Форум » Белые и казаки » Партизанская дивизия атамана Анненкова (продолжение) » Ответить

Партизанская дивизия атамана Анненкова (продолжение)

Сибирецъ: На форуме еще не было такой ветки. Предлагаю размещать здесь информацию о Б.В. Анненкове и Партизанской дивизии. Позволю себе разместить информацию, собранную братом Prefect`ом (довольно спорная, но максимально полная на данный момент. Использовались данные РГВА и казахстанского писателя-историка Гольцева). Партизанская дивизия (от октября 1918 в Семипалатинске до июня 1919) 23 октября 1918, приказом по 2-му Степному корпусу № 178 полк развертывается в Сводную Партизанскую дивизию имени Атамана Анненкова, в составе пехотной бригады (2 трехбатальонных полка), конной бригады (2 четырех сотенных полка), артдивизион (3 батареи) и инженерную роту. В конце ноября 1918 часть дивизии (конные части) выступила из Семипалатинска. И в первой половине декабря Анненкова встречала хлеб-солью Урджарская станица. 18 декбря 1918 врид начальника дивизии в Семипалатинске полковник Сидоров издает приказ № 02 о переброске 1-го партизанского атамана Анненкова полка в Семиречье. Фактически части дивизии оказались разделенным на две группы. Одна ее часть действовала на Семирченском фронте, адругая дислоцировалась в районе Семипалатинска. Приказом № 56 от 07. 05. 1919 по 2-му Степному Сибирскому корпусу части Партизанской дивизии были сведены в три Отдельные бригады: Отдельная стрелковая бригада 1-й Партизанский стрелковый полк 2-й Партизанский стрелковый полк 3-й Сводно Партизанский стрелковый полк Манчжурско-егерский батальон Отдельная Кавбригада: полк "Черных гусар" Барнаульский полк "Голубых Улан" Отдельная казачья бригада: 1-й Оренбургский казачий полк 1-й Сибирский Партизанский казачий полк 2-й Усть-Каменогрский Партизанский казачий полк 1-й Конно-Киргизский полк К июню 1919 года на Семиреченском фронте находиласись: Конвойный партизанский полк (быв. 1-й Сибирский партизанский казацкий полк им. атамана Анненкова) 1-й Оренбургский казацкий полк Эскадрон полка "Черных гусар" (о номере эскадрона данные противоречивы) 1-й Партизанский стрелковый полк 2-й Партизанский стрелковый полк Манчжурско-егерский полк (сформирован в феврале 1919 в Синьцзяне) Пластунский егерский дивизион (полк?) 1-й Конно-Киргизский полк 2-й Конно-Киргизский полк (сформирован в мае-июне 1919) 3-й Конно-Киргизский полк (сформирован в мае-июне 1919) 1-я конная батарея Уч-Аральский конный дивизион 1-я казачья батарея артилерийские парки перевязочные пункты кабельное отделение и саперный взвод Инженерного дивизиона ( с нахождение Конно-Киргизских полков в состве Партизанской дивизии, историей их формирования и т.д. следует отдельно разобразьтся) Части тыловой группы Партизанской дивизии атамана Анненкова (место дислокации частей не указано) Инженерный дивизион - саперная рота - инженерный парк - отдельная автоколонна с автомастерской - прожекторное отделение всего: 17 офицеров, 542 солдата (245 штыков) вооружены трехлинейными винтовками. 3-й Сводно-Партизанский полк - 3 батальона (9 рот, 1880 штыков, 12 пулеметов) - команда разведчиков (52 штыка) - команда связи (44 штыка) - учебная команда (75 штыков) Полк "Черных гусар" (без одного эскадрона) Барнаульский полк "Голубых улан" 2-й Усть-Каменогорский Партизанский полк (пулеметная команда в Семиречье) Из частей тыловой группы в конце июня, начале июля 1919 была сформирована Сводно-Партизанская дивизия, отпавленная на Екатеринбургский фронт. Две партизанские дивизии (Партизанская в Семиречье и Сводная партизанская на Урале) Из частей тыловой группы в конце июня, начале июля 1919 была сформирована Сводно-Партизанская дивизия Атамана Анненкова. Командиром 30 июня 1919 года был назначен военный инженер генерал М.Е. Редько. В состав дивизии вошли: Полк "Черных гусар" (командир ротмистр Даниленко)-на Урал прибыл в составе 3 эскадронов : 27 офицеров, 700 строевых, 114 не строевых. Барнаульский полк "Голубых улан" (командир ротмистр Андрушкевич) -не полного состава, 4-й эскадрон оставлен в Тюмени для формирования кадрового дивииона бригады. в полку 22 офицера, 707 строевых, 138 нестроевых улан. Они соствили Отдельную конную бригаду - командир ротмистр Белавенец 2-й Усть-Каменогроский казацкий партизанский полк (командир полковник П. И. Виноградский) 3 отни казаков, отделение связи, пулеметная команда была заново сформирована на фронте (20 офицеров, 485 казаков). 2-я сотня в командировке за лошадьми в Бийске. 4-я сотня сотояла из киргиз (казахов) добровольцев. Стараниями командира полка в Екатеринбурге на базе полка начала развертываться в Усть-Каменогорскую партизанскую казацкую бригаду. Для этого из дезертиров забранных из Екатеринбургской тюрьмы начал формироваться в Тюмени 3-й Ново-Устькаменогрский полк 3-й Сводно-Партизанский пехотный полк. Инженерный дивизион Артилерийский дивизион. Части дивизии находились на разных стадиях формирования, в частях испытывался острый недостаток обмундирования, вооружения. В кавалерии было не достаточно лошадей. В боевых действиях участие принял только 3-й Сводно-Партизанский пехотный полк, и возможно Инженерный дивизион. От конницы брали лишь некоторые подразделения. 2-й Усть-Каменогорский полк выслал в прикрытие Сибирской армии 3-ю сотню с 4 пулеметами. Она выполнила задачу, потеряв 14 человек. В аввгусте-начале сентября 1919 года анненковцы занимались приемом пополнений, реквизициями и вылалвливанием дезертиров в Ишимском, Петропавловском, Омском и Кокчетавских уездах. Во время Петропавловской операции 20 августа-3 ноября 1919 года (на фронт части дивизии прибывали по частям в период с 13 по 24 сентября 1919 года. Вели бои в полосе Пресногорьковской казачьей линии) состав дивизии был следующим: 3-й Сводно-партизанский полк 2-й Сибирский стрелковый полк (полковник Першин) Какие либо еще сведения по полку отсутствуют. конный полк "Черных гусар" конный полк Барнаульских "Голубых улан" 2-й Усть-каменногорский казачий полк 3-й Новоусть-каменногорский казачий полк (командир подполковник М. Киенский) Инженерный дивизион Артилерийский дивизион (или одна батарея из 6-ти скорострелок Маклена) До Иртыша отходили единой дивизией. 18 ноября 1919г 3-й сводно-партизанский стрелковый полк, 2-й Усть-каменногорский казачий полк и Инженерный дивизион Партизанской дивизии оставили охранявшуюся ими переправу у станицы Черлак и отошли на юг на Павлодар, части находятся в процессе разложения. К 29 ноября 1919г на Славгород отходят – 1 Партизанская дивизия генерала-майора Церетели в составе: 3-й новоустькаменногорский казачий полк, 2 роты, 90 штыков, 8 пулеметов, Полк Черных гусар – 6 эскадронов, 200 сабель, 8 пулеметов. Дивизия отходила вместе с 2 Оренбургской казачьей бригадой. Во второй половине ноября 1919 года полк "черных гусар" действовал отдельными дивизионами и эскадронами в трех отдаленных друг от друга районах. Один эскадрон действовал в Семиречья. Другая часть "черных гусар" была направлена командиром 2-го Степного корпуса генералом Ефтиным в качестве конной поддержки пехотных частей на Рубцовку, отуда принимала участие в наступлении на Волчиху (важный центр алтайских партизан). Третья часть гусар осталась на фронте, после падения Омска отступала на Павлодар. Именно под Павлодаром в конце ноября 1919 года красными была захвачена музыкантская команда полка "черных гусар" во главе с капельмейстером. В то же время среди белых частей сдавшихся между Шерловкой и Кемчугом согласно штабу 1-й стрелковой бригады 30-й дивизии в плен были взят и отряд «черных гусар». У Кемчуга был убит генерал-майор Зиновий Церетели. Полк "Голубых улан" (командир - ромистр, по другим данным полковник Андрушкевич) будучи снят с фронта действовал двумя дивизионами. 1-й дивизион был прередан штабу 2-го Степного Сибирского корпуса (г. Семипалатинск), а затем брошен на станцию Поспелиха Алтайской железной дороги. Где участвовал 14-16 ноября 1919 года в неудачном наступлении войск генерала Матковского на Солоновку("партизанскую столицу"). 2-й дивизион и штаб полка дислоцировались в Барнауле. 6-го декабря дивизион участвовал в отражении наступления красных партизан на город ( Учавствовал в преследованни красных партизан верст на 10-15 от города). Но ввиду общей обстановки дивизион с другими частями белого гарнизона 10 декабря был вынужден оставить город. Голубые уланы сомесно с 3-й Барнаульским стрелковым полком начали отступление в сторону Новониколаевска. Соеденившись с частями колчакивских войск, на остановке в деревне Вагановой командиром Барнаульской группы полковником Камбалиным (командир 3-го Барнаульского стрелкового) дивизион был откамандирован в 7-ю кавдивизию, с которой они продолжили отход на восток. О дальнейшей судьбе дивизиона "голубых улан" пока остаются только догадки. Полковник Петр Инокеньевич Виноградский был захвачен в Чугучаке в 1921 году вместе с генералом Ярушиным, в ходе спецоперации красных. В ходе первого допроса в фильтрационном лагере в Лепсинске он сообщил, что после разгрома его бригады осенью 1919 на Тоболе бежал с остатками дивизии Церетели и семьей через Сергиополь и Бахты в Китай. Находящиеся на Семиреченском фронте части Партизанской дивизии Атамана Анненкова к началу 1920 года (по представлению Шулдякова) представляли следующее : Стрелковая бригада: 1-й Партизанский стрелковый полк 2-й Партизанский стрелковый полк Казачья бригада: Лейб-Атаманский полк 1-й Оренбургский казачьи полки Кавалерийская бригада: Кирасирский полк Драгунский полк Маньчжурская конная бригада: Маньчжурский конно-егерский полк Киргизско-Калмыцкий конный полк (сформированы из уроженцев Синьцзяня) Конно-Инженерный полк Запасной полк Конно-киргизские полки, считает Шулдяков были выделены из состава двизии в Отдельную Киргизскую конную бригаду. Семиреченская армия. (с частями бывшего 2 Степного корпуса и Оренбургской армии) Отдельная Семиреченская армия была создана в декабре 1919 по приказу Верховного правителя России адмирала А. В. Колчака. В состав армии вошли части действовавшие на Семиреченском фронте: Партизанская дивизия атамана Анненкова, Отдельная Семиреченская казачья бригада, Отдельная Киргизская кавалерийская бригада, стрелковые полки: 17-й Семипалатинский, 18-й Сергиопольский, 19-й Петропавловский и 2-й (20-й?) Зайсанский полки, а так же вспомогательные части и подразделения. Так же в состав армии вошли части Оренбуржской армии атамана Дутова (пришедшая в 20-х числах декабря 1919 в Семиречье). Командующим Семиреченской армией был назначен генерал-майор Б. В. Анненков. В силу того, что белое Семиречье оказалось окруженным с трех сторон части войск армии были разделены на три группы: Северную - Оренбуржский отряд генерал майора Бакича, держала правый фланг фронта - район станицы Урджарской, тракт Сергиополь-Бахты. Силы группы состовляли 12 500 человек, в тылу группы находилось 13 000 беженцев. Западная (или Центральная) - некоторые части Партизанской дивизии Атамана Анненкова, левый фланг фронта район Уч-Арала, часть тракта Сергиополь - Капал. В тылу группы находились части имевшие плохой конский состав и тыловые органы - район села Герасимовки и деревни Осиновки. Командовал группой сам командарм Б. В. Анненков. Южная - части Семиреченской казачьей бригады и 5-й Сибирской стрелковой дивизии под командой войскового атамана Семиреченского казачьего войска генерал-майора Н. П. Щербакова (избран атаманом 19. 11. 1919). Части группы располагались в станицах Капальской, Арасанской, Сарканско-Сибирской и др. населенных пунктах. В тылу группы в Лепсинске находилась ставка атамана Дутова и отряд 1500 оренбуржцев. Так же командиру южной группы был подчинен и отряд семиреченских казаков полковника П. И. Сидорова, отрезанный от нее хребтом Джунгарского Алатау. Отряд действовал с китайской территории, 24 ноября 1919 им был захвачен Хоргос, а в ночь 1 января 1920 казаками был взят Джаркент, который удерживался ими 20 дней. 22 января красные смогли выбить казаков и из Хоргоса , а 24 из Кольджата. Состав групп был следующим: 1) Северная группа Приказом по Оренбуржской армии все ее части оказавшиеся в Семиречье сводились в Оренбуржский отряд имени атамана А. И. Дутова: 1-я Оренбургская казачья дивизия: 1-я бригада: 33-й Оренбургский казачий полк. Атаманский полк II военного округа Оренб. КВ. 2-я бригада: 1-й Оренбуржский казачий полк 4-й Оренбуржский казачий полк в селе Благодарненском 2-я Оренбуржская казачья дивизия: 1-я бригада: Оренбуржский казачий атамана А. И. Дутова полк 14-й Оренбуржский казачий полк занимал район сел Киролловки и Благодарненского, пик Каракол. 2-я бригада: 15-й Оренбуржский казачий полк 16-й Оренбуржский казачий полк 2-я Оренбуржская инженерная сотня Оренбуржский конно-артилерийский дивизион Отдельная Сызранская Егерская бригада 1-й Сызранский егерский полк 2-й Сызранский егерский полк Конно-егерский полк Киргизский конный дивизион зеленого знамени Сызранский егерский артилерийский дивизион Артиллерийская батарея Отдельные, технические, санитарные части и учереждения: Конвой начальника отряда Автомобильный отряд Радиостанция 1-й полевой госпиталь 15-й госпиталь 173-й госпиталь Госпиталь №5-8 Всего в Отряде - до 15 000 человек, до 7000 штыков и до 2000 свбель при 200 пулеметах и 5 орудиях (по данным А. Ганина) 2) Западная (Центральная) группа: Партизанская дивизия Атамана Анненкова: Конвой атамана - село Уч-Арал. Стрелковая бригада: 1-й Партизанский стрелковый полк 2-й Партизанский стрелковый полк Возможно стрелковые полки расформированы зимой 1919/1920, либо переформированы в другие части. Казачья бригада: Лейб-Атаманский полк станица Урджарская 1-й Оренбургский казачьи полки Кавалерийская бригада: Кирасирский полк в районе станице Урджарской Драгунский полк в селах Аксаковке и Ириновке Маньчжурская конная бригада: Маньчжурский конно-егерский полк село Николаевка Киргизско-Калмыцкий конный полк Конно-Инженерный полк Запасной полк Артилерийский дивизион (или два дивизиона?): две казачьи батареи - село Колпаковка две конные батареи - село Герасимовка. (По данным приведенным Шулдяковым в селе Герасимовке анненковский Оренбуржский казачий арт. дивизион) 3) Южная группа Полными данными о составе Южной группы я не располагаю. Приведу только некоторые данные. Самый крупный гарнизон частей Южной группы находился в станице Капальской. Там же находился и штаб Южной группы. На 28 марта 1920 (на день капитуляции) в состав гарнизона Капала входили: Партизанский полк - 209 сабель Приилийский полк - 275 сабель Алатавский полк - 518 сабель входившие в состав Отдельной Семиреченской казачьей бригады. Управления коменданта полевого этапа - 51 человек команда капальского артилерийского штаба - 16 человек рабочая колонна - 17 человек команда связи - 15 человек казачья батарея - 60 человек 2-я отдельная радиостанция - 3 человека капальский продовольственный магазин - 15 человек Штаб Южной группы - 5 человек. Во главе с вр.и. о. командующего полковником С. Е. Бойко Кроме того на 1 марта 1920 в Капале находилась сотня Алашей при одном автомобиле под командованием полковника Осипова. На 18 марта в местности Джус-агач оперировал алашордынский полк. Тогда же на сторону красных перешели 150 алашей и 7 офицеров Алакульского дивизиона двигавшиеся а усиление Капальского гарнизона. В станице Арасанской конно-таранчинский дивизион, так же перешедший к красным. Гарнизон станицы Аксуйской: Егерский батальон 5-й Сибирской дивизии командир капитан Никифоров - 361 солдат, 14 офицеров при 6 пулеметах Инженерный дивизион 5-й Сибирской стрелковой дивизии. 6 февраля 1920 взбунтовались и перешли на сторону красных. всего более 600 человек В Лепсинске, в тылу Южной группы находилась ставка атамана Дутова и его конвой. Также был сербский эскадрон (150 человек) поручика Душана Милошевича. Позднее, в 1920 году в дивизии был сформирован Сербский батальон. В Семипалатинске находилась рота сербов капитана Стояна Джорджевича.

Ответов - 118, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Ефрейторъ: Ратник пишет: Никто не знает подробности что такое 2-й атаманский каз. атамана Анненкова полк, Если в ПД, похоже на Атаманский полк, одно время была два полка - Конвойный и Атаманский, позже сведены в один Атаманский полк.

Алексей Елисеенко: НЕ помню, выкладывал это или нет, поиском не нашел

barnaulets: Да, было где-то

Алексей Елисеенко: Пора делать путеводитель по форуму, кто бы взялся)

Алексей Елисеенко:

белый: В госпитале скончался Вадим Алексеевич Гольцев автор книги "Сибирская Вандея. Судьба атамана Анненкова". Похороны состоятся 11 февраля 2014 года.

barnaulets: Мои соболезнования родным покойного. Светлая ему память.

Сибирецъ: Царствие небесное... Вот-вот, пару месяцев назад переписывались... Все собирался еще ему написать.......И не успел...

Ратник: Вечная память!Большая потеря.Жаль не успел довести таки до печати переиздание своей книги...

белый: Ратник пишет: Вечная память!Большая потеря.Жаль не успел довести таки до печати переиздание своей книги... Как сообщил в своем письме Максим Николаевич Ивлев..."Одна из книг прямо на выходе и надеюсь, что появится в течении месяца."

Ратник: белый пишет: Одна из книг прямо на выходе и надеюсь, что появится в течении месяца." 1-й том "Сибирской Вандеи" (если она будут в 2-х томах как преполагалось)...?

белый: Ратник пишет: 1-й том "Сибирской Вандеи" (если она будут в 2-х томах как преполагалось)...? Я не курсе.

белый: белый пишет: Как сообщил в своем письме Максим Николаевич Ивлев..."Одна из книг прямо на выходе и надеюсь, что появится в течении месяца." Пришло письмо от Максима Ивлева: -------------------- Некролог о Вадиме Алексеевиче Гольцеве: http://spgk.kz/maksim-ivlev/288-vadim-alekseevich-goltsev.html Я почему-то думал, что он родился в Барнауле, но внучка сообщила мне его данные по паспорту. Теперь сожалею, что многое не узнал из наших разговоров с ним - так, наверное всегда бывает... Он был одним из последних русских писателей в Алма-Ате и очень интересным собеседником и другом. Судьба Марианны Колосовой волновала его, как своей землячки (его слова). У него только что вышло очередное (дополненное) издание книги в Москве - он, увы, уже не узнал об этом. На выходе еще две книги. --------------------------------------------

Ратник: белый пишет: У него только что вышло очередное (дополненное) издание книги в Москве - он, увы, уже не узнал об этом. На выходе еще две книги. -------------------------------------------- А в каком издательстве,коллега?Снова Вече?Ничего еще не известно?

белый: Ратник пишет: Снова Вече?Ничего еще не известно? Я не в курсе.

Ратник: Понятно,спасибо.

Ратник: 29 сентября 1918г. в Омске умер доброволец отряда атамана Анненкова из граждан Томской губернии Евстафий Плесков (20л.) от воспаления лёгких. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.113. Информация любезно предоставлена С.Парфеновым.

Ратник: 13 февраля 1919г. в Омске умер штабс-капитан отряда атамана Анненкова Георгий Михайлович Горин (37л.) от сыпного тифа. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.137 Информация любезно предоставлена С.Парфеновым.

shurillo: в 1919-м году во 2-м степном сибирском зайсанском полке ротным фельдщером (лекпомом) служил родной брат моего прадеда, Назаров Михаил Несторович. На днях получил бумаги из казахстанского архива.

Ратник: А разве 2-й Зайсанский это Партизанская дивизия?По-моему это 5-я ССД.

barnaulets: Ратник пишет: А разве 2-й Зайсанский это Партизанская дивизия?По-моему это 5-я ССД. Это, кажется, Степная Сибирская стрелковая бригада генерала Ярушина.

shurillo: barnaulets пишет: всем спасибо, буду разбираться !

Ратник: barnaulets пишет: Это, кажется, Степная Сибирская стрелковая бригада генерала Ярушина. Я тоже сначала так подумал,надо уточнять,но в любом случае это не ПДА.

Ефрейторъ: 1-я Отдельная Степная стрелковая бригада. Входят: Сергиопольский (полк. М.К.Житанер в 07.1919г., полк. Дмитриев в 10.-11.1919г.) и 2-й Зайсанский (полк. Горбачевский) пехотные полки. Расформирована в начале декабря 1919г. Командир: ген. Ф.Г.Ярушин (с июля 1919г.). Нач. штаба: полк. Н.А.Денисов (февраль — 10.11.1919г.)

barnaulets: Возможно, с 5-й Сибирской стрелковой дивизией тоже верно. Скорее всего, изначально полк формировался в составе этой дивизии, как и бывший 18-й Сибирский Сергиопольский, которым командовал Житанер. См. http://www.novonikolaevsk.com/forum/viewtopic.php?f=19&t=45 (в статье он назван Шитанеровым)

shurillo: Ефрейтор, спасибо !

shurillo: barnaulets пишет: большое спасибо за информацию ! Я заинтересовался историей ГВ в Сибири и Казахстане изучаяя генеалогию семьи. Мой прадед служил в 5-м кадровом степном полке (потом 17-й Семипалатинский), один его брат, оказывается во 2-м Зайсанском (до ГВ служил в 22-м Туркестанском). Это все я узнаю сейчас потихоньку из архивных документов, в семье об этом не говорили.

Ратник: barnaulets пишет: Возможно, с 5-й Сибирской стрелковой дивизией тоже верно. Вот и я про это.Коллега в шапке темы,используя видимо работу Гольцева писал Сибирецъ пишет: стрелковые полки: 17-й Семипалатинский, 18-й Сергиопольский, 19-й Петропавловский и 2-й (20-й?) Зайсанский полки, Но в таком случае значит ли это,что было два Сергиопольских и Зайсанских полка (если для Сергиопольского Сембригады Ярушина выделили кадр)?

Ратник: Еще один офицер.Первый раз такая причина смерти попалась. 2 марта 1919г. в Омске умер поручик отряда Атамана Анненкова Виктор Степанович Шишковский (25л.) - "застрелился в состоянии умоизступления". ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.140. Информация любезно предоставлена С.Парфеновым.

mollwitz: Сдается мне, что Зайсанский и Сергиопольский полки формировались для укомплектования 5 Ссд до 4-х полквого состава. По прибытии в Семиречье сохранялась до декабря 1919 как Отдельная Степная бригада (поскольку, скорее всего действовала на другом от дивизии участке фронта), а в декабре все же влита в 5 Ссд. Ее полки упоминались и в 1920-м году.

Хмурый: Отдельная Степная стрелковая бригада генерал-майора Федора Гавриловича Ярушина (1867 – 1921). Состав: 1-й стрелковый Степной Сибирский Сергиопольский полк (полковник М.К. Житанер), 2-й стрелковый Степной Сибирский Зайсанский полк (подполковник Горбачевский), батарея (6 трехдюймовых орудий), 2 гаубицы (полубатарея?). Формировалась в Семипалатинске первоначально как кадровая на основе имевшегося там 5-го кадрового полка. С начала мая 1919 г. её стали формировать как боевую часть для смены Партизанской дивизии Анненкова с Семиреченского фронта. Однако «бригада формировалась на скорую руку» при «полном недостатке во всем». В мае началась переброска «кое-как сколоченной, но не обученной» бригады, без обоза, без шинелей, в Семиречье. Передвижение шло походным порядком и затянулось на два с лишним месяца. Части бригады были укомплектованы мобилизованными из ближайших к Семипалатинску уездов, «совершенно не сочувствующими» правительству и даже «явно враждебно настроенными к власти адмирала Колчака». Поэтому, когда 16 июля Анненков двинул 1-й Сергиопольский полк в наступление на с. Андреевку, тот, попав под меткий огонь артиллерии противника и столкнувшись с красными эскадронами, начал сдаваться. Это был полный разгром: «в непродолжительном бою» красные взяли свыше 700 чел. пленных (около 50 % личного состава полка) и большие трофеи. Именно после этого смена дивизии Анненкова была окончательно отставлена. Разбитый 1-й Сергиопольский полк и подошедший после 16 июля свежий 2-й Зайсанский полк были оставлены в резерве для доформирования. Но и в тылу их солдаты демонстрировали свою недостаточную стойкость, легко сдаваясь в плен к красным партизанам. В октябре 1919 г. оба полка бригады Ярушина влили в 5-ю Сибирскую стрелковую дивизию генерала Гулидова, а бригадную артиллерию передали в Партизанскую дивизию Анненкова. Это сведения из показаний 1926 года Н.А. Денисова, бывшего первым и последним начальником штаба Степной бригады (март – ноябрь 1919 г.), опубликованных В.В. Марковчиным: Марковчин В.В. Одиссея атамана Анненкова. Курск, 2010. С. 109-110, 116, 117, 131.

Ратник: Хмурый пишет: С начала мая 1919 г. её стали формировать как боевую часть для смены Партизанской дивизии Анненкова с Семиреченского фронта. А куда должны были направить дивизию?Или просто должна была убыть на отдых?

mollwitz: на Западный же фронт

Ефрейторъ: Хмурый пишет: В октябре 1919 г. оба полка бригады Ярушина влили в 5-ю Сибирскую стрелковую дивизию генерала Гулидова, а бригадную артиллерию передали в Партизанскую дивизию Анненкова. Значит полки переименованы в 18-й и 20-й. А кто возглавил дивизию? Гулидов ушел в отпуск и больше в дивизию не вернулся.

mollwitz: Вполне может случится, что Ярушин и возглавил.

barnaulets: Артиллерийский дивизион бригады (1-й Степной Сибирский легкий арт. дивизион) формировался в Барнауле, откуда летом 1919 г. был переброшен в Семиречье. Он, кстати, вместе с 11-м и 13-м Сибирскими стрелковыми арт. дивизионами принимал участие в параде 16 июня 1919 г. в Барнауле, запечатленном на кинохронике.

Ефрейторъ: mollwitz пишет: Вполне может случится, что Ярушин и возглавил. В 1920 году дивизией командовал полковник А.А.Асанов.

Хмурый: Откуда данные, что полковник Асанов Алексей Александрович (1886, ст-ца Кокчетавская – 1920, г. Омск, расстрелян) командовал в 1920 г. 5-й Сиб. стр. дивизией? С 16.10.1918 г. по 14.05.1919 г. он был командиром 1-го Алатавского конного полка Семиреченской казачьей бригады, затем по 01.12.1919 г. помощником начальника Партизанской дивизии по хозчасти, затем по 27.03.1920 г. начальником снабжения Отд. Семиреченской армии.

Ефрейторъ: Хмурый пишет: Откуда данные, что полковник Асанов Алексей Александрович (1886, ст-ца Кокчетавская – 1920, г. Омск, расстрелян) командовал в 1920 г. 5-й Сиб. стр. дивизией? С 16.10.1918 г. по 14.05.1919 г. он был командиром 1-го Алатавского конного полка Семиреченской казачьей бригады, затем по 01.12.1919 г. помощником начальника Партизанской дивизии по хозчасти, затем по 27.03.1920 г. начальником снабжения Отд. Семиреченской армии. Из книги Гольцева Сибирская Вандея, но ссылок на подтверждения этого факта нет.

mollwitz: С высшими начальниками в конце 1919-го - 1920-м много непонятного. Ярушин, без дела остался? Сем.каз.бригадой вначале Ионов, потом Щербаков?

Ефрейторъ: mollwitz пишет: Сем.каз.бригадой вначале Ионов, потом Щербаков? На 14 октября 1919г Семиреченской казачьей бригадой командовал полковник Л.В.Молоствов, сменил Ионова.

mollwitz: Молоствов вроде и не казак, и кажется гвардейский кавалерист. Тогда 5 ссд или Щербаков или Ярушин

Ефрейторъ: mollwitz пишет: Щербаков Щербаков Николай Петрович или Щербаков Николай Михайлович. Какой?

Ратник: Хмурый пишет: Откуда данные, что полковник Асанов Алексей Александрович (1886, ст-ца Кокчетавская – 1920, г. Омск, расстрелян) командовал в 1920 г. 5-й Сиб. стр. дивизией? С 16.10.1918 г. по 14.05.1919 г. он был командиром 1-го Алатавского конного полка Семиреченской казачьей бригады, затем по 01.12.1919 г. помощником начальника Партизанской дивизии по хозчасти, затем по 27.03.1920 г. начальником снабжения Отд. Семиреченской армии. С 1 июня командир Конной бригады Партизанской дивизии.

Ефрейторъ: Ратник пишет: С 1 июня по 1 декабря командир Конной бригады Партизанской дивизии. Ничего подобного, в должность не вступил. Бригаду принял все тот же полковник Л.В.Молоствов.

Ратник: Ефрейторъ пишет: Ничего подобного, в должность не вступил. Бригаду принял все тот же полковник Л.В.Молоствов. Значит Волков (а он надо полагать опирался на данные Шулдякова) не прав...

Ратник: Ефрейторъ пишет: Ничего подобного, в должность не вступил. Бригаду принял все тот же полковник Л.В.Молоствов. Это тоже Гольцев?При всех плюсах его работы он, увы, не дает ссылок на источники...

Ефрейторъ: Данные Волкова: Асанов Алексей Александрович, р. 3 окт.1886 в ст.Кокчетавской. Из казаков той же станицы, сын есаула СКВ. Сибирский КК 1904, НКУ 1906. Офицер 1-го Сибирского каз. полка. Есаул, старший адъютант штаба Отд. Сибирской каз. бригады. В белых войсках Вост. фронта; с 14 июня 1918 к-щий 1-м Сибирским казачьим полком, авг. - сен.1918 пом. командира 3-го Сибирского каз. полка, с 23 сен.1918 войсковой старшина, с 16 окт.1918 по 15 мая 1919 командир 1-го Алатавского кнп Семиреченской каз. бригады, с 1 июня 1919 командир конной бригады Партизанской дивизии, пом. нач. той же дивизии по хоз. части, с 1 дек.1919 нач. снабжения Семиреченской армии. 27 мар.1920 взят в плен в с.Романовском. Расстрелян большевиками 6 нояб.1920 в Омске. Жена Зоя Ефимовна, дети Юрий и Нина. Приказ возможно был о назначении.

Ратник: Ефрейторъ пишет: Бригаду принял все тот же полковник Л.В.Молоствов. Это не тот Молоствов,который Лев Валерианович,возглавлял подполье в Семиречье и расстрелян в Верном в 1920?Никода не слышал,чтобы он Конной бригадой командовал.А в какой период?

Ефрейторъ: Тот. Если не ошибаюсь в книги Марковчин В.В. Одиссея атамана Анненкова есть упоминание об этом. Скорей всего июнь-октябрь 1919г.

mollwitz: Так Молоствов какой бригадой все же командовал Семиреченской или конной Парт.Див? В ноябре декабре Семереченская каз бригада и конная бригада Партизанской дивизии в разных местах находилась. И Щербаков, любой. Вот тупо на ноябрь-декабрь 1919/январь 1920 кто командовал: 5 ссд Семиреченской каз.бригадой

Oigen Pl: Ратник пишет: Никода не слышал,чтобы он Конной бригадой командовал Даже чекисты в свой полувековой юбилей писали об этом командовании, переврав))) его фамилию: "Еще весной 1920 г. бывший дворянин, владевший крупными поместьями в Казанской губернии, полковник царской армии, командир бригады в анненковской дивизии, Л. В. Молостов был завербован английской разведкой. Незадолго до ликвидации Семиреченского фронта он получил задание уйти в отставку, скрыть свое прошлое и поступить на службу к Советской власти. Легализовавшись, Молостов должен был приступить к сколачиванию контрреволюционной организации." - на стр. 105 в издании "Из истории органов госбезопасности Узбекистана", 1967. Спустя 40 лет, в 2007-м, в статье Е.А. Бурдина: "... Родословная фамилии Молоствовых. Составлена А. Д. Булыгиным. 2002 (копию текста автор получил от директора Тетюшского краеведческою музея ... Там он командовал конной бригадой в Семиреченской армии. Она была образована в конце 1919 года на базе 2-го Степного Сибирского корпуса и насчитывала 3400 штыков, 3800 сабель, 6 орудий" - журнал "Казань", №7. Кстати, вокруг Молоствовых кипят страсти похожие на "диалог" Каменского и Ганина - http://www.archive.gov.tatarstan.ru/magazine/go/anonymous/main/?path=mg:/numbers/2010_3_4/13/03/

mollwitz: ну дык думаете чекисты различали Семиреченскую казачью бригаду и конную бригаду Партизанской дивизии? Тем более что первоначальная конная бригада вошла в состав Сводной партизанской дивизии и отправилась на Западный фронт.

Ефрейторъ: mollwitz пишет: Тем более что первоначальная конная бригада вошла в состав Сводной партизанской дивизии и отправилась на Западный фронт. Правильно не конная, а Кавалерийская бригада (полк Черных гусар и полк Голубых улан).

Ефрейторъ: Приказ С. Черкасское №330/а. 14 октября 1919 года После трёх месячной осады сегодня частями корпуса был занят большой укрепленный лагерь Черкасского, Петропавловского, Антоновского. Сегодня окончена выполнением та тяжелая задача над которой работали почти год. Несмотря на всю тяжесть работ и той обстановки, в которой находились части корпуса, задача выполнена блестяще; очищен район, взято 5 орудий, масса винтовок и пулемётов, лошадей, телефонного, шанцевого и другого имущества. Всё это отношу к исключительной доблести партизан, стрелков, казаков, киргиз. От лица Родины сердечно благодарю начальников; партизанской дивизии атамана Анненкова, 5 дивизии генерал-майора Гулидова, отдельной степной бригады генерал-майора Ярушина, Семиреченской бригады полковника Молостова, командиров полков, всех господ офицеров, партизан, стрелков, казаков и киргиз. Но работа ещё далеко не окончена Вы открыли дорогу на Верный а потому- вперёд, за возрождение Родины, дорогой России и освобождение Семиречья! Командир 2-го отдельного Степного Сибирского корпуса генерал-майор Ефтин Начальник походного штаба подполковник Зезин http://nnm.me/blogs/shamba/geroy-kolchakovec/page2/

Ратник: Ефрейторъ пишет: Семиреченской бригады полковника Молостова, Ну так это снова Семказ бригада.Везде имя Молоствова связано с Семиречьем,по крайней мере мне о том,чтобы он командовал чем-то из ПДА на основном фронте не попадалось... Ефрейторъ пишет: Несмотря на всю тяжесть работ и той обстановки, в которой находились части корпуса, задача выполнена блестяще; очищен район, взято 5 орудий, масса винтовок и пулемётов, лошадей, телефонного, шанцевого и другого имущества. Очень показательно.А красные сколько писали что анненковцы воевали с вооруженными чуть ли не кольями и самодельными пушками крестьянами...

мир: Ратник пишет: Очень показательно.А красные сколько писали что анненковцы воевали с вооруженными чуть ли не кольями и самодельными пушками крестьянами... А так и было. Снабжения партизанам получать было просто неоткуда - они были далеко от центра, да и тому не хватало. Господин Анненков наверняка просто приукрашивал подвиги как все командиры всех времен. Мы же помним, как он химическую атаку на фронте углядел. "Масса военного имущества", "трофеи, которые даже не успели подсчитать", "огромная военная добыча" - самые обычные фразы в боевых сводках тогдашнего времени, что у красных, что у белых. А на деле, если копнут документы, наверняка окажется, что орудия были из труб, куча винтовок окажется разнокалиберной массой трехлинеек, берданок, арисак и дробовиков, шанцевое снаряжение обычными лопатами, кольями и штыками и так далее.

Хмурый: мир пишет: Снабжения партизанам получать было просто неоткуда Сплошной линии фронта в Семиречье не было. Время от времени «Черкасская оборона» получала подкрепления. Так, 13 апреля 1919 г. в Черкасское из Верного прибыл отряд добровольцев в 116 чел. с 2 пулеметами, 5 мая туда же пришли 6-й кавполк, артбатарея и транспорт с оружием, боеприпасами, обмундированием и медикаментами, 28 августа – 5-й и 7-й кавполки (1 тыс. чел.), спустя несколько дней – Токмакский отряд и Пржевальский пехотный полк (свыше 500 чел.); с последними двумя пополнениями кавалерией и пехотой Черкасская оборона получила 3 орудия и 5 пулеметов. И т.д. Сведения из: Гражданская война в Казахстане: Летопись событий. Алма-Ата, 1974. С. 165, 176, 213; Елагин А.С. Из истории героической борьбы партизан Семиречья (июнь 1918 – октябрь 1919 г.). Алма-Ата, 1957. С. 45. Верный же получал вооружение, боеприпасы и пр. из Ташкента со складов Туркестанского военного округа. Никто не говорит, что «черкассцы» были вооружены идеально. Но и у белых с этим тоже была масса проблем. Поэтому не надо делать из них ни трусов, ни придурков, что они год не могли справиться с вооруженными дрекольем мужиками. У красных на Семиреченском фронте всегда было техническое и численное превосходство (посмотрите «Сиб. армию» Д. Симонова). Техническое – благодаря упомянутым военным складам.

Пермяк: Торновский о Анненкове. За что купил, за продал. Почему я не остался в южной армии: во 1-х когда я попал в Сергиополь, то наша южная армия, в том числе и 1-й Егерский полк представляли собой только жалкие остатки, и их требовалось переформировать, поэтому 1-й Егерский полк передавался генералу Анненкову, у которого я не хотел быть в подчинении, за его жестокое отношение к своим подчиненным, а также к жителям тех районов, где действовали его части. Так мне лично приходилось видеть людей и в частности детей с отсеченными ушами, рассеченными шеями и другими следами жестокого обращения и эти жестокости Анненков проявлял лишь за то, что кто-нибудь из членов семьи уходил в партизаны. 2-х я считал, что Анненкову все равно не придется удержаться в России и что он вынужден будет отступить в Китай, где предстоит интернирование. Это положение меня не устраивало. 3-х я хотел находиться тогда ближе к своей семье, которая находилась в Иркутске. ПермГАНИ Ф. 641/1. Оп.1. Д. 9027 Л.33. Со мной вместе выехали в Китай генерал-лейтенант Шильников Иван Федорович, генерал-майор Комаровский Николай Михайлович, полковник Костерин Константин Иванович, полковник Карнаухов, войсковой старшина Селиванов Михаил, есаул Серегин. ПермГАНИ Ф. 641/1. Оп.1. Д. 9027. Л.33об.

самарец: Сибирецъ пишет: А упоминался ли в списке 1-й Летучий отряд Анненкова? Возможно, что этот отряд "засветился" в Самаре. Из воспоминаний одного из организаторов Комуча и руководителя ведомства внутренних дел П.Д. Климушкина «Борьба за демократию на Волге» : "Оказалось... на запасных путях Самарского вокзала стоял целый день эшелон казаков из Анненковского отряда, и об этом пребывании их никому не было известно. На вопрос, зачем они сюда прибыли, комендант эшелона дерзко ответил: «Разогнать учредилку»... Комуч приказал эшелон разоружить, но... вдруг у штаба не оказалось ни одной роты свободной, чтобы выполнить это приказание... Из дальнейшего расследования этого события было установлено, что отряд прибыл в Самару несомненно при содействии штаба, но кого именно из штаба — невозможно было установить; всё было так запутанно, переплетено, что разобраться в этой путанице было почти невозможно, а главное— некогда. Пришлось и здесь ограничиться лишь тем, что возвратить отряд обратно... " Жаль, что дата не указана (ориентировочно август - сентябрь 1918 года).

Ратник: самарец пишет: Жаль, что дата не указана (ориентировочно август - сентябрь 1918 года). Интересно что же они там делали-вопросы снабжения или нечто более серьезное...?

Ратник: 28 апреля 1919г. в Омске умер доброволец отряда Анненкова из граждан г.Казани Леонид Стаднюк (19л.) от сыпного тифа. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.146. Информация любезно предоставлена С.Парфеновым.

самарец: Ратник пишет: Интересно что же они там делали-вопросы снабжения или нечто более серьезное...? Исходя из воспоминаний Климушкина эшелон с отрядом "анненковцев" прибыл для свержения правительства Комуча в Самаре. По его версии существовала договорённость между какими-то чинами штаба Народной армии Комуча и Штабом Сибирской армии по данному вопросу. А вот я сомневаюсь... Слишком всё наивно. Если не смогли в течение целого дня найти просто стрелковую роту для разоружения эшелона "анненковцев", то как его отправили назад? Почему руководители "якобы заговора" против Комуча при "отсутствии" в городе верных правительству частей не дали команду прибывшему отряду действовать? От Самарского ж.д. вокзала до здания правительства пешком менее часа по времени. Ведь могли захватить и разогнать как матрос Железняк сделал ранее в Питере... Но этого не произошло. Или взаимодействие у заговорщиков отсутствовало полностью или автор напридумывал в своих воспоминаниях... Пока не знаю. Возможно Климушкин это придумал - ведь был эсером и противником Колчака ( эмигрантские "разбоки" лидеров антибольшевистских группировок ) и свои воспоминания опубликовал в Чехословакии в 1928 году.

Ратник: Больше похоже на то,что "у страха глаза велики".Если бы все это было бы правдой наверняка где-то еще всплыло бы (в протоколах допросов Анненкова или Колчака),других комучевцев.Как бы там ни было,сам факт присуствия анненковцев в Самаре сам по себе интересен.

мир: Тоже мне новость. Именно они ведь попытались сорвать красный флаг с местного здания, что нашло отражение в ряде воспоминаний, у того же Майского. Только тот их там называл "сибирскими офицерами".

Ратник: мир пишет: Только тот их там называл "сибирскими офицерами". А не могли быть это другие сибирские офицеры?У Майского есть указание что это именно анненковцы?

Ратник: Коллеги,подскажите где можно посмотреть по разгрому Семипалатинского подполья КР Анненкова?

мир: Ратник пишет: А не могли быть это другие сибирские офицеры?У Майского есть указание что это именно анненковцы? http://siberia.forum24.ru/?1-4-0-00000061-000-40-0

Ратник: 1 мая 1919г. в Омске умер младший урядник партизанского отряда Атамана Анненкова Иван Павлович Вяткин (20л.) от воспаления лёгких. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.147. Информация любезно предоставлена С.Парфеновым.

Алексей Елисеенко: При разборе "Власти труда" попался расстрелянный Челков Семен Васильевич, член ВКП (б), якобы доброволец "отряда Анненкова". Уроженец села Красиловского Барнаульского уезда. Там же Турковский Александр Иосифович, штабс-капитан, расстрелян в 25 лет.

Баламут: Жаль, что дата не указана (ориентировочно август - сентябрь 1918 года). В книге "Четыре месяца учредиловщины", изданной в Самаре в 1919 об этом эпизоде с отрядом Анненкова сказано следующее (стр. 13): "В номере 39 Вестника Учредительного Собрания напечатана заметка следующего содержания:"Военное ведомство сообщает, что 13 августа в Самару приехал один из отрядов(в 16 человек) войскового старшины Анненкова. Начальник отряда штабс-капитан с двумя юнкерами после соответствующего ужина в "Национале" очутились возле здания Комитета членов Учредительного Собрания. Им не понравился красный флаг, развевающийся над зданием и начальник отряда вызвал коменданта Квитко, грозно спрашивая - "что за тряпка висит над зданием?" Затем они арестовали офицера, который был послан их арестовать" и т.д."

Ратник: Баламут пишет: В книге "Четыре месяца учредиловщины", изданной в Самаре в 1919 об этом эпизоде с отрядом Анненкова сказано следующее (стр. 13): "В номере 39 Вестника Учредительного Собрания напечатана заметка следующего содержания:"Военное ведомство сообщает, что 13 августа в Самару приехал один из отрядов(в 16 человек) войскового старшины Анненкова. Начальник отряда штабс-капитан с двумя юнкерами после соответствующего ужина в "Национале" очутились возле здания Комитета членов Учредительного Собрания. Им не понравился красный флаг, развевающийся над зданием и начальник отряда вызвал коменданта Квитко, грозно спрашивая - "что за тряпка висит над зданием?" Затем они арестовали офицера, который был послан их арестовать" и т.д." Вопрос снят,самарский инцидент прекрасно разобран В.Шулдяковым в отдельном материале.

Sibirak: Ратник пишет: Вопрос снят,самарский инцидент прекрасно разобран В.Шулдяковым в отдельном материале... Кстати в материалах конференции (Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития: Материалы Х Международной научно-практической конференции... 2014 г.) встретил еще статью этого автора об анненковцах: Шулдяков В.А. К вопросу о роли военных в разрешении земельных и имущественных споров населения Западной и Степной Сибири в период гражданской войны (из истории партизанской дивизии атамана Б.В. Анненкова) с. 377-381.

Ратник: Sibirak пишет: Шулдяков В.А. К вопросу о роли военных в разрешении земельных и имущественных споров населения Западной и Степной Сибири в период гражданской войны (из истории партизанской дивизии атамана Б.В. Анненкова) с. 377-381. А вот где бы ее еще прочесть можно?

Баламут: А вот где бы ее еще прочесть можно? вот здесь: http://sfrik.omskreg.ru/page.php?id=393 А вот где прочесть материал Шулдякова о самарском инциденте?

Сибирецъ: Из Омскаго архива PS Леня, только в таком качестве. Больше ничего нет, увы...)

Ратник: Спасибо!Безмерно жаль что мелко.

Хмурый: Баламут пишет: А вот где прочесть материал Шулдякова о самарском инциденте? Шулдяков В.А. Анненковцы и самарский инцидент 18 августа 1918 года// Инновационное образование и экономика: Научно-практ. ж-л АНО ВПО «Ом-ский экономический ин-т». Омск, 2014. № 14 (25), март. С. 35-37. см.: http://old.omeconom.ru/images/2014_25/shuldakov.pdf

Ратник: Владимир Александрович,можно выложить еще в соотвествующей теме материал "Феномен атамана Калмыкова"?

Sibirak: Ратник пишет: Владимир Александрович,можно выложить еще в соотвествующей теме материал "Феномен атамана Калмыкова"? А в каком сборнике эта статья?

Ратник: Если не ошибаюсь сборник называется Казачество Дальнего Востока России в 17-21 вв.(вып. 3).Хабаровск 2011.

Новоалтаец: «Алтайская мысль», №50, 14 мая 1919

Ратник: Известная заметка,ее перепечатало в свое время несколько сибирских газет. А сколько всего было штабов пополнения ПДА и в каких городах помимо Омска,Новониколаевска и Павлодара они располагались?

Ратник: Обычные люди...мало похожие на лощеных вояк с иллюстраций...

мир: Поелику понеже автор не ответил, статью размещаю. Возрождение Партизанского отряда атамана Б. В. Анненкова и его действия в районе Омска и на Верхнеуральском фронте (апрель - август 1918 г.) Борис Владимирович Анненков (1889, име-ние Драбовка Киевской губ. - 1927, Семипалатинск) ֊ один из самых выдающихся офицеров Сибирского казачьего войска периода Великой и Гражданской войн. Будучи потомственным дворянином Новгородской губернии и уроженцем Киевщины, Б. В. Анненков начал свою офицерскую службу в 1-м Сибирском казачьем Ермака Тимофеева полку, дислоцировавшемся в Семиречье. На Великую войну на Северо-Западный фронт, сотник Анненков отправился в качестве командующего 5-й сотней второочередного 4-го Сибирского казачьего полка [1]. На фронте он сразу же продемонстрировал свои выдающиеся боевые качества, вследствие чего был удостоен ряда боевых наград, в течение трех суток 5-я сотня героически прикрывала левый фланг 28-й пехотной дивизии, отступавшей из Восточной Пруссии к г. Сувалки (29-31.01.1915). То был упорный, практически непрерывный бой, сопровождавшийся лихими рукопашными схватками, в которых «отважный командир» сотни наряду со своими казаками лично работал шашкой. Сотне удалось сдержать «настоичивый натиск» превосходящих сил противника и тем значительно облегчить отход 28-й дивизии. За этот подвиг Анненков получил Георгиевское оружие (представление начальника 28-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Н.А. Лашкевича от 14.02.1915 г., постановление Думы Георгиевского оружия от 06.04.1915 г., Высочайший приказ от 11.01.1917 г.) [2]. По рекомендации совещания полковых командиров Сибирской казачьей дивизии как наиболее подходящий на эту роль офицер сотник Б. В. Анненков 12 декабря 1915 г. был назначен начальником Партизанского отряда (Отряда особого назначения) дивизии и уже через две недели завершил его формирование [3] (по штату - 2 обер-офицера, 160 нижних чинов [4]), в новой должности Анненков получил за боевые отличия чин подъесаула (16.04.1916, со старшинством с 06.04.1915 г.) [5] и встретил Февральскую революцию. С началом революции Партизанский отряд Сибирской казачьей дивизии был снят с позиции и переброшен в тыл Западного фронта, он охранял казенные учреждения в Осиповичах, линию железной дороги, гидротехнические работы в Полесье (Минская губ., 04.03 - конец июля 1917 г.) [6]. В августе 1917 г. отряд Анненкова присоединился к ударническому движению и в конце этого месяца или начале сентября, пополненный пехотинцами (больше 100 чел.), был брошен на фронт в Пинские болота: в район г. Несвижа, где участвовал в наступлении. Спустя месяц его сняли с фронта и опять отправили на охранную службу: сначала в г. Бобруйск, затем ֊ в район г. Слуцка [7]. В 1917 г. Б. В. Анненков получил чин есаула, орден Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом и солдатский Георгиевский крест /108/ 4-й ст. с серебряной лавровой ветвью [8]. Судя по всему, Б. В. Анненков, подобно многим русским офицерам, борьбу с большевиками («предателями», «внутренним врагом») воспринял как продолжение войны с врагом внешним: австро-германцами. После Октябрьского переворота в Петрограде есаул Анненков попытался увести свой отряд «на Дон к генералу Каледину». Однако это намерение было сорвано отрядным комитетом, большинство казаков-партизан предпочло уходить с фронта в родное войско [9]. По пути следования железной дорогой в Сибирь большевики четырежды пытались разоружить Партизанский отряд Сибирской казачьей дивизии (в Слуцке, Пензе, Самаре, Челябинске), но безуспешно. Анненкову удалось привести партизан в войско со всем их вооружением и боеприпасами [10]. В Омск Отряд особого назначения прибыл 24 декабря 1917 г. (06.01.1918 г.) [11]. В г. Омске Анненкову приходилось бывать и раньше. Так, летом 1911 г. железной дорогой он доставил в Омск партию в 13 породистых лошадей, закупленных им в Европейской России для офицеров Западно-Сибирской казачьей бригады; затем с помощью сменной команды молодых казаков он увел их из Омска через степь и пустыню в Семиречье - к офицерам-заказчикам [12]. Но тогда будущий партизанский атаман пробыл в центре Степного генерал-губернаторства совсем недолго. Пребывание же Анненкова в Омске и окрестностях в первой половине 1918 г. стало важным этапом в его жизни, послужив трамплином к его головокружительной военно-политической карьере в Гражданскую войну. Сотник Б. В. Анненков и хорунжий Е. А. Берников. Джаркент, 1913 г. В Омске Анненков попытался усилить свой отряд новыми казаками-добровольцами и использовать его для вооруженной защиты от большевиков органов самоуправления Сибирского казачьего войска. Это намерение сначала было поддержано начальником Сибирской казачьей дивизии и помощником войскового атамана генерал-майором и. с. Ефтиным и Войсковым правитель-ством. Однако против сохранения отряда решительно выступила созванная Войсковым Совказдепом конференция комитетов всех строевых частей Сибирского войска (Омск, 10-16.01.1918 г.). в результате, согласно постановлению этой конференции, большинство партизан разошлись по домам, с Анненковым осталось 24 казака и 5 казачьих офицеров, с которыми он обосновался в станице Захламинской на правом берегу Иртыша в 7 верстах к северу от г. Омска. Со столь незначительными силами Анненков не смог противодействовать свержению Войскового правительства Совказдепом (26.01.1918 г.). Но в ночь /109/ с 18 (05) на 19 (06) февраля 1918 года [13], во время волнений православных верующих, он с пятью своими партизанами, по просьбе делегации прихожан Войскового Свято-Николаевского собора, увез из него войсковые реликвии: Знамя Ермака и др. Партизаны уходили из Омска под «сильным ружейным огнем» красных, ранения получили два офицера-анненковца. Реликвии на тройке были доставлены в отряд. Опасаясь реакции большевиков на «налет» на собор и столкновения с превосходящими силами, Анненков 19 февраля благоразумно увел своих людей из Захламинской. Красные, 20 февраля окружившие и занявшие станицу, не нашли отряд и не смогли напасть на его следы. Судя по всему, в 20-х числах февраля Анненков тщетно пытался начать вооруженную борьбу с большевиками. С помощью войсковых реликвий он хотел поднять и повести на Омск станичников восточной части Горькой линии, кроме того, предлагал полонизированным и украинизированным частям Омского гарнизона совместное выступление против Советской власти. После провала всех попыток Анненков на одном из немецких хуторов распустил по домам большую часть отряда, а сам с девятью партизанами киргизскими зимовьями ушел в Кокчетавский уезд. Спрятав там часть вооружения и войсковые реликвии и отпустив в с. Контайке по домам еще четырех сподвижников, он с пятью оставшимися вернулся к 24 марта 1918 г. к Омску и перешел здесь на нелегальное положение [14]. Сам Анненков поселился в летней землянке на пашне под станицей Мельничной, стоявшей в 21 версте от города, в которой жили верные ему казаки, а своих людей с разными заданиями послал в Омск. Он приступил к возрождению отряда сначала в виде подпольной организации: искал единомышленников, источники финансирования и связи с тайными военными группами, лично разъезжал по населенным пунктам и вел в зажиточных кругах сельских жителей усиленную антисоветскую агитацию, в переодетом виде бывал в Омске на встречах с нужными лицами и совещаниях с казаками. Его люди в то время находились в городе на подпольном положении, каждый имел псевдоним [15]. Генерал В. Е. Флуг упоминал, что Анненкову удалось договориться и начать получать «небольшую поддержку от местных капиталистов» [16], о том, что атаману в то время «помогала омская буржуазия», вспоминал Г. К. Гинс [17]. Важную роль сыграла поддержка зажиточных казаков и разночинцев-хуторян, главным образом, немецких колонистов, занимавшихся хлебопашеством и скотоводством в районе станицы Мельничной. Они стали помогать Анненкову продуктами и деньгами. Материальная помощь и резкое ухудшение отношения сельского населения к Советской власти позволили атаману с теплом, в апреле-мае, начать восстановление партизанского отряда. Его земляная избушка в 4 верстах от Мельничной превратилась в штаб. Прибывавшие добровольцы размещались по соседним хуторам под видом рабочих. Часть отряда ждала в Омске вызова. Из города на укомплектование шли в основном казачьи и пехотные офицеры. Для доставки людей в отряд был налажен специальный канал: из Омска добровольцы приезжали в станицу Захламинскую, в конспиративный пункт, затем у Захламинской их переправляли на лодке на левый берег Иртыша и далее к Анненкову [18]. Большое значение имело установление контактов с одной из нелегальных военных групп Омска, которую Анненков в 1926 г. обозначал как организацию «Тринадцать». По его словам, ею руководил старший урядник М. Ф. Карбышев, старик, бывший станичный атаман пригородной станицы Атаманской [19]. Судя по всему, организацией «Тринадцать» Анненков называл «Особую секретную комиссию по выработке мер для борьбы с большевиками», которая была создана по приговору Атаманского станичного общества и в которую затем вошли представители ближайших станиц Омского уезда. «Комиссия» управлялась, очевидно, коллегиально, но «особой энергией» в ней выделялся именно М. Ф. Карбышев [20]. Тринадцать - это, видимо, количество казачьих станиц, вошедших в данное тайное объединение. Вскоре связи упрочились настолько, что М. Ф. Карбышев стал особо доверенным лицом Б. В. Анненкова, которому атаман поручил руководить всеми /110/ анненковцами, находившимися на нелегальном положении в Омске и его пригородах [21]. Союз с Карбышевым дал Анненкову связи с подпольными группами и дружинами в станицах всего Омского уезда [22]. Это позволяло поднять на новый уровень как снабжение отряда, так и пополнение его людьми. Станичники стали снабжать партизан хлебом и фуражом, произведя между собой постаничную разверстку потребного [23]. А главное, к Анненкову из станиц «сразу же стали приезжать казаки-добровольцы, часть которых была с оружием и лошадьми» [24]. Партизаны и сами проводили вербовку. Так, помощник Анненкова сотник Н. И. Матвеев разъезжал по станицам, зазывая казаков в отряд и предлагая каждому добровольцу жалование в 300 руб. в месяц [25]. В 1920 г. омские чекисты, занимаясь «историческими делами», пытались разузнать о неких «черных орлах» - тайной организации или даже отряде, созданном в 1918 г. при первой Советской власти Романенко и Астафуровым [26]. Я. И. Романенко арендовал у Сибирского казачьего войска свыше 4 тыс. дес. у жд разъезда Помурино (между станциями Москаленки и Марьяновка) и вел на этой земле крупное зерновое и животноводческое хозяйство. Достаточно сказать, что на летний сезон он нанимал до 200 рабочих, а среди его сельхозтехники был даже трактор. Стоимость живого и мертвого инвентаря его хозяйства в 1913 г. составляла 150 тыс. руб. [27] Вероятно, «черные орлы» и подобные им группы накануне восстания или уже в ходе него стали еще одним источником пополнения отряда Анненкова людьми и другими ресурсами. Большинство частновладельцев и арендаторов казачьих земель, уже пострадавших от Советской власти и понимавших угрозу самому существованию своих хозяйств, использовавших наемный труд (те же немцы-хуторяне в районе Мельничной), в отличие от крупного предпринимателя-агрария Я. И. Романенко, не могли позволить себе создание собственной охраны. Поэтому временное размещение в таких хозяйствах под видом сельхозрабочих анненковцев было делом взаимовыгодным. Хозяева получали на чреватый эксцессами весенний период вооруженную защиту, а партизаны до начала восстания имели питание и крышу над головой. Серьезной проблемой для отряда Анненкова была нехватка вооружения. В связи с неудачной попыткой подкупить заведующего оружием 1-го эскадрона омской Красной Армии и с его помощью добыть 156 винтовок и 2 пулемета Льюис на конспиративном пункте в станице Захламинской были арестованы (25.05.1918 г.) и расстреляны в Омске (28.05.1918 г.) четверо анненковцев [28]. Выручила партизан организация «Тринадцать», сумевшая провести успешный «налет» на склад 2-го отдела Сибирского казачьего войска и похитить из него 113 винтовок и 6000 боевых патронов. С добытыми оружием и боеприпасами «налетчики» присоединились к Анненкову, который теперь смог довооружить свой отряд [29]. В мае 1918 г., воспользовавшись поддержкой местных казаков, Анненков со своими партизанами явился в станицу Мельничную, где занялся формированием отряда открыто. Его штаб разместился в доме зажиточного казака М. Васильева, сыновья которого вступили в отряд [38]. Станица охранялась пикетами и разъездами партизан [31]. Конные разъезды анненковцев, ведя разведку и устанавливая связи с тайными станичными дружинами, посещали многие станицы восточной части Горькой линии: Степнинскую, Курганскую, Орловскую, Покровскую, Волчью, Николаевскую и т.д. ֊ и заходили на правобережье Иртыша: в Захламинскую станицу. Этот переход от чисто подпольных к партизанско-повстанческим методам борьбы случился, вероятно, после известия о первом Марьяновском бое с восставшими чехами (25.05.1918 г.). Возросшая активность «известного афериста в войске Анненкова» [32] и «тёмных банд вооруженных людей» не могла остаться незамеченной советскими властями. Западно-Сибирский военно-оперативный штаб в объявлении №65 от 31 мая 1918 г. предупредил: «...расправа как с этими бандами, так и их укрывателями будет коротка и жестока. Участники банд будут расстреляны, а укрывающие их станицы и селения будут сровнены с землей» [33]. Видимо, последней каплей стал захват 7 партизанами под Омском «автомобиля /111/ с комиссарами». Красные начали против анненковцев боевую операцию: ввели войска в станицу Захламинскую и двинулись на Мельничную. Замысел их заключался, очевидно, в том, чтобы, наступая от р. Иртыша стрелковыми цепями, прижать партизан к естественной преграде - р. Камышловке (левому притоку Иртыша) - и уничтожить [34]. Ввиду превосходства противника, Анненков «вынужден был отказаться от боя» [35]. Собственно боевые действия ограничились перестрелками разведок (ранен прапорщик Н. И. Размазин, один из первых белых добровольцев Анненкова, ходивший с ним из Омска в Кокчетавский уезд и обратно [36]) и ружейно-пулеметным обстрелом красными станицы Мельничной, к тому моменту уже оставленной партизанами [37]. Однако вследствие широты охвата пятью стрелковыми цепями [38] красные все-таки стали прижимать партизан к Камышловке. Отряду пришлось спешно сооружать через эту речушку с топкими берегами и дном гать из нарубленных веток. Только благодаря этому тяжелому и, безусловно, героическому форсированию партизанам удалось избежать окружения и ускользнуть [39]. Отряд отошел в соседнюю станицу Степнинскую [40] (в 33 верстах западнее Омска), а затем двинулся на юго-запад - в сторону Кокчетава. Выяснив, что чехи должны быть в Исилькуле, Анненков, оставив отряд в степи, с разъездом направился туда и действительно нашел на этой станции южной линии Транссиба два чешских эшелона во главе с капитаном Чанушем [41]. «Радушная, братская встреча с чехами» состоялась 29 (16) мая [42]. Анненков вошел в оперативное подчинение к командиру 6-го Ганацкого стрелкового полка. 3 июня анненковская конница в ходе глубокой разведки обнаружила укрепленную позицию красных у станции Марьяновки и выявила силы противника. 4 июня партизаны с чехами брали станцию Москаленки. 22 конных казака были приданы обходному отряду чехов и в ночь на 6 июня отправились во вражеский тыл с задачей предотвратить взрыв красными железнодорожного моста через р. Иртыш. 6 июня с 6-м Ганацким полком Партизанский отряд участвовал в большом бою и взятии станции Марьяновки [43]. Свою роль во втором Марьяновском бою Анненков определял более чем скромно: «Наши конные прикрывали фланги чешской пехоты» [44]. Между тем, реконструкция событий, происходивших 4-6 июня 1918 г. на западном омском фронте, показывает заметную активность конных казаков на коммуникациях противника, где они вели разведку, прерывали телеграфное сообщение, пытались разрушать железнодорожное полотно и захватить разъезд Алонский [45]. Скорее всего, там действовали не одни станичные дружины, а и поднимавшие их на восстание партизаны, посланные Анненковым. После второго Марьяновского боя Анненков не пошел вместе с чехами в Омск, а вернулся со своим отрядом в поселок при станции Исилькуль. Это свое решение в 1926 г. он объяснял тем, что ему не были известны состав и цели образовавшейся в Омске после ухода большевиков власти [46]. Вероятно, ему и не хотелось идти в подчинение к социалистам; в другом месте своих показании он назвал переворот в Омске 7 июня 1918 г. «восстанием эсеров» [47]. Анненков решил продолжить формирование в Исилькуле, используя материальную помощь богатых заимщиков, поддерживавших его и ранее - в нелегальный период, и опираясь на образовавшийся в поселке временный комитет. Созванное по инициативе Анненкова собрание зажиточной части населения Исилькуля и его района пошло ему навстречу и постановило временно взять на свое содержание сто партизан. Между прочим, тогда в отряде как раз и было немногим более ста бойцов. В поселке Исилькуль Анненков организовал портняжную и сапожную мастерские и в несколько дней одел отряд в однообразную форму [48]. Узнав, что в Омске восстановлена Войсковая управа Сибирского казачьего войска, Анненков телеграммой из Исилькуля ее председателю Г.И. Иванову от имени своего отряда выразил «полное доверие новой управе» и заверил: «Отряд как реальная сила всегда готов встать на защиту интересов войска» [49]. Анненков начал позиционировать свой отряд как «отряд 2-го отдела» Сибирского войска. Он надеялся, что казачьи сотни, формирование которых началось /112/ после переворота при станции Омск, примкнут к его отряду и просил станицы отправлять ему в Исилькуль новых добровольцев [50]. Причем атаман предлагал, чтобы станичные общества выставляли ему молодых казаков сроков действительной службы, т.е. была предпринята попытка заменить чистое добровольчество общественным призывом. Судя по всему, проанненковская Мельничная станица на это согласилась, дав молодых казаков, которым одностаничники говорили: «...вам все равно служить, что в полку и что в отряде» [51]. Для выставляемых обществами такой призыв был даже выгоден, особенно для малоимущих. Анненков вопреки прежним правилам не требовал явки в отряд с лошадью и седлом (с последующей денежной компенсацией), а сначала выдавал пособие на их приобретение [52]. При таком подходе призываемому не было нужды разорять собственное хозяйство или залазить в долговую кабалу. Из показаний Н. А. Денисова можно сделать вывод, что «звание атамана отряда» было присвоено Анненкову еще на Германском фронте, когда он был начальником Отряда особого назначения Сибирской казачьей дивизии [53]. Быть может, партизаны в обиходе и звали так своего командира. Но, судя по документам, выявленным к данному времени, Анненков начал подписываться как «атаман отряда» с июня 1918 г. [54] То есть атаманом он стал себя ощущать на казачье-партизанском этапе его борьбы с большевиками. Однако у использования этого звания именно с июня 1918 г. есть и вполне рациональное объяснение. В силу добровольческого принципа формирования в отрядной иерархии неизбежно возникала ненормальность. Согласно военной субординации начальником должен быть старший в чине, у партизан же на должности назначали согласно первенству вступления в отряд и реальным заслугам, в подчинении есаула Б. В. Анненкова в июне оказались старшие по чину, например, в Исилькуле начальником штаба его отряда стал полковник И. А. Смирнов [55]. Старинное, и когда-то выборное, звание «атаман» позволяло оставаться во главе предприятия независимо от выслуженного в старой Армии воинского чина. Точно так же есаул Г. м. Семенов, чтобы «обойти неловкость», сам, правда, по инициативе генерала г. л. Никонова и «просьбе высшего командного состава отряда», принял на себя звание «атамана Особого Маньчжурского отряда» [56]. Однако уже тогда амбициозные планы атамана выходили далеко за рамки его отряда. Во время пребывания Анненкова в Исилькуле (не позднее 10.06.1918 г.) была предпринята попытка организации на Горькой линии приговорного движения в пользу признания его войсковым атаманом Сибирского казачьего войска! Войсковым атаманом Анненкова признали Мельничное и Николаевское станичные общества, причём первое из них проинформировало об этом заседавшую в Омске конференцию представителей восставших станиц. Но конференция отказалась рассматривать этот вопрос, лишь приняла его к сведению [57]. В приветственной телеграмме из Челябинска открывшему свои заседания в Омске 4-му Чрезвычайному войсковому кругу Анненков обозначил себя как атамана «Партизанского отряда Сибирского казачьего войска» и подчеркнул: «Отряд, признавая единственную власть в войске — круг, просит помнить, что в случае надобности мы все, как один, встанем на защиту круга». Депутаты встретили эти слова «шумными, долгими аплодисментами» [58]. Тем не менее, при подаче 15 (02) июля 1918 г. записок с именами кандидатов, намечавшихся к баллотировке шарами в войсковые атаманы, за есаула Б. в. Анненкова была подана всего одна записка, в то время как за лидеров - генералов и. с. Ефтина и П. П. Иванова - по 70 записок. А на следующий день перед баллотировкой шарами кандидатура Анненкова вообще была снята за неполучением от него согласия баллотироваться [59]. Таким образом, инициатива Мельничной станицы (или, быть может, самого Анненкова) не нашла сколько-нибудь широкой поддержки казачества и по сути была проигнорирована и казачьей конференцией, и 4-м кругом. Круг избрал войсковым атаманом командира 2-го Степного корпуса полковника П. П. Иванова (Ринова). Уже в исилькульский период анненковцы отличились террором. Часть отряда под командованием штабс-капитана К. Шаркунова (Шеркунова) была /113/ отправлена в г. Ишим. Покидая 14 июня 1918 г. город, Шаркунов захватил с собой семерых арестованных деятелей местного совдепа и расстрелял их (по другим данным, он расстрелял в Ишиме «около десятка человек»). Штабу 2-го Степного корпуса пришлось оправдываться перед общественностью, заявляя, что отряд Шаркунова в рядах Западно-Сибирской добровольческой армии не состоит, что его командир, скорее всего, психически нездоров и что военные власти уже приняли меры к расследованию [60]. Военными властями к. Шаркунов был арестован. Анненков, уже выступивший к тому времени из Омска на фронт, принялся бомбардировать штаб 2-го Степного корпуса телеграммами с требованием вернуть штабс-капитана в отряд. Комкор П. П. Иванов 1 июля 1918 г. ответил ему телеграммой в Троицк: «Все Ваши три телеграммы об освобождении Шаркунова составлены в тоне, недопустимом дисциплиной. Но вследствие донесения о лихом деле славных партизан предаю эти недопустимые телеграммы забвению и приказываю Вам как начальнику впредь подавать пример внутренней дисциплинированности, а не нарушать дисциплины, о Шаркунове телеграфирую особо» [61], в конце концов, Шаркунов был освобожден и вернулся в отряд, чтобы в августе отличиться в самарском инциденте [62]. Вечером 16 (03) июня 1918 г. комкор П. П. Иванов прислал Анненкову в Исилькуль телеграмму: «Приказываю немедленно с наличным составом выехать [в] Омск, на Вас возлагается работа первостепенной важности, о выезде телеграфируйте. Промедление - преступление» [63]. Анненков в тот же день ответил рапортом, который подписал не только он, но и начальник штаба отряда полковник И. А. Смирнов и адъютант отряда сотник Харченко. Они указывали на объективную невозможность немедленного выступления: «отряд из Ишима не прибыл»; «добровольцам-казакам выдано пособие на приобретение лошадей и седел, и они временно отпущены по станицам»; «люди еще недостаточно обмундированы и не вполне приняли воинский вид». Анненков просил разрешить отряду «собраться, подготовиться и прибыть в Омск» к 23 (10) июня. Но в ответ «комкор приказал выехать немедленно» [64]. Тогда Анненков стал тянуть время. 17 июня телеграфировал П. П. Иванову, что отряд погрузился и выезжает. На следующий день вдруг выяснилось, что выехать невозможно «за неимением состава». Потребовалось приказание комкора немедленно подать состав в Исилькуль. И только после этого отряд 19 июня реально погрузился и выехал [65]. Во всей этой истории самое интересное вот что. Один из ближайших сподвижников Анненкова М. Ф. Карбышев в телеграмме из Исилькуля Атаманскому станичному атаману от 12 июня сообщал: «Через неделю отряд Анненкова вступит в город» [66]. То есть, несмотря на все приказания комкора, Анненков с Карбышевым явились в Омск точно тогда, когда сами заранее планировали, причем небольшую часть отряда они все-таки оставили, для продолжения формирования, в Исилькуле [67]. К вечеру 19 (06) июня 1918 г. отряд Анненкова прибыл на станцию Омск. Шествие колонны партизан, включавшей кавалерию из казаков, пехоту и пулеметы, с вокзала в город было, можно сказать, триумфальным. Впереди колонны ехали Б. в. Анненков и М. Ф. Карбышев, державший отрядный значок. Весь отряд был с погонами! причем на погонах и рукавах была отрядная эмблема - Адамова голова (череп) с костьми. Партизаны были в ермаковках с газырями, шароварах с генеральскими лампасами и т.д. Около 7 часов вечера отряд с оркестром духовой музыки прошелся еще по самому центру города: по Атаманской улице и Любинскому проспекту, - а затем разместился в здании Сибирского кадетского корпуса х68ъ. В Омске Анненков приступил к набору добровольцев и, вероятно, надеялся, что ему дадут какое-то время для доукомплектования, доформирования и доснаряжения отряда за счет местных ресурсов. Однако уже 22 июня 1918 г. ему было передано приказание командарма полковника А. Н. Гришина-Алмазова о выступлении на следующий день в г. Челябинск в распоряжение командира Чехословацкого корпуса [69]. Это вызвало определенное недовольство среди партизан, которое, в свою очередь, потребовало личного вмешательства /114/ Α. Η. Гришина-Алмазова. Причем вышеупомянутый штабс-капитан К. Шаркунов (это было еще до его ареста по делу о казни ишимских большевиков), помощник Анненкова и заведующий строевой частью отряда, посмел возражать командующему Западно-Сибирской армией, указывая на то, что их отряд еще не готов к выступлению на фронт [70]. Тем не менее, Анненков Гришину-Алмазову подчинился и 23 июня с отрядом, двумя эшелонами, выехал из Омска в Челябинск. В пути к отряду присоединилась и та часть партизан, что оставалась в Исилькуле [71]. Партизанский отряд есаула Б. В. Анненкова в это время состоял из следующих частей: 1-я и 2-я Сибирские казачьи сотни (этим дивизионом казачьей конницы командовал подъесаул Е. А. Берников), гусарский эскадрон (командир - корнет В. А. Даниленко), 1-я Сибирская стрелковая рота (поручик П. Д. Иларьев), сербская рота (воевода — Д. Милошевич) и пулеметная команда (4 пулемета, подхорунжий - Н. М. Мартемьянов). Всего отряд насчитывал около 400 человек. В Омске был оставлен «отдел формирования» под началом штабе-капитана Кандаурова с целью группировать и направлять на фронт пополнения действующему отряду [72]. С 24 июня по 18 августа 1918 г. отряд Анненкова находился в распоряжении командира Чехословацкого корпуса и действовал совместно с частями Уральского корпуса Сибирской армии [73]. Из Челябинска железной дорогой отряд перебросили в г. Троицк, центр 3-го округа Оренбургского казачьего войска. Анненков был назначен «командующим Троицким фронтом» (направлением). 30 июня в удачном бою под станицей Уйской его отряд получил боевое крещение и захватил у противника одно орудие [74]. Видимо, с этого трофея и началась анненковская артиллерия, вскоре, в первой половине июля, оформившаяся в виде Сводной Оренбургско-Сибирской батареи есаула К. К. Кузнецова, сначала имевшей двойное подчинение [75]. С 1 по 4 июля 1918 г. отряд Анненкова вел ожесточенные оборонительные бои в районе станицы Сухтелинской. Особенно тяжело пришлось первые два дня, когда красные превосходящими силами (особенно в артиллерии и снарядах) начали наступать на Троицк. Во время одного из опасных моментов, когда противник зашел в тыл, Анненков с адъютантом на автомобиле с пулеметом помчались на выручку и спасли положение [76], в течение 2 июля «доблестный отряд есаула Анненкова» отбил восемь атак, и лишь ночью, опасаясь быть отрезанным, оставил Сухтелинскую и отошел на станицу Степную [77]. Своим упорным сопротивлением партизаны-сибиряки и восставшие оренбургские казаки сорвали наступление врага на Троицк. Перейдя 5 июля в контрнаступление, анненковцы и оренбуржцы 7 июля взяли г. Верхнеуральск [78]. На следующий день командующий всеми конными и пешими частями Оренбургского казачьего войска Челябинского и Троицкого уездов войсковой старшина М. И. Замятин направил из Верхнеуральска в Омск командиру 2-го Степного корпуса телеграмму: «Беззаветно храбрый есаул Анненков со своими офицерами и молодцами-казаками высоко несет знамя славных сынов Иртыша, с 30-го июня по 7-е июля я имел счастье видеть в рядах своих полков братьев сибирских казаков, которые ежедневно вели бои с подавляющими численностью врагами, немцами и мадьярами, принимая главный удар на себя. Славные сибирцы своим примером мужества увлекли за собой оренбуржцев. 7 июля разбитый враг в паническом страхе бежал в леса и горы по направлению [на] Белорецкий завод. Славные сыны Иртыша первые освятили шумные воды Верхнего Урала. От имени стариков-оренбуржцев, освобожденных из плена большевиков, шлем привет родным братьям-сибирцам и глубокую благодарность отцам, пославшим своих сыновей на поля Урала» [79].

мир: После двухдневной передышки белые 10 июля продолжили наступление. При этом есаул Анненков командовал колонной, наступавшей от Верхнеуральска на Белорецкий завод и состоявшей из его Партизанского отряда, 2-го Кундравинского казачьего полка, 2 рот батальона Миасских горных стрелков и Сводной Оренбургско-Сибирской батареи (3 орудия). Утром 12 июля колонна /115/ атаковала Белорецкий завод, но взять его ввиду превосходства артиллерии противника и открытого характера местности не смогла. Около 15 часов красные, к которым как раз подошло подкрепление из-под Оренбурга, предприняли энергичную контратаку. Миасские стрелки, в основном необстрелянная молодежь, побежали, а 2-й Кундравинский полк без приказа оставил позицию и тем подставил левый фланг анненковцев под сильный удар. Но партизаны-сибиряки снова продемонстрировали стойкость, а Оренбургско-Сибирская батарея (уже 4 орудия) - еще и меткость. Они держались до ночи, пока не получили приказание отойти к деревне Kaзаккулово. Партизанский отряд понес «большие потери». На следующий день, 13 июля, конница анненковцев совершила неожиданный и дерзкий налет на Белорецкий завод. Сибирские казаки смяли красный заслон на своем пути, ворвались на окраину завода, захватили там несколько пулеметов, пленных, после чего ушли на Казаккулово [81]. На 19 июля 1918 г. в боевом составе Партизанского отряда есаула Б. В. Анненкова официально числилось 17 человек комсостава, 106 штыков, 300 сабель и ни одного орудия или пулемета [82]. Реально же у атамана в этот период было как минимум 4 пулемета, 2-3 орудия (которые в то время, возможно, еще проходили по отчетности артиллерии Оренбургского казачьего войска), а также несколько грузовых автомобилей [83]. Объединив все силы, отступившие в район Белорецкого завода, в Сводный Уральский отряд под командованием Н. Д. Каширина, при замах В. К. Блюхере и И. Д. Каширине, красные перешли в наступление на Верхнеуральск с тем, чтобы пробиться к Екатеринбургу на соединение с Красной Армией. Анненков оценивал силы противника приблизительно в 8 тысяч человек при 12 орудиях и 72 пулеметах (на 24.07.1918 г.) [84], что очень близко к реальному боевому составу Сводного Уральского отряда, установленному исследователями по данным красных источников [85]. 20 июля у Казаккулово Анненков смог отбить прямой удар и фланговые охваты противника, но вечером вдруг выяснилось, что глубоким обходом красные вышли на тракт у него в тылу и перерезали прямой путь на Верхнеуральск. Сделав проселочными кружными дорогами 50-верстный ночной марш, Анненков вывел войска из окружения, обошел заслон противника и вновь оседлал тракт на Верхнеуральск [86]. Анненковцы с Оренбургско-Сибирской батареей, 2-м Кундравинским казачьим полком и травниковским казачьим дивизионом заняли 21 июля идеальную оборонительную позицию на сопках перед Вятским хутором, в этом районе около недели шли тяжелые с переменным успехом бои. Так, в бою 27 июля было убито 12 партизан отряда Анненкова и 36 ранено. 28 июля в четырех конных атаках анненковцы потеряли 2 чел. убитыми и 41 ранеными, зато взяли действующий пулемет, который тут же обратили против врага [87]. Большие потери, израсходование боезапаса, а главное - новый обходной маневр противника, - все это заставило белых отступить к самому Верхнеуральску [88]. Пехота и артиллерия анненковского отряда вместе с другими частями заняли оборону на горе Извоз, являвшейся тактическим ключом к городу. В 2.30 ночи 31 июля красные неожиданно и дерзко атаковали Извоз. Скрытно подкравшись, они перекололи штыками белые караулы, закидали окопы гранатами и 15-20-минутным рукопашным боем сбросили противника с горы. Партизаны-сибиряки понесли жестокие потери. Генерал-майор В. Н. Шишкин, командовавший обороной Верхнеуральска, сообщал в штаб Уральского корпуса: «...у Анненкова на две роты меньше стало после сегодняшнего боя». Однако, несмотря на внезапность вражеской атаки, свои пушки анненковцы спасли [89], в критический момент после потери Извоза «лихой атаман Анненков» сыграл исключительную роль. Он удачно выбрал позицию для своей батареи, которая открыла огонь через город прямо по вершине потерянной горы, чем задержала красное наступление и позволила белым эвакуировать Верхнеуральск [90]. После возвращения Верхнеуральска (01.08.1918 г.) анненковцы участвовали в преследовании красных. 4 августа конная «группа» Анненкова, состоявшая из сибирских казаков-партизан и Петропавловского казачьего полка /116/ Оренбургского войска, заняла Белорецкий завод [91]. 6 августа командир 3-го Уральского армейского корпуса генерал-лейтенант М. В. Ханжин исключил анненковцев из числа частей, продолжавших преследование противника [92]. Комкор произвел отряду Анненкова смотр (вероятно, в Верхнеуральске 07.08.1918 г.), поблагодарил партизан за службу и приказал им отойти на отдых в Троицк [93]. На этом боевая деятельность Анненкова и его партизан на Урале завершилась. Она была, несомненно, доблестной и получила должную оценку. 18 июля 4-й Чрезвычайный войсковой круг Сибирского казачьего войска без прений единогласно выразил Анненкову благодарность за его работу на фронте и постановил ходатайствовать о его поощрении [94]. 28 июля 1918 г. приказом по войскам Сибирской армии «за отличие в боях против неприятеля» есаул Б. В. Анненков был произведен в чин войскового старшины (со старшинством с 10.07.1918 г.) [95]. 23 августа 1918 г. постановлением Войскового правительства Оренбургского казачьего войска «за храбрость, твердость и мужество, проявленные атаманом Б. В. Анненковым в боях под г. Верхнеуральском, и за личное участие в атаках на этот город и завод Белорецкий» он был награжден «Лентой Отличия» [96] - нагрудным знаком для отличившихся в боях с большевиками «ревностных защитников Оренбургского казачьего войска». «Лента Отличия», учрежденная постановлением Войскового правительства оренбуржцев от 21 (08) мая 1918 г., представляла собой «соединенную ленту синего цвета с Георгиевской, носимую в петлице шинели или по борту рубашки (кителя, мундира) по образцу Георгиевской ленты». Все представления к ней и награждения ею делались согласно Георгиевскому статуту и по решению Орденской думы из пяти Георгиевских кавалеров, что обусловило высокий престиж награды [97]. По сути «Лента Отличия» стала третьей по счету, после Георгиевского оружия и Георгиевского креста 4-й ст. с лавровой ветвью, Георгиевской наградой Анненкова. Во время боев в Оренбуржье Анненков проявил исключительную энергию и инициативность, а также умение увлекать за собой и подчинять себе оказавшиеся рядом белые части. Также очевидна его амбициозность. В начале боев у хутора Вятского он подписывал документы так: «Командующий Западным фронтом атаман Анненков» [98]. Но к концу июля вследствие налаживания управления в 3-м Уральском корпусе ему пришлось временно войти в подчинение к начальнику 2-й оренбургской казачьей дивизии и командующему войсками Верхнеуральского фронта генерал-майору В. Н. Шишкину, а в подписях под документами - вернуться к прежнему: «Атаман отряда» [99]. Полковник Б. В. Анненков - начальник Партизанской дивизии в армии адмирала А. В. Колчака. 1918- 1919 гг. На Урале Анненков приобрел первый опыт мобилизации населения и формирования национальных частей. Видя антисоветский настрой башкир и договорившись с рядом их руководителей (командиром Тамьян-Катайского партизанского добровольческого отряда А. Карамышевым, прапорщиком Терегуловым, капитаном Мохаловым и др.), Анненков провел мобилизацию и к 24 июля 1918 г. собрал два башкирских полка: конный и пехотный, - правда, оба состава мирного времени; почти на все командные должности в них были назначены проверенные офицеры-анненковцы [100.] 7 августа 1918 г., перед уходом из Верхнеуральска в Троицк, атаман в приказе по отряду №79 (§4), тепло простился со своими башкирами, поблагодарив офицеров и бойцов за мужество и стойкость в боях и походах. «Башкиры доказали, что они достойные сыны Башкирии, умеющие смело смотреть в глаза опасности и умеющие бить своих врагов, - говорилось в приказе. - <...> желаю процветания автономной Башкирии /117/ и молодому войску, на славу старикам и страх всем, кто желает затронуть права вольного народа»101, в реальной жизни, однако, все было не столь гладко. Видимо, Анненков попытался увести с собой в Троицк и далее 1-й Башкирский конный полк, укомплектованный всадниками скотоводческих волостей Тамьян-Катайского кантона (Верхнеуральский уезд), вышедшими на службу с собственными лошадьми. Это не устроило Башкирское автономное правительство, да и самих всадников, не желавших удаляться от родных мест. При следовании из Верхнеуральска в Троицк командир 1-го эскадрона M. Л. Муртазин произвел переворот и увел полк в Тунгутаровскую волость Башкирии, при этом времен-но командующий полком хорунжий Г. Ганаго благодаря хорошей лошади смог ускакать к Анненкову [102]. В Оренбуржье в условиях ожесточенной маневренной войны анненковцы еще шире стали применять террор в отношении военнопленных и арестованных активистов Советской власти. Были и примеры благородного отношения к врагу. Например, Анненков приказал с воинскими почестями похоронить рабочего, который, будучи раненным, лежа, до конца отстреливался от белых; атаман заявил, что все партизаны должны брать с этого героя-красногвардейца пример. Но в целом большевики анненковцами широко расстреливались, а их сторонники поролись. Вместе с тем, белые, как правило, карали за дело, в описанной Н. А. Ромодановским сцене жестокой, с издевательствами, казни есаулом Сургутским двух арестованных в станице Степной заслуживают внимания следующие моменты. Эти большевики были арестованы по жалобам и указаниям жителей Степной, один из них - за поджоги казачьих станиц. Обоих зарубили с разрешения Сургутского не анненковцы, а местные казаки, фактически по решению своего станичного общества. Правда, следует отметить, что расправы нередко начали сопровождаться грабежами и изнасилованиями в тех слоях населения, которые поддерживали Советскую власть. На жалобы жителей партизаны отвечали угрозами: «...мало пороли вас, если еще будете жаловаться, второй раз отпорем, изнасилуем», «так и надо твоему мужу - не будет служить в красной гвардии» и τ.π. [103] Между прочим, Анненков снискал популярность среди достаточно широких масс оренбуржцев не только своей лихостью и фронтовыми победами, но и террором в отношении обидчиков и насильников казачества. По этому поводу И. Г. Акулинин вспоминал: «Своими решительными действиями и крутыми расправами с большевицкими главарями «Атаман» Анненков производил большое впечатление на казаков, особенно на молодежь, в его отряд стекались добровольцы из всех станиц - сибирских и оренбургских» [104]. И. Г. Акулинин зафиксировал важный момент: благодаря популярности к Анненкову в Оренбуржье потек ручеек местных добровольцев, который в конечном итоге дал ему два новых партизанских полка - 1-й Оренбургский казацкий и 2-й Верхнеуральский стрелковый. Несмотря на получение пополнений (например, 26 июля из Омска было выслано 80 человек [105]), ввиду больших потерь Партизанский отряд войскового старшины Б. В. Анненкова к 4 августа 1918 г. сжался до «одной сотни конницы, одной полной роты пехоты, команды пулеметчиков в 4 пулемета и 3-орудий-ной батареи» [106]. Конницей командовал есаул Е. А. Берников, пехотой - поручик П.Д. Иларьев, артиллерией - есаул К. К. Кузнецов [107]. В отряде оставалась лишь половина того состава, с которым в июне он выступил на Верхнеуральский фронт. Поэтому командир 3-го уральского корпуса M.В. Ханжин, приказав партизанам отойти на отдых, разрешил Анненкову произвести в Троицке формирование отряда [108], правовая основа имелась. Еще 30 июля 1918 г. приказом по 2-му Степному корпусу П. П. Иванов-Ринов разрешил Анненкову иметь в составе от-ряда не более двух рот пехоты, двух сотен кавалерии и двух батарей артиллерии, а также штаб отряда из 5 чел. [109] Первоначальной задачей Анненкова в Троицке было довести боевой состав отряда хотя бы до этой нормы. Другое дело, что привыкший к самостоятельности атаман явно не намеревался считаться со спущенными свыше штатами. По некоторым данным, /118/ именно в Троицке он поручил корнету в. А. Даниленко формирование Полка черных гусар [110]. Правда, согласно приказам по Партизанской дивизии, черные гусары даже в конце 1918 - начале 1919 гг. фигурировали еще как Отдельный дивизион [111]. Логично предположить, что в Троицке атаман задумал широкие формирования, но речь тогда шла не о полках, а о более мелких частях. Несомненно, отряд пополнился добровольцами из Троицка, Верхнеуральска, Челябинска и их уездов, но на масштабное формирование у него тогда не оказалось ни времени, ни ресурсов. Главное, Анненков нашел в том районе единомышленников-организаторов (таких, как бывший учитель и кооперативный работник А. И. Смородин, командовавший с мая 1918 г. казачьим «летучим партизанским отрядом против большевиков» [112]) и наметил каналы поступления к нему людей с Южного Урала, которые наладились и по-настоящему заработали лишь осенью 1918 г., начав давать пополнения в отряд: оренбургских казаков и других добровольцев. Появились в августе 1918 г. перспективы и в отношении укомплектований партизан иностранцами: не только сербами, попавшими к Анненкову в Омске, но и афганцами, китайцами. После взятия Белорецкого завода и отвода в тыл Анненков посчитал свою задачу в Оренбургском казачьем войске выполненной. 7 августа 1918 г. телеграммой из Верхнеуральска он просил командира 2-го Степного корпуса направить его отряд в Семиречье «для ведения партизанской войны с большевиками и поднятия семиреченских казаков» [113]. Причем он сразу же начал готовиться к дальней переброске по железной дороге в Семипалатинск, в частности, затребовал у Министерства путей сообщения Временного Сибирского правительства вагон-салон и вагон-ресторан (10.08.1918 г. заседание Совмина согласилось предоставить ему лишь один «служебный вагон») [114]. Свои виды на отряд Анненкова были, очевидно, и у командира 3-го Уральского корпуса М. В. Ханжина, и у войскового атамана оренбуржцев А. И. Дутова. «Уход ударников-анненковцев заметно ослабил Ханжина» [115], и он, видимо, не прочь был вернуть их после отдыха в боевую линию своего корпуса. Напрямую, минуя Ханжина, обращался за помощью к Анненкову А. И. Дутов (вероятно, хотел бросить анненковцев на г. Орск, который никак не мог взять), но тот оставил просьбу атамана Оренбургского войска без ответа [116]. В штабе Сибирской армии были свои виды на партизан. «Отряд Сибирских правительственных войск» генерал-майора Г. А. Вержбицкого начал борьбу за Урал, и Анненков получил из Омска несколько приказаний о переброске в г. Камышлов - в состав отряда Вержбицкого. Однако, ссылаясь на сильную убыль личного состава и изнуренность людей и лошадей, он проигнорировал их. Видимо, атаман боялся, и не без оснований, что его отряд, еще толком не пополнившись, вновь втянувшись в боевую страду, да еще под началом военачальника регулярного типа, постепенно растает и потеряет какое-либо самостоятельное значение вплоть до разделения и полной ликвидации его как отдельной части. Для разрешения «недоразумения» штабу армии пришлось посылать к Анненкову специального офицера для переговоров. Начавшееся в Славгородском и Змеиногорском уездах Алтайской губернии крестьянское восстание против призыва в армию дало повод к достижению компромисса [117]. Фактически, атаман сам выбрал себе Семиреченский фронт. 1 сентября 1918 г. штаб 2-го Степного корпуса получил от Анненкова телеграмму: «Отряд в составе шести эшелонов прибыл на станцию Исилькуль. Ввиду заболеваний холерой с двумя случаями смерти отряд находится в карантине» [118]. Через четыре дня (в 22 часа 05.09.1918г.) начальник штаба 2-го Степного корпуса подполковник Л. Д. Василенко отправил в Исилькуль секретную боевую телеграмму, в которой, ссылаясь на распоряжения Главнокомандующего всеми фронтами чешского генерала Я. Сырового, поставил Анненкову задачу: немедленно выступить в район Славгорода, «принять под свою команду действующие там части и очистить Славгородский район» от «банд красных» [119]. Атаман принял телеграмму к исполнению. Его отряд выступил из Исилькуляна Славгород, имея в своем боевом составе 497 штыков, 200 сабель, 5 орудий и 8 пулеметов [120]. /119/ После подавления крестьянского восстания в Славгородском и Змеиногорском уездах Алтайской губернии отряд Анненкова был передислоцирован в Семипалатинскую область, где его развернули в Партизанскую дивизию. Отсюда в конце 1918 г. анненковцев начали перебрасывать в Семиречье. Там они и внесли наибольший вклад в Белое дело, прославив имя своего атамана. Тем не менее, если учесть малый количественный состав белых партизан и обычное численное и техническое преобладание противостоявших им красных войск, следует признать, что Анненков и его бойцы сыграли исключительную роль и на начальном этапе гражданской войны в Сибири и на Урале. Такое уникальное явление Белого движения как «анненковщина» зародилось в Омске и его районе. Весна и особенно лето 1918 г. - это героико-романтический период в её истории, время бескорыстного дерзания, стремительного порыва, стойкого мужества, несомненных военных успехов, чисто боевой славы, не омраченной масштабными карательными расправами, свойственными следующим периодам жизни Партизанской дивизии атамана Б. В. Анненкова. 1. РГВИА. Ф. 408. Оп. 1. Д. 3513. Л. 506.; Сибирский казак. - Вып. 2. - Харбин, 1941. - С. 307. 2. РГВИА. ф. 400. Оп. 12. Д. 26976. Л. 104006.-1041, 1039; РГВИА. Библиотека, инв. №14847. Высочайшие приказы, Л. 238. Благодарю И. В. Ладыгина за предоставление копий наградных документов Б. В. Анненкова из фондов РГВИА. 3. ИАОО. Ф. 54. Оп. З Д. 3. Л. 9406; РГВИА. Ф. 5266. Оп. 1доп. Д. 236. Л. 32; Заика Л. М., Бобренев В. А. Атаман Анненков // Военно-исторический журнал. - М., 1991. - №3. -С. 69. 4. РГВИА. Ф. 5266. Оп. 1доп. д 236. л. 171, 134. 5. ИАОО. Ф. 54. Oп. 3. Д. 3. Л. 9406. К 1917 Г. Б. В. Анненков был дважды контужен и один раз ранен (Там же). 6. РГВИА. Ф. 5266. On. 1доп. Д. 236. Л. 215, 183, 190, 189. 7. Там же. Л. 212; Анненков Б. В. Колчаковщина [фрагмент] // История Алтайского края. XVIII ־ XX вв.: Науч. и док. материалы. ־ Барнаул, 2005. ־ с. 247; Марковчин в. в. Одиссея атамана Анненкова. - Курск, 2010. - С.13, 152-153; Заика Л. М., Бобренев В. А. Указ. соч. - С. 69. 8. Ганин А. В., Семенов В. Г. Офицерский корпус Оренбургского казачьего войска. 1891 - 1945: Биогр. справочник. - М., 2007. - С. 93. 9. Военный комиссариат г. Бийска и Бийского района Алтайского края. Архив 3-го отделения. Д. 201 (Гноевых Иван Георгиевич). Автобиография. Благодарю за предоставление данных сведений К. В. Ярославцева (г. Бийск). 10. См.: Шулдяков В. А. К предыстории «анненковщины»: Отряд особого назначения Сибирской казачьей дивизии в марте 1917 - феврале 1918 г. // Недбаевские исторические чтения. - Омск, 2008. - С. 164-166. 11. Вибе П. П. К вопросу о похищении Анненковым знамени дружины Ермака // Известия ОГИК. - Омск, 2008. - №14. - С. 286-288. 12. П.К. [Краснов П. Н]. Спорт на границе Небесной империи (1-й день состязаний Джаркентского общества любителей военного спорта) // Вестник русской конницы. - СПб., 1912. - №8. - С. 335. 13. Далее все даты по новому стилю. 14. Подробнее см.: Вибе П. П. Указ. соч. с. 286-288; Марковчин В. В. Указ. соч. - С. 14-15; Шулдяков В. А. Указ. соч. с. 170-178; Он же. Сибирские казаки в Партизанском отряде атамана Б. В. Анненкова // Казачество Сибири от Ермака до наших дней: история, язык, культура: Материалы Всерос. научно-практ. конф. с международ, участием. - Тюмень, 2012. - С. 255-262. 15. ГАРФ. Ф. 5873. Оп. 1. Д. 5. Л. 149, 147. 16. [Флуг В. С.] Отчет о командировке из Добровольческой армии в Сибирь в 1918 г.// Архив русской революции. - Берлин, 1923. - Т. IX. - С.251. 17. Гинс Г. К. Сибирь, союзники и Колчак. 1918 - 1920 гг.: Впечатления и мысли члена Омского правительства. - Пекин, 1921. - Т. 2. - С. 377. 18. ГАРФ. Ф. 5873. Оп. 1. Д. 5. Л. 147, 148; А. Г. Из воспоминаний // Иртыш. - Омск, 1919. ־ 24/25№.-С. 23ฐ 19. Марковчин В. в. Указ. соч. - С. 15-16. 20. ИАОО. Ф. 1707. Оп. 1. Д. 10. Л. 7. 21. ГАРФ. Ф. 5873. Оп. 1. Д. 5. Л. 147. 22. ИАОО. Ф. 1707. Оп. 1. Д. 10. Л. 406. 23. Гольцев В. А. Сибирская Вандея. Судьба атамана Анненкова. - М., 2009. - С. 141. 24. Заика Л. М., Бобренев В. А. Указ. соч. - С. 70. 25. Вольный казак (Омск). - 1918. №35, 29 (16) мая. - С. 3. 26. АУФСБОО. Д. П-14551. Л. 14. 27. Кротт И. И. Сельскохозяйственное предпринимательство: поведенческие стратегии и практики в условиях трансформации сибирского общества (1914 - 1920 годы). - Омск, 2010. - С. 275-277. /120/ 28. А. Г. Из воспоминаний // Иртыш. - Омск, 1919. - №24/25. - с. 23; Омск в дни Октября и установления Советской власти (1917 - 1919 гг.). - Омск, 1947. - С. 111-112. 29. Омский вестник. - 1918. - №107, 1 июня (19 мая). - С. 1; Марковчин в. в. Указ. соч. - С.15-16 30. Петрушин А. Под корень // Сибирский тракт. - Тюмень, 1992. - №2. - с. 16. 31. АУФСБОО. Д. П-14186. Л. 77-78. 32. Вольный казак. - 1918. - №38, 7 июня (25 мая). - С. 6. 33. Омск в дни Октября и установления Советской власти (1917 - 1919 гг.). - Омск, 1947. - С. 109. 34. Казачья речь. - Троицк, 1918. ֊ № 6, 27 (14) авг. - С. 4. 35. Марковчин В. В. Указ. соч. - С. 16. 36. ГАРФ. ф. 5873. Оп. 1. Д. 5. Л. 13706., 150. 37. Там же. Л. 13706.; Дневник 4-го Чрезвычайного круга Сибирского казачьего войска. - Омск, 1918. - С. 127. 38. ГАРФ. ф. 5873. Оп. 1. Д. 5. Л. 148. 39. Там же. Л. 146; Казачья речь. - 1918. - № 6, 27 (14) авг. - С. 4. 40. АУФСБОО. Д. И-14546. Л. 4. 41. Марковчин В. В. Указ. соч. - С. 16. 42. Казачья речь. - 1918. - №6, 27 (14) авг. - С. 4. 43. Симонов Д. Г. Белая Сибирская армия в 1918 году. - Новосибирск, 2010. - С. 83; Эйхе г. X. Опрокинутый тыл. - м., 1966. - с. 358. 44. Заика Л. М., Бобренев В. А. Указ. соч. - С. 70. 45. См.: Саньков М. И. Марьяновский меридиан: Очерки истории района. - Омск, 1994. - С. 93-96, 101-104. 46. Марковчин В. В. Указ. соч. - с. 16. 47. Заика Л. М., Бобренев В. А. Указ. соч. - С. 70. 48. ГАРФ. Ф. 5873. Оп. 1. Д. 5. Л. 146. 49. Иртыш. - 1918. - №9, 16 (03) июня. 50. ИАОО. Ф. 1706. Оп. 2. Д. 9. Л. 74, 65, 76. 51. АУФСБОО. Д.П-13415. Л. Зоб. 52. РГВА. ф. 39498. Оп. 1. Д. 61. Л. 2. 53. Марковчин В. В. Указ. соч. - С. 121. 54. ИАОО. Ф. 1706. Оп. 2. Д. 9. Д. 74, 65; Иртыш. - 1918. - №9, 16 (03) июня; РГВА. ф. 39498. Оп. 1.Д. 61. Л. 2, 18, 19. 55. АУФСБОО. Д. И-13429. Д. Зоб. 56. Атаман Семенов, о себе. - М., 1999. - с. 149; Вериго Л. В. Обзор деятельности атамана Семенова с 1917 по 1920 г. // Марковчин В. В. Три атамана. - М., 2003. - С. 179. 57. ИАОО. Ф. 1706. Оп. 2. Д. 9. Л. 2об. 58. Дневник 4-го Чрезвычайного круга Сибирского казачьего войска. - Омск, 1918. - С. 5. 59. Постановления 4-го Чрезвычайного войскового круга Сибирского казачьего войска. Г. Омск 4-18 июля (21 июня - 5 июля) 1918 г. - Омск, 1918. - С. 30-31. 60. РГВА. Ф. 39498. Оп. 1. Д. 61. Л. 1, 9; Омский вестник. - 1918. - №125, 23 (10) июня. С. 3; Шишкин В. И. Командующий Сибирской армией А. Н. Гришин-Алмазов: штрихи к портрету //Контрреволюция на востоке России в период гражданской войны (1918- 1919 гг.). - Новосибирск, 2009. - С.152. 61. РГВА. ф. 39498. Оп. 1. Д. 61. Л. 23. 62. См.: Шулдяков В. А. Анненковцы и самарский инцидент 18 августа 1918 года // Инновационное образование и экономика: Науч.-практ. журнал AHO ВПО «Омский экономический ин-т». Омск, 2014. - №14 (25), март. - С. 35-37. 63. РГВА. Ф. 39498. Оп. 1. Д. 61. Л. 6. 64. Там же. Л. 2. 65. Там же. Л. 10, 16, 17, 12. 66. ИАОО. Ф. 1706. Оп. 2. Д. 9. л. 76. 67Марковчин В. в. Одиссея атамана Анненкова. - с. 16. 68. ГАРФ. Ф. 5873. Оп. 1. Д. 5. л. 146; Иртыш. - 1918. 23 (10) июня. - с. 4; РГВА. ф. 39498. Оп. 1. Д. 61. Л. 11. 69. РГВА. Ф. 39498. Оп. 1. Д. 61. л. 13. 70. ГАРФ. Ф. 5873. Оп. 1. Д. 5. л. 144. 71. РГВА. Ф. 39498. Оп. 1. Д. 61. л. 14, 18, 1806.; Марковчин В. В. Указ. соч. - С. 16. 72. АУФСБОО. Д. П-13429. л. 1006.-11; ГАРФ. Ф. 5873. Оп. 1. Д. 5. Л. 144, 134об., 151; Марковчин В. В. Указ. соч. - С. 254. 73. Симонов Д. Г. Белая Сибирская армия в 1918 году. - Новосибирск, 2010. - С. 209. 74. РГВА. Ф. 39498. Оп. 1. Д. 61. Л 19, 21. 75. Оренбургские казаки и чехословаки на Урале летом 1918 г.: Журнал военных действий 3-го Оренб. каз. арт. дивизиона за период с 28 мая по 1 октября 1918 г./ Публ. A.B. Ганина // Белая Армия. Белое Дело. - №11. - Екатеринбург, 2002. - С. 22-23; ГАРФ. Ф. 5873. Оп. 1. Д. 5. л. 151. 76. Казачья речь. - 1918. - № 6, 27 (14) авг. - С. 4. 77. Плотников И. Ф. Десять тысяч героев. Легендарный рейд уральских партизан во главе с В. К. Блюхером. - М., 1967. - С. 28-29. 78. Плотников И. Ф. Указ. соч. - С. 29; Зуев А. В. в борьбе за Родину. Оренбургские казаки в борьбе с большевизмом. 1918 - 1922 гг. - Харбин, 1937. - С. 17. /121/ 79. Иртыш. - №17, 10 июля (27 июня). - С.1. 80. Оренбургские казаки и чехословаки на Урале летом 1918 г.: Журнал военных действий... С. 23; Симонов Д. Г. Указ. соч. - С. 344-345; Зуев А. В. Указ. соч. - С. 18-19. 81. Плотников И. Ф Указ. соч. - С. 37. 82. Симонов Д. Г. Указ. соч. - С. 347. 83. РГВА. Ф. 39498. Оп. 1. Д. 61. Л. 27; Казачья речь. - 1918. №6, 27 (14) авг. - С. 4; Плотников И. Ф. Указ. соч. - С. 49, 50. 84. РГВА. Ф. 39498. Oп. 1. Д. 61. Л. 26. 85. Плотников И. ф. Указ. соч. с. 40; Машин м. д. Оренбургское и уральское казачество в годы гражданской войны. Саратов, 1984. с. 33-34; Симонов Д. Г. Указ. соч. ־ с. 346. 86. Оренбургские казаки и чехословаки на Урале летом 1918г.: Журнал военных действий... - С. 23-24 87. РГВА. Ф. 39498. Оп. 1. Д. 61. Л. 120. 88. Там же. Л. 27; Оренбургские казаки и чехословаки на Урале летом 1918 г.: Журнал военных действий... - С. 24; Зуев А. в. Указ. соч. - С. 20. 89. Оренбургские казаки и чехословаки на Урале летом 1918 г.: Журнал военных действий... С. 24; Плотников И. Ф. Указ. соч. - С. 63-64. 90. Енборисов Г. В. От Урала до Харбина: Памятка о пережитом. - Шанхай, 1932. - С. 55-56. 91. РГВА. ф. 39498. Оп. 1. Д. 61. Л. 28, 32. 92. Плотников И. Ф. Указ. соч. - С. 83. 93. РГВА. Ф 39498. Оп. 1. Д. 61. Л. 32. 94. Постановления 4-го чрезвычайного войскового круга Сибирского казачьего войска. - Б. м., б.г. - С. 35. 95. Иртыш. 8 ,23 № ־ .1918 ־ авг. ־ с. 4; ИАОО. Приказы Сибирскому казачьему войску. 1918. - Пр. №397, §2, 02.10.1918 г. 96. ЦА ФСБ. Ф. Н-4498. Т. 3. Л. 376; Марковчин В. В. Указ. соч. - С. 187. 97. Ганин А. В. Знаки отличия Оренбургского казачьего войска. 1918-1919 // Цейхгауз. - М., 2002. - №19 (3). -С. 38. 98. РГВА. Ф. 39498. Оп. 1. Д. 61. Л. 2606. 99. Там же. Л. 120. 160 100. Там же. Л. 26. 101. РГВА. Ф. 39711. Оп. 1. Д. 1. Л. 2; Гольцев В. А. Указ. соч. - С. 138. 102. Матвиенко Д. Ю. Партизанская дивизия атамана Анненкова: краткая история и структура 1918 - 1922 гг. // Форум Ново-Николаевского военно-исторического клуба. URL//http://www.novonikolaevsk.com/forum/viewtopic.php?f=19&t=45 (дата обращения: 20.09.2013). 103. Марковчин В. в. Указ. соч. - С. 254-256. 104. Акулинин И. Г. Оренбургское казачье войско в борьбе с большевиками. - Шанхай, 1937. - С. 81. 105. РГВА. ф. 39498. Оп. 1. Д. 61. Л. 24. 106. Там же. Л. 27. 107. ГАРФ. ф. 5873. Оп. 1. Д. 5. Л. 151. 108. РГВА. ф. 39498. Оп.1. д. 61. Л. 32-3206. 109. Симонов Д. Г. Указ. соч. - С. 209-210. 110. ΓΑΡΦ. Φ. 5873. Оп. 1. Д. 5. Л. 151. 111. ЦА ФСБ. Д. Н-4498. Т. 3. Л. 289, 285. 112. ΓΑΧΚ. Φ. Р-830. Оп. 3. Д. Смородин Андрей Иванович, Л. 1об, 3. 113. ΡΓΒΑ. Ф. 39498. Оп. 1. Д. 61. Л. 32об. 114. Временное Сибирское правительство (26 мая - 3 ноября 1918 г.): Сб. док. и мат-лов. - Новосибирск, 2007. - С. 264. 115. Эйхе Г. X. Опрокинутый тыл. М., 1966. - С. 57. 116. Баканов в. Горькое золото погон. ־ Магнитогорск, 1997. - С. 57. 117. РГВА. Ф. 39498. Оп. 1. д. 61. л. З0-З0об., 36, 39, 41, 42, 50-5006. 118. Там же. Л. 57 119. Там же. Д. 45. Л. 77. 120. Эйхе Г. X. Указ. соч. - С. 92; Симонов Д. Г. Указ. соч. - С. 321. Известия Омского государственного историко-краеведческого музея: Сб. науч. Трудов. №19. / Мин-во культуры Омской обл.; ОГИК музей. Омск, 2014. С.118-122.

Ратник: Омский и оренбуржский периоды истории отряда достаточно хорошо были освящены автором в предыдущих публикациях,здесь и кое-что новое есть,что отрадно. Слабо изученными по-прежнему остаются Славгородский эпизод и небоевой,но крайне интересной с организационной точки зрения Семипалатинский период. Что совсем непонятно.Проходила уже информация в материале "Сибирские казаки в Партизанском отряде атамана Анненкова"со ссылкой если не ошибаюсь на архив омской ФСБ о том,что уже на 23 июня (!) экадрон ЧГ уже сформирован и выступил на Верхнеуральский фронт,но не кажется ли странным,что нигде в оренбургских боях он никак не отмечен?Да и в выше пердставленном материале на 4 августа надо понимать из кавалерии только 1 казачья сотня Берникова. Более правдоподобным представляется версия о начале формировании этой части не ранее первой декады августа 1918 г.После 3 недель формирования он тут же отмечен под Славгородом в сентябре 1918 г.

Ратник: 12 октября 1919г. в Омске умер рядовой батареи отряда Атамана Анненкова Пермской губернии, Осинского уезда Никита Дмитриевич Суслов (24г.) от возвратного тифа. ГИАОО, ф.16, оп.11, д.095, л.215. 12 октября 1919г. в Омске умер казак 1-й сотни конвоя Атамана Анненкова из граждан Акмолинской области, Кокчетавского уезда Михаил Иванович Кайгородов (25л.) от сыпного тифа. ГИАОО, ф.16, оп.11, д.095, л.216.Информация любезно предоставлена С.Парфеновым. Выходит конвой Анненкова в строевом отношении не одну сотню насчитывал.

Сибирецъ:

Ратник: Если не ошибаюсь это было..?

barnaulets: мир пишет: Тем не менее, Анненков Гришину-Алмазову подчинился и 23 июня с отрядом, двумя эшелонами, выехал из Омска в Челябинск. В пути к отряду присоединилась и та часть партизан, что оставалась в Исилькуле [71]. Партизанский отряд есаула Б. В. Анненкова в это время состоял из следующих частей: 1-я и 2-я Сибирские казачьи сотни (этим дивизионом казачьей конницы командовал подъесаул Е. А. Берников), гусарский эскадрон (командир - корнет В. А. Даниленко), 1-я Сибирская стрелковая рота (поручик П. Д. Иларьев), сербская рота (воевода — Д. Милошевич) и пулеметная команда (4 пулемета, подхорунжий - Н. М. Мартемьянов). мир пишет: Несмотря на получение пополнений (например, 26 июля из Омска было выслано 80 человек [105]), ввиду больших потерь Партизанский отряд войскового старшины Б. В. Анненкова к 4 августа 1918 г. сжался до «одной сотни конницы, одной полной роты пехоты, команды пулеметчиков в 4 пулемета и 3-орудий-ной батареи» [106]. Конницей командовал есаул Е. А. Берников, пехотой - поручик П.Д. Иларьев, артиллерией - есаул К. К. Кузнецов [107]. Гончаров Ю.И. пишет Из показаний Н.А.Денисова в ОГПУ в 1926г.: "... Была образована отд.Семиреченская армия.Командиром был назначен Анненков.Я был назначен нач.штаба армии.В состав Центральной группы водили: 1.Лейб- атаманский полк-комполка Размазин. 2.Оренбургский каз.полк-комполка Завершинский 3.Драгунский полк .комполка Солдатов. 4.Полк Голубых Улан-комполка Раутский. 5.Полк Черных Гусар-комполка-Мандриков. 6.Егерский монгольский-комполка Люляшев. 7.Гренадерский батальон-комбат -Бовталовский 8.Стрелковый полк-комполка Житанэр 9.Конный конвойный полк-комполка Машинский. 10.Личная сотня-командир Воронин 11.Жвндарский дивизион-командир Стародубцев. 12.Кирасирский полк-комполка Илариев. У С.В. Волкова: Иларьев Павел Дмитриевич. Николаевское военное училище 1915*. Поручик. В белых войсках Восточного фронта в Семиреченской армии. Весной 1922 командир дивизиона, прибыл из Западного края во Владивосток, сен. 1922 командир Анненковского конного дивизиона. Полковник. В эмиграции в Китае, 1924 при штабе маршала Чжан Цзолина. Ум. 27 апр. 1928 в Харбине. Жена Валентина Петровна. * Учитывая его службу в пехоте, скорее всего это 2-е Киевское Николаевское военное училище, образованное в 1915 г. (а не Николаевское кавалерийское училище в Петрограде). В Первую мировую войну офицер 485-го пехотного Еланского полка, нагржден Георгиевским оружием (Выс. Приказом 24 декабря 1916 г.)

barnaulets: Вероятно,в Партизанской дивизии Анненкова он командовал 1-м Партизанским стрелковым полком, который в начале 1920 г. и был переименован в Кирасирский.

мир: В. А. ШУЛДЯКОВ (Омск), Омский экономический институт К ВОПРОСУ О СЕПАРАТИЗМЕ АТАМАНА АННЕНКОВА (ПО ПОВОДУ ПУБЛИКАЦИИ ПИСЬМА Г. М. СЕМЁНОВА Б. В. АННЕНКОВУ от 25 МАЯ 1919 г.) Такое яркое явление белого движения, как «атаманщина», продолжает привлекать внимание исследователей. Недавно известный московский историк А. В. Ганин опубликовал подлинное письмо Походного атамана Дальневосточных казачьих войск и командующего Отдельной Восточно-Сибирской армией полковника Г.М. Семёнова, свыше полугода не признававшего Верховного правителя адмирала А.В. Колчака, к атаману Партизанской дивизии колчаков-/209/ской армии полковнику Б.В. Анненкову, оформленное в машинописном виде и, надо полагать, подписанное Семёновым в Чите 25 мая 1919 г., выявленное в фонде штаба 5-й армии [1]. Из письма узнаём, что к Г.М. Семёнову приезжали (видимо, в разное время) командированные Б.В. Анненковым его представители: полковник Соколов и есаул Бяков. Последний от имени Анненкова передал Семёнову приветствие, которое и стало поводом к написанию рассматриваемого ответного письма. В этом письме, декларируя верность заветам генерала Л.Г. Корнилова и призывая Анненкова к совместной братской работе по возрождению России, Семёнов обвинил Омское правительство в «великодержавных тенденциях», в стремлении «к самой крайней централизации», в «неудачной финансовой политике, совершенно аннулировавшей наш рубль», и даже в «германофильском направлении в области внешней политики». Более того, сожалея, что «обстоятельства настоящего момента» не позволяют ему открыто высказать своё подлинное отношение к Омскому правительству, Семёнов обещал Анненкову: «…но в недалёком будущем такой момент наступит, и я открыто заявлю о недопустимости дальнейшего преступного толкания нашей исстрадавшейся Родины на путь авантюристической германофильской политики». В завершение письма Семёнов подчеркивал их с Анненковым общность («…я всегда с Вами и за Вас»), обещал своевременно ставить Анненкова в известность обо всех своих важных решениях, выражал надежду на получение ответа на свое письмо и желание видеть представителем Анненкова в Чите снова есаула Бякова [2]. В своём предисловии к документу публикатор делает важное замечание: письмо Анненкову, подписанное Семёновым всего за два дня до его признания Колчака Верховным правителем, свидетельствует в пользу неискренности этого шага Походного атамана Дальневосточных казачьих войск. С этим невозможно не согласиться. За публикацию столь любопытного документа следовало бы сказать уважаемому А.В. Ганину одно лишь: «Спасибо». Однако вызывают возражения его выводы, содержащиеся в предисловии и выходящие далеко за рамки той информации, которая содержится собственно в письме. Быть может, Г.М. Семёнов и планировал «сколотить коалицию против Верховного правителя адмирала А.В. Колчака» и в «этих намерениях рассчитывал на поддержку Анненкова». Но вот сведений о проведении в Чите «закулисных переговоров лидеров казачества, направленных на подрыв власти адмирала А.В. Колчака» [3], в данном письме абсолютно точно нет. Как нет в нем ни малейших намеков на какие бы то ни было взгляды Анненкова. В период революции и Гражданской войны политическая элита ряда казачьих войск, несомненно, предпринимала действия сепаратистского характера: резолюции некоторых войсковых кругов о «глубокой» автономии казачества и федерализации России, курс на создание Юго-Восточного союза казачьих /210/ войск, вынужденное самоопределение Всевеликого войска Донского, самостоятельные внешнеполитические действия Кубанской рады и т.д. Ничего подобного войсковые самоуправления казачьих войск востока России в мае 1919 г. не требовали и не делали. Войсковым атаманом Забайкальского войска в то время был полковник В.В. Зимин, Сибирского – генерал-майор П.П. Иванов-Ринов, Семиреченского – генерал-майор А.М. Ионов. Полковники Г.М. Семёнов и Б.В. Анненков являлись «партизанскими атаманами», т. е. вождями самозародившихся в начале Гражданской войны антибольшевистских добровольческих отрядов, всесословных и многонациональных по составу, но с первоначальным казачьим ядром. То есть письмо Семёнова Анненкову позволяет рассуждать о сепаратизме не «лидеров казачества», а лишь, говоря современным языком, «полевых командиров». Причем эти два атамана-командира имели слишком разный военно-политический вес. Между тем, А.В. Ганин смело ставит Анненкова в ряд «атаманов-сепаратистов» и даже перед самим Семёновым, ведь его публикация называется «Новый документ о сепаратизме атаманов Б.В. Анненкова и Г.М. Семенова» [4]. Действительно, в период конфликта между Омском и Читой Семёнов не признавал верховной власти адмирала А.В. Колчака, с помощью японских интервентов отстраивал в Забайкалье собственный политический режим, как запасной вариант рассматривал создание Монголо-бурятского государства с отторжением в него ряда населенных бурятами российских территорий. Всё это вполне подпадает под сепаратизм, отголоском которого является и критика им Омского правительства в письме от 25 мая 1919 г. В отличие от Семёнова Анненков до конца 1919 г. так и оставался прежним партизанским атаманом или полевым командиром. Из содержания письма совершенно не ясен характер миссий Бякова и Соколова: зачем они приезжали в Читу и каков был круг их полномочий. Имели ли они право вести какие-либо переговоры? Ведь нельзя исключать и того, что эти анненковцы самовольно превышали свои полномочия или вообще являлись самозванцами. Во время следствия (протокол допроса от 12 мая 1926 г.) Б.В. Анненков упоминал о двух таких самозванцах: «полковниках» Соколове и Рожневе, отряды которых были задержаны в Чите и Челябинске соответственно [5]. Версию, будто атаман постфактум пытался откреститься от бесчинств отрядов этих своих подчиненных, приходится исключить. В письме своему уполномоченному в Кульдже (бывшему помощнику атамана Партизанской дивизии) полковнику П.И. Сидорову от 28 мая 1919 г. Анненков сообщал: «Рожнев, украв всё что можно, сбежал неизвестно куда. Его разыскивают власти» [6]. Подобно войсковому старшине А.М. Рожневу, Соколов, видимо, также был бывшим анненковцем, отколовшимся в какой-то момент от атамана, но продолжавшим использовать в своих целях его имя. В сентябре 1918 г. некий поручик Соколов, командированный Анненковым, действовал в Иркутске. Он /211/ занимался набором и переброской добровольцев, а также добывал зарядные ящики для артиллерии отряда [7]. Исторический факт нельзя вырывать из контекста, рассматривать вне причинно-следственных связей. Анненков осенью 1918 г. ориентировался на иного кандидата в военные диктаторы: на командующего Сибирской армией, управляющего военным ведомством Временного Сибирского правительства, войскового атамана Сибирского казачьего войска генерал-майора П.П. Иванова-Ринова [8]. Колчаковский переворот, очевидно, застал его врасплох. Поэтому после свержения Директории Анненков некоторое время колебался, признавать А.В. Колчака или нет [9]. Тем более, в это время к атаману в Семипалатинск приезжал дежурный генерал Главковерха Директории В.Г. Болдырева полковник З.Ф. Церетели «с просьбой послать один полк в Омск, чтобы поддержать правительство Болдырева». Анненков благоразумно посылать свои части не стал10, а направил «гонцов в Омск для выяснения обстановки». Те быстро разобрались, что самые значимые общественно-политические силы стоят на стороне адмирала. Омские деятели торгово-промышленного класса, которые поддерживали Анненкова «в период его подпольной работы и отчасти после свержения большевиков», категорически заявили «гонцам», что «дальнейшей поддержки отдельным отрядам больше оказываться не будет». Анненков увидел за адмиралом силу и в итоге, если сравнивать с поведением Г.М. Семенова и И.П. Калмыкова, «сдался очень легко» [11]. Помимо внешних причин были, вероятно, и внутренние. Таковыми являлись настроения и поведение личного состава самой Партизанской дивизии. Так, командующий 2-м Устькаменогорским партизанским казачьим полком и начальник стькаменогорского гарнизона войсковой старшина П.И. Виноградский 30 ноября 1918 г. отправил Колчаку телеграмму: «Гарнизон города Усть-Каменогорска восторженно приветствует Вас, Ваше Высокопревосходительство, верит в спасение родины под Вашим опытным водительством, готов по первому требованию погибнуть за величие нашей исстрадавшейся России» [12]. В первой половине декабря 1918 г. Б.В. Анненков также прислал адмиралу приветственную телеграмму: «Омск. Верховному Правителю адмиралу Колчаку. Ваше Высокопревосходительство! Ваше назначение Верховным Правителем, в руках которого сосредотачивается вся полнота государственной власти, дало мне с первого же момента глубокую уверенность в том, что, наконец, настал тот час, когда наша измученная Родина, истерзанная внутренними и внешними врагами, снова подымется, пойдет по пути возрождения и станет такой же великой, какой была когда-то. Я как атаман партизан, добровольно собравшихся отдать жизнь свою в любой час за нашу Родину, приветствую Ваше назначение и заверяю своим словом, что все мои силы и помыслы будут направлены к тому, чтобы Вы уверенно и твердо могли бы опереться на нас, и [мы] готовы в каждую минуту, по первому Вашему приказу, исполнить наш святой долг перед Отчизной. С нами Бог! Атаман Анненков» [13]. /212/ Когда во время острой фазы конфликта между Омском и Читой к анненковцам от атамана Г.М. Семенова прибыли агитаторы (вероятно, в «тыловую группу» Партизанской дивизии), те их повыгоняли [14]. 22 декабря 1918 г. конвой штаба 2-го Степного корпуса от Партизанской дивизии атамана Анненкова (казачья сотня прапорщика Бородихина, состоявшая при Омском штабе пополнения Партизанской дивизии) принял деятельное участие в подавлении большевистского восстания в Омске. В частности, эта сотня «наводила порядок» в отбитой у повстанцев тюрьме [15]. То есть в критический для новой власти момент анненковцы реально помогли Верховному правителю. Впрочем, весной 1919 г. между Семёновым и Анненковым уже были контакты. К 28 мая 1919 г. Г.М. Семенов выслал Партизанской дивизии полмиллиона патронов [16]. Это происходило на стадии «затухания» конфликта между Омском и Читой, после Чрезвычайной комиссии Г.Е. Катанаева и посреднических усилий П.П. Иванова-Ринова. Надо сказать, что на протяжении всей Гражданской войны Анненков проявлял поразительную предприимчивость и напористость в добывании ресурсов для своих партизан, причем формальности его не сдерживали. Именно поэтому его бойцы, как правило, были вооружены, одеты и накормлены лучше, чем в соседних, непартизанских, частях. Между тем, Ставка адмирала А.В. Колчака считала Семиреченский фронт второстепенным, поэтому на все просьбы о помощи людскими и материальными ресурсами Омск отвечал либо отказом, либо совершенно незначительными поставками. Зона дислокации Партизанской дивизии, в плане продовольствия и фуража, была предыдущими боевыми действиями истощена. Тыл же (Семипалатинск), по словам Анненкова, «не давал ничего»17. Поэтому трудно упрекать атамана в том, что он пытался прежними партизанскими методами, в обход Омска, добывать в Чите боеприпасы и пр. Миссии в Читу полковника Соколова и есаула Бякова могли иметь исключительно утилитарный характер, без какого-либо политического содержания. И в приветствии, переданном Бяковым, Анненков мог благодарить Семёнова за те же вышеупомянутые патроны. Само содержание письма, опубликованного А.В. Ганиным, свидетельствует, скорее, в пользу того, что Семёнов лишь пытался зондировать почву на предмет установления с Анненковым устойчивой связи с перспективой предания их контактам политического характера, оппозиционного Омску. Да, он обещал «в недалёком будущем» выступить, но, заметим, не против Колчака и его режима, а лишь против их мнимой германской внешней ориентации. Смакование надуманного германофильства Омского правительства – это, на наш взгляд, своего рода пробный шар, запущенный с целью посмотреть на реакцию Анненкова и оценить степень его оппозиционности Колчаку. Прямые контакты с еще фрондировавшим на тот момент Семёновым, минуя Омск и непосредственное начальство, со стороны Анненкова – это, несомненно, нарушение субординации, дисциплины и проявление неуважения /213/ к центральной власти, неверие в её способность решать насущные задачи. Однако это не сепаратизм, а всего лишь привычная на любой гражданской войне партизанщина. Признаков анненковского сепаратизма в тексте письма нет. При сравнении «анненковщины» с дальневосточными вариантами «атаманщины» прежде всего бросается в глаза то, что у Анненкова не было внешнеполитической ориентации, собственных источников финансирования и вооружения от иностранных организаций и государств. Его ориентация чисто русская. Еще С.П. Мельгунов обратил внимание на одну особенность частей атаманов Б.В. Анненкова и И.Н. Красильникова: «При всей своей распущенности эти атаманские отряды не проявляли стремления захватить власть, чем отличались дальневосточные атаманы»18. По этому поводу начштаба 1-й Отдельной партизанской кавбригады штабс-капитан А. А. Добкевич писал матери в Харбин (май – июнь 1919 г.): «Анненков – это не Семёнов. Семёнов – просто жулик, а Анненков делает свое дело и без всяких семёновских претензий» [19]. _______________ 1. Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 185. Оп. 6. Д. 62. Л. 126–126 об. 2. Ганин А. В. Новый документ о сепаратизме атаманов Б. В. Анненкова и Г. М. Семенова // Казачество Дальнего Востока России в XVII–XXI вв. Вып. 4. Хабаровск, 2014. С. 133–134. 3. Там же. С. 131. 4. Там же. 5. Марковчин В. В. Одиссея атамана Анненкова. Курск, 2010. С. 60. 6. Центральный архив ФСБ России (далее – ЦА ФСБ). Д. Н-4498. Т. 3. Л. 327. 7. РГВА. Ф. 39498. Оп. 1. Д. 61. Л. 77–79. 8. Дроков С. В. Адмирал Колчак и суд истории. М., 2009. С. 241. 9. Гинс Г. К. Сибирь, союзники и Колчак. Пекин, 1921. Т. 2. С. 377. 10. Марковчин В. В. Указ. соч. С. 57. 11. Гинс Г. К. Сибирь, союзники и Колчак. Т. 2. С. 15, 377. 12. Приветственные послания Верховному Правителю и Верховному Главнокомандующему адмиралу А. В. Колчаку. Ноябрь 1918 – ноябрь 1919 г. СПб., 2012. С. 52. 13. Там же. С. 92–93; Иртыш (Омск). 1918. № 42. С. 12. 14. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 10143. Оп. 21. Катушка 1. Кадр 1.3–10. 15. ГАРФ. Ф. Р-5873. Оп. 1. Д. 5. Л. 153; Сибирская жизнь (Томск). 1919. 11 января. С. 2; Эйхе Г. Х. Опрокинутый тыл. М., 1966. С. 162–165. 16. ЦА ФСБ. Д. Н-4498. Т. 3. Л. 327. 17. Марковчин В. В. Указ. соч. С. 131–132, 279. 18. Мельгунов С. П. Трагедия Адмирала Колчака. Ч. III. Т. 1. Белград, 1930. С. 236. 19. ГАРФ. Ф. 10143. Оп. 21. Катушка 1. Кадр 1.3–9 об.–1.3–10. /214/ Гражданская война на Востоке России: объективный взгляд сквозь документальное наследие. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. (Омск, 12–13 ноября 2014 года). Министерство культуры Омской области. Исторический архив Омской области. Центр изучения истории Гражданской войны. Омск, 2015. С.209-214.

Ратник: Довольно любопытным на фоне всего вышесказанного выглядит тот факт,что приличное количество анненковцев уже осенью 1919 г. служило в частях Семенова...

Сибирецъ: Всплывает, всплывает периодически интересное

Ратник: Это фрагмент фото или такой оригинал? На погоне интересно-как будто буква какая-то.."А"? Такая мысль возникла-а не мог белый шеврон (по аналогии с черными на другом рукаве) обозначать также некое временное пребывание в отряде?например членство в отряде до 1917 г.??Что-то типа немецкого "Аlte kampfer"-старый боец.

мир: Просто очередная газетная заметка. У атамана Анненкова Недавно оперативная сводка сообщила о большом военном успехе, достигнутом партизанской дивизией атамана Анненкова на Семиреченском фронте, где был взят сильно укрепленный район Черкасское - Петропавловское - Антоновка и захвачена богатая добыча: 5000 пленных, 5000 винтовок, 6 орудий, 17 пулеметов, 3 знамени, разное военное имущество и взято в плен 2 полка пехоты и 11 полков конницы. Отряд атамана Анненкова состоит исключительно из добровольцев, среди которых преобладает количество молодежь, затем казаки, а также киргизы. Отряд располагает конницей, артиллерией и пехотой, составляет отдельную группу войск и поставил себе задачей пробраться в Ташкент. До настоящего времени Анненков очистил от красных часть Семипалатинской области и оттуда проник в Семиреченскую область, держа путь на гор. Верный, и уже миновав озеро Балхаш. Оперируя в киргизских степях, отряд ведет образ жизни туземный, пользуясь юртами для житья, а для транспорта верблюдами и быками, питаясь говядиной, бараниной и кумысом, располагая большим числом прекрасных степных лошадей для конницы. Отряд хорошо снабжен оружием, снаряжением и обмундированием. Зимнюю одежду и обувь заготовляет сам из местных овчин, бараньей и верблюжьей шерсти. В Семипалатинской и Семиреченской областях сохранились колоссальные запасы всякого скота. Угон больших стад большевиками не смог уменьшить их во сколько-нибудь заметной степени - настолько много там скота. Киргизы, после недолгого братания, относились к нам в высшей степени враждебно и на почве безначалия организовались в подобие автономного государства под именем Алаш-Орда. Их центром является киргизский город Алаш, довольно прилично обстроенный, где живут богатые киргизы. В городе есть учебные заведения с преподованием на русском и на киргизском языках, базар, магазины, мастерские, мечети, постоялые дворы. Киргизы всемерно помогают атаману Анненкова. В отряд царит образцовая дисциплина при самых простых и в то же время отношениях между начальником и подчиненными. Между прочим, при обращении Анненкову принято называть его "брат атаман" (как у чехов). Анненков совсем молодой человек, ему, вероятно, нет еще 30 лет. Имеет чин полковника. он ведет совершенно аскетический образ жизни и ведет своеобразный метод управления: у него нет ни штаба, ни свиты, которых ему заменяют неразлучная с ним пишущая машинка и вестовые. Поэтому атаману лично докладывают или доносят обо всем и он сам единолично делает все распоряжения. Всякая канцелярщина исключена. Водка и спиртные напитки абсолютно изгнаны. Замеченный в нетрезвости доброволец немедленно изгоняется из отряда. Сквернословие строго преследуется. По третьему разу - сквернослова постигает та же участь и пьяницу. Отряд невелик, но подобран из самых надежных элементов. Атаман чрезвычайно дорожит этими людьми и за все время командования отрядом ни разу не посылал свои части в рискованное дело. При слабых силах он ограничивается маневрированием, и если бьет противника, то только наверняка и беспощадно. Поэтому потери в его отряде незначительны. Надежда России. (Новониколаевск). №54. 31 октября 1919 г. С.3

белый: Максим Николаевич Ивлев любезно поделился своей статьей "Белая борьба семиреченского казачества в 1917-1922 годах" http://www.buzina.org/golos-naroda/1813-semirechenskie-kazaki.html

Ратник: новая редакция статьи автора из "Белой гвардии" 2005 г.

мир: Такое фото уже было? http://russiamilitaria.ru/index.php?showtopic=29727&hl=1918

Ратник: Было насколько я помню.

Хмурый: Спасибо большое за новое фото! Так понимаю, анненковцы из оренбургских казаков. Но вот почему лацканы и некоторые другие детали двух типов? Одни конники (чины Оренбургского каз.полка ПД), другие - артиллеристы (чины казачьей батареи ПД)???

мир: Рейд Томина под Тюменью. — Свой! — ответил я, приближаясь к ним, и в тот же момент увидел в лунном свете погоны на плечах солдат. Колчаковцы! Выхватил клинок, ударил наотмашь одного из них. Второй отскочил. Я помчался карьером. Сзади захлопали выстрелы. Но мне повезло: удалось уйти невредимым. Утром наши остались в какой-то деревеньке, а я поехал дальше на запад и часа через три добрался до Армизонского. Когда вошел в избу, где располагался штаб бригады, Томин уже заканчивал беседу с делегатами на армейский съезд коммунистов. Но не успел комбриг попрощаться с нами, как в дом вбежал дежурный по штабу с тревожным докладом: — Справа, из-за озера, к селу движется колонна вражеской пехоты и конницы! Томин поднял навстречу противнику всех, кто находился в Армизонском: два стрелковых взвода, штабников, обозников, даже санитаров лазарета и, конечно, нас — представителей на армейский съезд коммунистов. К концу дня мы загнали белых в топкую низину между озерами. Рота колчаковцев почти целиком сдалась в плен. А эскадрон улан, одетых в голубые мундиры, дрался отчаянно и полностью был истреблен. Медведев А. И. По долинам и по взгорьям. — М.: Воениздат, 1960. С. 144.

Ратник: мир пишет: эскадрон улан, одетых в голубые мундиры, дрался отчаянно и полностью был истреблен. странно,что в белых источниках об уничтожении зараз целого эскадрона нет...или просто мне не попадалось..?

мир: Я привел скорее как кусок про униформистику. А что вообще известно об анненковцах на этом участке фронта?

barnaulets: Не факт, что это именно анненковцы.

ГончаровЮ.И.: Пока мы не можем найти ни одного документа, о том, что в сентябре 1919 г. целый эскадрон Голубых Улан был в районе г. Шадринска. Хотя в мемуарах иногда всплывает по несколько строчек.Ну и понятно, что во всех мемуарах их истребили многократно.

мир: Мемуарист показал хорошую память и про черных гусар упоминал. Так что хотите верьте, хотите нет.

ГончаровЮ.И.: Вот какие показания дал Н.А.Денисов на суде в Семипалатинске Действительно на съемках Манжена и Айе есть такие эпизоды.Мы намерены в этом разобраться.

Уссури: Все фото из ГЦМСИР: ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИИ РОССИИ. http://goskatalog.ru/portal/#/ Солдат из отряда Анненкова. 1918-1920 Группа солдат из отряда Анненкова. 1919 Солдат конвоя из отряда Анненкова. Солдат из отряда Анненкова на коне.

barnaulets: Последний - судя по головному убору, явно серб.

Уссури: Группа солдат атамана Анненкова. 1918-1920 Анненковцы из личного конвоя атамана Анненкова. 1918-1920 Полянский - командир одного из отрядов атамана Анненкова. 1918-1920 Савинков - поручик колчаковской армии. 1919. Барнаул. Офицеры отряда Анненкова Сахарин и Трухин. 1919 Солдат из отряда Анненкова. Казаки из отряда Анненкова. 1919

Ратник: Уссури пишет: Солдат конвоя из отряда Анненкова. Офицер,судя по опознавательным знакам ПДА на погоне. Уссури пишет: Солдат из отряда Анненкова. На рукаве нашивка,похожая на нашивку гренадерских взводов РИА...Ударники и в ПДА были..?

Уссури: Я не разбирал, просто воспроизвел подписи на сайте музея. Судя по тому что я там увидел, то около 40% подписей даны с ошибками.

Ратник: Классная и впервые такая большая подборка фото!

ybvaganov: Большое спасибо!!!

санников: Василий Лавров (В 1918 году во время чехо-словацкого восстания, при формировании на территории Сибири белой армии, гражданин Лавров Василий, как бывший юнкер, был мобилизован на военную службу. Ожидая назначения, Лавров встретился со своим старым товарищем Тустановским и по его приглашению добровольно вступил в карательный отряд атамана Анненкова в качестве офицера. С назначенным отрядом Лавров выехал на фронт, где принимал участие в боях против Красной армии и под Белорецким заводом был ранен. По выздоровлению он снова выехал на фронт. При занятии Сибири Красными войсками, Лавров, по совету одного военкома, явился к коменданту города Тайги на регистрацию, но при опросе скрыл свою службу в белой армии и поэтому был принят на военную службу в Красную армию. В 1921 году Лавров был демобилизован и поступил на железную дорогу, где служил в должностях: артельщика, помкассира и, на конец, главного кассира правления Сибирских железных дорог. За всё время пребывания на службе на железной дороге, Лавров упёрто продолжает скрывать свою службу в белой армии и, в частности, в отряде атамана Анненкова. Преступление Лаврова предусматривается статьёй 60 Уголовного кодекса. 11 января 1924 года дело Лаврова рассматривал Новониколаевский губернский суд. Лавров признал свою виновность, говоря: - "Я, действительно, служил в белой армии и в отряде Анненкова, но поступил я туда по настоянию моего товарища Тустановского, который напоил меня в это время водкой. Когда отряд наш выполнял свои карательные функции и были случаи жестоких расправ с крестьянами, - я лично в таких расправах участия не принимал". В последнем слове обвиняемый ко всему сказанному добавляет: "В то время, если бы даже и представилась возможность перейти в Красную армию, у меня такого желания не могло быть, так как о Советской власти я не имел никакого представления, а доходившие до нас слухи говорили не в её пользу". Суд признал виновность Лаврова доказанной и приговорил его к лишению свободы на 5 лет, но принимая во внимание его добросовестное отношение к советской службе - наказание считается условным)

ГончаровЮ.И.: санников Пожалуйста продублируйте пост сюда: http://siberia.forum24.ru/?1-4-0-00000124-000-0-0-1478514535 Лавров В.С.-боец полка Голубых Улан.



полная версия страницы