когда-то кости, то все равно бы вспомнили. Просто потому что относятся к этому спокойнее. У нас на первой лекции в морфокорпусе меда в 1984 году Мустанфиря Тагировна Ракеева вообще подробно рассказала, что кафедра анатомии началась в Барнаульском меде с черепов и костей умерших пленных японцев. Вряд ли их раскапывали ночами - как доктор из "Тома Сойера".

Oigen Pl: О пленном чешском лейтенанте-артиллеристе Достале, погибшем в Барнауле во время пожара 2 мая 1917 года, упоминало чешское издание "Naše revoluce" в 1927 году: "Inž. Vilém Dostal, který byl dělostřeleckým poručíkem, upadl záhy do ruského zajetí a zahynul tragicky 15. května 1917 za hrozného pozáru, jemuž padla za oběť polovina města Barnaulu (hlavního města Altajské gubernie v západní Sibiři na řece Obi), kde v té době Vilém Dostal žil jako válečný zajatec. O barnaulském požáru a strašném osudu Dostalově, jenž uhořel v domě, kde bydlil, vypráví živě a poutavě dr. Frant. Šteidler v "Kalendáři čs. legionáře na rok 1922", vydaném nakl. "Čin" (článek "Barnaulský požárek" na str. 45–51). Autor líčí s velkou sympatií osobnost inž. Viléma Dostala a jeho zajatecký úděl. Toto místo je vhodno zde citovati, aby bylo zřejmo, že oba bratři, Václav i Vilém, kteří uprostřed války, dva roky po sobě, zahynuli v květu své mužnosti v témže měsíci máji..." Т.е. барнаульскому пожару была посвящена статья в "легионерском" календаре 1922 года. Как свидетельствует интернет-энциклопедия чешского города Брно (бывш. Брюн в Австро-Венгрии), ряд барнаульских военнопленных чехов вступили в ряды легиона уже после захвата Барнаула соотечественниками и белыми отрядами. Например, 2 июля 1918 года в ряды легиона вступил находившийся до этого в плену в Барнауле прапорщик 15-го пехотного полка Metoděj Sloupský: "V rakousko-uherské armádě praporčík 15. pěšího pluku. Zajat: 30. 8. 1914, Košelice. Přihlášení do legií: Barnaul. Do čs. legie v Rusku zařazen 2. 7. 1918, záložní pluk 1, vojín. Konec v legiích 6. 10. 1920, poslední útvar: finanční správa, poslední hodnost: kapitán. Demobilizován" - http://encyklopedie.brna.cz/home-mmb/?acc=profil_osobnosti&load=14261

Oigen Pl: В Барнаульском лагере военнопленных находился до лета 1918 года (пока не присоединился к легионерам захватившего Барнаул 7-го Татранского полка) лейтенант Франтишек Властимил Штайдлер - будущий основатель пражского Института военной истории - Военно-исторического архива. Лейтенант Штайдлер прервал в 1914 году свое ремесло учителя, вступив в "18. práporu poľných strelcov a odišiel s ním na východný front. Už 7. septembra bol ranený a padol do ruského zajatia pri dedine Radostovka v Poľsku. Prešiel cez niekoľko zajateckých táborov a v Barnaule (Altajská gubernia) sa stal konateľom československej zajateckej organizácie. Od roku 1917 pôsobil ako spolupracovník Odbočky Československej Národnej Rady na Rusi. Ako dobrovoľník nastúpil vojenskú službu u 7. pešieho pluku „Tatranského“. Už po bitke pri Zborove poveril štáb Československého armádneho zboru ppor. PhDr. Šteidlera zhromažďovaním materiálov, na základe ktorých by neskôr mohla byť napísaná práca o dejinách čs. vojska na Rusi. V júli 1918 ho povolali do štábu východného frontu v Irkutsku, kde sa začína jeho dráha ako historika a archivára 1. čs. zahraničného odboja. Ako náčelník historického oddelenia štábu čs. vojska v Rusku (27. júna 1919) vydáva inštrukciu, ktorá mala usmerniť historicko-archívnu prácu v čs. vojsku na Rusi. Vďaka tomu, aj za veľmi zložitých podmienok bojov a presunov, sa podarilo zhromaždiť neoceniteľné dokumenty o hnutí Čechov a Slovákov v Rusku. Tento fond sa stal základom archívu Československého armádneho zboru v Rusku. Vďaka vytrvalej a energickej činnosti F. Šteidlera sa podarilo sústrediť takmer všetky najdôležitejšie dokumenty o našich légiách v Rusku a tie sa stali neskôr súčasťou najcennejších fondov Památníku osvobození v Prahe. Okrem budovania archívu sa Šteidler venoval aj intenzívnej publicistickej práci a v Československom denníku, orgánu našich ruských légií, vyšli desiatky jeho príspevkov. Jeho vedecká práca sa začala už na Sibíri, kde začal písať prvé kapitoly svojej dodnes vcelku neprekonanej práce „Československé hnutí na Rusi“. Už viacero autorov poznamenalo, že tento Šteidlerov spis, ktorý dokončil v roku 1920 vo Vladivostoku a v prvom vydaní vyšiel už v januári 1921, nemôže obísť žiadny historik, ktorý sa bude zaoberať dejinami našich legionárov v Rusku. Svedectvom o trvalej hodnote tejto Šteidlerovej knihe je aj to, že je súčasťou I. dielu monumentálnej publikácie, ktorá vychádza v rámci projektu „Legie 100“: ORIÁN, Edmund – PANUŠ, Bernard – STEHLÍK, Eduard – ŠTEIDLER, František. ČESKOSLOVENSKÁ LEGIE V RUSKU 1914-1920. Díl I. Praha, 2014. Šteidler sa vrátil do Československej republiky v lete roku 1920 ako kapitán. Po demobilizácii nadväzuje na svoju predvojnovú profesiu stredoškolského profesora. Učí na gymnáziu na Žižkove a od roku 1925 na reálke na Vinohradoch. Súčasne odovzdáva výsledky svojej archivárskej činnosti v Rusku do archívu Památníka odboje. Šteidler píše ďalšie práce, ktoré publikuje a v nich aj polemicky vystupuje proti počínajúcemu falšovaniu úlohz našich légií v Rusku v súvislosti s ľavicovými publicistami a komunistickými agitátormi. V roku 1922 vychádza jeho opis bitky pri Zborove „Zborov“ a v roku 1923 vydáva brožúru „Naše vystoupení v Rusku 1918“ a je aj členom redakčného kolektívu významného zborníku „Naše revoluce“. Vydáva celý rad ďalších prác, okrem iného aj rozsiahle dejiny 9. pešieho pluku Karla Havlíčka Borovského (1937). V roku 1926 sa Šteidler vracia na čelo archívu Památníka odboje a zhromažďuje ďalej dokumenty k dejinám légií. Jeho úsilie smeruje k vytvoreniu jednej centrálnej inštitúcie „Památník osvobození“, kde našli všetky dokumenty z nášho prvého odboja dôstojné miesto na trvalú úschovu. V čase ohrozenia republiky a nadchádzajúcej okupácie vyvinul Šteidler so svojimi spolupracovníkmi až nadľudské úsilie, aby sa dokumenty spojené s dejinami čs. légií zachránili pred nacistami. Pochopiteľne jedným z prvých krokov okupantov je aj penzionovanie Šteidlera. Po oslobodení v roku 1945 je Šteidler medzi tými, ktorí začínajú obnovovať „Památník osvobození“ a sústreďovať rozptýlený a na rôznych miestach poukrývaný materiál. Stáva sa prvým riaditeľom novozriadeného Vojenského ústředního archivu, ktorému teraz už pribudla úloha zhromažďovať dokumenty aj z rokov 1938 – 1945. Šteidler je tak zakladateľom podstatnej časti fondov aj dnešného Vojenského historického ústavu – Vojenského historického archívu v Prahe. Vo Františkovi Šteidlerovi sa takmer v ideálnej podobe spája postava českého vlastenca, vzdelanca, ktorý vedel nielen vedecky pracovať a na vysokej úrovni publikovať výsledky svojej práce, ale keď bolo treba, vedel vziať do ruky aj zbraň v boji za oslobodenie národa a za jeho prežitie. V tom môže byť príkladom pre súčasné aj budúce generácie Čechov a Slovákov. K Šteidlerovmu hodnoteniu légií postačia dva citáty: „Vytvořily tedy ruské legie na základech budovaných v ruské armádě od čtrnáctého roku, svou tvůrčí schopností a organisačním talentem na Sibiři takřka vojenský stát ve státě a daly národu poučný příklad energické svépomoci v poměrech a v prostředí zcela víjimečném...“ „...Není zapotřebí legie idealizovat a zveličovat jejich činnost, abychom poznali, čím opravdu národu byly a co vskutku pozitivního ve prospěch jeho samostatnosti vykonaly. Mluví jejich skutky. Vítězné boje na straně jedné a hroby padlých na straně druhé. Činnnost legií byla nesporně hlavním a nejpádnějším argumentem v rukou našeho politického vedení v diplomatickém jednání se státy dohodovými. Bez legií by nebyl myslitelný náš zahraniční odboj, bez jejich krve a obětí nebylo by naší samostatnosti“ - http://www.vets.cz/vpm/frantisek-steidler-392/ *** "Pro složité vnitřní poměry v Rusku byl dopisem z Petrohradu 5. srpna odložen jeho a Krbův odjezd k Odbočce Národní rady. A aby toho nebylo málo, nebyl ani zařazen do prvního barnaulského dobrovolnického transportu, který opustil město 29. srpna. František Vlastimil byl jako jednatel místní zajatecké organizace ponechán na místě, aby se tak podílel na organizaci František Vlastimil Šteidler opustil Barnaul transportem 1. května 1918" - уточняется в сборнике "Armáda, společnost a první světová válka: sborník příspěvků z vědecké konference konané v Jihočeském muzeu v Českých Budějovicích dne 8. listopadu 2002", Jihočeské muzeum, 2003.

Oigen Pl: 27 мая 2018 года житель Новосибирска Юрий Васильевич Печин познакомил жителей села Кошелево (Тальменский район Алтайского края) с продолжением поиска в архивах данных о жертвах расправы военнослужащих 10-й роты 5-го Пражского имени Т.Г. Масарика полка в Кошелево 4(17) августа 1919 года. 15 мая 2018 года Юрий Васильевич Печин обратился в исполнительную дирекцию РВИО (г. Москва), сообщив об итогах своих находок в архивах в Новосибирске, Барнауле и Томске и о планах установить мемориальный знак погибшим в августе 1919 года жителям села Кошелево: "Государственный архив Новосибирской области (ГАНО) Ф.156. оп.1. Д.5388. Л.6 «Выписки из метрических книг о родившихся, бракосочетаниях, умерших церквей с.Кошелёво и с.Листвянки» за 1919 год запись в разделе "умершие" по с.Кошелёво за 4 августа 1919 г. 1. Дедяев Алексей Владимирович, 62 года 2. Зайков Фёдор Михайлович, 30 лет 3.Ударцева Варвара Михайловна, 12 лет 4. Чуркин Дмитрий Алексеевич, 65 лет 5. Чуркин Григорий Дмитриевич, 27 лет 6. Тюленев Исай Николаевич, 55 лет 7. Бледных Климентий Власович, 40 лет 8. Нагорных Филипп Иванович, 18 лет 9. Юшин Иван Петрович, 27 лет 10. Лупарев Иван Михайлович, 33 года 11. Шадрин Алексей Васильевич, 48 лет. 12. Харитонов Яков Иванович, 33 (38?) лет (Запись в разделе «умершие» за 5 августа 1919 г.) Комментарии: 1. Весь список полностью подтвержден по записям метрической книги Покровской церкви с.Кошелево за 1919 г. (Государственный архив Алтайского края, Ф.144. оп.6. Д.3288. л.92-93). Причиной смерти напротив каждого из 12-ти указано: «убит Чешским отрядом». 2. По рассказу Баевой (Ерохиной) Раисы (по документам Веры Васильевны), а ей рассказывала её бабушка Прасковья Баёва, "чехи расстреляли 8 человек у дома Шелеповых - 300 м от дома Лупарева Владимира Григорьевича в сторону кладбища, направо вниз к речке. Про остальных она точно не знает. Говорила, что чехи лютовали из-за какого-то сожженного моста". 3. Я перепроверил в Томском архиве (переписные карточки Всероссийской сельхоз. переписи 1916 г.) – первые 10 человек точно проживали на тот момент в Кошелёво. Шадрин и Харитонов – единственные, кто записаны не как жители Кошелёво. Шадрин – как уроженец Нижегородской губернии деревни Мельдино. Видимо, недавно приезжий, но в разделе «родившиеся» в мае 1919 г. у него с женой Агриппиной родился сын Анатолий и умер в конце этого же месяца. То есть Шадрин указан как кошелёвский житель. Тем более, что в д.Безменово в 1919 г. проживал Шадрин Алексей Данилович, то есть какие-то Шадрины в этих местах были. Харитонов Яков Иванович записан как уроженец Саратовской губернии, села Чусовского. Тоже убит чехами, но либо на другой день, либо 4-го был смертельно ранен и умер 5 августа. Первые 11 человек из списка похоронены 6 августа, а Харитонов – 9 августа". *** Сведения Юрия Васильевича Печина о пребывании 10-й роты в Кошелево 17 августа 1919 года совпадают с данными, опубликованными на с. 367 в "5. československý střelecký pluk "Pražský" T.G.Masaryka v boji za svobodu vlasti 1917-1920" (Прага , 1934):



полная версия страницы