Форум » Белые и казаки » Белое подполье, операции Белой армии и РОВС после ГВ » Ответить

Белое подполье, операции Белой армии и РОВС после ГВ

Сибирецъ: Уважаемые коллеги! Если у кого есть наименования книг, сслыки и другая полезная информация, буду Вам признателен. Интересуют операции белых подпольщиков, боевиков, белой разведки на территории СССР после 1922 г. От себя могу добавить, что ветеран ВС СССР рассказал мне, что одно время служил в Иркутской области. В ряде районов белые отряды действовали до 1941 г.

Ответов - 65, стр: 1 2 3 4 All

белый: ГончаровЮ.И. пишет: Агенты контрразведки бродили по территории Алтайской губернии, разоряли крестьян Это о чем ?

ГончаровЮ.И.: Мне самому интересно: о чем это?, но в статье нет подпобностей.

самарец: Интересно, а как они их разоряли?


Сибирецъ: Интересны удостоверения личности, которые давались оставляемым в красном тылу разведчикам. У нас по местному ТВ показывали: напечатаны на ткани, с печатью, зашивались в одежду.

мир: ГончаровЮ.И. пишет: "...после оразгрома колчаковских войск в Сибири,в частности в пределах Алтайской губернии, в 1919г., белые . отступая на Восток оставили в тылу Красной Армии контр разведку с целью поддержпть остатки контреволюционной силы.Агенты контрразведки бродили по территории Алтайской губернии, разоряли крестьян,убивали представителей Советской власти и разрушали Советские учреждения.Все эти контрреволюционеры действовали согласно плана и инструкции , оставленной им штабом генерала Пепеляева" Встречал я еще упоминание об этой огранизации... На их совести попытка переворота в Ижевске в 1920 г. http://vestnik.udsu.ru/2012/2012-053/vuu_12_053_08.pdf После разгрома Колчака отступившие в Сибирь в 1918–1919 гг. начали возвращаться на родину. Среди них были и те, кто не смирился с поражением и рассчитывал продолжить борьбу с советской властью. Один из них, Н.С. Кривоногов, подпрапорщик колчаковской армии, член подпольной организации, созданной по указанию генерала А.Н. Пепеляева в Томске полковником Иркутским, был направлен весной 1920 г. в Ижевск. Сибирецъ пишет: Интересны удостоверения личности, которые давались оставляемым в красном тылу разведчикам. У нас по местному ТВ показывали: напечатаны на ткани, с печатью, зашивались в одежду. Абсолютно стандартная практика того времени.

Oigen Pl: ОБЗОР ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ РСФСР за май-июнь 1922 г. ... Белогвардейцы Работа белогвардейцев внутри России принимает новые формы. Организации, возникавшие на русской территории в период ее изолированности, руководимые исключительно местными силами и средствами (за исключением пограничных местностей и организаций Савинкова, где даже в период изоляции существовала связь с заграницей), ныне, благодаря новой экономической политике и облегчению связи с закордоном, начинают постепенно связываться с зарубежными центрами контрреволюции и получать оттуда средства и директивы. Монархическая организация в Константинополе «Всероссийское объединение им. Козьмы Минина» неоднократно оказывала активную поддержку крымским зеленым бандам, вплоть до высадки десанта на специально зафрахтованном пароходе в районе Судака и Ялты в количестве 20 разведчиков (сто — в конце октября прошлого года). Связь с зелеными166 поддерживается и до сих пор одиночными посылками контрразведчиков в крымские порты на иностранных пароходах. При французской разведке в Константинополе имеется русский отдел, в котором служат исключительно русские шпионы, преимущественно из старого жандармского офицерства. При отделе имеется целый кадр русских агентов специально для поездки в Россию, причем некоторые из них совершили за последнее время не менее 10 рейсов. Штаб кубанского правительства, находящийся в Константинополе, поддерживает связь с повстанческими отрядами и организациями в районе Армавира. Все это определенно влияет на рост организаций Юга, Юго-Востока России и Кавказа; одной из наиболее крупных организаций там является организация генерала Шкуро с раскиданными по всему Кавказу ячейками. Из прочих районов необходимо отметить оживление среди белогвардейцев, находящихся в Кирреспублике. В Оренбурге зашевелились бывшие дутовские офицеры и другие контрреволюционные элементы, начавшие вести контрреволюционную открытую агитацию. В Киркрае же ликвидируется раскрытая там эсеровская контрреволюционная организация Штаба действия и исполнения, организация, ставившая своей целью свержение Советской власти и созыв Учредительного собрания. Организация имела отделения по всей Сибири. Помимо раскрытой в районе Красноярска монархической организации «Белый орел», там же обнаружены белогвардейские воззвания с призывом к оружию. В Павлограде раскрыта контрреволюционная организация, при ликвидации которой обнаружено много поддельных документов, воззваний и приказов. Организация имела связь с Барнаулом и другими городами Сибири. - http://istmat.info/node/22798

Oigen Pl: ГончаровЮ.И. пишет: Из статьи Ивана Андреевича Кадушина (был.Начальником Алтайского ГПУ) к 10 летию ВЧК-ОГПУ "Разгром контрреволюции на Алтае" "...после оразгрома колчаковских войск в Сибири,в частности в пределах Алтайской губернии, в 1919г., белые . отступая на Восток оставили в тылу Красной Армии контр разведку с целью поддержпть остатки контреволюционной силы.Агенты контрразведки бродили по территории Алтайской губернии Ко времени этой статьи от некоторых "контрразведчиков" уже отстали - "за недостаточностью обвинительных материалов и давностью совершенного преступления": Голяшов Петр Захарович, род. 1886, Томская губ., русский. Делопроизводитель, с. Змеиногорское Змеиногорского у. Арестован 9.10.1920 по обвинению в службе в колчаковской контрразведке. Коллегия АлтгубЧК 19.11.1921 признала виновным, но принимая во внимание его классовую принадлежность и срок предварительного заключения, дело прекратила в связи с Октябрьской амнистией 1921 года. Арестован вторично 14.10.1924 по прежнему обвинению. Дело прекращено Алтгуботделом ГПУ 24.09.1925 за недостаточностью обвинительных материалов и давностью совершенного преступления. Реабилитирован прокуратурой Алтайского края 29.08.1997. - http://www.memo.ru/memory/altai/alt_4_1.htm

Oigen Pl: Из "Справки КРО ОГПУ «Предварительные итоги оперативной работы органов ОГПУ по борьбе с контрреволюцией в деревне с 1 января по 15 апреля 1930 г.». 29 апреля 1930 г.": Ряду контрреволюционных повстанческих организаций удалось реализовать свои планы по поднятию восстания. Эти организации, как правило, в обстановке общего большого контрреволюционного накала возникали чрезвычайно быстро, форсированно проводили подготовительную работу, быстро сколачивали вооруженные кадры и поднимали восстания. ... 4. Контрреволюционное восстание в Муромцевском районе Барабинского округа Сибирского края было организовано и поднято контрреволюционной организацией. 5. Контрреволюционная повстанческая организация, возглавляемая бывшим членом ВКП(б) Толстоуховым и бывшими белыми офицерами, руководила восстанием в Усть-Каменогорском районе Семипалатинского округа Казахстана. ... 5. Значительно усилились связи между контрреволюционными элементами города и деревни. Ряд организаций, развернувших свою деятельность в деревне, имел руководящие центры в городах и, наоборот, городские контрреволюционные элементы проникали в деревню, возглавляли и руководили там контрреволюционной подпольной повстанческой работой. 1) Контрреволюционная организация, состоявшая из разложившихся и окулачившихся красных партизан, имела свой центр (несколько белых офицеров) в г. Минусинске Сибкрая. ... 3) Контрреволюционная организация «Охотники», охватывавшая ряд селений Барнаульского округа, имела свой руководящий центр в г. Барнауле. 4) Чистоозерская контрреволюционная организация Урала, ликвидированная накануне восстания, имела контрреволюционные связи в ряде городов Урала и Казахстана. Руководящий центр организации, состоявший из бывших белых офицеров, находился в городе. ... 7. Местами (ДВК, Сибирь, Урал, СКК) имелось обактивление разложившихся окулачившихся бывших красных партизан, выступление их единым фронтом вместе с белогвардейско-офицерскими и бандитскими кадрами против советской власти. 1) Ликвидированная в Минусинском округе (Сибкрая) контрреволюционная повстанческая организация состояла из бывших красных партизан и руководилась бывшими белыми офицерами. - http://istmat.info/node/26647 Об "Охотниках" есть "география" в 1-м томе "Жертвы политических репрессий в Алтайском крае: 1919-1930", Барнаул, 1998: В июне 1929 г. возникла организация, которую впоследствии органы ОГПУ обозначили как контрреволюционную повстанческую под условным названием "Охотники". Центр - г. Барнаул, ячейки в селах Бураново, Рассказиха, Калманка, Новообинцево, Мишиха, Жуланиха, Малая Косишка Барнаульского округа и в с. Куяган Бийского округа. Руководители - Мальцев А.С., бывший торговец, Балахнин П.М., кулак, Сугатов Ф.Е., кулак, Алалыкин П.Л., бывший колчаковский каратель*, Кривчиков К.С., эсер с 1907 г., бывший председатель Барнаульской земской управы. - стр. 29 ук. изд. По делу проходили 158 чел., из них: торговцев-предпринимателей - 16, кулаков - 96, служителей религиозного культа — 2, кустарей — 13, служащих - 8, середняков - 17, бедняков - 4. Среди арестованных было 7 красных партизан, 2 совпартработника, 2 офицера Красной Армии. Следствие установило, что центр организации находился в Барнауле, а ячейки были разбросаны по всему уезду: в с. Бураново - 13 чел., руководитель - Балахнин; в с. Рассказиха - 8, руководитель Таскин; в с. Калманка - 10, руководитель Чуриков; в с. Ново-Обинцево - 4, руководитель Подкопаев; в с. Иня - 21, руководитель Чупин; в с. Мишиха - 18, руководитель Максаков; в с. Жуланиха - 18, руководитель Маташков; в Барнауле - 21, руководитель Алалыкин; в Бийском округе - 45 чел., руководитель Кривчиков. Остальные участники - одиночки. - на стр. 322 в издании "История Алтайского края, ХVIII-ХХ вв: научные и документальные материалы", Барнаул, 2005. * Инициал отчества почему-то именно "Л.", хотя дальше в тексте на стр. 62 в справке написано "Степанович". Алалыкин Павел Степанович Родился в 1897 г., Томская губ.; русский; Не Работал. Проживал: г. Барнаул. Арестован 5 февраля 1930 г. Приговорен: Особая тройка при ПП ОГПУ по Сибкраю 4 мая 1930 г., обв.: 58-11. Приговор: ВМН. Реабилитирован 7 февраля 1959 г. Дело прекращено Алтайским крайсудом за отсутствием состава преступления. Источник: Книга памяти Алтайского края - http://lists.memo.ru/d1/f301.htm

ГончаровЮ.И.: Один наш местный чекист, который лепил эти организации получил орден Ленина за это, потом орден у него отобрали. сам он чудом остался живым, а сейчас его дочь и внучка наотрез отказываются говорить о нём.А вот сына его чтут до сих пор! Так бывает.

мир: На Дальнем Востоке к моменту перехода от «буфера» к Советской власти в белогвардейских бандах насчитывалось около 4 тыс. штыков. Злейшие враги Советской власти: контрреволюционно настроенное кулачество, остатки генералов и офицеров, казачья верхушка, эсеры, меньшевики, дезертиры, уголовники — вот социальный состав банд. Кроме того, в них часто попадали случайные люди, обманутые и запуганные. Положение осложнялось еще и тем, что отдельная часть демобилизованных красноармейцев, вернувшись в свои станицы, села, хутора и увидев тяжелое положение семей, не смогла правильно разобраться в причинах бедствий и под воздействием контрреволюционной агитации пополняла белогвардейские ряды. Базами бандитских выступлений являлись Китай и Корея, откуда белогвардейские контрреволюционные организации вели подготовку вооруженной борьбы на Дальнем Востоке. Наиболее крупными из них являлись Гиринская организация (на территории-Китая), насчитывавшая до 7 тыс. человек, Гензанская (на территории Кореи) — до 5 тыс. человек37, «Амурская военная организация» (в районе китайского г. Сахалян) — до 1500 человек, белоповстанческая организация Временного приамурского правительства (в Маньчжурии) — до 5 тыс. человек, эсеровский «Союз беспартийных» (на территории Китая). С помощью вербовочных пунктов, созданных этими организациями, шло формирование вооруженных отрядов из белогвардейцев, бежавших за границу. Так, гиринская группа из остатков бывшей «земской рати» скомплектовала 2 пехотных полка, сводный кавалерийский полк, сводный казачий голк, железнодорожный полк и сводный дивизион. Империалисты, преследуя свои корыстные цели, оказывали белогвардейцам всестороннюю помощь. /136/ Под видом заботы о судьбе русских беженцев японское командование предоставляло им продовольствие, обмундирование, оружие. Усиленную помощь оказывали через Красный Крест правительства Франции и США. Партийные и советские органы Дальнего Востока развернули работу по разложению белогвардейских организаций и их отрядов, так как среди ярых врагов Советской власти было немало таких, кто случайно оказался в их стане. В ноябре 1922 г. Дальревком и командование войсками Дальнего Востока обратились от имени ВЦИК к бывшим солдатам и офицерам белых армий с призывом порвать связь с наемниками иностранного капитала, которые обрекали их на жалкое существование в чужих краях, и вернуться домой к мирному труду. В результате к марту 1923 г. 1200 офицеров и рядовых гиринской группы отказались от активных действий против Советской власти, 900 человек покинули организацию. От белоповстанческой организации Временного приамурского правительства, возглавляемого генералом Шильниковым, осталось не более 500 человек, из Гензанской организации Глебова и Лебедева ушли 3 тыс. человек, значительно уменьшилась и «Амурская военная организация», состоявшая из представителей бывшей российской армии генерала Сычева. Многие оказавшиеся за границей стремились на Родину. Чтобы не допустить их возвращения, руководители белогвардейских организаций распространяли провокационные слухи о том, что все они будут сурово наказаны в России. Однако к началу 1923 г. из-за границы прибыло 4 эшелона с солдатами и офицерами старой армии. Как отмечалось на V Дальневосточной партийной конференции, благодаря пропаганде и агитации, проводимой коммунистами края, в белогвардейской среде были «бреши пробиты основательно». Но это лишь ослабило врага, для полного же его уничтожения требовались более решительные меры. Только в Никольск-Уссурийском уезде Приморского края с декабря 1922 по декабрь 1923 г. существовали и действовали в разных местах 22 банды, две дезертирские группы, две контрреволюционные организации: одна — по скупке и сбыту оружия за /137/ границу, вторая — для вооруженных нападений на советских работников. Весной 1923 г. резко обострилась обстановка на международной арене. Империалисты, рассчитывая на ослабление РКП(б) из-за выступлений различных антипартийных группировок, развернули широкую антисоветскую кампанию. В мае 1923 г. министр иностранных дел Англии Керзон, с одобрения американского и французского правительств, предъявил Советскому правительству ультиматум, преследовавший цель спровоцировать новую интервенцию в Советскую Россию. Белая эмиграция на Дальнем Востоке восприняла ноту Керзона как сигнал к активным действиям. Вдохновляемые японскими империалистами, вооруженные за их счет, банды белых начали нашествие из-за границы. 7 мая 1923 г. у с. Турий Рог Платоново-Александровской волости во главе банды в 200 человек перешел границу есаул Овечкин. Разоружив пикеты в Турьем Роге, Платоново-Александровском и Атамановском, банда совершила налеты на Руссов-ку, Дворянку, Ильинку и другие селения. От грабежей Овечкин перешел к убийствам. От рук его бандитов погибли военком Кубанского полка Лапов, председатель Платоново-Александровского сельского Совета, два сотрудника ГПУ, инструктор УОНО, командир взвода, четыре местных жителя. В районе разъезда Рассыпная, вблизи пос. Богуславский, Сергиевский, ст. Хорватово Уссурийской железной дороги орудовал отряд полковника Емлина. Используя недовольство зажиточного казачества и кулаков введением продналога, Овечкину и Емлину удалось за их счет пополнить свои ряды. В банду Овечкина вступило 70 человек из Платоново-Александровской волости, в банду Емлина — 20 человек из пос. Софье-Александровский и Бараново-Оренбургский. В это же время из-за границы появился полковник Дуганов, прошедший со своей бандой в 1922 г. почти весь Дальний Восток. Его целью было объединение с бандой Овечкина. В районе Имана действовал отряд Ширямова, в Кедровой Пади - банда Пилы численностью до 40 человек, около Спасска — отряд хунхузов под коман/138/дованием хорунжего Лончакова. В районе Гродеково бесчинствовали сразу три банды: Сенкевича (до 50 человек), Овчинникова (до 60 человек) и хунхузов (до 150 человек, в основном китайские солдаты). В районе Раздольного действовала банда Ухова из 15 человек. Все перечисленные банды были организованны, хорошо вооружены, обеспечены всем необходимым. 23 мая 1923 г. состоялось заседание бюро Никольск-Уссурийского у кома РКП(б). Выступивший начальник подвижного отряда ГПУ Панов сообщил, что сил для борьбы с бандитизмом в уезде слишком мало, так как границу протяженностью 1500 км охраняли отряды ГПУ, насчитывавшие лишь 250 человек. Положение усугублялось еще и тем, что недобитые каппелевские и колчаковские офицеры скрывались по селам, ведя усиленную агитацию среди крестьян. В Никольск-Уссурийском уезде не состояло на учете примерно 685 белогвардейских офицеров. Обнаружить их было трудно ввиду их уклонения от регистрации, но вред они приносили большой. Бюро приняло решение: задержать выход частей Красной Армии в летние лагеря, оказать содействие формированию особых отрядов по борьбе с бандитизмом, усилить агитационную работу среди населения, с тем чтобы рассеять провокационные слухи, распространяемые притаившимися белогвардейцами. 26 мая 1923 г. проходило военно-политическое совещание с участием председателя Никольск-Уссу-рийского уисполкома Г. А. Лободы, секретаря укома РКП(б) В. А. Врублевского, увоенкома Фикселя, начальника подвижного отряда ГПУ Панова, военкома корпуса И. С. Конева, заведующего отделом управления Богатырева. На повестке дня совещания стоял тот же вопрос, что и на бюро РКП(б) — политическая обстановка в уезде. И. С. Конев с беспокойством докладывал о тлетворном влиянии белогвардейцев на армейскую сре/139/ду через письма, получаемые красноармейцами из дома. Это были письма-призывы бежать в сопки с оружием в руках и вступать в банды. В связи с этим совещание признало необходимым увеличить пограничные части ГПУ, усилить аппарат погранотделения партийными работниками в количестве 10 человек, просить органы ГПУ приступить к выявлению скрывающихся белых офицеров и выселению их из уезда. В результате принятых мер к концу 1923 г. 490 человек покинули пределы уезда. Приморский губисполком постановил строго наказывать тех, кто окажет белобандитам содействие. Одновременно губ-ком РКП(б) потребовал усилить политико-воспитательную и пропагандистскую работу в массах. Партийные и советские органы созывали сходы, собрания, беспартийные конференции, на которых вновь и вновь разъясняли политику Советской власти, предоставляли трудящимся возможность высказывать свои претензии и пожелания. Для ликвидации банд Овечкина, Емлина и других были направлены подразделения Дальневосточной кавбригады, 1-го Кубанского кавполка и другие воинские формирования. Но вести успешную борьбу с белобандитизмом было тяжело. Переход полевых приграничных частей через границу запрещался международным правом, поэтому банды безнаказанно укрывались на китайской территории. Обстановка диктовала необходимость формирования специальных подвижных отрядов. Преимущество их перед частями Красной Армии состояло в том, что они под видом крестьянской самообороны могли переходить границу и преследовать банды до полного их уничтожения. Такие отряды были созданы в Приханкайском и Полтавском районах, при погранотделении. В основном отряды укомплектовывались пограничниками, красноармейцами, уволенными в запас, комсомольцами, членами партии, мобилизованными у комом РКП(б). Большая заслуга в разгроме крупных банд белых в Приморье принадлежит особому отряду под командованием Г. В. Демина. Он насчитывал 60 закаленных в боях с интервентами и белогвардейцами бывших партизан, половина из которых были ком/140/мунистами. Умело используя данные разведки, отряд внезапно появлялся в местах расположения банд и уничтожал их. 15 июня 1923 г. отряд Демина настиг банду Овечкина возле горы Синюхе и разбил ее. Остаткам бандитов и самому Овечкину удалось скрыться за границей. Кавэскадрон уничтожил банду Емлина. Прекратили свое существование банды Ухова, Пилы, Ильи Пака и др. Самые опасные участники этих банд, совершившие злейшие преступления против Советской власти, по приговору советского суда были расстреляны. Охрана границы к концу 1923 г. значительно усилилась. В район Посьета командование направило 6-й кавэскадрон погранохраны, в район Гродеково — 7-й, в Раздольное — отдельный кавэскадрон 1-й Забайкальской дивизии. На северо-востоке нашей страны бесчинствовали белогвардейские отряды Бочкарева и Полякова. Поддержанные местными контрреволюционными силами, бочкаревцы установили военную диктатуру почти на всей территории Охотско-Камчатского края. Карательные отряды Шулепова, Канина, Гончарова безнаказанно убивали и грабили мирное население. Только в Нижне-Колымске они растащили со складов пушнины на сумму 17 702 руб. золотом и других товаров на сумму 22 869 руб. золотом. За время их пребывания на территории края хозяйство кочевого и полукочевого населения пришло в полный упадок. Несмотря на террор белогвардейцев, местное население не покорилось. В тяжелых условиях оно продолжало борьбу. Члены Петропавловского ревкома и рядовые коммунисты разъехались по районам Камчатки для организации партизанских отрядов. Большую помощь и поддержку получали они от местного населения, которое помогало транспортом, оружием, продуктами питания. Уже к концу 1921 г. партизаны наносили белогвардейцам ощутимые удары. Контрреволюционное меркуловское правительство считало, что в сложившейся обстановке для /141/ удержания в руках всего Охотско-Камчатского края вооруженных банд Бочкарева недостаточно. Поэтому спешно готовилась новая белогвардейская экспедиция во главе с царским генерал-лейтенантом Пепеляевым. На него возлагали большие надежды японские и американские империалисты, а также вся внутренняя контрреволюция. По их замыслу, он должен был захватить Якутию и использовать ее как плацдарм для развития оттуда наступления на Москву. В сентябре 1922 г. Пепеляев во главе отряда из 600 человек 59 высадился в Аяне и повел наступление на Нелькан. Осенью 1922 г. Камчатский губревком совместно со штабом партизанских отрядов готовился к решительным боям с белогвардейцами, но «скрестить оружие с врагом в последнем бою» им не пришлось. Ранее действовавший здесь генерал-майор Поляков со своими приближенными еще в сентябре перебрался из Петропавловска к Бочкареву в Гижигу. Остальные главари банд, убедившись, что местное население стоит на стороне Советской власти, и лишившись после изгнания интервентов и белогвардейцев из Приморья поддержки их военных кораблей, бежали из города. 10 ноября 1922 г. в Петропавловск вошли партизаны. Для полного освобождения северо-восточной окраины нашей страны Дальбюро ЦК РКП(б) поставило перед штабом 5-й Краснознаменной армии задачу разработать конкретный план ликвидации белогвардейских банд в этом районе. По приказу командующего был сформирован экспедиционный отряд в количестве 300 человек. Его возглавил прославленный партизанский командир М. П. Вольский. Начальником штаба назначили Б. К. Рубцова, комиссаром — А. И. Маркова. 7 декабря 1922 г. пароход «Томск», вооруженный четырьмя орудиями «майдзура», вышел /142/ в море. Два сильных шторма и плохое качество угля задержали экспедиционный отряд в пути. Несмотря на это, 21 декабря 1922 г. «Томск» благополучно прибыл в Авачинскую губу. 23 декабря командующий местными партизанскими отрядами В. Д. Богомолов информировал М. П. Вольского о численном составе и вооружении партизан Камчатской области. В Петропавловске располагались два партизанских отряда общей численностью 85 человек. Отряд губревкома под командованием Богомолова насчитывал 67 человек, второй отряд — 18 человек. Небольшие отряды общей численностью около 200 человек находились в селах Тигиль, Хайрюзово, Утхолк, Ка-вран, Усть-Камчатск. Численность белогвардейских отрядов на побережье к концу января 1923 г. достигала 649 человек: в Аяне-Охотске — 500 человек, в Оле — 60, в Наяха-не — 59, в Гижиге — 30. Из непроверенного источника М. П. Вольскому стало известно, что белогвардейцы Колымского и Наяханского районов намеревались бежать через мыс Дежнева на Аляску. Белогвардейцы Аяна, Охотска, Олы ожидали весны, чтобы на японских судах увезти награбленные ценности. Он попросил командование выслать три вооруженных парохода: один — в район Аяна-Охотска, второй — в Олу-Гижигу, третий — на мыс Дежнева — Аляску. Понимая обреченность своего положения, белогвардейцы действительно готовились к бегству. Поляков еще в декабре 1922 г. приобрел теплую одежду, собираясь перебраться на Аляску через Колыму. Бочкарев всю награбленную добычу забирал себе, вызывая тем самым недовольство офицерского состава. Он стал грабить не только трудящихся, но и тех, кто встречал его с распростертыми объятиями — купцов, рыбопромышленников. Только одного рыбопромышленника, Соловья, он обобрал на сумму 200 тыс. руб. золотом. Ввиду отсутствия на Чукотке советских военных сил путь к бегству в этом районе был для бандитов удобным. Всю работу по созданию партизанских отрядов в Анадырском уезде проводил штаб в составе командующего партизанскими отрядами Чукотки И. Ф. Бурка, начальника штаба С. П. Заверина, за/143/ведующего радиостанцией П. Куценко. Из тайги и тундры шли в Анадырь добровольцы для борьбы с белогвардейскими отрядами. Заградительный отряд из лучших стрелков — чукчей и эскимосов в количестве 112 человек под командованием И. Царева был создан в Уэлене, где сходились морские и сухопутные пути и где белогвардейцы могли прорваться к иностранным шхунам и пароходам. Создавались заградительные отряды в других пунктах края. Кроме того, формировались разведгруппы, доставлявшие ценные сведения о положении дел в лагере врага. Усилиями партизан и разведгрупп были парализованы действия белогвардейцев и сорваны планы их бегства. В апреле 1923 г. командующий войсками Охот-ско-Камчатского края М. П. Вольский отдал приказ всем партизанским отрядам Камчатки и Марковскому экспедиционному отряду Г. Кибизова развернуть наступление на Гижигу, а затем по всему Охотскому побережью для окончательной ликвидации белогвардейских банд. 5 апреля 1923 г. красноармейские отряды Чуба-рова, Зенкова, Григорьева, соединившись в Каменском, повели наступление на Гижигу и овладели ею 10 апреля 1923 г. 13 апреля пал Наяхан. Затем освободили Гижигинский, Пенжинский, Анадырский уезды. Камчатка и Северное побережье Охотского моря были полностью очищены от белогвардейщины. Г. И. Чубарова и П. Григорьева за беспримерный героизм, проявленный при ликвидации банд Бочкарева и Полякова, Советское правительство наградило орденом Красного Знамени. Освобождением с. Ямск и Ола Охотского уезда закончилось наступление красноармейских частей на запад по всему Охотскому побережью. В феврале 1923 г. командование 5-й Краснознаменной армии поручило командиру 17-го Приморского корпуса Б. М. Фельдману подготовить и с открытием навигации отправить в Аяно-Охотский район экспедиционный отряд для ликвидации белогвардейских банд генерала Пепеляева. Начальником этого отряда был назначен помощник командира 36-й дивизии С. С. Вострецов. Перед красноармейцами ставилась задача после разгрома белых банд /144/ оказать помощь местному населению в восстановлении Советской власти. 26 апреля 1923 г. экспедиционный отряд 1-й Забайкальской стрелковой дивизии 5-й Краснознаменной армии в составе четырех рот, батареи, пулеметной, связи и хозяйственной команд общей численностью 764 человека64 погрузился на пароходы «Ставрополь» и «Индигирка». Снявшись с якоря во Владивостоке, суда взяли курс через пролив Лаперуза в Охотское море. Отряд был вооружен и обеспечен продовольствием. Красноармейцы получили по 120 боевых патронов к трехлинейным винтовкам. Комсостав был вооружен карабинами, револьверами разных систем. Запас продовольствия был рассчитан примерно на четыре месяца. Трудным был путь экспедиции. «Ставрополь» и «Индигирка» продвигались вперед через сплошные льды, задержавшие отряд в пути почти на месяц. Но поведение красноармейцев в усложнившихся условиях было безупречным. Это еще раз убедило С. С. Вострецова, что с такими бойцами можно выполнить любое задание. 15 мая шифровальщик А. И. Спирин получил на имя С. С. Вострецова радиограмму, в которой командование сообщало приблизительные данные о численности белых в Охотске и Аяне: отряд генерала Ракитина насчитывал около 120 человек, генерала Пепеляева - 200 - 300, Яныгина - 300 - 400 человек. 4 июня 1923 г. экспедиционный отряд высадился в районе мыса Мерекан и направился к Охотску. 5 июня город был окружен. К офицерскому штабу С. С. Вострсцов с группой красноармейцев пробрался незаметно, но красноармейские цепи случайно обнаружил белогвардейский офицер и поднял тревогу. На улицах разгорелся бой, однако через два часа все было кончено, 78 пепеляевцев сдались в плен. Понес потери и экспедиционный отряд: погибли комбат Кузнецов, командиры взводов Гурков, Соловьев, красноармейцы Богомазов, Нечаев, Лихвинцов. Начальник гарнизона белых генерал Ракитин находился в это время на охоте. На его поиски направили группу бойцов во главе с Погребовым. Увидев /145/ красноармейцев и не желая сдаваться в плен, Ракитин застрелился. Помощник военкома Чупрынин провел в Охотске выборы ревкома. Первым его председателем стал командир разведчиков Е. С. Нагорнов. В состав ревкома вошли представители от армии — военком Кошелев, начальник Охотского гарнизона Котов, а также местные жители Видяев и Прокопьев. Из Ох отека пароход «Ставрополь» по требованию командира 17-го корпуса Б. М. Фельдмана был возвращен во Владивосток. Для сопровождения пленных С. С. Вострецов выделил 145 красноармейцев, а экспедиционный отряд в количестве 538 человек, высадившись с «Индигирки» в устье Алдома, направился 13 июня 1923 г. в Аян для ликвидации пепеляевцев, которых оставалось примерно 450 человек. Недалеко от Аяна отряд обнаружил банду поручика Рязанского, в которой насчитывалось 100 человек. Завязался бой, но полностью уничтожить бандитов не удалось, часть из них успела скрыться. Дорога по крутым сопкам и болотам была неимоверно тяжела. Бойцы отряда шли по 12 часов в сутки. Густой туман позволил им подойти к Аяну незаметно. Штаб и солдатские палатки были окружены. С. С. Вострецов предупредил Пепеляева, что располагает достаточными силами для уничтожения его отряда, но не желает кровопролития. Понимая, что сопротивление бесполезно, Пепеляев отдал распоряжение сдаться без боя. Несмотря на то что на стороне противника было преимущество позиции, за всю аянскую операцию не было дано ни одного выстрела, не было потеряно ни одного человека, настолько неожиданно появился экспедиционный отряд. Всего в плен было взято 359 человек, среди них генерал, 9 полковников, 12 подполковников, 30 штабс-капитанов, 20 поручиков, 15 подпоручиков, 26 прапорщиков. В их число входили и главные вдохновители пепеляевской авантюры — эсер Куликовский, коммерсанты Борисов и Галибаров. После разгрома белогвардейцев были проведены выборы в Аянский ревком. В него вошли представители Красной Армии Иванов, Сполохов и от местного населения — якут Прохоров. /146/ Для ликвидации остатков разбежавшихся белогвардейцев в Аяие был оставлен гарнизон численностью 153 человека под командованием комбата Иванова, военным комиссаром гарнизона был назначен политрук Сполохов. 30 июня 1923 г. «Индигирка» с красноармейцами, пленными и трофеями на борту возвратилась во Владивосток. В адрес Советского правительства была направлена телеграмма: «30 июня пришла «Индигирка», Охотск, Ляп заняты, банды ликвидированы». Правительство высоко оцепило этот героический поход. Многие его участники были награждены: С. С. Вострецов получил четвертый орден Красного Знамени, а 1-й Забайкальской стрелковой дивизии в память о взятии ею Охотска и Аяна, за проявленные при этом героизм и мужество было присвоено наименование «Тихоокеанской». Должную оценку походу экспедиционного отряда дали видные советские военачальники В. К. Блюхер, К. Е. Ворошилов, А. И. Егоров, М. Н. Тухачевский, назвав его беспримерным. Пепеляев был отправлен в Читу. Ревтрибунал 5-й Краснознаменной армии приговорил его самого и 20 его сподвижников к расстрелу, 45 подсудимых — к 10 годам заключения, 11 — к 5 годам и якута Филиппова — к 5 годам условно. Дальревком приветствовал этот приговор, однако ходатайствовал перед ВЦИК о неприменении к Пепеляеву и его сообщникам высшей меры наказания, так как они раскаялись в своих'преступлениях еще до суда. Об этом свидетельствует обращение генерала Пепеляева к белогвардейцам: «Мы считали, что Советская власть способна только разрушать; сейчас мы видим, что она стала твердо на путь возрождения России, то, что я видел вокруг себя, убеждает меня в том, что незачем «спасать Россию». Я глубоко убежден, что всякая борьба с Советской властью сейчас будет борьбой с Россией. Когда мы в Аяне сдались в плен, то предполагали, что сейчас начнутся расправы с нами. Однако никакой вражды со стороны комсостава /146/ и красноармейцев мы не встречали. Да не подумают, что я пишу это из страха. Я старый солдат, не раз смотрел в лицо смерти. Цель моего обращения — предупредить искренно любящих народ и родину, дабы они не очутились в том трагическом положении, в какое попали мы».

мир: ★ ★ ★ Много контрреволюционных банд различного толка действовало в Забайкалье. Большинство из них формировалось на территории Маньчжурии. Банды Размахнина-Куклина, Нижегородцева, Гордеева, Танхаева насчитывали около 1 тыс. человек*. Проникая в пограничные районы, бандиты терроризировали местное население, распространяли антисоветские слухи. В октябре 1922 г. они активизировали свои действия. Сделал попытку прорваться в Акшинский уезд со своей бандой Гордеев. Дважды бандиты совершали нападения на с. Челбучинское и Средне-борзинское, но оба раза были отброшены за границу частями Красной Армии. Активное участие в разгроме белых банд принимали трудящиеся Забайкалья. Многие бывшие партизаны, как только возникала опасность, проводили самомобилизацию и выступали на защиту границы. К концу ноября, как сообщалось в информационной сводке Забайкальского губкома РКП(б), «бандитизм пошел на убыль». Однако осенью 1923 г. во время сбора сельскохозяйственного налога контрреволюционные элементы в Забайкалье вновь активизировались. Белогвардейские генералы Шильников и Мациевский решили использовать недовольство зажиточных крестьян и поднять мятеж в Сретенском уезде. Его подготовку поручили сотникам Шадрину и Родикову. Они вербовали в свои банды кулаков, уголовные элементы. Была сделана попытка привлечь на свою сторону часть красноармейцев Сретенского гарнизона, но безрезультатно. В декабре 1923 г. Шадрин с бан/148/дой, насчитывавшей около 100 человек, выступил в с. Куэнга, Родиков — в с. Кокуй. Бандитские отряды прошли несколько десятков сел Забайкалья, призывая крестьян присоединиться к ним для борьбы против коммунистов. Около Сретенска Шадрин и Родиков объединились. * Подсчитано автором по материалам: ЦГАСА, ф. 186, оп. 3, д. 12, 13, 14. С целью усиления охраны границы командующий 5-й Краснознаменной армией приказал направить на ст. Даурия 107-й полк, а на 86-й разъезд Читинской железной дороги - 8-й погранэскадрон. Для борьбы с белобандами был сформирован экспедиционный отряд под командованием И. И. Клиндера. 23 декабря 1923 г. на заседании Дальбюро ЦК РКГ1(б) была создана комиссия по борьбе с бандитизмом под руководством командующего 5-й Краснознаменной армией А. И. Седякина и полномочного представителя ОГПУ на Дальнем Востоке Г. Г. Альпова. Задачу по уничтожению бандитских отрядов Шадрина комиссия возложила на командира кавалерийского полка К. К. Рокоссовского. В январе 1924 г. преследуемые красноармейскими частями бандиты устремились к границе в надежде укрыться на китайской территории, но путь к отступлению им был отрезан. Шадрина во время завязавшейся схватки убили. 62 человека, взятые в плен, предстали перед судом и понесли наказание 77. В Амурской губернии в 1923 г. было значительно спокойнее. Здесь действовали в основном мелкие уголовные банды, но и они были ликвидированы. Таким образом, работа, проведенная партийными и советскими органами по разложению белогвардейских организаций и ликвидации самых ярых врагов Советской власти, сорвала планы империалистов использовать их для организованного выступления на Дальнем Востоке. Общими усилиями Красной Армии, погранохраны, милиции, особых боевых отрядов и трудящихся масс белогвардейские банды, проникшие в Приморье и Забайкалье в 1922— 1923 гг., были разбиты. Их жалкие остатки бежали за границу. /149/ Однако в начале 1924 г. бандитизм на Дальнем Востоке проявился вновь. В конце января около хутора Ново-Михайловского появилась банда Иванова, в районе оз. Ханка — банда Овчинникова. 21 февраля на с. Жариково совершила налет банда хунхузов. В связи с новой активизацией белобанд по указанию Дальбюро РКП(б) Дальревкомом были созданы военные советы — чрезвычайные органы по борьбе с бандитизмом в Приморской, Амурской и Забайкальской губерниях. В состав каждого из них входили: командующий войсками губернии, секретарь губ-кома РКП(б), председатель губисполкома, начальник губернского отдела ГПУ. Военным советам в вопросе борьбы с бандитизмом подчинялись все гражданские и военные организации. Позднее решением Дальбюро I ЦK РКП(б) их упразднили, а задачи по координации совместных действий партийных и советских органов, ГПУ, милиции стали осуществлять военно-политические совещания. Для более успешной борьбы с белобандитизмом командование 5-й Краснознаменной армии задержало увольнение из армии 3 тыс. красноармейцев. По приказу командующего Морские Силы Дальнего Востока с 25 января 1924 г. в оперативном отношении вошли в подчинение председателю военного совета Приморской губернии, командующему войсками Приморья, командиру 2-й Приамурской дивизии Я. 3. Покусу. Начальнику службы связи было приказано усилить наблюдение за Уссурийским и Амурским заливами, чтобы предупредить высадку бандитского десанта и не допустить проникновения в них шаланд, доставлявших бандитам оружие. Формирование многих банд открыто проводилось на китайской территории. Здесь они получали вооружение, снаряжение, продовольствие. В 1924 г. Советское правительство направило правительству Китая ноту протеста. Последнее обещало принять меры, но налеты банд не прекратились. В это время в район Турги вторглись банды Овечкина, в район Гродеково и Полтавки — банда Пичуева. Белогвардейские организации стремились сколачивать банды из местного населения, создавая впечатление, что казаки, крестьяне, недовольные Совет/150/ской властью, стихийно объединяются в отряды. Банды Овечкина и Пичуева были именно такими. Для решения Практических вопросов по усилению борьбы с бандитизмом 15 февраля 1924 г. вновь состоялось военно-политическое совещание Никольск-Уссурийского уезда. На нем было принято решение разместить воинский гарнизон в Гродеково, создать временные гарнизоны в Полтавке и Анучине. Весной 1924 г. белобандиты сделали попытку сорвать посевную и налоговую кампании, предприняв целый ряд террористических актов. Только за два месяца в Спасском уезде бандиты убили 6 коммунистов и 11 комсомольцев, ограбили кооперативные организации на сумму 10 тыс. руб., сожгли два моста, обстреляли скорый и почтовый поезда. Особую активность проявляли банды в этом уезде в летние месяцы, в период сбора опия, поэтому 12 июня 1924 г. на военно-политическом совещании при Спасском укоме РКП(б) было решено просить губком РКП(б) разместить в Имане воинский гарнизон, а на время сбора опия сформировать из воинских подразделений экспедиционный отряд. Для более успешной борьбы с политическим бандитизмом в Забайкалье 24 января 1924 г. приказом № 9 командующего 5-й Краснознаменной армией был создан военный совет. В него вошли командующий войсками Забайкальской губернии командир 36-й дивизии Брянских, представитель ГПУ Клиндер, председатель губисполкома Виноградов, военный комиссар Нилов, секретарь губкома РКП(б) Носок-Турский. На военный совет возлагалась обязанность разрабатывать планы борьбы с контрреволюцией, координировать действия партийных, советских, военных органов и органов охраны революционного порядка, осуществлять оперативное руководство частями Забайкальской губернии, ЧОНа, подразделениями ГПУ. В области борьбы с белобандитизмом ему подчинялись все воинские части и органы гражданской власти. Командующий войсками губернии в оперативном отношении пользовался самостоятельностью в пределах Забайкалья. В мае 1924 г. проникновение банд из Маньчжурии на территорию Забайкалья приняло широкий /151/ размах. В районе Акшк активную деятельность проявила банда Лопатина, в районе Ключевского — Танхаева и Нижегородцева, в районе Нерчинска — Размахниыа. В районе р. Тунгур действовали остатки банды Гордеева. Основную часть бандитов составляли хорошо вооруженные конные казаки, поэтому и подвижность этих банд была большая. Возглавляли бандитские выступления бывшие атаманы забайкальских станиц Деревцов, Дуганов, Гордеев. Район их действия охватывал Нерчинский, Александровский и Газимурский заводы, Кавыкучи-Газимурские, Бырку, Сретенск, Усть-Карск. Основная цель, которую ставили перед собой главари банд и их покровители, — вызвать у населения недовольство Советской властью и нанести как можно больше вреда народному хозяйству. Бандиты зверски расправлялись с коммунистами, комсомольцами, советскими работниками, со всеми сочувствующими народной власти. Они грабили магазины, уничтожали скот, угоняли лошадей, причиняли ущерб и личному имуществу граждан. Трудность борьбы с белогвардейцами заключалась в том, что они, хорошо зная местность и поддерживая постоянную связь с родственниками, узнавали маршруты движения армейских подразделений. В критические минуты, разбиваясь на мелкие группы и часто меняя лошадей, отобранных у крестьян, они уходили от преследования. Для ликвидации всех банд были выделены части 5-й отдельной Кубанской кавалерийской бригады и войск ОГПУ, отряды ЧОНа, бронепоезд. Руководство операцией было возложено на К. К. Рокоссовского. Общими усилиями этих частей при содействии трудового крестьянства к сентябрю 1924 г. в районе Сретенска было завершено окружение последней банды, возглавлявшейся Деревцовым. Вдохновителя бандитских выступлений генерала Мельникова взяли в плен. Он предстал перед судом и понес заслуженную кару. ★ ★ ★ В январе 1924 г. в Харбине у генерала Сычева состоялось совещание с участием представителя атамана Семенова. На нем было принято решение начать /152/ вооруженную борьбу против Советской власти в Амурской губернии. Центром своего выступления они избрали Благовещенский уезд, где сложились наиболее мощные кулацкие хозяйства. Кулачество всегда являлось опорой белобандитизма. «Кулак,— подчеркивал В. И. Ленин, — бешено ненавидит Советскую власть и готов передушить, перерезать сотни тысяч рабочих». В начале января 1924 г. группа белогвардейских офицеров перебралась через Амур и, воспользовавшись недовольством кулаков налоговой кампанией, приступила к их вербовке в белоповстанческие отряды. Руководителю этого выступления есаулу Манькову «Амурская военная организация» приказала навербовать в полосе отчуждения КВЖД отряд численностью 600 человек, однако ему удалось привлечь лишь 200. С ними он и прибыл накануне мятежа в д. Гильчино, откуда планировалось развернуть наступление одновременно на восток и на запад. Маньков объявил мобилизацию бывших белогвардейцев рядового и офицерского состава в возрасте до 45 лет. Общее число мобилизованных в Николаевской, Гильчинской, Тамбовской, Амуро-Зейской волостях достигало 500 человек. Затем началась насильственная мобилизация даже тех, кто раньше в рядах белой армии не служил. Но крестьяне, за исключением незначительной части обманутых или запуганных, от мобилизации уклонялись. В Гильчине было образовано «Временное правительство» во главе с кулаком Чешевым. Членами «правительства» избрали есаула Манькова, кулаков Иванова, Кормановского и др. На здание, где разместились белогвардейцы, прикрепили трехцветный царский флаг. Агенты атамана Семенова переправляли сюда американское оружие, а из Сахаляна мятежникам доставили даже станок для изготовления фальшивых денег, на которые они рассчитывали приобретать у крестьян продукты и фураж. Общая численность белокулацких отрядов достигла 1500 человек. В с. Грибском, Каникурган и других кулаки устраивали сходы, требуя от крестьян оружие. 14 января 1924 г. мятежники захватили д. Чуевку. 15 января мятежом были охвачены Гильчинская, Тамбовская, Николаевская и Ивановская /153/ волости. В ночь с 15 на 16 января, разгромив волис-полком в Тамбовке, мятежники направились к Песчано-Озерке. 29 чоновцев, рассредоточившись по дворам и огородам, заняли круговую оборону. Около часа сдерживали они наседавшего врага. Но после ранения организатора обороны Я. А. Басенко и ввиду превосходства сил мятежников отряд чоновцев вынужден был отступить к Переяславке. На следующий день бандиты были выбиты из Песчано-Озерки частями Красной Армии. В овраге за деревней красноармейцы обнаружили изуродованные трупы учителя Петра Глушенко из с. Зорина, секретаря комсомольской ячейки с. Переяславка Семена Дагоды, шестнадцатилетнего подростка комсомольца Дмитрия Волкова и др. В борьбу с мятежниками вступили 5-й Амурский стрелковый полк, части ГПУ, местные боевые отряды, но сил оказалось недостаточно. Для полной ликвидации мятежа командование 5-й Краснознаменной армии направило два кавалерийских полка, два бронепоезда, горную батарею Кубанской кавбригады и другие части 92. Руководство ими осуществлял военный совет, созданный по указанию Дальбюро ЦК РКП(б) и Дальревкома. 16 января 1924 г. части Красной Армии заняли хутор Гродеково, освободив арестованных членов сельсовета, а затем уничтожили белобанду в д. Николаевское. 17 января завязался упорный бой за д. Куропаткино. Белобандиты в количестве 150 человек вынуждены были отступить в направлении Ду-ховского. Но и здесь они не смогли удержаться. Оказывая сопротивление, часть из них отступила в направлении Чим-Чин, часть — на Муравьевский. В этот же день с боем была взята д. Волховское. Мятежники отступили на Тамбовку. 17 января в руках мятежников все еще находилось более 20 сел и деревень, их ряды пополнялись за счет белогвардейцев, прибывавших из-за границы. Бандиты громили сельские Советы, волиспол-комы, культурно-просветительные учреждения, уничтожали списки и всю документацию о сельскохозяйственном налоге, растаскивали зерно, свезенное на ссыпные пункты, грабили кооперативы, зверски расправлялись с коммунистами, комсомольцами, ра/154/ботниками милиции. По неполным данным, с 14 по 26 января 1924 г. только в некоторых волостях Благовещенского уезда было убито 30 советских работников. Белобанднх уничтожали не только сельских активистов, но и середняков за отказ принять участие в мятеже. Амурский губком РКП.(б) всю политико-массовую работу в это трудное время нацелил на разоблачение истинных целей белогвардейских организаций, на политическую изоляцию кулачества. Печать публиковала обращения к мятежникам Амурского губкома РКП(б) и губисполкома. В них были призывы сложить оружие, обещания помиловать тех, кто прекратит сопротивление, разъяснения сущности кулацкого выступления. Рабочие, крестьяне, солдаты Красной Армии осуждали тех, кто оказался с мятежниками. «Отцы и братья!.. — говорилось в резолюции, принятой на собрании красноармейцев и командного состава Благовещенского гарнизона, — помните одно, что им нужна наша кровь и разруха, они являются наймитами капитала, они стараются использовать вас только для себя и снова надеть на вас то ярмо, которым вы были закабалены несколько сотен лет». Такие воззвания и обращения возымели действие. Крестьяне, оказавшиеся в лагере мятежников не по своей воле, возвращались домой. Ряды белокулацких банд редели, а затем началось их полное разложение. Они стали уклоняться от встреч с частями Красной Армии и, не принимая боя, отступали. Видя неминуемое поражение, «Временное правительство» и его штаб в ночь на 23 января с бандой из 100 человек бежали на китайскую территорию. В ходе стремительного наступления частей Красной Армии были разгромлены остатки вооруженных банд, и к 5 февраля 1924 г. кулацкий мятеж был ликвидирован. В апреле 1924 г. состоялся суд над участниками мятежа. 19 человек было оправдано, 21 приговорен к расстрелу, остальные — к различным срокам тюремного заключения. Бежавший за границу глава «Временного правительства» Чешев попал в засаду, организованную органами ГПУ, был переправлен в Россию и осужден. /155/ После ликвидации мятежа массово-политическая работа среди крестьян еще более усилилась. Для ее проведения Амурский губком РКП(б) направлял коммунистов и комсомольцев в села и деревни. На митингах, сходах, конференциях, прошедших по местам кулацкого мятежа, крестьяне давали клятву самоотверженным трудом искупить вину перед Советской властью и своей преданностью заслужить себе прощение. Крестьяне с. Волкова заявили: «Для нас теперь понятно, кому был нужен переворот... Твердо веря в могущество Советской власти, в данный момент еще тверже стоим на платформе Сов-власти» К концу 1924 г. в Амурской губернии оставались лишь небольшие банды уголовников. Таким образом, снова рухнули надежды организаторов мятежа и их заокеанских хозяев помешать укреплению Советской власти на Дальнем Востоке. Просчитались они и в отношении крестьянства. Во время мятежа не только бедняки, но и значительная часть середняков оказывала всестороннюю помощь и поддержку частям Красной Армии и ГПУ, способствуя тем самым быстрому разгрому белокулацких банд. Судебный процесс подтвердил, что кулацкий мятеж готовился зарубежными белогвардейскими организациями. Сельскохозяйственный налог послужил лишь поводом для выступления, главная же причина крылась в лютой ненависти кулаков и белогвардейцев к Советской власти. Выступая на IV конференции профсоюзов и фабзавкомов Москвы, В. И. Ленин говорил: «Кажется, что это борьба только за хлеб; на самом деле это — борьба за социализм». ★ ★ ★ Весной и летом 1925 г. банды белых вновь активизировали свою деятельность. В ночь на 16 апреля 1925 г. неизвестная шайка произвела нападение на комсомольский клуб с. Ново-Бельмановка Ханкайской волости, уничтожив книги, плакаты, портреты вождей. В ночь на 25 апреля бандиты совершили во/156/оруженное нападение на председателя сельсовета и секретаря с. Ильинка. Оба были ранены. По данным оперативной части штаба первой Тихоокеанской дивизии, было установлено, что в начале мая 1925 г. через границу в районе ст. Пограничная просочилась банда бывшего полковника царской армии Литвинцева. Она зверски расправлялась с партийными, советскими и общественными работниками, распространяла монархические прокламации с портретами царя и его приближенных, занималась сбором разведывательных данных о расположении воинских частей Красной Армии, об их численности, вооружении. Разгромив разъезд Дроздов в районе ст. Свиягино, банда ушла за границу. В борьбу с белобандитами вновь вступила Красная Армия. В мае 1925 г. красноармейцы и моряки-тихоокеанцы ликвидировали в районе Аяна многочисленную и опасную белогвардейскую банду матерого авантюриста штабс-капитана Григорьева. В Амурской губернии к июню 1925 г. насчитывалось не более пята мелких шаек, орудовавших главным образом в приисковых районах; в Забайкалье — примерно шесть мелких банд, но все они были способны лишь на грабеж местного населения. В июле — августе 1925 г. в Приморье оставались еще банда Шевеля в районе оз. Ханка, три банды хунхузов в районе Шкотово и их шайка в районе Никольска-Уссурийского. К концу 1925 г. части Красной Армии и ГПУ уничтожили все эти банды. Серьезный удар по бандитизму нанесли своей работой в массах партийные и советские органы. Дальбюро ЦК РКП(б), требуя применения строгих мер в отношении кулаков, давало четкие указания внимательно относиться к беднякам и середнякам, даже тем, кто в той или иной степени был причастен к бе-лобандитизму. Выступая на VI Дальневосточной партийной конференции, секретарь Дальбюро ЦК РКП(б) Н. А. Кубяк предложил бороться с бандитизмом не только вооруженной силой, «но, главным образом, ликвидацию провести путем широкой, массовой агитации и пропаганды, тогда места бандитизму в деревне не будет». Сходы, крестьянские конференции, волостные съезды, на которых коммунисты и советские работ/157/ники разоблачали сущность белобандитизма, оказали огромное воздействие на бедняков и середняков. Трудовое крестьянство не только требовало усилить борьбу с бандитами, но и само активно включалось в нее. Немаловажную роль по разложению бандитизма сыграла амнистия, объявленная Дальбюро ЦК РКП(б) еще в феврале 1924 г. Многие активные участники белобандитских выступлений покинули свои банды и с повинной явились к советским органам власти. Кулаки, зажиточное казачество и их сообщники, видя непоколебимую силу Советской власти и ее Красной Армии, не встречая реальной поддержки и даже сочувствия у трудового крестьянства, вынуждены были прекратить борьбу. Белогвардейское движение переросло в мелкий беспринципный бандитизм. 17 марта 1926 г., выступая на I краевом съезде Советов с отчетным докладом, председатель Дальревкома Я. Б. Гамарник сказал: «...мы сейчас в крае имеем налицо твердый внутренний революционный порядок. Нет в крае ни одной сколько-нибудь значительной банды. Есть только отдельные уголовные элементы, уголовные бандочки в три-четыре человека». Достойный вклад в дело борьбы с контрреволюцией внесли пограничники. Только за 1927-1928 гг. они задержали 14 731 нарушителя, из них значительная часть — шпионы, диверсанты, контрабандисты. Как было показано, борьбой с кулацкими мятежами и белогвардейскими бандами руководила Коммунистическая партия. В. И. Ленин лично интересовался ее ходом. Он требовал, чтобы ему дважды в неделю докладывали «краткие итоги борьбы с бандитизмом» . Таким образом, попытка белогвардейских организаций, направляемых империалистами, внести дезор-ганизованность в работу советских органов, помешать восстановлению народного хозяйства и в конечном итоге уничтожить Советскую власть потерпела крах. Трудовое крестьянство, на которое рассчитывали белобандиты в своей борьбе, не оправ/158/дало их надежд. Поняв истинные цели белых, оно стало активным помощником Красной Армии в ликвидации антисоветских выступлений на Дальнем Востоке. Мобилизующей и направляющей силой в организации разгрома контрреволюционных банд на Дальнем Востоке были Дальбюро ЦК РКП(б), губернские и уездные партийные бюро. Их указания помогали парторганизациям на местах принимать быстрые и действенные меры. Четкая классовая линия, выработанная Дальбюро ЦК РКП(б), Дальревкомом по отношению к белобапдитам, привела ярых врагов Советской власти к неминуемой и полной изоляции. Экспедиционные отряды, части ГПУ внесли большой вклад в разгром белогвардейских банд на Дальнем Востоке. Основную же роль в ликвидации политического бандитизма в Приморье, Приамурье, Забайкалье, на северо-востоке нашей страны сыграли части Красной Армии. Они успешно выполнили боевые задачи, поставленные перед ними командованием 5-й Краснознаменной армии. В докладе Дальбюро ЦК РКП(б) VI Дальневосточной партийной конференции отмечалось: «Наша армия выдержала в борьбе с контрреволюционными бандитскими выступлениями весьма трудный экзамен». Успех в борьбе с внутренней и внешней контрреволюцией, выступившей против Советской власти на Дальнем Востоке единым фронтом, обеспечило единство между партийными и советскими органами, Красной Армией, органами ГПУ и трудящимися Дальнего Востока. А.Д.Самойлов. На страже завоеваний Октября. Крах контрреволюции на Дальнем Востоке (1918-1922). Москва, "Мысль", 1986. С.136-159

мир: Из описания боевой операции по ликвидации белогвардейской банды, переброшенной на территорию СССР японской военной миссией в районе ст. Амазар Сентябрь 1936 г. Формирование банды началось в апреле 1936 г. в Харбине и проводилось фашистами под руководством Харбинской японской военной миссии. Глава ВФП Радзаевский через своих начальников отделов и районов приступил к вербовке отдельных фашистов в Хайларе и на ст. Яблоня КВЖД из числа охранников лесной концессии. Каждому завербованному было обещано жалованье от 30 до 45 руб. ежемесячно и плюс равная доля при дележе награбленного в СССР. Одновременно вербовка проводилась также через более активных, ранее завербованных фашистов. В июне формирование банды было закончено. Завербованные 35 чел. съехались в Харбин, где были размещены в двух общежитиях. Содержалась банда строго конспиративно... По окончании формирования было приступлено к обучению участников банды. Изучались положение в СССР, организация террора, подрывное дело, стрелковое дело (проводились даже практические стрельбы). В числе преподавателей были Радзаевский и сотрудник японской военной миссии Судзуки. В первых числах августа подготовка банды была закончена, и вечером 5 августа 1936 г. все бандиты были собраны в доме майора японской военной миссии Онаучи, куда явился Радзаевский с несколькими фашистами. Онаучи и главарь банды произвели перекличку. Радзаевский произнес напутственную речь. После этого банда была посажена на грузовые автомашины и отправлена на ст. Санкашу Лафа-Харбинской железной дороги. Здесь бандиты были пересажены в товарные вагоны, которые затем были закрыты и запломбированы. Со ст. Санкаюк поезд с бандой убыл в направлении Сахаляна (на границе против нашего Благовещенска). В ночь на 8 августа 1936 г. на перегоне Боганцзы — Сахалян банду высадили из вагонов в степи и направили походным порядком к берегу Амура, куда она прибыла к 24 час. 8 августа 1936 г. и была принята на борт японо-маньчжурской канонерской лодки. Бандитов поместили в трюм, запретив выходить на палубу. Утром 9 августа канонерская лодка в сопровождении двух японских бронекатеров двинулась вверх по Амуру. После 6—7 суток пути канонерская лодка, не доходя китайского г. Мохэ, села на мель, пробыв в таком положении 3—4 суток. В это время было оформлено организационное построение банды. Банда, имевшая в своем составе 32 чел., получила наименование «1-й отряд спасения родины»; отряд был разбит на два взвода, взводы в свою очередь — на отделения. Был объявлен командный состав... Был составлен и объявлен личному составу банды устав «1-го отряда спасения родины». В целях конспирации и для связей с закордоном на случай, если кто-либо из бандитов останется на территории СССР, каждому бандиту были присвоены кличка и личный (порядковый) номер. Здесь же банда получила оружие, снаряжение и обмундирование. После этого банду с канонерской лодки пересадили на бронекатера и доставили в г. Мохэ, где на один из катеров сел начальник японской военной миссии, находящийся в этом городе. В 16 час. 23 августа катера направились далее вверх по Амуру и в 23 час. того же числа подошли к советскому берегу в районе устья р. Амазар, где банда и была высажена на наш берег. От Харбина и до места высадки банды на нашу территорию ее сопровождали японцы: Судзуки, Ямада, Накасима и фашист Носов. Банде Харбинской японской военной миссией и главой ВФП Радзаевским были поставлены следующие задачи: выйти на железнодорожную линию и организовать крушение нескольких поездов с целью добыть документы для бандитов, получивших задание осесть в СССР; часть документов должны были отправить в Харбин; разрушить телеграфную и телефонную связь на линии железной дороги; фотографировать железнодорожные и оборонные объекты. Кроме того, часть участников банды получила особые задания. Бандиты, получившие особые задания, должны были оседать на территории СССР с целью насаждения фашистских ячеек, организации вредительства, диверсий и для совершения террористических актов в отношении членов правительства и руководителей партии. Получившие особые задания были вооружены лучшими револьверами, им рекомендовалось вначале попасть в центральные районы СССР, ассимилироваться в советских условиях, а затем уже осесть в определенных местах. После высадки 23 августа с катеров на нашу территорию банда направилась в тыл от границы к Амурской железной дороге. При этом в целях конспирации двигались тайгой, избегая троп. После шестисуточного перехода банда вышла к правому берегу р. Амазар, переправилась через реку и двинулась дальше. Через 7—8 суток вследствие отсутствия продуктов и трудностей передвижения от банды отделилась группа в составе 8 бандитов, заявившая, что пока еще есть силы, лучше вернуться назад. Оставшаяся часть банды (24 чел.) продолжала движение вверх по р. Амазар. 1 сентября, находясь недалеко от линии железной дороги, банда захватила стрелочника ст. Амазар Верхотурова, ехавшего в тайгу за орехами. Верхотуров был убит, а его лошадь бандитами была употреблена в пищу. 2 сентября группой банды в 6—8 чел. было произведено ограбление рабочих прииска Калтагай (40 км юго-западнее ст. Ерофей Павлович Амурской железной дороги). 4 сентября главарь, взяв с собой 9 бандитов, направился с ними к линии железной дороги с целью достать продовольствие. Остальная часть банды осталась ожидать их у зимовья, расположенного вблизи устья р. Ушман, впадающей в р. Амазар. 5 сентября группа с главарем совершила ограбление железнодорожных рабочих казармы 1764-го км Амурской железной дороги (на перегоне разъезд Колокольный — разъезд Потайка), захватив двух коров, пять-шесть буханок хлеба и несколько кур. После этого главарь с группой вернулся к месту стоянки ядра банды, в зимовье вблизи устья р. Ушман. 4 и 5 сентября бандой было произведено фотографирование железной дороги пути на перегоне разъезд Колокольный — разъезд Потайка. Бой отряда Галатина с бандой 7 сентября К 19 час. 7 сентября отряд лейтенанта Галатина находился в 35 км юго-восточнее разъезда Колокольный Амурской железной дороги у р. Ушман притока р. Амазар. Заметив недалеко от реки шалаш, отряд двинулся к нему с целью осмотра. Выйдя на опушку леса, лейтенант Галатин, двигавшийся впереди отряда в 20—25 м, заметил впереди, метрах в 100, часового банды и метрах в 120 — группу бандитов в 8 чел. Остальные 16 бандитов находились в 15—20 м от первой группы в густом кустарнике. В это же время проводник Сухардеев достиг шалаша и был замечен часовым банды. Обнаружив присутствие отряда, часовой предупредил об этом свистом банду и сам присоединился к ней. Бандиты, разобрав оружие, рассыпались в кустах, бросив на стоянке имущество и боеприпасы. Лейтенант Галатин подал команду «Вперед!» и затем произвел по банде 2 выстрела. Рассыпавшись в цепь, отряд перебежками продвинулся вперед к месту привала банды и вступил с ней в бой... К 19 час. 25 мин. 7 сентября банда перешла в наступление, стремясь охватить отряд с обоих флангов. Из кустов бандиты вышли на опушку и начали энергично развивать наступление... Политрук Тимарин, видя, что при таком положении неизбежна гибель отряда, быстро оценил обстановку и принял на себя руководство боем. Подав команду: «Ни шагу назад! Вперед!», Тимарин бросил остатки отряда (10 чел.) в контратаку. После броска на 25—30 м вперед бандиты стали хорошо видны, и огонь группы Тимарина стал наносить поражение противнику. Под энергичным натиском Тимарина банда начала отходить в лес, ведя оттуда по группе огонь. Попытки банды перейти в наступление успеха не имели, и побросав убитых, боеприпасы и пр., банда стала в беспорядке отступать. К моменту окончания боя наступила темнота, и банда, воспользовавшись темнотой, ушла на юг, бросив убитых, боеприпасы, вещи и продукты... Банда после боя 7 сентября, потеряв убитыми 5 чел. (в том числе главаря) и 1 раненого, оставшись без продовольствия и верхней одежды, будучи деморализованной, разбилась на мелкие группы, которые направились к Амуру с целью прорваться за границу. 9 сентября лейтенант Красников с группой в 10 чел. местных охотников и стрелков охраны НКПС на прииске Калтагай захватил трех вооруженных бандитов, один из которых при попытке к бегству был убит. 10 сентября дозором железной дороги полка в составе трех курсантов полковой школы в 7 км от места боя с бандой был обнаружен в стогу сена и задержан раненый бандит. 15 сентября с канонерской лодки «Бурят» Амурской Краснознаменной речной флотилии, находившейся на Амуре в районе устья р. Амазар, была услышана пулеметная стрельба в районе Быркинского утеса. Выброшенный на глиссере к месту стрельбы капитан Померанцев выставил заслон из двух бойцов, которые вскоре столкнулись с бандгруппой в 4 чел. Выброшенной вслед за этим группой бойцов один из бандитов был задержан; остальным бандитам удалось скрыться. 18 сентября член группы содействия колхозник Ворсик, вооруженный берданой, у Мингилейского утеса (район с. Покровка) задержал направлявшегося к берегу Амура бандита, вооруженного винтовкой и револьвером. По показаниям этого бандита, он шел к границе вместе с другим бандитом, который при переправе через р. Амазар утонул. 20 сентября двое из бандитов были задержаны отрядом краснофлотцев с канонерской лодки «Бурят». 22 сентября пограничным нарядом, расположенным в районе устья р. Амазар, был замечен плывший по течению Амура бандит. Выехавший на лодке для задержания этого бандита капитан Померанцев настиг его, но бандит при приближении лодки спрыгнул с деревянной двери, на которой он плыл, и тут же утонул. 24 сентября пограничным катером в районе устья р. Амазар был задержан четвертый бандит. 26 сентября группой под командованием лейтенанта Логинова на правом берегу р. Шилка в пади Цингина, что в 15 км южнее границы, было обнаружено место привала бандитов. Объединившись с находившейся в этом районе группой капитана Муна, обе группы организовали преследование бандитов с розыскными собаками и в ночь на 27 сентября настигли бандгруппу в 5 чел. на берегу р. Аргуни в районе пади Илимова. В результате перестрелки 2 бандита были убиты; остальным 3 бандитам удалось скрыться. Группа бандитов в 8 чел., отделившаяся от банды еще 4 сентября, вернулась на китайскую территорию и в тот же день была пароходом отправлена из китайского г. Мохэ в г. Сахалин. Начальник отдела управления пограничной и внутренней охраны НКВД Восточносибирской области полковник Котомин №528 Сообщение Главного управления пограничной и внутренней охраны НКВД в инстанции о завершении операции по ликвидации белогвардейской банды, переброшенной на территорию СССР японской военной миссией в район ст. Амазар 3 октября 1936 г. Итоги ликвидации закордонной белогвардейской фашистской банды «1-й отряд спасения родины», переброшенной японцами на нашу территорию в район ст. Амазар, по состоянию на 1 октября. Из группы в 24 бандита: убито — 8, захвачено — 9, утонуло в р. Амур и р. Амазар — 2, ушел за кордон — 1, выброшен на маньчжурский берег труп одного бандита. Всего 21 чел. Три оставшихся бандита после столкновения 26 сентября с нашим пограничным нарядом у берега р. Шилка переправились на правый ее берег и вышли к р. Аргуни. Здесь, на берегу, у самой границы они бросили одежду и оружие. Один из трех бандитов, раненый, очевидно, утонул. Два следа босых ног были обнаружены на маньчжурском берегу р. Аргуни против того места, где была найдена брошенная бандитами одежда. Таким образом можно уверенно сказать, что ни одного бандита из этой группы на нашей территории не осталось. Заместитель начальника Главного управления пограничной и внутренней охраны НКВД СССР комдив Кручинкин Из докладной записки Управления Краснознаменной пограничной и внутренней охраны НКВД Дальневосточного края о провокационных и террористических действиях японской военщины и белогвардейцев на Дальневосточной границе 4 ноября 1934 г. ...15 августа 1934 г. в 13 час. 30 мин. колхозники с.Полтавка, работая по уборке хлеба на Мидяновом острове, неожиданно обнаружили около себя белобандитов из Китая Матафонова и Бочкарева, бывших жителей с.Полтавка, в данное время находящихся на службе в отделении японской миссии, в г.Санчагоу. Белобандиты предложили колхознику Пишекову выпрячь лошадей из жатки, но так как колхозники выполнить это отказались, белобандиты отходя в кусты к черте границы, произвели по колхозникам 9 выстрелов из револьверов. Колхозники Лохман и Банышев, защищаясь в свою очередь, произвели по бандитам 4 выстрела, после чего те удалились в кустарник китайской территории, а колхозники отошли в глубь Мидянова острова... 30 августа 1934 г. в 16 час. 30 мин. 2 японских офицера и 1 русский в военной форме (кто, не установлено) подошли к черте границы, что 1,5 км южнее с.Полтавка. Один японский офицер, хорошо владеющий русским языком, сказал: «Скоро Советский Союз будет наш». Стоявшие на посту младшие командиры Андриюк и Салдыкин в разговоры с японцами не вступали, и японцы удалились в сторону г.Санчагоу... Заместитель начальника Краснознаменной пограничной и внутренней охраны НКВД по Дальневосточному краю Абрамович Начальник отдела Грузда Пограничные войска СССР 1929—1938. — М.: «Наука», 1972. И такого там много.

Алексей Елисеенко: Почему то у меня эти стройные описания вызывают цепочку сомнений. Начиная от словосочетания "белогвардейская банда" (в реале - диверсионная группа, а может и просто отряд контрабандистов) до цифр потерь.

самарец: Степан Тонких - казак-партизан, участник рейда из Китая на территорию СССР (река Сунгал) летом 1930 года. Источник: "Часовой", №56. Также упоминается Дмитрий Сиворанша (16 лет) - разведчик 4-го отряда Харбинской бригады. Просветите, что за соединение Харбинская бригада ?

barnaulets: Скопировал из темы про 12-й пехотный Сибирский Барнаульский полк. Вахрушев Александр Владимирович (1901-1925): Сын офицера 12-го Барнаульского Сибирского пехотного резервного и 44-го Сибирского стрелкового полка.* С 1913 г. кадет 1-го Сибирского кадетского корпуса. Летом 1918 г. в составе одного из полков Сибирской армии принимал участие в боях с большевиками, затем продолжил обучение в корпусе. В феврале 1919 г. с несколькими кадетами своего класса уехал в Семипалатинск, где вступил в Азиатский батальон Партизанской дивизии атамана Анненкова. В июне 1919 г. назначен взводным 3-го взвода 3-й роты. В составе 3-го Сводно-партизанского полка, в состав которого вошел Азиатский батальон, был отправлен на уральский фронт. По прибытии в Екатеринбург назначен начальником команды разведчиков, сформированной из кадет. Затем вновь был возвращен в корпус, с которым эвакуировался во Владивосток. В 1920-1922 гг. находился в частях белой армии, участвовал в боях в с партизанами в Приморье и Хабаровском походе. Подпрапорщик. В ноябре 1922 г. отступил с армией на территорию Китая, в г. Гирин. В 1923 г. вступил в белый партизанский отряд полковника Ширяева (состоявший в основном из уссурийских казаков), оперировавший в 1923-1924 гг. в р-не г. Имана, вскоре став его помощником. После гибели в конце 1924 г. полковника Ширяева, объединил остатки отряда под своим командованием. Осенью 1925 г. взят в плен (выдан партизанами, решившими сдаться властям). Военным трибуналом осужден к расстрелу. Расстрелян в Хабаровске. "Первый Сибирский Императора Александра I кадетский корпус. 1813-1938. Издание Общества бывших воспитанников 1-го Сибирского Кадетского Корпуса в Шанхае". Шанхай, 1940. 2-й том, с. 306-308 *Вахрушев Владимир Васильевич Род. 06.07.1859 г. Образование получил в Николаевской классической гимназии. В службу вступил 20.10.1878 г. Окончил Одесское пех. юнкерское училище, выпущен прапорщиком (ст-во с 02.04.1884 г.) в 39-й пех. резервный кадровый батальон. Подпоручик (со ст-вом с 30.08.1884 г.), поручик (со ст-вом с 25.03.1890 г.), шт.-капитан (со ст-вом с 25.06.1895 г.), капитан (со ст-вом с 01.04.1900 г.). С 03.09.1899 по 24.06.1900 г. в запасе. Подполковник (со ст-вом с 30.07.1905 г.). 12.07.1906 г. переведен из 7-го Сибирского запасного бат-на в 12-й пех. Сиб. резерв. Барнаульский полк. На 01.01.1909 г., 01.01.1910 г. подполковник 12-го пех. Сиб. резерв. Барнаульского полка. На 1910 г. командир 2-го батальона (в Семипалатинском отряде). На 1912 г. командир 4-го батальона и Семипалатинского отряда 44-го Сибирского стр. полка. На 01.03.1914 г. полковник (ВП, 02.10.1913 г., со ст-вом с 06.12.1912 г.) того же полка. Командир 1-го бат-на. 26.06.1914 г. переведен в 23-й пех. Низовский полк. Пропал без вести в августе 1914 г. в Восточной Пруссии.

самарец: Ломов Владимир - прапорщик, член Дружины Русских Соколов, погиб в бою весной 1931 года в верховьях Амура.

Sibirak: barnaulets пишет: В 1923 г. вступил в белый партизанский отряд полковника Ширяева (состоявший в основном из уссурийских казаков), оперировавший в 1923-1924 гг. в р-не г. Имана В отряде были преимущественно уссурийские казаки, кроме того в нем были и енисейские казаки

barnaulets: самарец пишет: Также упоминается Дмитрий Сиворанша (16 лет) - разведчик 4-го отряда Харбинской бригады. Вероятно, скауты

белый: Из книги "Братство Русской Правды-самая загадочная организация Русского Зарубежья" П.Н.Базанов, Посев. Москва, 2013г.

Sibirak: белый пишет: Из книги "Братство Русской Правды-самая загадочная организация Русского Зарубежья" П.Н.Базанов, Посев. Москва, 2013г. Виктор, интересно на какой архив ссылается автор Базанов, в том месте, где приводит письма Г.П. Ларину? На ГАРФ?



полная версия страницы