Форум » Белые и казаки » 3-й Барнаульский стрелковый полк (продолжение) » Ответить

3-й Барнаульский стрелковый полк (продолжение)

Новоалтаец: А был ли Барнаульский полк? Отменные в полку головорезы… Одной из малоизвестных страниц истории Алтая периода Гражданской войны является история сформированных на его территории воинских частей белой армии. Наиболее знаменитой из этих частей, вписавшей яркую страницу в историю Белого движения, был 3-й Барнаульский Сибирский стрелковый полк. ЕСТЬ СМЫСЛ РАССКАЗАТЬ О НАЧАЛЕ БОЕВОГО ПУТИ БЕЛОГО БАРНАУЛЬСКОГО ПОЛКА ЛЕТОМ 1918г. Сформированный в июне 1918 г. (на основе кадра подпольной антибольшевистской организации, поднявшей вооруженное восстание в Барнауле 11 июня 1918 г.) из мобилизованных офицеров и добровольцев, этот полк начал свой боевой путь в июле 1918 г., участвуя в совместном с чехословаками наступлении частей молодой Сибирской армии на восток, завершившемся в сентябре 1918 г. полным разгромом большевиков и переходом практически всей Восточной Сибири под власть Временного Сибирского правительства. Наиболее упорные бои развернулись в июле - августе 1918г. к востоку от Иркутска, на Кругобайкальской железной дороге. Активное участие в этих боях принимал и Барнаульский полк. Среди операций, в которых ему пришлось участвовать, особое место занимает бой у ст. Посольской 15-17 августа 1918 г. - последнее крупное сражение на Байкале, в ходе которого красным было нанесено окончательное поражение. Описание этого боя, а также другие интересные сведения о формировании и начале боевого пути Барнаульского полка, мне удалось найти в одной из местных газет периода Гражданской войны («Время», 15 ноября 1919 г.). Судя по всему, автором этой публикации, скрывшимся под псевдонимом «Старый барнаулец», был один из офицеров полка, принимавший непосредственное участие в описываемых событиях. Текст этой статьи (с некоторыми сокращениями) приводится ниже. «Г. г. офицеры, военные чиновники и юнкера сего 16 июня должны явиться в помещение бывшего совдепа к 5 часам вечера». Такое объявление было повешено во всех местах, где толпились военные 16 июня1918 года - на другой день после окончательного освобождения города от большевиков. К назначенному времени потянулись в здание бывшего совдепа офицеры. Когда офицеров собралось достаточно, то вышел полковник Гришин-Алмазов (командующий Сибирской армией и управляющий военным министерством Временного Сибирского правительства - Прим. авт. ) и, поздоровавшись с офицерами, сказал приблизительно следующее: «Г. г. офицеры! Многие из ваших товарищей уже спят вечным сном: они убиты мадьярским сбродом, к которому пристала, к сожалению, часть русской черни. За каждого убитого офицера красная гвардия поплатится десятком мадьярских голов. Мы нужны Родине для того, чтобы строить новое Русское государство, а в первую очередь - сильную дисциплинированную армию. Эта армия строится по последнему слову военной науки и по образцам западноевропейских армий: комитеты упраздняются, вводится единоличное управление; уставы остаются в том виде, в каком они были при Керенском. Назначить начальников я не могу, т. к. не знаю вас, а потому предлагаю вам из своей среды указать мне кандидатов в должностные лица». Эту строго деловую речь произнес доблестный полковник твердым, сильным голосом, и каждый из нас, слушателей, смотря на продолговатое смуглое лицо одетого в простое солдатское платье человека, почувствовал, что с прежним все порвано; делается новое большое дело, и надо ему отдать свои силы. В числе других наметили кандидата на пост командира 1-го Барнаульского стрелкового полка (с августа 1918г. - 3-й Барнаульский Сибирский стрелковый полк - Прим. авт.). Это был подполковник Вольский. Так в присутствии дорогого для Сибири, теперь уже погибшего, генерала Гришина-Алмазова родился 1-й Барнаульский стрелковый полк. На другой же день была сформирована команда и немедленно отправлена в дело для ликвидации красногвардейского формирования в окрестностях Баранула. На четвертый день своего существования полк отправился на восточный фронт. Уже в августе месяце, после славного Муринского дела (бой у ст, Мурино - Прим. авт.), когда полк в течение 4-х суток сдерживал напор более чем в 10 раз превосходящих сил противника, имевшего в своем распоряжении не только сухопутные, но и морские средства, в с. Утлик во время смотра командир 1-и дивизии полковник Зеневич, между прочим, дал приблизительно такую характеристику полка: «За время кампании на долю полка выпадали наиболее трудные задачи. Несмотря на неблагоприятные условия местности и погоды, полк блестяще выполнил эти задачи». Это взгляд высшего командования на боевые качества полка. Не менее лестной боевой репутацией пользовался полк и у своих собратьев по оружию, а особенно у чехов. Ходили даже слухи, что некоторые чешские части выражали предпочтительное желание идти в рискованный бой с барнаульцами. Свою боевую репутацию полк блестяще оправдал в середине августа прошлого года (1918 г. - Прим, авт.), выполняя свою последнюю задачу на восточном фронте: я говорю про Посольский бой. Эта гигантская по своей трудности задача заключалась в следующем: Барнаульский полк, чешский штурмовой батальон капитана Дворжак, несколько десятков казаков (всего - 900 чел. - Прим, авт.) и одно орудие должны были быть переброшенными на пароходах через оз. Байкал, из с. Лиственничного на ст. Посольская. Часть этого десантного отряда должна удерживать красные банды, напирающие со стороны г. Верхнеудинска, а другая часть - со стороны г. Иркутска. Задача будет исполнена, если отряд, действующий в сторону г. Иркутска, в результате своих действий соединится с главными силами, идущими им навстречу. Большевики же в это время занимали позиции возле ст. Танхой. Позиция была укреплена по всем правилам военного искусства, и к ней были стянуты почти все красногвардейские силы в числе около 11 000 штыков (на самом деле - значительно меньше - Прим. авт.). Десантный отряд под командованием доблестного полководца и верного сына родины полковника Ушакова (подполковник Борис Федорович Ушаков был начальником штаба 2-й Чехословацкой дивизии и Восточного фронта белых - прим. авт.) погрузилась на баржи на ст. Байкал и в один из ветреных вечеров отправился в опасное предприятие. Караван вели два парохода. Караван переправлялся через озеро целую ночь и, благополучно проскользнув мимо большевистских сторожевых судов, утром (15 августа - Прим, авт.) разгрузился в Посольском монастыре. Полковник Ушаков с небольшим отрядом чехов захватил ст. Посольскую; казаки с пушкой отправились кругом по сухой и твердой дороге, а барнаульцы пошли прямым путем через болото на линию железной дороги. По приказанию полковника Ушакова две роты барнаульцев, под общей командой капитана Камбалина, отправились вперед, по направлению станции Танхой, имея задачей пропустить первый поезд и задержать остальные, т.к. в первом эшелоне, по сведениям разведки, ехали комиссары. Но оказалось, что сбитые с Танхойских позиций красные начали отступать весьма спешно и гнали эшелоны непосредственно один за другим. Поэтому отряд капитана Камбалина, выдвинувшись вперед своего расположения верст на двенадцать, принужден был пропустить 7 эшелонов и один броневой поезд. Затем на пути был сделан затор и отряд, оторванный от главных сил, расположился на позициях. Начался Посольский бой. Отрядом капитана Камбалина красногвардейцы были разбиты на две половины и, очевидно, связь между частями красных не была установлена. Поэтому они были пассивны. Наши боевые действия всюду достигали цели, за исключением одного, весьма важного пункта: все наши атаки на красный броневик были отбиты. Так прошла ночь. В течение этой ночи, при всех усилиях капитана Камбалина, установить связь отряда с главными силами не удалось. Утром выяснилось, что по характеру местности и общей боевой обстановке отряду необходимо отступить. Послав предварительное донесение о начале отступления, капитан Камбалин начал отход и к вечеру благополучно достиг Посольского монастыря. В это время на ст. Посольская полковник Ушаков, не имея никаких сведений от отряда капитана Камбалина, решил идти на выручку. Будучи человеком титанической личной храбрости, полковник Ушаков сам лично с кучкой чехов и барнаульцев начал наступление. Пробившись через расположение красных к тому месту, где был отряд капитана Камбалина, и, не зная об отходе этого отряда, принял группу красных за караул барнаульцев. Пробившись первым, полковник Ушаков подошел к этой группе красных и назвал себя. Застигнутый врасплох, он был зверски убит красными... После гибели полковника Ушакова и отхода его отряда ничто не задерживало красных в их стремлении соединиться для общих боевых действий. Соединенными силами, подгоняемые сзади стремительно наступавшим со стороны ст. Танхой тогда еще полковником Гайда (командующий войсками белых - прим. авт.), красные ударили на наше расположение у ст. Посольская. Нужно было нечеловеческую силу характера, чтобы ничтожной кучке в 600 - 700 человек сдерживать стихийный напор многотысячного неприятеля! Более двенадцати часов, через каждые 10-15 минут, красными предпринимались общие атаки на все наше расположение; целую ночь шел непрерывный крик «ура», громкие речи «товарищей» и все новые и новые волны атакующих! Наши цепи спокойно лежали в густой ржи и при каждом натиске красных осыпали их градом пуль и гранат. В моменты затишья, в ночном безветренном воздухе, на фоне отчаянного красногвардейского гвалта и редкой перестрелки лишь иногда строгий и властный, точно стальной, голос наблюдателя разносил по всей нашей цепи предупреждающие приказания ~ вроде «левый фланг, внимание!» и т. д. Но обстановка складывалась не в нашу пользу. Отряд, повезший пушку круговой дорогой, встретился с превосходящими силами противника и принужден был для большей свободы действий освободиться от пушки; чтобы не отдавать красным пушку, затопили ее в болоте. Таким образом, мы оказались лишенными артиллерии. И вот, под самое утро, при поддержки артиллерии, бронированных поездов и автомобилей, красным удалось прорвать наше расположение, и нам пришлось отступить в лес, заняв позиции по близлежащим холмам. Красные начали быстро грузиться в эшелоны и панически направились в сторону г. Верхнеудинска, подгоняемые нашим фланговым огнем. Часа через два станция Посольская была занята полковником Гайда. Посольский бой окончился. Несмотря на то, что части красным удалось прорваться, Посольский бой имел колоссальное значение по своим результатам: в наших руках осталось более 40 эшелонов, в которых была погружена почти вся материальная часть красной гвардии; в Посольске была уничтожена боеспособность красных настолько, что они более 60 верст отступали, почти не оказывая сопротивления; взятие Верхнеудинска, Читы, ст. Оловянная, недалеко от которой произошло соединение войск атамана Семенова с правительственными войсками – взятие всех этих пунктов есть непосредственный результат Посольского боя…» Как отмечает исследователь из Иркутска П.А. Новиков, «бои под Посольской по упорству и количеству крови превосходили все бывшие до сих пор. Из 3000 человек, пытавшихся пройти через Посольскую, пробилось 200 интернационалистов, столько же читинских красногвардейцев и человек 20 из отряда анархистов… Свыше тысячи красногвардейцев были зарыты в ямах под Посольской». К сожалению, сведения о потерях белых в этом бою мне найти не удалось. Одним из убитых под Посольской был прапорщик 3-го Барнаульского полка Константин Матвеевич Субботин, похороненный 25 октября на Нагорном кладбище Барнаула, о чем извещала барнаульская газета «Народная Свобода» (24 октября 1918 г.). 20 октября 1918 г. в газете «Алтайские Губернские Известия» был опубликован приказ по Сибирской армии от 18 сентября 1918 г. о производстве в следующий чин офицеров 3-го Барнаульского полка, отличившихся в делах против неприятеля. 15 сентября 1918 г. полк возвратился в Барнаул. Вот как описывала его прибытие газета «Народная свобода» (17 сентября 1918 г.): «… О прибытии полка сделалось известным за несколько дней, и в день прибытия, с утра, потянулись из города к вокзалу толпы жителей для встречи. Поезд с полком прибыл в начале 2-го часа пополудни. К этому времени на вокзале собрались представители гражданских и военных властей, а также представители городского и земского самоуправления. По дороге от вокзала стояли шпалерами только что призванные новобранцы. После высадки из вагонов полк выстроился у вокзала, и к нему обратились с приветствием собравшиеся представители. Затем полк под звуки военного марша проследовал в город по Соборному переулку в казармы. Собравшаяся на встречу в огромном количестве публика восторженно приветствовала барнаульцев, засыпая их цветами. Все солдаты и офицеры имели на груди и в руках букеты цветов. Полк имел бодрый, боевой вид». По возвращении в Барнаул был пополнен мобилизованными и после непродолжительного отдыха и обучения отправлен на западный фронт под г. Пермь, против регулярной Красной армии. Участвовал во взятии Перми, Оханска, Юго-Камского и Очерского заводов, наступлении на Глазов. После разгрома Колчаковской армии 3-й Барнаульский полк оказался единственным полком из состава 1-й Сибирской армии, который не сдался красным и сохранился как боевая часть, проделав (отдельно от основной армии генерала Каппеля) беспрецедентный «ледяной» поход через всю Восточную Сибирь. В 1920 - 1922 гг. он воевал на Дальнем Востоке. В 1921 г. в Приморье его остатки были свернуты в батальон, вошедший в состав 4-го Омского полка. После окончательного разгрома белых в конце 1922 г. они отступили в Манчжурию. Некоторые солдаты и офицеры полка не пожелали уйти за границу и остались в Приморье, сдавшись в плен красным. Часть чинов Барнаульского полка в составе Сибирской дружины генерала Пепеляева принимала участие в Якутском походе 1922 - 1923 гг. Андрей КРАСНОЩЕКОВ Алтайские ведомости, 2002, 22 августа (№1) Начало темы: http://siberia.forum24.ru/?1-4-0-00000012-000-10001-0-1368050662

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

barnaulets: Фото из архива родственницы Бориса Никитича Ярвелова - Людмилы Константиновны Воеводиной, внучки офицера 3-го Барнаульского ССП Павла Ивановича Попова Попов Павел Иванович Род. в 1897 г. в с. Красный Яр Барнаульского уезда. Из семьи землеустроителя Алтайского округа, титулярного советника Ивана Матвеевича Попова. По линии отца - двоюродный брат офицера 3-го Барнаульского полка, о котором я упоминал в этой теме, Бориса Ивановича Горетовского (сына известного барнаульского священнослужителя И.Е. Горетовского). Окончил высшее начальное училище в Барнауле, учился на высших сельскохозяйственных курсах в Петрограде (окончил 1 курс). В 1916 г. призван в армию. В июне 1917 г. окончил 1-ю Омскую школу прапорщиков. С июня 1918 г. по декабрь 1919 г. в 3-м Барнаульском Сиб. стрелк. полку. Прапорщик, был произведен в подпоручики. Награжден орденом Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом (Пр-з Сиб. армии №66, 19.02.1919 г.). В 1920 г. был арестован за службу в армии Колчака, содержался в концлагерях в Томске, Омске и Петрограде (по сведениям Людмилы Константиновны, сидел в знаменитой питерской тюрьме «Кресты»). В 30-е годы работал агорономом-овощеводом совхоза НКВД в Барнауле. 20.11.1937 г. арестован, 27.11.1937 г. тройкой при УНКВД по Алтайскому краю осужден к расстрелу. Расстрелян 27.12.1937 г. Был женат на Нине Карловне Вилькен - дочери бельгийского подданного Карла Львовича Вилькена, работавшего управляющим содовым заводом Пранга в Барнауле, видного деятеля РСДРП, за свою политическую деятельность высланного в 1911 г. за границу. Родилась в 1901 г. в Барнауле. В 1941 г. работала машинисткой треста «Барнаулторг». 31.10.1941 г. арестована, 23.05.1942 г. осуждена Особым совещанием при НКВД СССР по ст. 58-10 ч.2. на 5 лет лагерей. Реабилитирована в 1989 г. 1-й революционный выпуск 1-й Омской школы прапорщиков Павел Иванович Попов в верхнем ряду 3-й справа К сожалению, фото имеет размер почтовой открытки, так что большинство фамилий просто не читается Фото датировано 11.03.1932 г. Октябрь 1935 г., с сослуживцами в теплице. Павел Иванович Попов - крайний справа. Фото П.И. Попова, в офицерской форме, с подругой. С сайта Новосибирского краеведческого музея.

barnaulets: Еще фото из архива Людмилы Константиновны: Двоюродные братья Павла Ивановича Попова (по линии матери - Александры Леонидовны) - Глеб и Герман Черных (ударение на первый слог), сыновья потомственного служащего Алтайского округа Николая Леонидовича Черных*. В краевом архиве (в фонде землеустройства Алтайского округа) есть личное дело Черных Н.Л., заведующего ликвидацией дел бывшего имения округа. Черных Герман Николаевич Род. 28.05.1896 г., Зыряновский рудник Змеиногорского уезда. Окончил Барнаульское реальное училище, лесные курсы, Петергофскую школу прапорщиков. Офицер 3-го Барнаульского Сибирского стрелкового полка. Прапорщик/подпоручик (Пр-з ВП и ВГ, 14.04.1919 г.). Награжден орденами Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом (Пр-з Сиб. армии №66, 19.02.1919 г.), Св. Анны 2 ст. с мечами (Пр-з Сиб. армии №473, 08.07.1919 г.). В 1937 г. проживал в г. Канске Красноярского края, в зерносовхозе. 12.11.1937 г. арестован по обвинению в антисоветской агитации. 09.12.1937 г. Тройкой при УНКВД Красноярского края осужден на 10 лет ИТЛ. Черных Глеб Николаевич. Род. в 1899 г. Предположительно тоже служил в в 3-м Барнаульском Сиб. стр. полку, рядовой. В 1941 г. проживал в г. Коканд Ферганской обл-ти ( Узбекской ССР). Участник Великой Отечественной войны. По материалам сайта obd-memoial.ru, был призван Кокандским ГВК 07.09.1941 г. Рядовой, пропал без вести в январе 1945 г. Жена Мария Тимофеевна, проживала в г. Коканде. Предположительно, фото сделаны в 1919 г. в период службы братьев в 3-м Барнаульском полку (подписаны 23.03.1920 г., для сестры Антонины). * До 1914 г. лаборант Барнаульской лаборатории Алтайского округа, с 01.01.1914 г. заведывающий ликвидацией дел бывших имений Алтайского округа. В августе-октябре 1914 г. и.о. помощник лесничего Бухтарминского лесничества. 22.03.1918 г. снова назначен лаборантом Барнаульской лаборатории Алтайского округа, в той же должности при белых.

barnaulets: Объединил из нескольких более ранних постов, с уточнениями и дополнениями: Ростковский Павел Павлович Поручик 3-го Барнаульского Сиб. стр. полка. Награжден орденом Св. Анны 2 ст. с мечами (Пр-зом Сиб. армии №473, 08.07.1919 г.). Род. 05.08.1886 г. в Самаре. Из дворян, сын чиновника.* Православного вероисповедания. С 1898 г. обучался в Сызранском реальном училище, окончив его в 1906 г., включая дополнительный класс. Учился в Томском технологическом институте по инженерно-строительному отделению (не окончил, на 1914 г. продолжал числиться студентом). Проходил срочную службу в 42-м Сибирском стрелковом полку, Выс. приказом 07.01.1913 г. произведен в прапорщики запаса армейской пехоты по Томскому уезду (вместе с другим будущим офицером 3-го Барнаульского Сиб. стр. полка Борисом Икингрином, информация про которого размещалась ранее). В 1908-1913 гг. (видимо, с перерывом на службу в армии) служил техником в службе пути Сибирской ж.д., в 1913-1914 гг. до объявления мобилизации – в качестве техника в строительном отделе Томской переселенческой организации. В 1914 г. призван в армию. Служил в 24-м Сибирском стрелковом запасном полку (опять же вместе с Икингрином), начальником хоз. части. В июле 1917 г. командирован в действующую армию, где занимал должность начальника службы пути строящейся ж.д. Липканы-Криштанешты на Румынском фронте, откуда был эвакуирован в ноябре 1917 г. В 1918 г. служил техником дорожно-строительного отдела Алтайского губисполкома и Алтайской губернской земской управы. 14.07.1918 г. Барнаульским УВН призван в армию Временного Сибирского правительства. Имел чин подпоручика. В 1937 г. проживал в Москве, работал прорабом на стройке здания НИИ функциональной диагностики и терапии. 27.03.1937 г. арестован, 09.09.1937 г. приговорен ВКВС СССР по обвинению в участии в антисоветской террористической организации к расстрелу. Расстрелян 09.09.1937 г., похоронен в Москве на Донском кладбище. http://www.sakharov-center.ru/asfcd/martirolog/?t=page&id=13075 А это, вероятно брат: Ростковский Владимир Павлович Родился в 1883 г., в Самаре.; русский; беспартийный; главный инженер Крайшвейтреста.. Арестован 10 февраля 1937 г. Приговорен: Решением НКВД СССР и Прокурора СССР 17 ноября 1937 г., обв.: по ст. ст. 58-6 и 58-10. Приговор: к расстрелу. Расстрелян 21 ноября 1937 г. Место захоронения - в Куйбышеве.. Реабилитирован 1 сентября 1989 г. Реабилитирован Военной прокуратурой ПриВО Источник: Книга памяти Самарской обл. * Отец Павел Николаевич Ростковский - род. около 1836 г., умер 19 октября 1887 г. Из дворян. Уроженец Полтавы. В службе с 1860 г. С 18.11.1860 г. принят канцелярским служителем Московской управы Благочиния, откуда уволен по болезни 18.09.1861 г. 21.05.1862 г. вновь определен на службу канцелярским служителем низшего оклада во 2-е отделение 3-го департамента Правительствующего сената. 16.09.1865 г. произведен в сенатские регистраторы. 22.02.1867 г. уволен от службы по домашним обстоятельствам. Жена- Екатерина Ивновна (Мейер), дочь коллежского секретаря, православного вероисповедания.

ГончаровЮ.И.: Подлинный документ 3 Барнаульского ССП. Документ полностью написан Н.И.Кузьменко, а подписан П.П.Ростковским. Видно что полк пополнялся призванными из г.Новоникоаевска и уезда.

Сибирецъ: ура! спасибо за документ!

barnaulets: ГончаровЮ.И. пишет: а подписан П.П.Ростковским. Интересное совпадение!

barnaulets: Этого офицера Барнаульского полка, ставшего в советское время известным музыкальным педагогом и композитором, уже упоминал в теме. Но за давностью продублирую, с небольшими дополнениями к биографии и фото из Интернета. Моригеровский Павел Васильевич. Род. 11.07.1892 г. в Москве. В 1912 г. окончил Московскую хоровую академию. В 1913-1914 гг. преподаватель пения в гимназии в Кишиневе. В 1914 г. произведен в прапорщики запаса арм. пехоты по Московскому уезду. Проживал в Москве. В апреле-июне 1918 г. судебный следователь следственной комиссии при Барнаульском высшем суде. В гражданскую войну подпоручик, затем поручик (произведен Пр-зом 1-й Сиб. армии №155, 29.10.1919 г.) 3-го Барнаульского Сибирского стрелкового полка. С 1920 г. в Ярославле, работал воспитателем в Ярославской губернской пролетарской школе-интернате (созданной на базе бывшего Ярославского кадетского корпуса), затем с перерывами в других школах Ярославля. В 1930-1933 гг. руководитель концертных бригад. В 1921-1930 гг. зав. музыкальной частью Ярославского драматического театра, в 1933-1934 гг. – Ярославского ТЮЗа, в 1934-1936 гг. – драм. театра в Сталинске. В 1936-1955 гг. – муз. руководитель и дирижер Дворца пионеров в Ярославле. Композитор. В годы Великой Отечественной войны возглавлял работу концертной агитбригады и агитклуба Ярославского дворца пионеров, был награжден медалью «За доблестный труд в Великой отечественной войне. Умер 05.07.1969 г. в Ярославле. Соч.: хоры на сл. В. Данилова, А. Кузьмина, М. Павлова и др.; песни на сл. В. Гусева, М. Лисянского, А. Суркова, и др.; музыка к драм. спектаклям (более 150), в т. ч. "Выстрел" А. Безыменского (1930), "Укрощение строптивой" В. Шекспира (1934), "Гибель эскадры" А. Корнейчука (1936), "Дон-Кихот" (по М. Сервантесу, 1937), "Сказка о попе и работнике его Балде" (по А. Пушкину, 1937), "Красная Шапочка" Е. Шварца (1939), "Бедность не порок" А. Островского (1939), "Недоросль" Д. Фонвизина (1939), "Кошкин дом" С. Маршака (1949). Из воспоминаний бывшего воспитанника Ярославской губернской пролетарской школы-интерната: Были у нас, у мальчишек, два воспитателя: Павел Васильевич Моригеровский и Владимир Григорьевич Иноходов, оба бывшие офицеры царской армии, бывшие воспитатели кадетов. С расформированием в 1917 году корпуса они остались в Ярославле, а с открытием ЯГПШ им была предоставлена работа в данной школе.* И они, надо объективно и справедливо сказать: много, очень много делали для воспитания обучавшихся, но лишь в плане эстетического воспитания, т.е. художественного, относящегося к чувству прекрасного, к красоте, не связывая его с идеологией. Да такая задача перед ними не могла и ставиться... Лучше обстояли дела с художественной самодеятельностью. В тех условиях она показала заметную свою притягательную силу не только зрителям и слушателям, но и желающим стать ее участников в том или ином жанре. Организаторами были упомянутые два воспитателя: П.В.Моригеровский – пианист, организатор музыкальных концертных программ и вечеров; в повседневной жизни – учитель игры на рояле, подготовка к концертам музыкантов-солистов, певцов-солистов, мелодекламаторов; В.Г.Иноходов – режиссер-постановщик спектаклей, готовил их персонажи, проводил репетиции, руководил изготовлением воспитанниками декораций, был учителем игры на народных музыкальных инструментах, отбирал костюмы для персонажей спектаклей, любезно предоставляемых Ярославским драматическим театром им. Ф.Г.Волкова. Спектакли ставились по произведениям Фонвизина, Гоголя, Островского. Приурочивались к датам рождения великих русских писателей-драматургов, концерты великих русских и иностранных композиторов. В концертах участвовали с сольными выступлениями Моригеровский, игравший на рояле, Иноходов – на балалайке и мандолине, музыканты духового оркестра, мелодекламаторы при сопровождении рояля, чтецы монологов, басен, юмористических рассказов, плясуны. С концертными программами выступал духовой оркестр ЯГПШ, руководителем которого и учителем игры на духовых инструментах был седой старичок Аристарх Ефимович Павлов – педагог Ярославской музыкальной школы... * Про то, про то что Моригеровский перешел из Ярославского кадетского корпуса - возможно, он действительно там работал до Первой мировой войны, а может автор просто ошибается, не зная подробностей его биографии Оркестр Ярославской Губернской Пролетарской школы. В центре руководитель оркестра А.Е.Павлов в черном костюме, а рядом с ним воспитатель П.В.Моригеровский. http://flot.com/blog/historyofNVMU/6251.php П.В. Моригеровский со своими воспитанниками - хоровым коллективом Ярославского дворца пионеров, 1941 г. Из брошюры "Все прекрасное – детям! Ярославскому городскому Центру внешкольной работы — 70 лет", Ярославль, 2011

Пермяк: Возможно повторюсь. Ветка очень большая. Милостивый государь, г. редактор! Не откажите через посредство Вашей уважаемой газеты принести от имени вверенного мне полка сердечную благодарность г.г. артисткам и артистам городского театра, а также дамам, принимавшим участие в устройстве концерта-бала на сооружение памятника убитым воинам вверенного мне полка. Валовой сбор с этого концерта выразился в сумме 14303 руб., причем расходы по расходы по устройству выразились в сумме 2140 руб. Чистая прибыль с вечера 12214 рублей. Командир 3 Барнаульского Сиб стр полка Полковник Камбалин. Распорядитель поручик Ростковский.

barnaulets: Еще одно фото Павла Васильевича Моригеровского с форума Ярославского историко-родословного общества: Фото - из историко-публицистического издания "Юные ярославцы в годы Великой Отечественной войны": под ред. проф. Ю.Ю. Иерусалимского. - Ярославль: ОАО "Полиграфия", 2007. С. 31. http://forum.yar-genealogy.ru/index.php?showtopic=47&st=0&gopid=119058&#entry119058 Там же: ГАЯО, ф.Р-178, оп.1, д.1539 "Сведения о бывших белых офицерах, работающих в системе Народного образования губернии" 1922 г. (193 л.) Более 30 бывших офицеров белой армии было выслано в Яросл.губ. (из армии Колчака, Деникина). Почти все они работали учителями в советских школах, воспитателями в детских домах или служащими. Находились под надзором ГПУ, выезд из города был возможен только по разрешению. Л.2 - Моригеровский Павел Васильевич, 30 лет, бывший чин или должность в белой армии - прапорщик, из армии Колчака. Работает в Губпролетшколе, на службе состоит с 21 марта 1921 г. в качестве интернатного работника (летом этого же года был переведен в учебную часть школы). В 1921 г. завед.школой Блузман Карл Адамович. В 1922 г. завед.школой Калиниченко Николай Александрович, - из армии Колчака. Моригеровский П.В. жил в интернатном доме школы в кв.2, В этой же квартире с ним жил Иноходов Владимир Григорьевич, из армии Колчака, прапорщик. В квартирах 11 и 37 жили другие бывшие белые офицеры.

barnaulets: Павел Васильевич Моригеровский, начало 20-х гг. Фрагмент большого группового фото персонала и воспитанников Ярославской ГПШ (из частного собрания, предоставлено одной из участниц упомянутого выше форума).

ГончаровЮ.И.: Документ из 1918г.

barnaulets: Дрожжин - это, вероятно, тот, который в конце 1919 г. был начальником Барнаульского лагеря военнопленных (упоминался в теме про белые власти в Алтайской губернии). Дрожжин Василий Фотиевич Род. 24.12.1868 г. Из крестьян Рязанской губернии. В Русско-японскую войну зауряд-прапорщик охотничьей команды 7-го пех. Сиб. Красноярского полка, награжден ЗОВО 4-й и 3-й ст. На 1911 г. зауряд-прапорщик 44-го Сиб. стр. полка. Произведен в офицеры за боевое отличие. На 28.05.1919 штабс-капитан, младший офицер 51-го Сибирского стрелкового полка.

barnaulets: Интересно, что запасной батальон под командованием Полякова (вскоре развернутый в полк) имеет 2-й номер. Вероятно, 1-й - это тот, которым командовал А.И.Камбалин, и который в июле был переброшен на восток, влившись в действующий Барнаульский полк.

ГончаровЮ.И.: Я тоже так думаю, но ни одного документа того батальона пока не попалось.Но со временем найдутся.

Митякинец: barnaulets пишет: Интересно, что запасной батальон под командованием Полякова (вскоре развернутый в полк) имеет 2-й номер. Вероятно, 1-й - это тот, которым командовал А.И.Камбалин, и который в июле был переброшен на восток, влившись в действующий Барнаульский полк. Батальон, под командованием А.И.Камбалина, скорей всего строевой - 2-й батальон 1-го Барнаульского стрелкового полка. Формировать одновременно на один действующий 1-й Барнаульский полк (однобатальонный) в г.Барнауле два запасных батальона (для подготовки пополнений) смысла не было. Нумерация видимо была сквозная для запасных батальонов Средне-Сибирского корпуса, т.е. 1-й зап.батальон был в другом городе.

barnaulets: Скорее всего, их все-таки было два - первого (командир капитан Камбалин) и второго формирования (командир полковник Поляков). Первый уже в июле 1918 г. пошел на пополнение действующего 1-го Барнаульского полка, второй развернулся в Барнаульский запасной (затем кадровый) полк. Возможно, какое-то время они существовали параллельно, отсюда и нумерация. Версия основана на записи в послужном списке А.И. Камбалина: - Приказом по Барнаульскому гарнизону №12 п. 2 назначен командиром Барнаульского запасного /полка/ батальона - 3 июля 1918 года - Выступил с батальоном на Восточный фронт на укомплектование Барнаульского стрелкового полка 7 июля 1918 года. - Прибыл с батальоном в распоряжение Барнаульского Сибирского стрелкового полка и назначен помощником командира полка - 28 июля 1918 года. - Назначен командиром 1 батальона с выполнением функций по строевой части и помощником командира полка - 2 августа 1918 года Вероятно 1-й батальон изначально предназначался для отправки на восток, потому и просуществовал очень недолго.

Митякинец: Да, каюсь не посмотрел послужной список А.И.Камбалина в книге "Забытый полк". Еще интересен следующий момент, в книге приведены воспоминания Камбалина А.И. "Десантная операция у Посольского монастыря на озере Байкал и бои у станции Посольской 14-20 августа 1918 года", где он приводит состав Барнаульского стр. полка - 4 роты по 60-70 штыков, т.е. и после его прибытия с запасным батальоном в полку оставался только один батальон в четыре роты?

barnaulets: Этот момент и у меня вызывает сомнения. Вероятно, пополнение раскидали по имеющимся четырем ротам. Но что-то штыков маловато выходит. Хотя, применительно к белым частям в описываемый период, "рота", "батальон", "полк" - понятия весьма условные, имеющие мало общего с таковыми в Русской императорской армии. Вполне вероятно, что в запасном батальоне Камбалина могло быть человек 100-150.

barnaulets: Получил ответ на свой запрос по поводу Павла Васильевича Моригеровского из Ярославского государственного архива. Спустя всего месяц, что в наше время просто фантастика причем работники архива посмотрели материалы других фондов, помимо Ярославского концлагеря, про который я спрашивал (для сравнения - почти одновременно вчера пришел ответ на аналогичный запрос двухгодичной давности из РГВА), жаль, только что ответ отрицательный. О поиске сведений о Моригеровском П.В. На Ваш запрос сообщаем, что в просмотренных документах архивных фондов: «Ярославский концентрационный лагерь при отделе управления Ярославского губисполкома», «Ярославская губернская чрезвычайная комиссия», «Ярославский губернский революционный трибунал» за 1920-1923 гг., находящихся на хранении в ГКУ ЯО «Государственный архив Ярославской области», сведений о бывшем офицере Белой армии Моригеровском Павле Васильевиче не обнаружено. Документы перечисленных выше фондов поступили в ГКУ ЯО ГАЯО в неполном составе. Документы ярославских тюрем после 1918 г. на хранение в ГКУ ЯО ГАЯО не передавались. Дополнительно были просмотрены материалы архивных фондов: «Ярославский областной Дворец пионеров», «Ярославский государственный академический драматический театр имени Ф.Г. Волкова», «Управление зрелищными предприятиями Ярославского губернского отдела народного образования», «Отдел по делам искусств Ярославского облисполкома» за 1921-1940 гг. Документы по личному составу перечисленных учреждений, в том числе личные дела или личные карточки работников, на хранение в архив не поступали. В документах постоянного срока хранения (приказах по основной деятельности, отчетах и др.) встречаются только упоминания о работе Моригеровского Павла Васильевича в академическом театре им. Ф.Г. Волкова и во Дворце пионеров без каких-либо подробностей биографического характера. Документов Ярославской губернской пролетшколы на хранении в ГКУ ЯО ГАЯО не имеется.

barnaulets: В том же запросе спросил наудачу про еще одного упоминавшегося здесь офицера - Анатолия Васильевич Бирюкова (сына бывшего барнаульского городского головы, известного общественного деятеля Василия Яковлевича Бирюкова). Род. 11.11.1897 г., станица Урюпинская Области Войска Донского. Cын титулярного советника , из казаков Войска Донского.* Окончил 2 класса Барнаульского реального училища, с 1912 г. обучался в Барнаульской мужской гимназии. В феврале 1917 г. держал ускоренный экзамен за 6 классов гимназии для поступления в военное училище. Хорунжий/сотник (за боевое отличие, Пр-з Сиб. армии №116, 08.03.1919 г., со ст-вом с 24.12.1918 г.). Во время Сибирского Ледяного похода в команде конных разведчиков 3-го Барнаульского Сиб. стрелк. полка, был ранен. При прохождении полка по Ангаре, в районе с. Кежма с одним взводом команды дезертировал, отстав от колонны. Взят в плен, до сентября 1922 г. в Ярославском концлагере, затем жил в Ярославле. На 1930 г. агроном в г. Мариинске. Умер в 1933 г. (?) * Бирюков Василий Яковлевич. Род. в 1865 г. в станице Анненской Хорерского окурга Области Войска Донского. Из донских казаков. Окончил Оренбургский учительский институт, работал учителем. В 1892 г. приказом наказного атамана Войска Донского назначен членом земского комитета станицы Урюпинской. Там же в 1902 г. избран управляющим складом сельскохозяйственных машин и орудий. Избирался почетным мировым судьей. Титулярый советник. В 1906 г. за антиправительственную агитацию выслан в административном порядке в Архангельскую, а затем Астраханскую губернию под гласный надзор полиции, без права возвращения на Дон. По окончании ссылки переехал в Барнаул, где получил должность заведующего конторой и складом фирмы сельскохозяйственных машин и орудий, возглавив отделения фирмы в Томской губернии, Семипалатинской и Семиреченской областях. Состоял председателем Общества торговых служащих в г. Барнауле. В 1910 г. избран председателем совета Общества попечения о начальном образовании в г. Барнауле. В 1911 г. избран гласным городской думы и товарищем городского головы, в 1913 г. – управляющим Барнаульским городским общественным банком. 05.04.1916 г. выбран Барнаульским городским головой. В мае 1917 г., сложив с себя полномочия городского головы, выехал в Новочеркасск, где был избран членом правительства Войска Донского, в котором руководил ведомством внутренних дел. В ноябре 1917 г. из-за разногласий с атаманом А.М. Калединым ушел в отставку. В январе 1918 г. вернулся в Барнаул. В ноябре 1918 г. вновь избран управляющим городским общественным банком, которым руководил до февраля 1920 г. С 1914 г. состоял в партии кадетов. Во время гражданской войны был членом «Общества возрождения России». После восстановления советской власти работал зав. финансовым отделом горкомхоза, управлял Барнаульским отелением Сельхозбанка, затем банком Общества взвимного кредита, преподавал математику в сельхозтехникуме (до 1935 г.). Арестовывался органами ОГПУ в 1927 г. (по подозрению в злоупотреблении по службе, освобожден черз 2 мес.), 1931 г. (за антисоветскую агитацию, пробыл в заключении около 6 мес.), 1933 г. (освобожден через 2,5 мес. «за отсутсвием улик»). 20.07.1937 г. арестован органами НКВД по сфабрикованному делу как один из руководителей «контрреволюционной кадетско-монархической организации», связанной с РОВС. 22.08.1937 г. постановением тройки при управлении НКВД по ЗСК приговорен к расстрелу. Расстрелян 02.09.1937 г. в Барнауле. По Бирюкову, в отличие от Моригеровского информация нашлась, за что огромное спасибо сотрудникам Ярославского областного архива, приславшим обстоятельную справку: О Бирюкове А.В. На Ваш запрос сообщаем, что в документах архивного фонда «Ярославский концентрационный лагерь при отделе управления Ярославского губисполкома», находящегося на хранении в ГКУ «Государственный архив Ярославской области», выявлена следующая информация о бывшем офицере Белой армии Бирюкове Анатолии Васильевиче: В «Именном списке заключенных Ярославского концлагеря из бывших офицеров Колчаковской и Юденичской армий» за 1920 г. значится: «№ 24. Бирюков Анатолий Васильевич. Время прибытия в концлагерь – 20 июля 1920 г. Специалист, занимал должность инструктора по пчеловодству губземотдела». Основание: ГКУ ЯО ГАЯО. Ф.Р-107. Оп.4. Д.17. Л.9 об. В списке заключенных Ярославского концлагеря, командированных для работы в Ярославский губернский земельный отдел, от ноября 1920 г. значится: «Бирюков Анатолий» (отчество не проставлено). Основание: ГКУ ЯО ГАЯО. Ф.Р-107. Оп.4. Д. 14. Л.6. В «Именном списке заключенных 3 роты Ярославского концлагеря, бывших офицеров Колчаковской армии» от 5 марта 1921 г. значится: «№ 34.Бирюков Анатолий Васильевич». Основание: ГКУ ЯО ГАЯО. Ф.Р-107. Оп.2. Д.763. Л.245 об. В «Списке заключенных концлагеря ЯргубЧК при Коровницком доме лишения свободы г. Ярославля военнопленных – бывших колчаковцев» от 27 мая 1921 г. значится: «№ 110. Бирюков Анатолий Васильевич». Основание: ГКУ ЯО ГАЯО. Ф.Р-107. Оп.2. Д.752. Л.681. В списке заключенных Ярославского концлагеря по их специальностям от июня-августа 1921 г. значится: «Бирюков Анатолий Васильевич – сельское хозяйство». Основание: ГКУ ЯО ГАЯО. Ф.Р-107. Оп.2. Д.754. Л.6. В деле «Переписка о бывших колчаковских офицерах, заключенных в Ярославский концентрационный лагерь» имеется именной список заключенных камеры № 4 Первой роты Ярославского концлагеря от сентября 1921 г., в котором значится: «№ 17. Бирюков Анатолий». В этом же деле имеется удостоверение домового комитета № 168 1-го района г. Ярославля от сентября 1921 г., выданное жене Анатолия Васильевича Бирюкова - Александре Федоровне Бирюковой о том, что она действительно проживала в г. Ярославле по адресу: улица Срубная, дом № 6, квартира № 4. Основание: ГКУ ЯО ГАЯО. Ф.Р-107. Оп.2. Д.773. Л.33,38. В письме-отношении подотдела принудительных работ Ярославского губернского отдела управления в Ярославский концлагерь от 28 ноября 1921 г. значится: «Настоящим подотдел доводит до Вашего сведения, что заключенным – бывшим офицерам армии Колчака, выполняющим работу в Гидроторфе, разрешено производить таковые на тех же основаниях (с правом проживания на месте работы) до 1 декабря с.г.: …19. Бирюков Анатолий…». Основание: ГКУ ЯО ГАЯО. Ф.Р-107. Оп.2. Д.755. Л.127, 128, 130. Сведения о Бирюкове А.В. имеются в переписке концлагеря с учреждениями и организациями за 1922 г. В отношении Ярославского концлагеря в губернский отдел труда от 6 июня 1922 г. речь идет о высылке в адрес отдела труда регистрационных карточек на заключенных, возвратившихся из командировки, в частности, на Бирюкова Анатолия Васильевича. Основание: ГКУ ЯО ГАЯО. Ф. Р-107. Оп.2. Д.753. Л.222. В протоколе заседания комиссии по пересмотру дел бывших белых офицеров, находящихся в Ярославском концлагере, на предмет освобождения 158 человек и направления их на родину к месту постоянного проживания от 6 июня 1922 г. записано: «Слушали: 1. О нижепоименованных заключенных бывших белых офицерах, находящихся в заключении в концлагере: …№ 11. Бирюков Анатолий… Постановили: Из-под стражи концлагеря освободить, принимая во внимание их социальное положение и происхождение их семей из класса трудящихся и не принимавших никаких активных участий против Советской власти и Красных войск и находясь в рядах белых как насильно мобилизованных, пребывание коих на свободе не может принести ущерба рабоче-крестьянскому правительству, но не снимая их с учета». Основание: ГКУ ЯО ГАЯО. Ф. Р-107. Оп.2. Д.773. Л.271. В списке бывших белых офицеров Ярославского концлагеря, подлежащих освобождению, от 1922 г. (точная дата составления списка не обозначена, но не ранее сентября 1922 г.) значится: «Бирюков Анатолий Васильевич. Место избранного жительства – г. Ярославль». Основание: ГКУ ЯО ГАЯО. Ф. Р-107. Оп.2. Д.773. Л.267. Других сведений о Бирюкове Анатолии Васильевиче в фондах ГКУ ЯО ГАЯО не выявлено.



полная версия страницы