Форум » Белые и казаки » Список врагов революции, растрелянных Особым отделом ВЧК » Ответить

Список врагов революции, растрелянных Особым отделом ВЧК

Kraeved63: Из иркутской газеты «Власть труда» № 198 от 9 июля 1920 года: "СПИСОК врагов революции, растрелянных Особым отделом Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией при штабе № армии. 1. Наковяков Владимир Александрович, 65 лет, уроженец г. Перми, бывший чиновник царского правительства, по обвинению в том, что состоя добровольно на службе в белой армии на должности члена Следственной комиссии г. Кунгура, вел следствия по делам политических работников и защитников Рабоче Крестьянской власти, являясь непримиримым врагом РСФСР, арестовывал лиц, сочувствующих Советской власти, подводя их своими пристрастными заключениями под расстрелы. 2. Цаплин Сергей Петрович, 40 лет, уроженец гор. Томска, бывш. чиновник военного времени, обвиняемый в том, что, будучи в рядах армии Колчака, поступил на должность председателя Ачинской уездной следственной комиссии, где производил следствия по делам политического характера и, будучи непримиримым врагом Советской власти, передавал дела лиц, сочувствующих РСФСР, в Военно-Полевой суд, где благодаря пристрастному ведению следствия последние и расстреливались. 3. Власов Семен Константинович, 41 г., урядник Минусинской полиции, по обвинению в том, что находясь добровольно в армии Колчака, поступил добровольно в карательный отряд Особого Назначения, где находясь выезжал на усмирение крестьян, сочувствующих Советской власти в д. Мурта Красноярского уезда, в июле 1919 года, которые и расстреливались без суда и следствия при горячем участии Власова. 4. Пудовиков Константин Михайлович, 28 л., уроженец г. Нижне-Удинска, Ирк. губ., бывш. есаул, по обвинению в том, что, будучи в рядах армии Колчака, с самого начала её возникновения служил офицером при штабе Семёнова. В ноябре 1919 г. добровольно поступил в Нижне-Удинскую контрразведку, где, находясь на должности офицера для поручений, будучи непримиримым врагом Советской власти, производил аресты и обыски лиц, сочувствующих рабоче-крестьянской власти. 5. Иванов Иван Михайлович, 49 л., уроженец г. Москвы, бывш. полицейский надзиратель Московского градоначальника с 1898 по 19?3 г., после чего в 19?3 году поступил агентом в контрразведку г. Читы и служил до 1916 г., в 1918 г. после белогвардейского переворота сразу же поступил делопроизводителем в контрразведку при штабе Иркутского Военного Округа, где как старый опытный работник охранки Николаевского режима был правой рукой начальника контрразведки Черепанова, завершая с ним темные дела по вылавливанию политических работников и лиц сочувствующих Советской власти, которые затем расстреливались. 6. Скрябин Александр Иванович, 30 л., уроженец гор. Благовещенска, Амурской области, фармацевт, по обвинению в том, что в октябре 1919 г. добровольно поступил в контрразведку при штабе Ирк. Военного Округа по должности наблюдателя, секретного сотрудника, на каковой проводил слежку партийным работникам, собирал сведения среди рабочих о недовольных колчаковщиной, которых затем арестовывали и убирали (расстреливали). 7. Мукк Иван Карлович, (неразб.) л., уроженец Курляндской губ., Гольдингенского уезда, Озерской вол., местечка Крейзбург, чернорабочий, обвиняемый в том, что, будучи добровольцем 18 желбата колчаковской армии, добровольно же вступил в контрразведку при 18 желбате, где выслеживал и доносил на своих товарищей по батальону, сочувствующих Советской власти, за что последние и арестовывались, с этим же батальоном ездил в район села Тасеева для усмирения восставших крестьян, где со всем пылом ненависти к большевикам и расправлялся с ними, расстреливая без суда и следствия, за что и был после усмирения произведен из чина младшего унтер-офицера в чин фельдфебеля и получил орден на память о «хорошей работе в деревне». 8. Дубинин Иван Матвеевич, 2? л., уроженец Енисейской губ., Канского уезда, села Усть-Каначул, слесарь, по обвинению в том, что в июне 1919 г. поступил добровольно в Канскую контрразведку, на должность старшего надзирателя, на каковой и производил наблюдение по городу Канску, выслеживал, производил обыски и арестовывал партийных работников, сочувствующих Советской власти. 9. Гофман Сергей Людвигович, 24 л., уроженец Полтавской губ., Золотоношского уезда местечка Драбово, дворянин, поручик, действительный член тайной белогвардейской организации, участник свержения Советской власти в г. Канске в 1918 г. , доброволец офицерского отряда при штурмовом батальоне чехословацких войск, где был членом Военно-Полевого суда с правом решающего голоса, где вынес много смертных приговоров на лиц, сочувствующих Советсской власти. 10. Поспелов Петр Петрович, 31 г., уроженец гор. Красноярска, землемер Красноярского переселенческого Управл., прапорщик, после колчаковского переворота в Сибири служил в офицерском отряде, с которым участвовал в карательной экспедиции в Туруханский край в погоне за эвакуировавшимся красноярским Исполкомом Совдепа. Поспелов принимал живейшее участие в расстрелах настигнутых политических работников Исполкома, не щадя даже простых рядовых красноармейцев и добивал раненых. (Продолжение следует)

Ответов - 23, стр: 1 2 All

Kraeved63: Из иркутской газеты «Власть труда» № 199 от 10 июля 1920 года: "СПИСОК врагов революции, растрелянных Особым отделом Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией при штабе № армии. 11. Дорофеев Николай Иванович, 29 лет, уроженец Казанской губернии, Спасского уезда, Николо-Пичкасской волости, села Буракова, служащий Колчаковской армии, будучи командиром разведки 2-го полка морских стрелков выезжал в окрестности г. Колывани для усмирений восставших против Колчака крестьян со всевозможными жестокостями. В дер. Черемшанка арестовал комиссара Пантелеева, его сестру Горбунову и солдата Злобина, причем Злобина самолично бил нагайкой, давая не отстававшей от него команде, этим пример для дальнейших истязаний, по дороге в Колывань арестовал и влепил (?) 75 шомполов крестьянину, которого подозревал в дезертирстве. В Колывани над комиссаром выдумывал допотопные пытки, бил мокрой веревкой по голой спине, обвязывал веревкой голову и закручивал палкой до тех пор пока последний не терял сознание. 12. Попелат Роберт Иванович, 26 лет, уроженец города Двинска, Витебской губернии, бывший офицер николаевской армии, с начала белой армии служил в штабе Сибирских войск офицером для поручений, 9/1-19 года поступил в контрразведку при штабе войск Иркутского округа, где производил аресты лиц сочувствующих Советской власти, вел следствия обвиняемых в большевизме, расследовав довольно пристрастно 25 дел, произвел во время своей работы 15 арестов и обысков. После вступления в Иркутск Советской власти, желая замести свои следы, предложил свои услуги Иркгубчека. 13. Савинский Николай Петрович, 35 лет, уроженец города Барнаула, Алтайской области, учитель начальных училищ, по обвинению в том, что находясь в армии Колчака, и будучи прапорщиком, служил в 1-й офицерской роте отряда особого назначения, с которой выезжал на усмирение восставших против колчаковской власти крестьян Минусинского уезда, где и расстреливал без суда и следствия, служил членом Минусинской Военно-Следственной комиссии при полевом суде, где пристрастным отношением к обвиняемым, доводил до расстрела. 14. Казанцев Владимир Прокопьевич 2? года, уроженец города Минусинска Енисейской губернии, учитель, по обвинению в том, что будучи командиром взвода 1 офицерской роты отряда особого назначения, участвовал в кровавом усмирении крестьян, восставших против колчаковского правительства и наступающих на Минусинск. После подавления восстания, сам же участник его, не могущий быть беспристрастным, поступил председателем Минусинского Военно-Полевого суда, проведя (неразб.) заседаний, вынося почти исключительно смертные приговоры. 15. Усков Григорий Иванович, 2? лет, уроженец города Тары, Тобольской губернии, рабочий (неразб.) завода, по обвинению в том, что как инвалид не подлежащий призыву в армию, добровольно поступил в ряды армии Колчака в 5 кадровый полк гор. Семипалатинска, где как благонадежный человек был назначен членом Военно-Полевого суда, вынося смертные приговоры обвиняемым в сочувствии Советской власти. 16. Щепочкин Александр Георгиевич, 25 л. уроженец Екатеринбургской губ., Красно-Уфимского уезда, Артинской вол., завод Арти, рабочий завода, по обвинению в том, что во время наступления Колчака на Урал, когда совет завода Арти объявил мобилизацию для защиты Советской власти, Щепочкин выступил против и собрав подобных ему контрреволюционеров разогнал совет, после прихода белых принимал деятельное участие в поимке бывших работников совета завода Арти, расстреливая каждого пойманного и, кроме того, во время усмирения восставших рабочих завода участвовал в расстрелах 200 чел. и после полной ликвидации большевизма поступил добровольцем в белую казачью сотню. 17. Любовицкий Ипполит Иванович, 56 л., уроженец гор. Варшавы, личный дорянин, исправник царского правительства, по обвинению в том, что после прихода белых в Уфу, добровольно занял должность судебного пристава Уфимского Окружного суда; после отхода белых к Красноярску был назначен уполномоченным Министерства Внутренних дел «Всероссийского Правительства» при Енисейской губернской охранке, где производил обыски и аресты лиц, сочувствующих Советской власти, производил над ними дознания и предавал Военно-Полевому Суду для расстрела. 18. Николаев Николай Александрович, 25 лет, уроженец города Петрограда, (неразб.) прапорщик керенского выпуска, по обвинению в том, что будучи в рядах армии Колчака с самого её возникновения, в октябре 1919 года, поступил старшим наблюдателем контрразведки г. Николаевска, где производил слежку за партийными работниками, производил обыски и аресты лиц, сочувствующих Советской власти, вел предварительные следствия довольно пристрастно как противник РСФСР, в результате чего подсудимые попадали в Военно-Полевой Суд и расстреливались. 19. Мухортов Михаил Андреевич, 26 лет, уроженец города Самары, б. поручик, по обвинению в том, что будучи конторщиком, после чешского переворота, добровольно поступил в штаб Иващенской охраны, где благодаря «успешной работе» вскоре был назначен помощником Начальника охраны. Мухортов после восстания рабочих ст. Иващенко энергично вылавливал «бунтовщиков большевиков», причем «явные бунтовщики» расстреливались сразу же на месте, а подозреваемых в сочувствии Советской власти Мухортов разделил на две категории, благонадежные отпускались на волю, вторая отдавалась «для предварительного следствия» в руки специалистов для должного наказания плетками и нагайками до потери чувств. В половине февраля 1919 года, поступил адъютантом к коменданту города Омска, причем ко времени подхода красных к Омску, расстреливал в тюрьме большевиков, выражая свое сожаление тем, что «не мучил медленной смертью», а даже наоборот добивал раненых. (Продолжение следует)

Kraeved63: «Власть труда» № 200 от 11 июля 1920 года: "СПИСОК врагов революции, растрелянных Особым отделом Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией при штабе № армии. 20. Комарек Георгий Георгиевич, 30 лет, чех, по обвинению в том, что добровольно пошел в ряды колчаковской армии, в чешский полк, участвовал в свержении Советской власти в г. Челябинске, отличался жестокостью по отношению к партийным работникам, расстреливал их со своей шайкой без всякого суда и следствия; в августе 1918 года поступил в 1-й кавалерийский полк, с которым ездил для подавления восставших крестьян в Барнаульский уезд, жестоко истязал восставших крестьян и производил грабежи в восставших деревнях, забирая у крестьян коров и лошадей. 21. Раснер Давид Львович, 54 лет, уроженец г. Петрограда, бывший присяжный поверенный, по обвинению в том, что, будучи непримиримым врагом Советской власти, 22 октября 1919 года добровольно поступил в контрразведку при штабе Иркутского Военного Округа, где нес работу военного следователя, выносил заключения, согласно которых лица, сочувствующие Советской власти, попадали в Военно-Полевой суд и расстреливались. 22. Цыганков Федор Константинович, 21 года, уроженец г. Иркутска, чернорабочий, по обвинению в том, что после расформирования команды Култукского Военно-Контрольного пункта, где он служил после мобилизации, добровольно поступил на службу в контрразведку, состоя в должности наблюдателя своего местного Александровского батальона, разнюхал, что солдаты, товарищи по батальону, хотят дать оружие повстанцам и выдал 4-х человек (всего было выдано 33 чел.), которые и были расстреляны, впоследствии был провокатором при партии эсеров. 23. Невельцов Николай Николаевич, 23 лет, уроженец города Томска, б. дворянин, электротехник, по обвинению в том, что в июне 1919 года добровольно поступил в Черемховскую контрразведку, работая контролером в поездах и задерживая проезжающих партийных работников и лиц, сочувствующих Советской власти по списку Иркутской контрразведки; ездил по заводам и копям уезда для наблюдения над рабочими, недовольными властью Колчака, чтобы предотвратить надвигающийся переворот производил аресты передовых рабочих. На станции Посольская при его участии пойман и расстрелян комиссар, со всеми жестокостями, присутствовал при исполнении смертных приговоров в Иркутской тюрьме. 24. Кузнецов Алексей Андрианович, 33 лет, уроженец города Ачинска, Енисейской губернии, чернорабочий, по обвинению в том, что, будучи в рядах армии Колчака, добровольно поступил в карательный отряд Особого Назначения, который выезжал в окрестности г. Ачинска для усмирения восставших крестьян, причем весь отряд отличался жестокостью и Кузнецов в особенности, что подтверждается следующим фактом: Кузнецов избивал жену повстанца Щетинкина плетьми и пересыпал рассеченное нагайками тело солью только на том основании, что она жена начальника партизанского отряда. После переворота, чувствуя свою вину перед Советской Республикой, скрывался в городе Красноярске, а не по месту жительства, в г. Ачинске, где его подвиги хорошо знали. 25. Первухин Владимир Геннадиевич, 24 лет, уроженец города Верхоленска, Иркутской губернии, по обвинению в том, что, будучи в рядах армии Колчака добровольно поступил в Отряд Особого Назначения - «Карательный», занимая пост старшего унтер-офицера, с которым выезжал на усмирения крестьян в деревни, где был первым участником порок и истязаний; порол дезертиров и новобранцев, сочувствующих Советской власти и убегающих из армии Колчака. 26. Борнацк Мартин, 31 года, подданный Германии, уроженец города (неразб.) по обвинению в том, что, будучи противником Советской власти в начале марта 1919 г. добровольно вступил в ряды польской жандармерии, в городе Ново-Николаевске, где находясь производил обыски в тюрьме у заключенных политических, во время свиданий и передач следил за теми, кто приходил проведать арестованных и после производил обыски у них и арестовывал за сочувствие Советской власти. 27. Кульчитский Эразм Юлианович, 71 года, уроженец Киевской губернии, Васильковского уезда, села Ставище (неразб.) б. дворянин, юрист по образованию, в том, что в августе 1919 года добровольно поступил в Штаб Иркутской контрразведки, где как бывший присяжный поверенный, занял должность военного следователя, где производил допросы и выносил заключения по делам партийных работников и как сознательный враг Советской Республики своими пристрастными заключениями подводил обвиняемых до Военно-Полевого суда, где их расстреливали. 28. Шарнин Сергей Степанович, 32 лет, уроженец Пермской губернии, Камышловского уезда, завода Каменский, бывш. счетовод, обвиняемый в том, что будучи врагом Советской власти до прихода в Усолье чехов, поступил в ряды армии Колчака и сразу же, как окончивший школу прапорщиков, поступил на должность адъютанта, при местной офицерской роте, составленной из тайных членов белогвардейской организации и добровольцев. После отправки роты из Иркутска на фронт, Шарнин оставлен в Иркутске и занял должность офицера для поручений при Датско-Шведском консульстве и разъезжал с консульствами по Сибири, в мае 1919 года поступил добровольно в Черемховскую контрразведку офицером для поручений, где снимал показание с арестованных, за время пребывания более 20 человек, причем почти всем «подозрительным» сочувствующим РСФСР предъявлял обвинение в сочувствии большевизму по которому последние и попадали в Военно-Полевой суд и некоторые были расстреляны. 29. Марценко Петр Дмитриевич, 22 лет, уроженец города Канска, Енисейской губернии, б. почтово-телеграфный чиновник, по обвинению в том, что во время существования Советской власти до Колчака был начальником тайной белогвардейской организации в городе Канске, принимал деятельное участие в свержении Советской власти в 1918 году и после свержения таковой был членом Военно-Полевого Суда в г. Канске с правом решающего голоса, вынося смертные приговоры на известных ему партийных работников г. Канска и его уезда, причем во время подхода красных, участвовал в расстрелах сочувствующих РСФСР, находящихся в тюрьме без суда и следствия. 30. Войтяховский Михаил Васильевич, 25 лет, уроженец города Красноярска, б. офицер, по обвинению в том, что являясь противником РСФСР, добровольно поступил в ряды армии Колчака в июле 1918 года; в феврале 1919 года поступил в 4-й Енисейский полк командиром 4-й роты и с этой ротой отправился на усмирение крестьян и против партизан Щетинкина и Кравченко, где проявлял жестокость по отношению к усмиряемым восставшим крестьянам сочувствующим Советской власти; во время восстания в Военном городке в г. Красноярске, был со своей 4-й ротой энергичным участником подавления и участником расстрела в течение 3-х дней, каждого десятого солдата. После этого был повышен на службе и получил назначение помощником начальника Оперативного Отделения при Штабе командующего войсками Енисейской губернии и заодно с этим исполнял обязанности Начальника разведывательного отделения, где находясь вылавливал лиц сочувствующих Советской власти. (Продолжение следует)

Алексей Елисеенко: Да, встречал этот список, но не копировал. Буду признателен за продолжение.

Kraeved63: Алексей Елисеенко пишет: Буду признателен за продолжение. Да, постепенно выложу остальное. В списке 67 человек, среди них довольно известные личности: генерал-майор В. П. Гулидов, полковник Н. В. Бонч-Осмоловский, начальник иркутской контрразведки Д. П. Черепанов и другие. «Власть труда» № 200 от 11 июля 1920 года: "СПИСОК врагов революции, растрелянных Особым отделом Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией при штабе № армии. 31. Сидоркин Василий Семенович, 19 лет, уроженец города Омска, бывш. бухгалтер, по обвинению в том, что в марте 1919 года добровольно поступил в отдельный Егерский Кавалерийский полк, находящийся под командой Красильникова, с которым и участвовал при подавлении восстания крестьян в селах Христорождественском, (неразб.), (неразб.) и Тасеево, где расстреляли 8 человек, повесили 4, изнасиловали 3 женщины, конфисковали все имущество, об нагайках, которыми истязались крестьяне и говорить нечего, во всем этом Сидоркин принимал самое деятельное участие. 32. Аникин Николай Петрович, 25 лет, уроженец Томской губернии и уезда, (неразб.) волости, села (неразб.), рабочий Анжерских копей по обвинению в том, что будучи членом Р. К. П. Б. и поступив в ряды армии Колчака, добровольно поступил секретным сотрудником при Анжерской контрразведке, работая среди рабочих и выслеживая сочувствующих Советской власти; причем таковых он предавал тайно в руки контрразведки и последние за это сидели в тюрьме. 33. Василенко Петр Иванович, 25 лет, уроженец Витебской губернии, Люцинского уезда, Поснинской волости, дер. (неразб.), рабочий Анжерских копей, котельщик, по обвинению в том, что, будучи членом Р. К. П. Б., вступил в ряды армии Колчака в ноябре 1919 г., добровольно поступил в Анжерскую контрразведку секретным сотрудником, при отряде поручика Семенова, где находясь выслеживал и предавал в руки контрразведки рабочих сочувствующих Советской власти, которые подвергались благодаря этому продолжительному заключению в тюрьме, а иногда и расстрелу. 34. Протасьев Всеволод Всеволодович, 29 л., уроженец Рязанской губ., Сапожковского уезда, (неразб.) вол., села Уголь, б. офицер, по обвинению в том, что будучи мобилизован в ряды армии Колчака, занимал командную должность командира батальона в 3-м Кавалерийском полку и в августе 1919 г. поступил председателем Военно-Полевого суда при штабе 3-й армии, где будучи врагом Советской Республики, ей сочувствующих при разборе дела 8 человек дезертиров вынес смертные приговоры. 35. Гулидов Владимир Платонович, 44 лет, уроженец гор. Одессы, Херсонской губ. бывший генерал-майор, по обвинению в том, что проживая во время 1-го периода Советской власти в Красноярске в 1918 году, был главным руководителем тайной офицерской организации и ее работы по свержению Советской власти и после подготовки принимал самое деятельное участие в ее свержении, вместе с Гришиным-Алмазовым и был назначен правительством Колчака Начальником гарнизона гор. Красноярска и в тоже время командующим войсками Енисейского Военного Округа; в начале 1919 года был назначен командиром Степной дивизии, оперировавшей на Семиреченском фронте, где беспощадно расстреливались по его приказу все красные, попавшие в плен и свои дезертиры, сочувствующие Советской власти. 36. Чупанов Николай Георгиевич, 28 л., уроженец Иркутской губ., Верхоленского уезда, Тутурской вол., дер. Чупаново, специалист слесарь, б. поручик Колчаковской армии, по обвинению в том, что, будучи в 1919 г. помощником комиссара 1-го района Иркутской городской милиции после Колчаковского переворота, добровольно остался в г. Иркутске и поступил на должность железно-дорожного командира железно-дорожного батальона, затем добровольно поступил в иркутскую контрразведку, где занял должность офицера для поручений, находясь на каковой производил обыски и аресты лиц, сочувствующих Советской власти, производил предварительные допросы арестованных и будучи (неразб.) сознательным врагом Советской власти, пристрастным отношением к делу доводил советских работников до расстрела. 37. Печенкин Антон Кондратьевич, 29 л., уроженец Виленской губ., Дисненского уезда, Перебродской вол., дер. (неразб.), чернорабочий, по обвинению в том, что, будучи добровольцем в армии Колчака, служил фельдфебелем разведки 2 полка морских стрелков, с которыми выезжал на усмирение восставших крестьян Енисейской губ., также участвовал в аресте комиссара Пантелеева и его сестры Горбуновой в д. Черемшанское, Ново-Николаевского уезда, причем о его предварительных издевательствах и дьявольской работе, можно судить из следующего факта: после поимки комиссара Пантелеева сначала его драли плетками и шомполами почти до безчувствия и, когда все-таки он не умер от этих мук Печенкин выдумал новую пытку: обвил около черепа веревку, завязал, засунул палку и начал крутить, веревка суживалась и сдавливала голову до треска костей и жертва падала без памяти. По дороге к Ново-Николаевску дал 75 шт. плетей крестьянину, которого принял за дезертира, участвовал в расстреле партийных работников. 38. Бочарников Сергей Иванович, 27 лет, уроженец города Евпатория, Таврической губернии, после мобилизации в июле 1918 года назначен младшим офицером в Иркутский запасный полк и после был переведен в полк Особого Назначения, где служил младшим офицером до октября 1918 года, откуда по собственному желанию перевелся в 10 запасный Байкальский полк, который отправился в Канск и здесь поступил хозяином офицерского собрания и в то же время состоя на должности члена Военно-Полевого суда, в который его избрали уже летом 1919 с исполнением обязанностей Начальника Военного Района. Будучи членом Полевого Суда, при нем разбирались дела политических работников и было приговорено к расстрелу при его участии 3 чел.; будучи начальником Военного Района отдавал приказания о применении репрессивных мер по отношению к восставшим крестьянам Канского уезда. (Продолжение следует)

Штабс-капитан: Kraeved63 пишет: 14. Казанцев Владимир Прокопьевич... будучи командиром взвода 1 офицерской роты отряда особого назначения, участвовал в кровавом усмирении крестьян, восставших против колчаковского правительства и наступающих на Минусинск. После подавления восстания, сам же участник его, не могущий быть беспристрастным, поступил председателем Минусинского Военно-Полевого суда Какой-то странный приговор, видно, что сторона обвинения логикой не замарачивалась Kraeved63 пишет: полковник Н. В. Бонч-Осмоловский Было бы очень интересно А вообще видно, что приговоры писались на коленке, без особых сверок, "а о нагайках и говорить нечего"

Олег В: Согласно приказа по 3-й армии, с 18 по 23 августа 1919 года, на стан.Лебяжье проходил военный суд под председательством командира 1-го полевого ординарческого эскадрона штаб-ротмистра Протасьева, над группой крестьян и солдат-дезертиров. Большинство обвиняемых были приговорены к расстрелу.

Kraeved63: Штабс-капитан пишет: 14. Казанцев Владимир Прокопьевич... будучи командиром взвода 1 офицерской роты отряда особого назначения, участвовал в кровавом усмирении крестьян, восставших против колчаковского правительства и наступающих на Минусинск. После подавления восстания, сам же участник его, не могущий быть беспристрастным, поступил председателем Минусинского Военно-Полевого суда Какой-то странный приговор, видно, что сторона обвинения логикой не замарачивалась Текст действительно написан очень коряво - видимо, кто-то не очень грамотный писал. Иногда трудно понять смысл написанного. Например, фразу "После подавления восстания, сам же участник его..." можно истолковать двояко: участник восстания и участник подавления восстания. По логике здесь, конечно, участник подавления восстания. «Власть труда» № 201 от 13 июля 1920 года: СПИСОК врагов революции, растрелянных Особым отделом Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией при штабе № армии. 39. Печенкин Николай Васильевич, 19 л., уроженец города Томска, артист, обвиняемый в том, что будучи в августе 1919 г. мобилизован в армию Колчака, из 46 Сибирск. полка добровольно перевелся на службу в 1-ю Сибирскую штурмовую бригаду имени генерала Пепеляева, где скоро за преданность делу был переведен в контрразведку при бригаде. Во время восстания солдат 29-го Сибирского полка контрразведкой арестовывались все участники восстания. Печенкин принимал в истязаниях арестованных самое деятельное участие: «Печенкин со скрежетом зубов бил шомполами свою жертву до тех пор, пока последняя не теряла сознания, затем уходила в лучший мир», - вот слова очевидца ни за что пострадавшего в этот бунт т. Фридлянда Самуила; по приходе Советских войск Печенкин поступил в театр артистом и замечен в агитации против вождей пролетариата, в вагоне во время следования в отпуск в г. Томск. 40. Иванов Виктор Никитич, 22 л., уроженец Забайкальской обл., Верхнеудинского уезда, Мухоршибирской волости, дер. Хирашибирь, сын священника, конторщик, по обвинению в том, что будучи мобилизован в армию Колчака и находясь при Комендантском Управлении г. Иркутска, ходил на обыски и облавы на партийные организации, при обысках и облавах заменил Начальника и действовал самостоятельно. Пойманных и арестованных партийных работников расстреливал без суда. В апреле 1919 г. был откомандирован в Иркутское военное училище, которое в сентябре окончил и назначен на фронт в Сводную дивизию младшим офицером Комендантской команды 3-го Сибирского Степного полка, где и оставался до последней возможности, т. е. до пленения его партизанами. 41. Крастин Карл Юрьевич, 42 л., уроженец Лифляндской губ. (неразб.), при царизме служил полицейским надзирателем в гор. Канске, с 1912 по 1916 год, будучи врагом Советской власти принимал участие в свержении таковой в 1918 г. и затем, как местный житель города Канска, знающий всех партийных работников, желая в корне уничтожить большевизм, добровольно вступил в Канскую контрразведку, где исполнял должность чиновника для поручений, производил слежку, обыски и аресты лиц, сочувствующих РСФСР. 42. Менцев Петр Федорович, 24 лет, уроженец Рязанской губернии, Пронского уезда, Березовской волости, дер. Плоскова, бывш. поручик, по обвинению в том, что будучи врагом РСФСР, поступил в армию Колчака в 1918 году в 31-й стрелковый полк, где 2-го августа 1919 года зарубил своего денщика Крокуль Михаила; во время восстания 31 стрелкового полка принимал 1, 2 и 3 августа самое деятельное участие, расстреливая восставших без суда и следствия, предварительно избивая до полусмерти, состоя членом Военно-Полевого суда, присуждал к расстрелу участников восстания, вылавливаемых после усмирения. 43. Астафьев Михаил, 26 лет, уроженец города Канска, Енисейской губернии, бывш. юнкер, по обвинению в том, что будучи врагом РСФСР, поступил в 1918 году в ряды армии Колчака и был зачислен в офицерско-добровольческий отряд, который влился во 2-й Нижне-Удинский полк и отправлен на Уральский фронт, по дороге Астафьев захворал и по выздоровлении назначен в 32-й Сибирский стрелковый полк младшим офицером; в январе 1919 года добровольно перешел взводным командиром в Отряд Шт.-капитана Зберовского (?), с которым отправился на Тасеевский фронт, по дороге был расстрелян крестьянин дер. Денисовка Быстров, кроме того, Астафьев участвовал в стычках с партизанами (неразб.) свою жестокость с пленными партизанами, в то же время состоял членом офицерской организации, куда поступил ещё при Советской власти, участвовал в ее свержении. 44. Оболенский Владимир Николаевич, 26 лет, уроженец Уфимской губернии, Бирского уезда, дер. Уразаево, чернорабочий, обвиняемый в том, что по приходе чехов в 1918 году добровольно поступил в белую армию, откуда перевелся в милицию и принимал самое деятельное участие в облавах, поисках и арестах лиц, сочувствующих РСФСР; отличался жестокостью по отношению к политическим арестованным, так например, во время конвоирования партии таковых заставлял измученных, голодных арестованных бежать бегом, отставших бил нагайкой. Уволившись из милиции, поступил в агенты Иркутской контрразведки, откуда ездил на Солеваренный завод с офицером Кудряевым (?) для (неразб.) арестов (неразб.) партийных работников завода, в частности не застав товарища (неразб,) до полусмерти напугал жену и ребятишек, ругаясь и угрожая револьвером. 45. Козловский Анатолий Александрович, 26 лет, уроженец Иркутской губернии гор. Нижне-Удинска, дворянин, офицер, по обвинению в том, что в 1917 году в Нижнеудинске поступил в тайную офицерскую организацию для свержения Советской власти, которая, имея в своем распоряжении винтовки и пулеметы, иногда делала неожиданные налеты, кончавшиеся кровавыми столкновениями, принимал деятельное участие в свержении Советской власти в г. Канске, затем вступил в отряд (карательный) и занимался вылавливанием Советских работников, которых сажали в тюрьму, которые потом, после неудач на фронте, в числе 7-ми человек были расстреляны без суда и следствия, получив на каждого участника по 10 рублей награды, за каждого расстрелянного; после этого, побывав на фронте, поступил в Нижне-Удинске в казачью сотню Особого Назначения, с которой выезжал в гор. Канск для поимки дезертиров, затем поступил адъютантом при коменданте Нижне-Удинска, где служил до июля месяца 1919 года, где производил аресты и опросы лиц, сочувствующих Советской власти. 46. Плотников Иван Александрович, 27 лет, уроженец Алтайской губернии, Бийского уезда, Уланинской волости села Уланы, чернорабочий, по обвинению в том, что при власти Колчака, будучи врагом Советской власти, добровольно поступил в милицию в своем селе в феврале 1919 г. и служил до декабря 1919 года, причем, будучи милиционером, участвовал в подавлении крестьянских восстаний, доносил о неблагонадежности крестьян, сочувствующих РСФСР и лично драл плетьми крестьянина Егора Косова за то, что тот отзывался доброжелательно о Советской власти, до тех пор, пока тот не лишился чувств. (Продолжение следует)

Oigen Pl: Kraeved63 пишет: 46. Плотников Иван Александрович, 27 лет, уроженец Алтайской губернии, Бийского уезда, Уланинской волости села Уланы, чернорабочий, по обвинению в том, что при власти Колчака, будучи врагом Советской власти, добровольно поступил в милицию в своем селе в феврале 1919 г. и служил до декабря 1919 года, причем, будучи милиционером, участвовал в подавлении крестьянских восстаний, доносил о неблагонадежности крестьян, сочувствующих РСФСР и лично драл плетьми крестьянина Егора Косова за то, что тот отзывался доброжелательно о Советской власти, до тех пор, пока тот не лишился чувств. Речь, конечно, об уроженце села Улала (позже - Ойрот-Тура, теперь это г. Горно-Алтайск).

Kraeved63: Oigen Pl пишет: Речь, конечно, об уроженце села Улала (позже - Ойрот-Тура, теперь это г. Горно-Алтайск). Спасибо. Явно, что в тексте это не единственная ошибка в написании населённого пункта. «Власть труда» № 202 от 14 июля 1920 года: СПИСОК врагов революции, растрелянных Особым отделом Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией при штабе № армии. 47. Заковряшин Гавриил Иванович, 22 л., уроженец Алтайской губ., Барнаульского уезда, Белоярской вол., села Повалиха, по обвинению в том, что, будучи в 15 кадровом полку 2 роте Колчаковской армии рядовым бойцом, принимал горячее участие в подавлении крестьянских восстаний Барнаульского уезда, причем избивал немилосердно восставших нагайками и шомполами, участвовал в расстреле 12 чел. крестьян, сочувствующих Советской власти в селе Повалихи, Барнаульского уезда, причем расстрелял одного глухонемого совершенно не причастного ни к какому восстанию, эти 12 человек истерзанных и изрубленных шомполами лежали на дороге до тех пор, пока не было дано распоряжения убрать их. 48. Копотилов Петр Яковлевич, 22 л., уроженец Енисейской губ., Канского уезда, , Устенской (?) вол., дер. Кока (?), б. офицер, по обвинению в том, что будучи в рядах армии Колчака, в июне 1918 г. поступил офицером в добровольческую дружину, которая вскоре была переименована в 4-й батальон по охране железной дороги, откуда перешел младшим офицером в 3 роту 321 полка, с которой ездил на Тасеевский фронт, принимая репрессивные меры по отношению восставших крестьян, затем перешел в отряд Красильникова, где пробыл до июля 1919 г., участвовал в усмирении крестьян села Онани (?), где для примера был повешен староста села; после сформирования Красильниковым Егерского батальона, поступил туда и сражался вместе с батальоном на западном фронте. 49. Буяк Георгий Густавович, 29 л., германский подданнный, уроженец города Данцига, по обвинению в том, что, будучи, в 1-й период Советской власти в Сибири, находился в рядах Красной армии, откуда при приходе белогвардейских войск, добровольно перебежал на сторону белых и поступил добровольно в Польскую армию в г. Ново-Николаевске, где указал 10 чел. поляков, германских подданных, не желавших служить у Колчака, которые были посажены под арест и против воли зачислены в ряды войск, поступил добровольно в контрразведку при польском легионе 5 польской дивизии, где производил аресты польских солдат, сочувствующих Советской власти. 50. Безруков Александр Николаевич, 32 г., уроженец гор. Барнаула, Алтайской области, по обвинению в том, что, будучи противником РСФСР, несмотря на запрещение выезда офицерству на Восток, пробрался в 1918 г., подвергшись аресту на станции Слюдянка, в Благовещенск, где и поступил в Амурский отряд, где скоро, как юрист занял должность Начальника контрразведки, вел следствия на видных советских работников т. Мухина и Бутина, Предс. Забайкальского Исполкома, которые были расстреляны, применял к арестованным различного рода наказания и сам участвовал в них и был настолько жесток, что даже мирным гражданам «мещанам» ненавистен и обстреливался 4 раза из-за угла, хотя и безуспешно. 51. Селезнев Василий Данилович, 33 л., уроженец гор. Иркутска, бывш. землемер-топограф, по обвинению в том, что будучи врагом РСФСР в 1919 году добровольно поступил в Черемховскую контрразведку на должность офицера для поручений, на каковой производил аресты лиц, сочувствующих Советской власти, делал обыски, будучи жителем этой местности и знал бывших политических работников, предавал их в руки контрразведки, производил допросы и если арестованный не сознавался применял порку и мордобитие. 52. Сигаев Иван Емельянович, 22 л., уроженец гор. Канска, Енисейской губ., бывш. офицер, по обвинению в том, что во время Советской власти в 1918 году был членом тайной офицерской организации, участвовал в свержении Советской власти в г. Канске и поступил добровольно командиром комендантской команды, с которой выезжал несколько раз для усмирения восставших крестьян, избивая последних плетьми, проводил в исполнение приговоры Военно-Полевого суда, т. е. расстреливал политических работников, ведущих агитацию за Советскую власть. 53. Базанов Владимир Петрович, 35 лет, уроженец Симбирской губернии, Алатырского уезда, села Норецкого, бывший чиновник военного времени, по обвинению в том, что, будучи ненавистником Советской власти, добровольно поступил в контрразведку при Штабе Военного Округа, занимая должность помощника начальника контрразведки, где находясь производил обыски и аресты лиц, сочувствующих Советской власти, причем, будучи постоянным жителем Иркутска, знал и деятелей, которые Военно-Полевым судом присуждались к расстрелу. 54. Жердецкий Николай Степанович, 36 лет, уроженец Витебской губернии, Полоцкого уезда, мест. Заболотинки, чернорабочий, по обвинению в том, что будучи врагом РСФСР, добровольно поступил в Канскую контрразведку, где занимал должность старшего наблюдателя, находясь на каковой производил слежку лиц, сочувствующих Советской власти, предавая их в руки контрразведки, проводил обыски не только по ордеру, но и по своему усмотрению, лично участвовал в расстрелах осужденных Военно-Полевым судом. 55. Маленков Геннадий Александрович, 25 лет, уроженец Костромской губернии, Кологривского уезда, Николо-Кироширской волости, дер. Вшивцево (?), учитель, поручик, по обвинению в том, что, будучи командиром команды разведчиков 3 полка 4 Петроградской дивизии Красной армии, 10 октября 1918 года перешел вместе с командой на сторону белых, был отправлен в Иркутск, где поступил в карательный отряд Красильникова, причем был разжалован в рядовые и предупрежден, что только за отличие получит поручика. Отряд действовал в районе Канска в селах: Тасеевском, Степно-Баджейском и др., где восставшие крестьяне истязались и вешались без милосердия, после нескольких командировок Маленков был отдельным, а затем взводным командиром, в октябре 1919 года приказом по армии Пепеляева за усердную службу родине, был восстановлен в чине поручика и назначен командиром 2-й роты Егерской (карательной) бригады, с которой ещё раз выезжал на усмирение. 56. Бонч-Осмоловский Николай Васильевич, 55 л., уроженец гор. Петрограда, б. дворянин, полковник, обвиняемый в том, что проживая после мобилизации царской армии в Нижне-Удинске, при Советской власти состоял членом тайной офицерской организации, был руководителем при ее свержении и назначен Начальником гарнизона, причем отличался исключительной жестокостью, даже и среди белогвардейцев, по отношению к политическим работникам, расстреливая без всякого суда и следствия, в феврале 1919 г., был назначен Начальником дивизиона тяжелой артиллерии, а в марте выехал в Красноярск формировать артиллерийский полк при 3-й Сибирской стрелковой дивизии, который и сформировал. 57. Юрков Дмитрий Николаевич, 31 г, уроженец Иркутской губ., Верхоленского уезда, с. Качуг, б. прапорщик, по обвинению в том, что будучи врагом РСФСР, в июне 1919 г. добровольно поступил в контрразведку при Штабе Иркутского Военного Округа офицером для поручений, на каковой производил обыски и аресты лиц сочувствующих Советской власти, снимал допросы, применял в случае не признания вины арестованным, истязания и мордобитие, доводя этим обвиняемого до признания во всех смертных грехах, отчего обыкновенно последний и был присуждаем к расстрелу. 58. Забродин Василий Иванович, 20 л., уроженец Казанской губ., Чебоксарского уезда, писарь Марнинского (?) села, мещанин, по обвинению в том, что будучи врагом РСФСР, в июне 1918 года, добровольно вступил в отряд по борьбе с большевиками «Гремячий», где принимал деятельное участие и укрывл и довольствовал бежавших из тюрьмы офицеров на заимке «Гремячий ключ» и затем, в мае 1919 года, добровольно поступил в Черемховскую контрразведку агентом, работал 7 месяцев, арестовал много партийных работников едущих в глубь Сибири, выдал несколько человек имеющих оружие, следил за «подозрительными» выслеживал большевистскую организацию, чувствуя свою вину после подхода Советских войск, пытался бежать в Харбин. (Продолжение следует)

Штабс-капитан: Kraeved63 пишет: 48. Копотилов Петр Яковлевич, 22 л., уроженец Енисейской губ., Канского уезда, , Устенской (?) вол тут Успенская волость Kraeved63 пишет: 5. Маленков Геннадий Александрович, интересный персонаж Kraeved63 пишет: 56. Бонч-Осмоловский Николай Васильевич Kraeved63 пишет: а в марте выехал в Красноярск формировать артиллерийский полк при 3-й Сибирской стрелковой дивизии, который и сформировал. Великолепно! Так вот он куда делся из Красноярска!

Михаил: Kraeved63 пишет: после нескольких командировок Маленков был отдельным... ...отделЕнным, т.е. командиром отделения.

Kraeved63: Штабс-капитан пишет: Kraeved63 пишет: цитата: 48. Копотилов Петр Яковлевич, 22 л., уроженец Енисейской губ., Канского уезда, , Устенской (?) вол тут Успенская волость Спасибо, штабс-капитан. В газетном тексте некоторые буквы плохо пропечатаны, поэтому иногда сложно разобрать слово: Михаил пишет: Kraeved63 пишет: цитата: после нескольких командировок Маленков был отдельным... ...отделЕнным, т.е. командиром отделения. Спасибо за поправку, Михаил. Я написал как было в газете: «Власть труда» № 203 от 15 июля 1920 года: "СПИСОК врагов революции, растрелянных Особым отделом Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией при штабе № армии. 59. Лысков Павел Иннокентьевич, 31 г., уроженец гор. Красноярска, мещанин, обвиняемый в том, что, будучи врагом РСФСР, был ярым участнико свержения Советской власти в Сибири под общим руководством белогвардейской офицерской организации, причем, как «надежный человек» (его слова) после переворота был назначен Начальником Канской контрразведки, участвуя в подпольной работе при Советской власти и знал всех партийных советских работников, он был незаменимым на своем посту, арестовав всех неуспевших куда-нибудь скрыться, при контрразведке производились расстрелы виновником коих, без сомнения, являлся Начальник, т. е. Лысков. 60. Маров Петр Георгиевич, 35 л., уроженец гор. Казани, техник-механик, по обвинению в том, что, будучи врагом РСФСР, был мобилизован в армию Колчака, поступил адъютантом коменданта гор. Канска, находясь на таковой, участвовал в расстрелах советских работников, прмером могут служить гр. Стародубцева и Смолкина, которые подвергались со стороны Марова такому истязанию, что первой пришлось после сделать операцию, участник мародерства и грабежей во время усмирения восставших крестьян. 61. Яушев Ибрагим Галич, 27 л., уроженец гор. Казани, б. поручик, по обвинению в том, что, будучи сзнательным ненавистником Советской власти, чтобы замаскировать свои настоящие убеждения и с успехом работать на пользу белогвардейцев, работал писцом Чистопольского Исполкома и только после Чехословацкого переворота развернулся во всю и поступил добровольно в офицерский отряд, затем по своему желанию перевелся в Ново-Николаевск офицером для поручений при коменданте города, участвовал при арестах видных советских политических работников города, которые были расстреляны, как доброволец выезжал на фронт против Щетинкина, принимал деятельное участие в подавлении партизан и был ранен, находясь в отряде Особого Назначения (карательного). 62. Греков Алексей Порфирович, 47 л., уроженец гор. Ачинска, Енисейской губ., по обвинению в том, что будучи сознатеьным врагом Советской власти и желая помочь колчаковщине, занимался добровольным шпионажем, благодаря ему были выслежены и пойманы советские работники г. Ачинска, в числе 6 человек, из которых Козлов Петр был осужден на 15 лет каторги, Теплоухова Мария на 18 лет, Шатырская и Пузанова на 20 лет, Никитин и Крюков присуждены к расстрелу, кроме этого в 1919 году добровольно поступил в контрразведку при Штабе Иркутского Военного Округа, где тоже занимался слежкой политических работников и организаций, производил обыски и аресты лиц сочувствующих РСФСР. 63. Шестаков Прокопий Петрович, 31 г., уроженец Уфимской губ., Златоустовского уезда, (неразб.) вол., и села, по обвинению в том, что, будучи врагом РСФСР и находясь в рядах Красной армии, сдался белым и добровольно поступил на службу во 2-й Каштымский полк, затем поступил в карательный отряд Особого Назначения, выезжал в деревни для поимки дезертиров не желающих служить у Колчака и избивал их, драл плеткой при отступлении от села Анновское (?) Петропавловского уезда, Акмолинской области, участвовал в расстреле 9 человек солдат, желающих остаться здесь и сдаться в плен Советским войскам. 64. Черепанов, Дмитрий Петрович, 46 л., уроженец гор. Харбина, б. офицер, во время войны с Германией занимал должность командира охранной желенодорожной роты, в 1918 г. перешел Начальником контрразведывательного отделения в г. Иркутске, подобрал к себе в помощники самых отъявленных врагов Советской власти, с его ведома и по его инициативе производились обыски, аресты и расстрелы, он довел дело охраны в Иркуткой губ., до такой высокой степени, что ни одному почти Советскому работнику не удалось избежать рук контрразведки, все были пойманы, замучены в тюрьмах или расстреляны Черепановым и его сподвижниками. 65. Полканов Василий Михайлович, 25 л., уроженец гор. Иркутска, б. офицер, по обвинению в том, что, будучи сознательным врагом Советской власти после Колчаковского переворота добровольно вступил в ряды армии Колчака и сражался на фронте несколько месяцев 1918 г., а затем перевелся в Иркутскую контрразведку, на должность военного Следователя, где производил допросы и выносил заключения на лиц сочувствующих РСФСР, подводя под расстрел, пред последним вздохом колчаковской реакции арестовал т. Наркевича, комиссара юстиции в г. Иркутске, производил обыски в земельном отделе и арестовал 18 чел. по обвинению в заговоре против правительства Колчака, передал их Семенову и 18 были расстреляны. 66. Архангельский Арсений Петрович, 31 л., уроженец Симбирской губ. , Карсунского уезда, Жадовской волости, юрист, по обвинению в том, что, будучи сознательным врагом Советской власти, вступил в армию Колчака в 54 стрелковый полк, оттуда в ноябре 1919 г. перешел в контрразведку при штабе Иркутского Военного Округа, занял должность военного Следователя, на каковой вел следствия по делам политических работников и будучи пристрастным и односторонним доводил заключениями (?) по делам обвиняемых в сочувствии Советской власти до Военно-Полевого суда, где последние и расстреливались. 67. Оболтин Николай Иванович, 40 л., уроженец гор. Иркутска, б. подполковник, (неразб.) монархист, сторонник диктатуры военщины, решительный ненавистник РСФСР, служа в армии Колчака во 2-м местном Иркутском батальоне, устраивал строгий надзор над солдатами, поставил под видом дезертиров в каждую роту по сыщику контрразведки, которым довольно нетрудно было выследить сочувствующих Советской власти и в ночь на 19 сентября 1919 года контрразведкой Черепанова было арестовано 42 чел., этим предвращались попытки восстания, из которых после прихода Советских войск спасено только 20, остальные расстреляны и умерли от невозможных условий жизни. Оболтин исполнял какие угодно приказания начальства и был жесток к солдатам своего батальона.

самарец: Про Копотилова ( № 48 в списке ): перешёл не в 3 роту 321 полка - это описка, а скорее всего в 3 роту 32 полка ( 32-й Канский Ссп ).

Kraeved63: Да, я тоже заподозрил что здесь что-то не так, но оставил как было в тексте:

ГончаровЮ.И.: Дело Г.Г.Комарека ( в списке под № 20) читал.Реабилитирован в 1997г.Зачастую люди одного и того же полка или даже эскадрона или роты ,делая одно дело ,оказались: одни реабилитированными, а другие преданы забвению, т.к их дела не подлежат огласке.

Kraeved63: Заметка в газете «Власть труда» № 206 от 18 июля 1920 года: "За что расстреливает рабоче-крестьянская власть? Расстрел врага революции. Революционный Военный Трибунал N-ой армии 24-го июня с. г. рассмотрел дело бывшего поручика Николая Андреевича Субботина, 27-ми лет, происходящего из граждан Казанской губернии, Свияжского уезда, села (неразб.), Теньковской волости, по обвинению его в службе членом военно-полевого суда и в участии в вынесении смертных приговоров при колчаковской власти. Путем следствия, показания свидетелей и документальными данными установлено следующее: Субботин, служа на германском фронте в 1917 году был произведен в поручики и по болезни эвакуирован в госпиталь гор. Казани, где пролежал якобы до чехословацкого наступления; с момента занятия города чехами Субботин поступил в армию добровольцем, где и был назначен в пулеметную команду. После отступления белых Субботин состоял в разных офицерских батальонах и ротах. В 1918 году он был командирован в штаб Казанской дивизии особого назначения полковника Степанова, который его, Субботина, как надежную личность, назначил членом прифронтового военно-полевого суда. В бытность Субботина членом полевого суда (неразб.) было разобрано 8 дел, из них 6 человек были расстреляны, как бывшие Советские работники. Субботин рассказывал при Колчаке солдатам, что члены этого суда относились так жестоко к обвиняемым, что почти никто из суда живым не выходил, так как все приговоры выносились смертные. Жестокость суда была так велика, что из-за опасения мести за это со стороны населения суду приходилось устраивать свои заседания каждый раз в новом месте; что судьям неоднократно предлагались подпольными организациями крупные суммы денег за выход из состава этого суда и что, наконец само колчаковское правительство признало состав этого суда слишком жестоким и вынуждено было расформировать этот состав. Обвиняемый виновным себя признал, объяснив, что виноват был якобы лишь один председатель полевого суда Иванов, который был страшно жесток. На основании изложенного и считая предъявленное Субботину обвинение полностью доказанным и действия его, Субботина, не заслуживающими снисхождения, руководствуясь коммунистической совестью и правосознанием военно-революционный трибунал N-ой армии постановил: Субботина Николая Андреевича, как врага народа, подвергнуть высшей мере наказания — расстрелу. Приговор привести в исполнение по истечении 48-ми часов с момента его вынесения".

Kraeved63: "За что карает рабоче-крестьянская власть? Список, расстрелянных Иркутской Губернской Чрезвычайной Комиссией по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности, врагов Советской власти: 1. Вадас Иштван Иванович, бывший военнопленный, 37 лет, в 1918 году служил в Красной армии, под Казанью был отрезан белыми с частью полка и по требованию чехов показать, кто из пленных мадьяры, указал чехам 16 товарищей, которые тут же были расстреляны. Спустя месяца четыре вступил добровольцем в колчаковскую армию, где был назначен конвоиром для препровождения пленных красноармейцев, зверски расправлялся с ними, за малейшее неисполнение его приказаний расстреливал их. 2. Каменщиков Лев Григорьевич, 23 лет, гражданин Иркутской губ. и уезда, Смоленской волости, в 1918 году служил в Красной армии в Черемхово, отступая совместно с товарищами Черемховского района, в Иркутске отстал от своих товарищей, поступил в армию белых, совместно с которыми принимал участие против своих же товарищей на Кругобайкальском фронте. При взятии станции Посольская зарубил 8 красноармейцев, после чего был произведен в прапорщики и поступил добровольцем в семеновскую банду, совместно с которой грабил и избивал население и расстреливал рабочих. 3. Подзоров Владимир Иванович, 28 лет, гр. Орловской губ. Болховского у., Лучанской волости, в 1918 гду, находясь на службе в Бирюсинском лесничестве в должности лесничего, выдавал видных советских работников в руки чехов, по указанию его были расстреляны председатель Алзамайского волостного совета т. Балакшин Г. И. и целый ряд лиц сочувствующих Советвласти, причем до прихода Красной армии в 1919 г. он открыто заявлял «как придут красные бандиты, то я их двух или трех убью сам». 4. Сахаров Александр Иванович, 28 лет, Иркутск. губ. Черемховск. уезда, Идинской волости, в 1919 г. в период Колчака, находясь на службе в Черемховской конной милиции поехал на подавление восстания в Александровский централ, где беспощадным образом расстреливал бежавших из тюрьмы красноармейцев в с. Каменке, под его комнадой расстреляли 5 бежавших политических, где он давал распоряжение стрелять даже по убитым. («Власть труда» № 213 от 27 июля 1920 г.) 5. Валюжанин Степан Иванович, Новгородской губ, 43 л., бывший штабс-капитан, начальник карательного отряда на реке Илим, расстреливал беспощадно рабочих и крестьян, производил порки, по его требованию высылались из Иркутска карательные отряды для подавления крестьянских восстаний. В деревне Бадарма по его распоряжению расстреляно 10 красноармейцев взятых в плен. («Власть труда» № 214 от 28 июля 1920 г.)

Kraeved63: Бывший особняк архитектора В. А. Рассушина. В 1920 году в доме находилась Иркутская губернская Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, саботажем и преступлениями по службе («Губчека») под председательством С. Г. Чудновского. Ул. К. Маркса, 10.

самарец: Ещё раз о Копотилове - не 3-я , 8-я рота 32 Ссп ( судя из фотокопии газеты ).

Kraeved63: самарец пишет: Ещё раз о Копотилове - не 3-я , 8-я рота 32 Ссп ( судя из фотокопии газеты ). Да, точно, похоже на восьмерку. Такая печать, что довольно трудно бывает разобрать написанное. В газете "Власть труда" № 216 от 30 июля 1920 года есть ещё одна заметка с повторением некоторых фамилий из расстрельного списка. И в этой заметке видится мне всё же цифра три. А вот, кстати, в случае с Маленковым, то здесь, как верно заметил Михаил, уже написано правильно - "отделЕнным", а не "отдельным". "Недавно в Иркутске опубликован список 67 расстрелянных Советской властью контрреволюционеров, среди них: («Власть труда» № 216 от 30 июля 1920 года)



полная версия страницы