Форум » Белые и казаки » Партизанская дивизия атамана Анненкова (продолжение) » Ответить

Партизанская дивизия атамана Анненкова (продолжение)

Сибирецъ: На форуме еще не было такой ветки. Предлагаю размещать здесь информацию о Б.В. Анненкове и Партизанской дивизии. Позволю себе разместить информацию, собранную братом Prefect`ом (довольно спорная, но максимально полная на данный момент. Использовались данные РГВА и казахстанского писателя-историка Гольцева). Партизанская дивизия (от октября 1918 в Семипалатинске до июня 1919) 23 октября 1918, приказом по 2-му Степному корпусу № 178 полк развертывается в Сводную Партизанскую дивизию имени Атамана Анненкова, в составе пехотной бригады (2 трехбатальонных полка), конной бригады (2 четырех сотенных полка), артдивизион (3 батареи) и инженерную роту. В конце ноября 1918 часть дивизии (конные части) выступила из Семипалатинска. И в первой половине декабря Анненкова встречала хлеб-солью Урджарская станица. 18 декбря 1918 врид начальника дивизии в Семипалатинске полковник Сидоров издает приказ № 02 о переброске 1-го партизанского атамана Анненкова полка в Семиречье. Фактически части дивизии оказались разделенным на две группы. Одна ее часть действовала на Семирченском фронте, адругая дислоцировалась в районе Семипалатинска. Приказом № 56 от 07. 05. 1919 по 2-му Степному Сибирскому корпусу части Партизанской дивизии были сведены в три Отдельные бригады: Отдельная стрелковая бригада 1-й Партизанский стрелковый полк 2-й Партизанский стрелковый полк 3-й Сводно Партизанский стрелковый полк Манчжурско-егерский батальон Отдельная Кавбригада: полк "Черных гусар" Барнаульский полк "Голубых Улан" Отдельная казачья бригада: 1-й Оренбургский казачий полк 1-й Сибирский Партизанский казачий полк 2-й Усть-Каменогрский Партизанский казачий полк 1-й Конно-Киргизский полк К июню 1919 года на Семиреченском фронте находиласись: Конвойный партизанский полк (быв. 1-й Сибирский партизанский казацкий полк им. атамана Анненкова) 1-й Оренбургский казацкий полк Эскадрон полка "Черных гусар" (о номере эскадрона данные противоречивы) 1-й Партизанский стрелковый полк 2-й Партизанский стрелковый полк Манчжурско-егерский полк (сформирован в феврале 1919 в Синьцзяне) Пластунский егерский дивизион (полк?) 1-й Конно-Киргизский полк 2-й Конно-Киргизский полк (сформирован в мае-июне 1919) 3-й Конно-Киргизский полк (сформирован в мае-июне 1919) 1-я конная батарея Уч-Аральский конный дивизион 1-я казачья батарея артилерийские парки перевязочные пункты кабельное отделение и саперный взвод Инженерного дивизиона ( с нахождение Конно-Киргизских полков в состве Партизанской дивизии, историей их формирования и т.д. следует отдельно разобразьтся) Части тыловой группы Партизанской дивизии атамана Анненкова (место дислокации частей не указано) Инженерный дивизион - саперная рота - инженерный парк - отдельная автоколонна с автомастерской - прожекторное отделение всего: 17 офицеров, 542 солдата (245 штыков) вооружены трехлинейными винтовками. 3-й Сводно-Партизанский полк - 3 батальона (9 рот, 1880 штыков, 12 пулеметов) - команда разведчиков (52 штыка) - команда связи (44 штыка) - учебная команда (75 штыков) Полк "Черных гусар" (без одного эскадрона) Барнаульский полк "Голубых улан" 2-й Усть-Каменогорский Партизанский полк (пулеметная команда в Семиречье) Из частей тыловой группы в конце июня, начале июля 1919 была сформирована Сводно-Партизанская дивизия, отпавленная на Екатеринбургский фронт. Две партизанские дивизии (Партизанская в Семиречье и Сводная партизанская на Урале) Из частей тыловой группы в конце июня, начале июля 1919 была сформирована Сводно-Партизанская дивизия Атамана Анненкова. Командиром 30 июня 1919 года был назначен военный инженер генерал М.Е. Редько. В состав дивизии вошли: Полк "Черных гусар" (командир ротмистр Даниленко)-на Урал прибыл в составе 3 эскадронов : 27 офицеров, 700 строевых, 114 не строевых. Барнаульский полк "Голубых улан" (командир ротмистр Андрушкевич) -не полного состава, 4-й эскадрон оставлен в Тюмени для формирования кадрового дивииона бригады. в полку 22 офицера, 707 строевых, 138 нестроевых улан. Они соствили Отдельную конную бригаду - командир ротмистр Белавенец 2-й Усть-Каменогроский казацкий партизанский полк (командир полковник П. И. Виноградский) 3 отни казаков, отделение связи, пулеметная команда была заново сформирована на фронте (20 офицеров, 485 казаков). 2-я сотня в командировке за лошадьми в Бийске. 4-я сотня сотояла из киргиз (казахов) добровольцев. Стараниями командира полка в Екатеринбурге на базе полка начала развертываться в Усть-Каменогорскую партизанскую казацкую бригаду. Для этого из дезертиров забранных из Екатеринбургской тюрьмы начал формироваться в Тюмени 3-й Ново-Устькаменогрский полк 3-й Сводно-Партизанский пехотный полк. Инженерный дивизион Артилерийский дивизион. Части дивизии находились на разных стадиях формирования, в частях испытывался острый недостаток обмундирования, вооружения. В кавалерии было не достаточно лошадей. В боевых действиях участие принял только 3-й Сводно-Партизанский пехотный полк, и возможно Инженерный дивизион. От конницы брали лишь некоторые подразделения. 2-й Усть-Каменогорский полк выслал в прикрытие Сибирской армии 3-ю сотню с 4 пулеметами. Она выполнила задачу, потеряв 14 человек. В аввгусте-начале сентября 1919 года анненковцы занимались приемом пополнений, реквизициями и вылалвливанием дезертиров в Ишимском, Петропавловском, Омском и Кокчетавских уездах. Во время Петропавловской операции 20 августа-3 ноября 1919 года (на фронт части дивизии прибывали по частям в период с 13 по 24 сентября 1919 года. Вели бои в полосе Пресногорьковской казачьей линии) состав дивизии был следующим: 3-й Сводно-партизанский полк 2-й Сибирский стрелковый полк (полковник Першин) Какие либо еще сведения по полку отсутствуют. конный полк "Черных гусар" конный полк Барнаульских "Голубых улан" 2-й Усть-каменногорский казачий полк 3-й Новоусть-каменногорский казачий полк (командир подполковник М. Киенский) Инженерный дивизион Артилерийский дивизион (или одна батарея из 6-ти скорострелок Маклена) До Иртыша отходили единой дивизией. 18 ноября 1919г 3-й сводно-партизанский стрелковый полк, 2-й Усть-каменногорский казачий полк и Инженерный дивизион Партизанской дивизии оставили охранявшуюся ими переправу у станицы Черлак и отошли на юг на Павлодар, части находятся в процессе разложения. К 29 ноября 1919г на Славгород отходят – 1 Партизанская дивизия генерала-майора Церетели в составе: 3-й новоустькаменногорский казачий полк, 2 роты, 90 штыков, 8 пулеметов, Полк Черных гусар – 6 эскадронов, 200 сабель, 8 пулеметов. Дивизия отходила вместе с 2 Оренбургской казачьей бригадой. Во второй половине ноября 1919 года полк "черных гусар" действовал отдельными дивизионами и эскадронами в трех отдаленных друг от друга районах. Один эскадрон действовал в Семиречья. Другая часть "черных гусар" была направлена командиром 2-го Степного корпуса генералом Ефтиным в качестве конной поддержки пехотных частей на Рубцовку, отуда принимала участие в наступлении на Волчиху (важный центр алтайских партизан). Третья часть гусар осталась на фронте, после падения Омска отступала на Павлодар. Именно под Павлодаром в конце ноября 1919 года красными была захвачена музыкантская команда полка "черных гусар" во главе с капельмейстером. В то же время среди белых частей сдавшихся между Шерловкой и Кемчугом согласно штабу 1-й стрелковой бригады 30-й дивизии в плен были взят и отряд «черных гусар». У Кемчуга был убит генерал-майор Зиновий Церетели. Полк "Голубых улан" (командир - ромистр, по другим данным полковник Андрушкевич) будучи снят с фронта действовал двумя дивизионами. 1-й дивизион был прередан штабу 2-го Степного Сибирского корпуса (г. Семипалатинск), а затем брошен на станцию Поспелиха Алтайской железной дороги. Где участвовал 14-16 ноября 1919 года в неудачном наступлении войск генерала Матковского на Солоновку("партизанскую столицу"). 2-й дивизион и штаб полка дислоцировались в Барнауле. 6-го декабря дивизион участвовал в отражении наступления красных партизан на город ( Учавствовал в преследованни красных партизан верст на 10-15 от города). Но ввиду общей обстановки дивизион с другими частями белого гарнизона 10 декабря был вынужден оставить город. Голубые уланы сомесно с 3-й Барнаульским стрелковым полком начали отступление в сторону Новониколаевска. Соеденившись с частями колчакивских войск, на остановке в деревне Вагановой командиром Барнаульской группы полковником Камбалиным (командир 3-го Барнаульского стрелкового) дивизион был откамандирован в 7-ю кавдивизию, с которой они продолжили отход на восток. О дальнейшей судьбе дивизиона "голубых улан" пока остаются только догадки. Полковник Петр Инокеньевич Виноградский был захвачен в Чугучаке в 1921 году вместе с генералом Ярушиным, в ходе спецоперации красных. В ходе первого допроса в фильтрационном лагере в Лепсинске он сообщил, что после разгрома его бригады осенью 1919 на Тоболе бежал с остатками дивизии Церетели и семьей через Сергиополь и Бахты в Китай. Находящиеся на Семиреченском фронте части Партизанской дивизии Атамана Анненкова к началу 1920 года (по представлению Шулдякова) представляли следующее : Стрелковая бригада: 1-й Партизанский стрелковый полк 2-й Партизанский стрелковый полк Казачья бригада: Лейб-Атаманский полк 1-й Оренбургский казачьи полки Кавалерийская бригада: Кирасирский полк Драгунский полк Маньчжурская конная бригада: Маньчжурский конно-егерский полк Киргизско-Калмыцкий конный полк (сформированы из уроженцев Синьцзяня) Конно-Инженерный полк Запасной полк Конно-киргизские полки, считает Шулдяков были выделены из состава двизии в Отдельную Киргизскую конную бригаду. Семиреченская армия. (с частями бывшего 2 Степного корпуса и Оренбургской армии) Отдельная Семиреченская армия была создана в декабре 1919 по приказу Верховного правителя России адмирала А. В. Колчака. В состав армии вошли части действовавшие на Семиреченском фронте: Партизанская дивизия атамана Анненкова, Отдельная Семиреченская казачья бригада, Отдельная Киргизская кавалерийская бригада, стрелковые полки: 17-й Семипалатинский, 18-й Сергиопольский, 19-й Петропавловский и 2-й (20-й?) Зайсанский полки, а так же вспомогательные части и подразделения. Так же в состав армии вошли части Оренбуржской армии атамана Дутова (пришедшая в 20-х числах декабря 1919 в Семиречье). Командующим Семиреченской армией был назначен генерал-майор Б. В. Анненков. В силу того, что белое Семиречье оказалось окруженным с трех сторон части войск армии были разделены на три группы: Северную - Оренбуржский отряд генерал майора Бакича, держала правый фланг фронта - район станицы Урджарской, тракт Сергиополь-Бахты. Силы группы состовляли 12 500 человек, в тылу группы находилось 13 000 беженцев. Западная (или Центральная) - некоторые части Партизанской дивизии Атамана Анненкова, левый фланг фронта район Уч-Арала, часть тракта Сергиополь - Капал. В тылу группы находились части имевшие плохой конский состав и тыловые органы - район села Герасимовки и деревни Осиновки. Командовал группой сам командарм Б. В. Анненков. Южная - части Семиреченской казачьей бригады и 5-й Сибирской стрелковой дивизии под командой войскового атамана Семиреченского казачьего войска генерал-майора Н. П. Щербакова (избран атаманом 19. 11. 1919). Части группы располагались в станицах Капальской, Арасанской, Сарканско-Сибирской и др. населенных пунктах. В тылу группы в Лепсинске находилась ставка атамана Дутова и отряд 1500 оренбуржцев. Так же командиру южной группы был подчинен и отряд семиреченских казаков полковника П. И. Сидорова, отрезанный от нее хребтом Джунгарского Алатау. Отряд действовал с китайской территории, 24 ноября 1919 им был захвачен Хоргос, а в ночь 1 января 1920 казаками был взят Джаркент, который удерживался ими 20 дней. 22 января красные смогли выбить казаков и из Хоргоса , а 24 из Кольджата. Состав групп был следующим: 1) Северная группа Приказом по Оренбуржской армии все ее части оказавшиеся в Семиречье сводились в Оренбуржский отряд имени атамана А. И. Дутова: 1-я Оренбургская казачья дивизия: 1-я бригада: 33-й Оренбургский казачий полк. Атаманский полк II военного округа Оренб. КВ. 2-я бригада: 1-й Оренбуржский казачий полк 4-й Оренбуржский казачий полк в селе Благодарненском 2-я Оренбуржская казачья дивизия: 1-я бригада: Оренбуржский казачий атамана А. И. Дутова полк 14-й Оренбуржский казачий полк занимал район сел Киролловки и Благодарненского, пик Каракол. 2-я бригада: 15-й Оренбуржский казачий полк 16-й Оренбуржский казачий полк 2-я Оренбуржская инженерная сотня Оренбуржский конно-артилерийский дивизион Отдельная Сызранская Егерская бригада 1-й Сызранский егерский полк 2-й Сызранский егерский полк Конно-егерский полк Киргизский конный дивизион зеленого знамени Сызранский егерский артилерийский дивизион Артиллерийская батарея Отдельные, технические, санитарные части и учереждения: Конвой начальника отряда Автомобильный отряд Радиостанция 1-й полевой госпиталь 15-й госпиталь 173-й госпиталь Госпиталь №5-8 Всего в Отряде - до 15 000 человек, до 7000 штыков и до 2000 свбель при 200 пулеметах и 5 орудиях (по данным А. Ганина) 2) Западная (Центральная) группа: Партизанская дивизия Атамана Анненкова: Конвой атамана - село Уч-Арал. Стрелковая бригада: 1-й Партизанский стрелковый полк 2-й Партизанский стрелковый полк Возможно стрелковые полки расформированы зимой 1919/1920, либо переформированы в другие части. Казачья бригада: Лейб-Атаманский полк станица Урджарская 1-й Оренбургский казачьи полки Кавалерийская бригада: Кирасирский полк в районе станице Урджарской Драгунский полк в селах Аксаковке и Ириновке Маньчжурская конная бригада: Маньчжурский конно-егерский полк село Николаевка Киргизско-Калмыцкий конный полк Конно-Инженерный полк Запасной полк Артилерийский дивизион (или два дивизиона?): две казачьи батареи - село Колпаковка две конные батареи - село Герасимовка. (По данным приведенным Шулдяковым в селе Герасимовке анненковский Оренбуржский казачий арт. дивизион) 3) Южная группа Полными данными о составе Южной группы я не располагаю. Приведу только некоторые данные. Самый крупный гарнизон частей Южной группы находился в станице Капальской. Там же находился и штаб Южной группы. На 28 марта 1920 (на день капитуляции) в состав гарнизона Капала входили: Партизанский полк - 209 сабель Приилийский полк - 275 сабель Алатавский полк - 518 сабель входившие в состав Отдельной Семиреченской казачьей бригады. Управления коменданта полевого этапа - 51 человек команда капальского артилерийского штаба - 16 человек рабочая колонна - 17 человек команда связи - 15 человек казачья батарея - 60 человек 2-я отдельная радиостанция - 3 человека капальский продовольственный магазин - 15 человек Штаб Южной группы - 5 человек. Во главе с вр.и. о. командующего полковником С. Е. Бойко Кроме того на 1 марта 1920 в Капале находилась сотня Алашей при одном автомобиле под командованием полковника Осипова. На 18 марта в местности Джус-агач оперировал алашордынский полк. Тогда же на сторону красных перешели 150 алашей и 7 офицеров Алакульского дивизиона двигавшиеся а усиление Капальского гарнизона. В станице Арасанской конно-таранчинский дивизион, так же перешедший к красным. Гарнизон станицы Аксуйской: Егерский батальон 5-й Сибирской дивизии командир капитан Никифоров - 361 солдат, 14 офицеров при 6 пулеметах Инженерный дивизион 5-й Сибирской стрелковой дивизии. 6 февраля 1920 взбунтовались и перешли на сторону красных. всего более 600 человек В Лепсинске, в тылу Южной группы находилась ставка атамана Дутова и его конвой. Также был сербский эскадрон (150 человек) поручика Душана Милошевича. Позднее, в 1920 году в дивизии был сформирован Сербский батальон. В Семипалатинске находилась рота сербов капитана Стояна Джорджевича.

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Хмурый: мир пишет: Я догадываюсь, почему... А что тут догадываться. По той же причине почти никто не возмущался реквизициями и конфискациями красных, хотя они имели тотальный характер. На их фоне действия анненковцев - такая мелочь...

мир: Хмурый пишет: А что тут догадываться. По той же причине почти никто не возмущался реквизициями и конфискациями красных, хотя они имели тотальный характер. На их фоне действия анненковцев - такая мелочь... Бунтовали, конечно - иначе откуда те самые сотни восстаний, про которые хорошо известно? Волна восстаний из-за реквизиций и продразверстки. И лишь кучка пятой колонны, пошедшая в ЧК и карательные отряды, жестоким террором позволила устоять тоталитарному красному режиму. А у Анненкова не бунтовали, потому что его артиллеристы были опытными и дисциплинированными офицерами, людьми чести и долга, верными закону, Веру и Отечеству. Другое дело, что атаман их был негодяем и получил по заслугам, но тогда этого еще знать не могли.

Хмурый: мир пишет: атаман их был негодяем и получил по заслугам Эк Вы загнули. Слишком легко судите людей. Оно, конечно, просто. Сидя в тепле перед компьютером. Ни тебе скачек по полупустыне, ни вонючей жижи Пинских болот, ни свиста пуль и осколков, ни ран, контузий, ни голода, тифа и разреженного воздуха Орлиного Гнезда... Никогда не задумывались, а как бы Вы повели себя в той или иной ситуации? Слышали, что люди, впервые попадая под пули, обычно срут-ссут в штаны... Борис Анненков - боевой офицер Русской Императорской Армии, не раз раненный, Георгиевский кавалер. Не нам, хилым интеллигентам, чета. И куда интереснее не развешивать ярлыки, этот хороший, а этот плохой, а попытаться понять мотивы поведения того или иного исторического деятеля или даже простого человека прошлого.

mollwitz: мир пишет: Бунтовали, конечно - иначе откуда те самые сотни восстаний, про которые хорошо известно? Волна восстаний из-за реквизиций и продразверстки. И лишь кучка пятой колонны, пошедшая в ЧК и карательные отряды, жестоким террором позволила устоять тоталитарному красному режиму. А у Анненкова не бунтовали, потому что его артиллеристы были опытными и дисциплинированными офицерами, людьми чести и долга, верными закону, Веру и Отечеству. Другое дело, что атаман их был негодяем и получил по заслугам, но тогда этого еще знать не могли. такую личную неприязнь испытываю, кушать не могу!

Олег В: Извините, что вмешиваюсь. Но к осени 1919 года, красная армия была уже совершенно иной, чем еще 4-5 месяцев назад. Сильные насилия над жителями отмечались при занятии Вятской, Пермской и Уфимской губерний, но уже с лета 1919 года, на Восточном фронте, воинские части красных отличались неплохой дисциплиной. Действовала целая система поддержания дисциплины, начиная от товарищеских судов в частях, судивших за мелкие проступки и до Ревтрибуналов. И эта система реально действовала. По крайней мере, фонды самых крупных дивизий 5-й армии (26-й, 27-й, да и 30-й) буквально заполнены приговорами товарищеских судов за пьянство и игру в карты. Кроме того, специальные приказы по армии, четко регламентировали порядок пользования местными средствами в местах постоя и компенсации жителям возникших расходов, определяли порядок приема пленных, строго преследовали самочинные расправы над пленными, "обмен" с ними формой, не говоря уже про насилия над жителями. Виновных во всех этих нарушениях ждал трибунал. И я реально встречал не раз, когда красноармейцев виновных в краже у крестьян направляли туда, а одного виновного в изнасиловании расстреляли, за самовольный расстрел пленных татар-добровольцев, взыскания получали комиссары. Со слов пленных красноармейцев, в 30-й дивизии были даже случаи расстрела красноармейцев за кражу овощей с огородов у крестьян. В основном, незаконные реквизиции у красных допускали не строевые, а обозные и конные части, но это были именно отдельные случаи с которыми боролись. У белых же наоборот, особенно в полосе 2-й армии Лохвицкого, дисциплина в это время очень сильно упала. Офицеры прямо поощряли реквизицию продуктов, одежды и гужевого транспорта у крестьян. Сопротивляющихся этому просто расстреливали - об этом есть в документах. Пьянство и игра в карты были повсеместны и с этими явлениями уже даже не боролись. Некоторые насилия были просто вопиющи. О черных гусарах как они шли к линии фронта и своими дикими насилиями возмутили казачьих офицеров, уже писалось, а вот другой пример - при постое Красноуфимской бригады в д.Ложки Курганской области, наиболее красивых девушек вызывали в штаб якобы для допроса, там группой насиловали и затем убивали в сарае. Конечно и белое командование пыталось бороться с этими явлениями, но принятые меры носят единичные характеры. Именно потому, западно-сибирское крестьянство в целом поддержало красную армию и пополнило ее ряды в ходе сентябрьского отступления 1919-го года, позволив быстро восстановить силы. Белых прямо воспринимали как грабителей и насильников, особенно повторюсь в полосе 2-й армии. Потому и уходили с отступающими красными едва ли все мужское население целых волостей. Конечно, я говорю более-менее в целом, обобщая тенденцию.

Ратник: Олег В пишет: при постое Красноуфимской бригады в д.Ложки Курганской области Это бригада генерала Рычагова?

Олег В: Да, Златоустовско-Красноуфимская партизанская бригада, август 1919-го. Впрочем, надо признать, что ситуация с грабежами в Шадринском, Курганском, Ялуторовском и Ишимской уездах, в полосе действия 2-й армии, была спровоцирована недостатками армейского снабжения. О них Будберг пишет, что все снабжение частей генерала Лохвицкого шло через участок соседней 3-й армии, то есть шло с перебоями, либо вовсе не доходило.

mollwitz: так это развал сопутствующий отступлению.. ужасы ГВ. Плюс Аненнков мало отвечал за дисциплину в полосе 2 Армии. опять же красные войска на семиреченском направлении сильно отличались по дисциплине от регулярных дивизий 5 армии.

Ратник: Думаю,что все же не следует мерить всех одной меркой.Костяк колчаковской армии,сражавшийся с лета-осени 1918 (равно как и костяк Добрармии и других белых армий)-т.н. идейные добровольцы на всем протяжении войны отличался высоким боевым духом и моральной устойчивостью.Другое дело что по понятным причинам их число уменьшалось,а число мобилизованных,т.е. тех же сибирских мужиков которые воевали и в РККА и в лесу неизменно увеличивалось размывая ядро и делая общую массу армии вцелом отрицательной. ВСЛП стал своеобразным естественным отбором-слабые,неустойчивые,ненадежные элементы погибли или разбежались,оставив фактически ядро-небольшое,но сплоченное пройденным путем и народившимися уже в ходе войны традициями новых частей.

Олег В: Да речь не о том, что бы мерить кого-то, да еще по современным меркам. Просто я хотел сказать, что к концу лета-началу осени 1919 года, красные части на Восточном фронте были вполне дисциплинированы и не допускали "тотального характера реквизиций и конфискаций", как о том здесь писалось. Документы свидетельствуют, что в это время, серьезно ухудшилось как раз моральное состояние белых войск. Причина - недостатки снабжения в период отступления. А добровольцы они или мобилизованные, роли не играло - кушать хотелось всем.

Ратник: Олег В пишет: Да речь не о том, что бы мерить кого-то, да еще по современным меркам. Просто я хотел сказать, что к концу лета-началу осени 1919 года, красные части на Восточном фронте были вполне дисциплинированы и не допускали "тотального характера реквизиций и конфискаций", как о том здесь писалось. Документы свидетельствуют, что в это время, серьезно ухудшилось как раз моральное состояние белых войск. Причина - недостатки снабжения в период отступления. А добровольцы они или мобилизованные, роли не играло - кушать хотелось всем. Безусловно камень НЕ в Ваш огород,скорее мысли вслух. А по бригаде Рычагова ничего больше не попадалось,может из опросных листов пленных или еще откуда?

Олег В: Увы нет, за изучаемый мною период ничего. Здесь надо смотреть опросные листы пленных более раннего времени, там они как правило рассказывают где и из кого формировались полки.

mollwitz: Олег, речь то шла о 18-м годе

Олег В: А я честно говоря и не понял, что речь только о 18-м годе шла, как-то подумал, что это в целом обсуждение.

mollwitz: ну обсуждение уже не шибко удачное вышло :)

мир: Помнится, тут где-то было про екатеринбургский погром, который анненковцы устроили в июле 1919 г.. откатываясь из города... Ах да, вот. А.М.Кручини утверждает, что вообще никакого погрома не было, а если были беспорядки, то это выступила городская чернь. http://siberia.forum24.ru/?1-4-0-00000061-000-140-0 На ту же тему есть упоминание в советской газете. Текст не дословной, прошу извинить. Судя по ней, грабеж, видимо, переросший в погром, устроили таки анненковцы. «Разгром магазинов белыми» Банды Анненкова (сподвижника Колчака), бежавшие с заводов, хозяйничают в городе. Последние 4 дня особенно бесцеремонно. 11 июля, в пятницу, начинается разгром магазинов. Совершенно разгромлены магазины Агафуровых, Богатиева, Перец, Топорищева, Кац и др. Любопытных прохожих погромщики отгоняют выстрелами. Окна разграбленных магазинов выбиты, витрины и прилавки сломаны. Сторожа магазинов, не дававшие грабить, убиваются. Награбленные вещи продаются тут же, неподалеку от разграбленных магазинов, по дешевке... «Наш Красный Урал», 22 июля 1919 г.

mollwitz: а ну тагда да! В Советской газете не врут жеж. А Анненков правда - сподвижник Колчака?

Сибирецъ: mollwitz пишет: В Советской газете не врут жеж В советских газетах и книгах не могут врать!!! Ты разве не знаешь?))) Раз в советской газете написано, значит, так и было.

мир: А если в советской газете напишут, что фашисты людей убивали, тоже не поверим? Вот мнение о погроме от Шулдякова. «Казаки атамана Анненкова» и «Екатеринбургский погром» в июле 1919 г.: к постановке проблемы Вопрос о «Екатеринбургском погроме» поднял представитель Объединенного распределительного комитета американских фондов помощи военным беженцам-евреям доктор Ф.Ф. Розенблатт, приехавший оказывать помощь евреям Урала, Сибири, Дальнего Востока, пострадавшим от войны. Будучи критически настроенным к колчаковскому режиму, Розенблатт принялся выискивать проявления антисемитизма в белой Сибири. В 20-х числах июля «от беженцев», а 11 сентября 1919 года от американского генерала В.С. Грэвса доктор получил информацию об истреблении в Екатеринбурге трех тысяч евреев. Якобы, когда регулярные части колчаковской армии оставили город, в него с разных сторон вошли «семипалатинские казаки» атамана Б.В. Анненкова и принялись прочесывать улицы, «убивая каждого повстречавшегося еврея». 12 сентября Розенблатт телеграфировал о случившемся в Нью-Йорк своему начальству, сделав широкое обобщение: «Отступление колчаковской армии попустительствовало еврейским погромам в ряде городов», – и предупредил об «опасности казачьих погромов по всей линии» железной дороги (1). Американский генеральный консул в Омске Э.Л. Харрис признавал «сильное болезненное антиеврейское настроение» русского общества, но считал его неизбежной реакцией на «руководящую роль» евреев (причем «евреев наихудшего сорта») в различных светских учреждениях. Погромную волну Харрис ожидал после разгрома большевизма главным образом на Юге России, Украине, в Москве – там, где при Советах «заправляют евреи». Получив запрос госсекретаря о подробностях «екатеринбургского погрома», он 20 сентября 1919 года ответил: «Утверждение Розенблатта абсолютно ложно. С приходом к власти Колчака не было ни одного погрома или какой-либо дискриминации евреев». Розенблатту Харрис предложил в дальнейшем «основываться только на реальных фактах». Советник Госдепартамента Ф.Л. Пулк охарактеризовал поведение Розенблатта как «истерию». Генерал Грэвс, оправдываясь, был вынужден 2 октября 1919 года признаться, что информация о погроме является непроверенной, т.к. исходит от единственного свидетеля (2). В результате отповеди Харриса официальный Вашингтон не признал факт погрома. Тем не менее, автор «базового исследования антисемитизма времен Гражданской войны в Сибири» З. Шайковский безоговорочно занял сторону Розенблатта, заявив, что уничтожение 3 000 евреев в Екатеринбурге «по зверству» сравнимо только с петлюровским погромом в Прохоровке на Украине (3) (заметим, 3 000 – это примерно в полтора раза больше численности всего еврейского населения тогдашнего Екатеринбурга). В подтверждение факта погрома Шайковский привел только один новый документ: сообщение агента американской военной разведки Прежбильского от 9 сентября 1919 года. Однако оно рисует совершенно иную картину, в корне отличающуюся от первоначальной версии Розенблатта. По Прежбильскому, «екатеринбургскому погрому» (15.07.1919) предшествовал эсеровский митинг на площади перед цирком, после которого толпа в 500 человек во главе с Буревым под лозунгами «Землю и волю!» и «Да здравствует крестьянское правительство!» направилась через главный проспект к собору. Разделившись, она «с необычайной яростью» набросилась на «новые торговые ряды» по Успенской улице, в 20 минут разгромив магазин Антселевича в Атамановой гостинице, торговое место Ижболдина, квартиры Шепелева («евреев, проживавших на втором этаже, стали выбрасывать на улицу с балконов»), разбив окна во всех домах. Затем, рассеявшись на «множество небольших групп», погромщики двинулись на соседние улицы и в течение часа опустошили и их. К вечеру улицы Екатеринбурга были усыпаны «трупами убитых евреев» (число жертв не указано). Состав погромщиков, по Прежбильскому, был пестрым. Участвовали даже некоторые большевики. Фигурируют и анненковцы, но в новом качестве: в числе дезертиров «без знаков отличия», якобы оравших: «Спасай Россию, бей жидов!» (4) А.М. Кручинин считает данные Прежбильского ложью (дескать, «отрабатывал американские деньги»). Ему не удалось обнаружить сведений о «екатеринбургском погроме» ни в советской периодике, ни в официальных документах, ни в устной истории города, ни в истории городских некрополей. Единственный письменный источник, в котором нашли отражение факты насилия, сопровождавшие сдачу белыми Екатеринбурга, – это мемуары К.А. Белобородовой, в 1919 году старшего врача городской больницы, вспоминавшей, что к ним в больницу доставили тогда 25 тяжелораненых, что убитых было 2 человека. Вывод исследователя таков: «никакого еврейского погрома в июле 1919 года в Екатеринбурге не было». По его мнению, «произошли эксцессы, неизбежные для города, оказавшегося без власти в период войны, когда на улицы выплеснулись уголовные элементы общества. Пострадали от действий громил люди разных национальностей, и их общее число никак не превосходит 30 человек, в том числе двое было убито, а остальные получили ранения разной степени тяжести» (5). Версия Кручинина (разгул «уголовных элементов» в часы безвластия), на самом деле, близка к описанию Прежбильского. В ней нет только масштабности и организационного начала (митинг и демонстрация), вылившегося затем в стихийный погром центра города. Между тем, цитируемые им мемуары Белобородовой свидетельствуют скорее в пользу версии Розенблатта: «Анненковцы разъезжали по улицам города, вооруженные с ног до головы, с шашками наголо, ранили и убивали всех попадающихся навстречу евреев, китайцев и вообще всех людей, с точки зрения их, подозрительных и чуждой национальности» (6). Все-таки анненковцы, все-таки конные! Белобородова сама этих сцен рубки не наблюдала, но зато как врач видела раны и напрямую общалась с пострадавшими. И если те на вопрос медиков: «Кто вас так?», – отвечали: «Анненковцы», – то этому можно верить. Униформа анненковцев была слишком характерной и запоминающейся. Слабым местом версии Кручинина является недооценка роли анненковцев: дескать, «в районе Екатеринбурга находился только один малочисленный 3-й Сводно-партизанский пехотный полк» (7). В действительности, в июне – начале июля 1919 года в Екатеринбург и его окрестности была переброшена вся «тыловая группа» Партизанской дивизии Б.В. Анненкова (свыше 5 300 чел.), в том числе 2-й Усть-каменогорский партизанский казачий полк полковника П.И. Виноградского (свыше 500 чел.), сформированный в Усть-Каменогорске, уездном городе Семипалатинской области и центре 3-го отдела Сибирского казачьего войска (8). 9 мая 1919 года приказом по Партизанской дивизии № 98 атаман Б.В. Анненков запретил командирам частей «принимать на службу солдат иудейского происхождения» (9). При передислокации на Урал анненковские эшелоны были увешаны плакатами «Да здравствует Великий Князь Михаил Александрович», а из вагонов раздавалось «Боже, Царя храни». В Екатеринбурге в Общественном собрании офицеры-анненковцы провозгласили здравицу в честь Великого князя Михаила Александровича и заставили присутствовавших снять головные уборы (10). У анненковцев как монархистов, несомненно, был мотив сорвать зло за казнь Царской семьи на еврейской общине Екатеринбурга. Особенно когда выяснилось, что значительная часть ее верхушки не уходит с Белой армией, а остается. В принципе, «военные погромы» в отношении евреев и не евреев, в том числе с участием казачьих воинских частей, хорошо известны по I Мировой войне и достаточно изучены. В этом отношении Гражданская война только продолжила практику, освоенную в 1914–1915 гг. (11) В датировке «екатеринбургского погрома» большой разброс: от 11 до 15 июля. Данные Розенблатта, Прежбильского, Белобородовой указывают, что это было сжатое по времени и месту действо, а не растянутые на несколько дней эксцессы, происходившие разновременно в разных частях города. 15 июля отпадает, т.к. уже утром этого дня части Красной Армии твердо контролировали центр города. Относительно 11–12 июля есть такое предположение. Анненковцев при отступлении использовали для ликвидации тюрем и последних ударов по подполью. 2-й Усть-каменогорский партизанский казачий полк уводил с собой политзаключенных из тюрем Камышлова, Тюмени, Ялуторовска; все они, якобы «при попытке бежать», были уничтожены (12). Перед сдачей Новониколаевска анненковцы участвовали в арестах и казнях евреев, заподозренных «в связи с коммунистами» (13). В литературе есть упоминание, что 11 июля в Екатеринбурге «вооруженные с ног до головы офицеры-анненковцы […] врывались в квартиры евреев» (14). Кручинин в метрической книге римско-католического костела Св. Анны выявил двух екатеринбуржцев: Б.М. Цихонского и Т. Паккерта, – расстрелянных колчаковцами 11 и 12 июля соответственно (15). Не исключено, что именно в эти дни белая контрразведка, при помощи анненковцев, проводила свою последнюю операцию в Екатеринбурге. На наш взгляд, если волна эксцессов и была, то только в часы безвластия, а именно: во второй половине дня 14 июля, – когда почти все фронтовые части колчаковцев уже оставили Екатеринбург, а части красных еще не начали входить в город. Американский посол Р.С. Моррис имел данные, что «большевики прибыли незамедлительно» после случившихся грабежей и убийств и успели поучаствовать в пресечении эксцессов: «задержали двух человек, одного застрелили» (16). Несмотря на скудность источников, рискнем предложить свою рабочую версию екатеринбургских событий 14 июля 1919 года. Погром в Екатеринбурге был, но он не имел определенной этноконфессиональной направленности. Это было стихийное или полу стихийное (с митингом в начале) выступление городской голытьбы и дезертиров, воспользовавшихся безвластием, против обеспеченных сограждан. Конечно, удар пришелся и по зажиточной части евреев. В этом действе могли участвовать и анненковцы: как дезертиры, так и специально отстававшие от частей мародеры. В пользу погрома косвенным образом свидетельствуют мемуары Белобородовой. В одном месте она вспоминала, как с пришедшим за ней домой санитаром они пробирались в больницу: шли по пустынным улицам, прижимаясь к заборам, боясь нарваться на неприятности (17). Типичное поведение обывателя и типичная картина города, переживающих чреватую эксцессами смену власти. Но в другом месте мемуаров читаем, что разъезжающие анненковцы находят достаточное количество жертв, причем выбирают евреев, китайцев и т.п. Улицы замершего города вдруг оказываются полны народа, что можно объяснить только вспышкой погромного движения. Внезапное же появление на улицах анненковцев «с шашками наголо» было вызвано, вероятно, тем, что белые пытались подавить погром. Не исключено, что по улицам, переживавшим грабеж и насилия, просто прошелся конный арьергард колчаковцев, последним оставлявший город. Это могла быть 3-я сотня 2-го Усть-каменогорского партизанского казачьего полка, как раз высланная (с 4 пулеметами) в прикрытие отступления. К своему полку она присоединилась спустя месяц после сдачи Екатеринбурга (18). Надо полагать, в спешке, рубя направо и налево, казаки вряд ли особо разбирались, где погромщики, а где их жертвы. Скорее, били «в сердцах», по наитию, по внешним признакам: «свой» (русский) – «чужой» («чуждой национальности» или «подозрительный»). Вопрос о числе жертв погрома и соотношении потерь сторон остается открытым. Ограничивать это количество 2 убитыми и 25–28 ранеными не корректно. Поскольку метрическая книга еврейской синагоги и книга смертей городской управы за 1919 год не сохранились. Поскольку Белобородова вспоминала о 25 тяжелораненых, но ведь легкораненые и изнасилованные могли вообще не обращаться за медицинской помощью или получить ее за пределами городской больницы, например, у фельдшеров и санитаров передовых частей РККА. Благодарю за помощь в подготовке статьи екатеринбургского исследователя А.М. Кручинина. 1 Шайковский З. (Фридман Я.). Колчак, евреи и американская интервенция в северной России и Сибири, 1918–1920 гг. (главы из книги) // Дроков С.В. Адмирал Колчак и суд истории. М., 2009. Прил. 3. С. 529-530, 532. 2 Там же. С. 538-539, 537-538, 530-531, 533, 532. 3 Там же. С. 529. 4 Там же. С. 534-535. 5 Кручинин А.М. Дело о еврейском погроме. Памяти екатеринбургских событий июля 1919 г. // Веси. Екатеринбург, 2009. № 6 (июнь). С. 59-61. 6 Белобородова К.А. Участие медперсонала в Гражданской войне на Урале в июле 1919 г. (воспоминания, 1934 г.) // Центр документации общественных организаций Свердловской обл. Ф. 41. Оп. 2. Д. 57. Л. 6-7; Кручинин А.М. Указ. соч. С. 61. 7 Кручинин А.М. Указ. соч. С. 59. 8 См.: Шулдяков В.А. Выдвижение резервов Партизанской дивизии атамана Б.В. Анненкова на Восточный фронт (апрель – июль 1919 г.) // Первые Ермаковские чтения «Сибирь: вчера, сегодня, завтра». Новосибирск, 2009. С. 165-171. 9 Заика Л.М., Бобренев В.А. Атаман Анненков// Военно-исторический журнал. М., 1991. № 3. С. 72. 10 ГАРФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 773. Л. 339. 11 См.: Клиер Дж. Казаки и погромы. Чем отличались «военные» погромы? // Мировой кризис 1914 – 1920 годов и судьба восточноевропейского еврейства. М., 2005. С. 47-70. 12 РГВА. Ф. 39711. Оп. 1. Д. 2. Л. 240об. 13 Левинсон А. Поездка из Петербурга в Сибирь в январе 1920 г.// Архив русской революции. Берлин, 1921. Т. 3. С. С. 206-207. 14 Цит. по: Кручинин А.М. Указ. соч. С. 60. 15 Кручинин А.М. Указ. соч. С. 61. 16 Шайковский З. Указ. соч. С. 530. 17 Кручинин А.М. Указ. соч. С. 61. 18 РГВА. Ф. 39711. Оп. 1. Д. 2. Л. 240об Гражданская война на Урале. Кунгур, 2011 Лично мне наиболее адекватной версией кажется, что деморализованные отступающие войска белых сами устроили погром магазинов, к которым присоединилась "городская чернь", ну, и инородцев всяких анненковцы под шумок покоцали. А может, было и наоборот. Тем более утверждение Кручинина, что якобы сведений об этом нет в советской прессе, неверны. Плохо искал.

Oigen Pl: мир пишет: ведь легкораненые и изнасилованные могли вообще не обращаться за медицинской помощью В 1968 году, когда в Архангельском (бывш. Чернодоле) в последний раз за общим столом поминали сентябрь 1918 года, на глупый вопрос присутствовавшего инструктора Славгородского горкома КПСС ("почему не посчитали до сих пор точно всех изнасилованных и обратившихся потом за лечением от венерических болезней?") в него чуть не полетели тарелки и стаканы. Кому же было бы приятно так ославить своих бабушек и матерей?..



полная версия страницы