Форум » Белые и казаки » 3-й Барнаульский стрелковый полк (продолжение) » Ответить

3-й Барнаульский стрелковый полк (продолжение)

Новоалтаец: А был ли Барнаульский полк? Отменные в полку головорезы… Одной из малоизвестных страниц истории Алтая периода Гражданской войны является история сформированных на его территории воинских частей белой армии. Наиболее знаменитой из этих частей, вписавшей яркую страницу в историю Белого движения, был 3-й Барнаульский Сибирский стрелковый полк. ЕСТЬ СМЫСЛ РАССКАЗАТЬ О НАЧАЛЕ БОЕВОГО ПУТИ БЕЛОГО БАРНАУЛЬСКОГО ПОЛКА ЛЕТОМ 1918г. Сформированный в июне 1918 г. (на основе кадра подпольной антибольшевистской организации, поднявшей вооруженное восстание в Барнауле 11 июня 1918 г.) из мобилизованных офицеров и добровольцев, этот полк начал свой боевой путь в июле 1918 г., участвуя в совместном с чехословаками наступлении частей молодой Сибирской армии на восток, завершившемся в сентябре 1918 г. полным разгромом большевиков и переходом практически всей Восточной Сибири под власть Временного Сибирского правительства. Наиболее упорные бои развернулись в июле - августе 1918г. к востоку от Иркутска, на Кругобайкальской железной дороге. Активное участие в этих боях принимал и Барнаульский полк. Среди операций, в которых ему пришлось участвовать, особое место занимает бой у ст. Посольской 15-17 августа 1918 г. - последнее крупное сражение на Байкале, в ходе которого красным было нанесено окончательное поражение. Описание этого боя, а также другие интересные сведения о формировании и начале боевого пути Барнаульского полка, мне удалось найти в одной из местных газет периода Гражданской войны («Время», 15 ноября 1919 г.). Судя по всему, автором этой публикации, скрывшимся под псевдонимом «Старый барнаулец», был один из офицеров полка, принимавший непосредственное участие в описываемых событиях. Текст этой статьи (с некоторыми сокращениями) приводится ниже. «Г. г. офицеры, военные чиновники и юнкера сего 16 июня должны явиться в помещение бывшего совдепа к 5 часам вечера». Такое объявление было повешено во всех местах, где толпились военные 16 июня1918 года - на другой день после окончательного освобождения города от большевиков. К назначенному времени потянулись в здание бывшего совдепа офицеры. Когда офицеров собралось достаточно, то вышел полковник Гришин-Алмазов (командующий Сибирской армией и управляющий военным министерством Временного Сибирского правительства - Прим. авт. ) и, поздоровавшись с офицерами, сказал приблизительно следующее: «Г. г. офицеры! Многие из ваших товарищей уже спят вечным сном: они убиты мадьярским сбродом, к которому пристала, к сожалению, часть русской черни. За каждого убитого офицера красная гвардия поплатится десятком мадьярских голов. Мы нужны Родине для того, чтобы строить новое Русское государство, а в первую очередь - сильную дисциплинированную армию. Эта армия строится по последнему слову военной науки и по образцам западноевропейских армий: комитеты упраздняются, вводится единоличное управление; уставы остаются в том виде, в каком они были при Керенском. Назначить начальников я не могу, т. к. не знаю вас, а потому предлагаю вам из своей среды указать мне кандидатов в должностные лица». Эту строго деловую речь произнес доблестный полковник твердым, сильным голосом, и каждый из нас, слушателей, смотря на продолговатое смуглое лицо одетого в простое солдатское платье человека, почувствовал, что с прежним все порвано; делается новое большое дело, и надо ему отдать свои силы. В числе других наметили кандидата на пост командира 1-го Барнаульского стрелкового полка (с августа 1918г. - 3-й Барнаульский Сибирский стрелковый полк - Прим. авт.). Это был подполковник Вольский. Так в присутствии дорогого для Сибири, теперь уже погибшего, генерала Гришина-Алмазова родился 1-й Барнаульский стрелковый полк. На другой же день была сформирована команда и немедленно отправлена в дело для ликвидации красногвардейского формирования в окрестностях Баранула. На четвертый день своего существования полк отправился на восточный фронт. Уже в августе месяце, после славного Муринского дела (бой у ст, Мурино - Прим. авт.), когда полк в течение 4-х суток сдерживал напор более чем в 10 раз превосходящих сил противника, имевшего в своем распоряжении не только сухопутные, но и морские средства, в с. Утлик во время смотра командир 1-и дивизии полковник Зеневич, между прочим, дал приблизительно такую характеристику полка: «За время кампании на долю полка выпадали наиболее трудные задачи. Несмотря на неблагоприятные условия местности и погоды, полк блестяще выполнил эти задачи». Это взгляд высшего командования на боевые качества полка. Не менее лестной боевой репутацией пользовался полк и у своих собратьев по оружию, а особенно у чехов. Ходили даже слухи, что некоторые чешские части выражали предпочтительное желание идти в рискованный бой с барнаульцами. Свою боевую репутацию полк блестяще оправдал в середине августа прошлого года (1918 г. - Прим, авт.), выполняя свою последнюю задачу на восточном фронте: я говорю про Посольский бой. Эта гигантская по своей трудности задача заключалась в следующем: Барнаульский полк, чешский штурмовой батальон капитана Дворжак, несколько десятков казаков (всего - 900 чел. - Прим, авт.) и одно орудие должны были быть переброшенными на пароходах через оз. Байкал, из с. Лиственничного на ст. Посольская. Часть этого десантного отряда должна удерживать красные банды, напирающие со стороны г. Верхнеудинска, а другая часть - со стороны г. Иркутска. Задача будет исполнена, если отряд, действующий в сторону г. Иркутска, в результате своих действий соединится с главными силами, идущими им навстречу. Большевики же в это время занимали позиции возле ст. Танхой. Позиция была укреплена по всем правилам военного искусства, и к ней были стянуты почти все красногвардейские силы в числе около 11 000 штыков (на самом деле - значительно меньше - Прим. авт.). Десантный отряд под командованием доблестного полководца и верного сына родины полковника Ушакова (подполковник Борис Федорович Ушаков был начальником штаба 2-й Чехословацкой дивизии и Восточного фронта белых - прим. авт.) погрузилась на баржи на ст. Байкал и в один из ветреных вечеров отправился в опасное предприятие. Караван вели два парохода. Караван переправлялся через озеро целую ночь и, благополучно проскользнув мимо большевистских сторожевых судов, утром (15 августа - Прим, авт.) разгрузился в Посольском монастыре. Полковник Ушаков с небольшим отрядом чехов захватил ст. Посольскую; казаки с пушкой отправились кругом по сухой и твердой дороге, а барнаульцы пошли прямым путем через болото на линию железной дороги. По приказанию полковника Ушакова две роты барнаульцев, под общей командой капитана Камбалина, отправились вперед, по направлению станции Танхой, имея задачей пропустить первый поезд и задержать остальные, т.к. в первом эшелоне, по сведениям разведки, ехали комиссары. Но оказалось, что сбитые с Танхойских позиций красные начали отступать весьма спешно и гнали эшелоны непосредственно один за другим. Поэтому отряд капитана Камбалина, выдвинувшись вперед своего расположения верст на двенадцать, принужден был пропустить 7 эшелонов и один броневой поезд. Затем на пути был сделан затор и отряд, оторванный от главных сил, расположился на позициях. Начался Посольский бой. Отрядом капитана Камбалина красногвардейцы были разбиты на две половины и, очевидно, связь между частями красных не была установлена. Поэтому они были пассивны. Наши боевые действия всюду достигали цели, за исключением одного, весьма важного пункта: все наши атаки на красный броневик были отбиты. Так прошла ночь. В течение этой ночи, при всех усилиях капитана Камбалина, установить связь отряда с главными силами не удалось. Утром выяснилось, что по характеру местности и общей боевой обстановке отряду необходимо отступить. Послав предварительное донесение о начале отступления, капитан Камбалин начал отход и к вечеру благополучно достиг Посольского монастыря. В это время на ст. Посольская полковник Ушаков, не имея никаких сведений от отряда капитана Камбалина, решил идти на выручку. Будучи человеком титанической личной храбрости, полковник Ушаков сам лично с кучкой чехов и барнаульцев начал наступление. Пробившись через расположение красных к тому месту, где был отряд капитана Камбалина, и, не зная об отходе этого отряда, принял группу красных за караул барнаульцев. Пробившись первым, полковник Ушаков подошел к этой группе красных и назвал себя. Застигнутый врасплох, он был зверски убит красными... После гибели полковника Ушакова и отхода его отряда ничто не задерживало красных в их стремлении соединиться для общих боевых действий. Соединенными силами, подгоняемые сзади стремительно наступавшим со стороны ст. Танхой тогда еще полковником Гайда (командующий войсками белых - прим. авт.), красные ударили на наше расположение у ст. Посольская. Нужно было нечеловеческую силу характера, чтобы ничтожной кучке в 600 - 700 человек сдерживать стихийный напор многотысячного неприятеля! Более двенадцати часов, через каждые 10-15 минут, красными предпринимались общие атаки на все наше расположение; целую ночь шел непрерывный крик «ура», громкие речи «товарищей» и все новые и новые волны атакующих! Наши цепи спокойно лежали в густой ржи и при каждом натиске красных осыпали их градом пуль и гранат. В моменты затишья, в ночном безветренном воздухе, на фоне отчаянного красногвардейского гвалта и редкой перестрелки лишь иногда строгий и властный, точно стальной, голос наблюдателя разносил по всей нашей цепи предупреждающие приказания ~ вроде «левый фланг, внимание!» и т. д. Но обстановка складывалась не в нашу пользу. Отряд, повезший пушку круговой дорогой, встретился с превосходящими силами противника и принужден был для большей свободы действий освободиться от пушки; чтобы не отдавать красным пушку, затопили ее в болоте. Таким образом, мы оказались лишенными артиллерии. И вот, под самое утро, при поддержки артиллерии, бронированных поездов и автомобилей, красным удалось прорвать наше расположение, и нам пришлось отступить в лес, заняв позиции по близлежащим холмам. Красные начали быстро грузиться в эшелоны и панически направились в сторону г. Верхнеудинска, подгоняемые нашим фланговым огнем. Часа через два станция Посольская была занята полковником Гайда. Посольский бой окончился. Несмотря на то, что части красным удалось прорваться, Посольский бой имел колоссальное значение по своим результатам: в наших руках осталось более 40 эшелонов, в которых была погружена почти вся материальная часть красной гвардии; в Посольске была уничтожена боеспособность красных настолько, что они более 60 верст отступали, почти не оказывая сопротивления; взятие Верхнеудинска, Читы, ст. Оловянная, недалеко от которой произошло соединение войск атамана Семенова с правительственными войсками – взятие всех этих пунктов есть непосредственный результат Посольского боя…» Как отмечает исследователь из Иркутска П.А. Новиков, «бои под Посольской по упорству и количеству крови превосходили все бывшие до сих пор. Из 3000 человек, пытавшихся пройти через Посольскую, пробилось 200 интернационалистов, столько же читинских красногвардейцев и человек 20 из отряда анархистов… Свыше тысячи красногвардейцев были зарыты в ямах под Посольской». К сожалению, сведения о потерях белых в этом бою мне найти не удалось. Одним из убитых под Посольской был прапорщик 3-го Барнаульского полка Константин Матвеевич Субботин, похороненный 25 октября на Нагорном кладбище Барнаула, о чем извещала барнаульская газета «Народная Свобода» (24 октября 1918 г.). 20 октября 1918 г. в газете «Алтайские Губернские Известия» был опубликован приказ по Сибирской армии от 18 сентября 1918 г. о производстве в следующий чин офицеров 3-го Барнаульского полка, отличившихся в делах против неприятеля. 15 сентября 1918 г. полк возвратился в Барнаул. Вот как описывала его прибытие газета «Народная свобода» (17 сентября 1918 г.): «… О прибытии полка сделалось известным за несколько дней, и в день прибытия, с утра, потянулись из города к вокзалу толпы жителей для встречи. Поезд с полком прибыл в начале 2-го часа пополудни. К этому времени на вокзале собрались представители гражданских и военных властей, а также представители городского и земского самоуправления. По дороге от вокзала стояли шпалерами только что призванные новобранцы. После высадки из вагонов полк выстроился у вокзала, и к нему обратились с приветствием собравшиеся представители. Затем полк под звуки военного марша проследовал в город по Соборному переулку в казармы. Собравшаяся на встречу в огромном количестве публика восторженно приветствовала барнаульцев, засыпая их цветами. Все солдаты и офицеры имели на груди и в руках букеты цветов. Полк имел бодрый, боевой вид». По возвращении в Барнаул был пополнен мобилизованными и после непродолжительного отдыха и обучения отправлен на западный фронт под г. Пермь, против регулярной Красной армии. Участвовал во взятии Перми, Оханска, Юго-Камского и Очерского заводов, наступлении на Глазов. После разгрома Колчаковской армии 3-й Барнаульский полк оказался единственным полком из состава 1-й Сибирской армии, который не сдался красным и сохранился как боевая часть, проделав (отдельно от основной армии генерала Каппеля) беспрецедентный «ледяной» поход через всю Восточную Сибирь. В 1920 - 1922 гг. он воевал на Дальнем Востоке. В 1921 г. в Приморье его остатки были свернуты в батальон, вошедший в состав 4-го Омского полка. После окончательного разгрома белых в конце 1922 г. они отступили в Манчжурию. Некоторые солдаты и офицеры полка не пожелали уйти за границу и остались в Приморье, сдавшись в плен красным. Часть чинов Барнаульского полка в составе Сибирской дружины генерала Пепеляева принимала участие в Якутском походе 1922 - 1923 гг. Андрей КРАСНОЩЕКОВ Алтайские ведомости, 2002, 22 августа (№1) Начало темы: http://siberia.forum24.ru/?1-4-0-00000012-000-10001-0-1368050662

Ответов - 136, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All



полная версия страницы