Форум » Белые и казаки » Судьба золота Дальневосточной армии переданного японцам в ноябре 1920 г. » Ответить

Судьба золота Дальневосточной армии переданного японцам в ноябре 1920 г.

alexei: В октябре 1919 года атаман Семенов при участии японцев захватил в Чите два эшелона Колчака, своего недавнего союзника, и присвоил примерно 33 тонны золота. И почти все раздал. В списке следует начальник снабжения всей семёновской армией генерал Павел Петров, получивший 1,3 млн рублей. С марта 1920 — начальник снабжения Дальневосточной армии, начальник русской военной миссии на станции Маньчжурия. Возглавлявший в тот момент полевую армию атамана один из наиболее каппелевских генералов, генерал-лейтенант Григорий Вержбицкий, написал Петрову: «Благо армии и общего дела требуют от всех жертв, — поэтому приказываю с честью выполнять возложенные на вас обязанности». В ответ на это Петров пишет в ставку, что его опять кто-то оклеветал, а в конце послания просит ускорить высылку дополнительно ещё 8 ящиков с золотыми слитками, которые вскоре и получает. Например, 6 тонн выделил начальнику тыла Дальневосточной армии генерал-майору Павлу Петрову. Тот, в свою очередь, передал часть золота отступавшим в Китай командирам семеновской армии "на непредвиденные расходы". 21 ноября 1920 года начтыла встретился с Семеновым и сообщил ему, что оставшееся — 20 ящиков с золотыми монетами и 2 ящика со слитками (чуть меньше тонны) — намерен под расписку передать "на временное хранение" начальнику японской военной миссии Идзомэ. Атаман одобрил эту идею. Петров и расписка 22 ноября 1920 года на железнодорожной ст.Маньчжурия, начальник снабжения семёновской Дальневосточной армии генерал-майор Павел Петров передал под расписку на временное хранение начальнику японской военной миссии полковнику Исомэ 20 ящиков с золотой монетой и 2 ящика со слитками на сумму 1,2 миллиона рублей. И хотя японцы получили упомянутые выше ящики “на временное хранение” и обязались вернуть их обратно “в любое время” по просьбе Петрова, тем не менее далее никто из граждан России, ни “белых”, ни “красных” никогда уже больше не видел ни этих ящиков, ни тех золотых слитков, которые в них находились. Японская сторона, пообещавшая тогда колчаковскому генералу хранить русское золото, в действительности похитила его. В 1933 был командирован генералом Дитерихсом в Японию для того, чтобы добиться возвращения части золотого запаса (на сумму 1 млн 270 тысяч золотых рублей), который был в конце 1920 сдан генералом Петровым под расписку японской военной миссии, так как белые не решались везти золото во время переброски войск через Китай в Приморье.В 1934 году Петров подал иск в токийский суд на министерство обороны Японии. Продолжавшийся до 1940 суд был фактором внутренней японской политики, в судебном деле Петрова поддерживали японские либералы, которые таким образом хотели уменьшить политическое значение военных из Квантунской армии. Наконец в 1940 году суд вынес решение против Петрова. Суд указал, что хотя факт получения золота японцами установлен, но, поскольку Дальневосточная армия Семёнова больше не существует, то Петров является частным лицом и не может быть правопреемником Российской империи и Романовых, которым изначально принадлежало золото. Японский суд вынес вердикт: Идзомэ превысил служебные полномочия, а Петров является ненадлежащим истцом. Судиться за эти 22 ящика может лишь полномочный представитель российского государства, а оно пока не воспользовалось приглашением японского суда.Во время Второй мировой войны генерал был вынужден согласиться с предложением японских властей прекратить дело в обмен на оплату ими судебных издержек. В японской печати высказывалось мнение, что кроме упомянутых выше сумм какое-то количество золота, захваченное японскими войсками в Сибири, было скрыто японскими офицерами от японского правительства и присвоено ими в личную собственность, пошло в секретные фонды армейской разведки и на подкуп чиновников и членов парламента в Токио». Дальнейшая история подтвердила истинность утверждения, что нет ничего более постоянного, чем временное. Ни одному человеку, получившему в обмен на российское золото японские расписки, до сих пор ничего вернуть не удалось, хотя такие попытки неоднократно предпринимались (к примеру, теми же Семеновым и Петровым). Кстати сказать, “подвиги” ответственного сотрудника японской военной разведки полковника Исомэ в разграблении российского золота были высоко оценены японским военным командованием. Уже в июне 1921 года, то есть сразу же по завершении эпопеи с русским золотом, ему был присвоен чин генерал-майора, а в мае 1924 года он стал генерал-лейтенантом японской императорской армии. Все это лишний раз свидетельствовало о непосредственном участии правительственных кругов и военного министерства Японии в похищении значительной части золотого запаса России — похищении, заведомо несовместимом с элементарными нормами морали и международного права.

Ответов - 1

alexei: К моменту полного краха белого движения в Сибири на январь 1920 г. на счетах правительства Колчака ещё оставались значительные суммы - порядка 80 млн. руб. золотом. Было ясно, что после окончательной победы большевиков на деньги будет наложен арест заграничными правительствами. Со счетами частных лиц это сделать невозможно. И тогда деньги были переведены на счета российских финансовых агентов (атташе) Конрада Евгеньевича фон Замена (Лондон, около 3 млн. ф. ст.), Сергея Антоновича Угета (Нью-Йорк, 22,5 млн. долл.), Карла Карловича Миллера (Токио, свыше 6 млн. иен). Они были избраны в качестве хранителей казённых денег, поскольку имели стаж службы в Министерстве финансов до революции и пользовались исключительным доверием. Кроме того, они доказали свою преданность Белому движению и пользовались авторитетом в финансовых кругах стран пребывания. Львиная доля оставшихся средств (свыше 2 млн. долл.) пошла на расселение армии Врангеля в Сербии и Болгарии. Впоследствии деньги шли на поддержку русских школ, больниц, домов престарелых, на пособия «семьям героев Гражданской войны», в частности, пособие выплачивалось вдове адмирала Колчака - Софье Фёдоровне, генералу Деникину, который взял на воспитание детей генерала Корнилова, и т. д. Заботясь о своей репутации, финансисты тщательно документировали расходование каждого доллара, франка или иены - вплоть до счёта на 75 долл. за травлю «различного рода насекомых» в российском торговом представительстве в Нью-Йорке. Золотой ручеёк окончательно обмелел в конце 1950-х гг., поэтому искать золото на счетах иностранных банков, затея бессмысленная.



полная версия страницы