Форум » Белые и казаки » Немцы Поволжья и Сибири в колчаковской армии. » Ответить

Немцы Поволжья и Сибири в колчаковской армии.

Ратник: Не секрет,что к примеру на Юге России немцы-колонисты приняли самое активное участие в антибольшевистской борьбе,сформировав ряд подразделений (Особый немецкий батальон,Крымский егерский немецкий батальон,Немецкая рота 1-го Симферопольского офицерского полка,Немецкий добровольческий полк Русской армии генерала Врангеля и проч.). Немцы Поволжья и Сибири переселились в Россию на сто лет раньше,чем на Юге и пустили здесь более прочные корни.Понятно,что по мобилизации в колчаковскую армию попали многие колонисты,но были ли здесь сформированы национальные подразделения (хотя бы на уровне роты). Может быть проекты формирования каких-то подразделений были у немецких сибирских автономистов пастора Штаха? По крайней мере немецкие поселенцы приняли самое активное участие в повстанческой войне 1920-1921 гг (в т.ч. в Западно-Сибирском восстании). Вопрос к уважаемым форумчанам-не встречалось ли кому информации о немецких формированиях в колчаковской армии или интересных персоналий немцев-колонистов,служивших в колчаковской армии?

Ответов - 32, стр: 1 2 All

barnaulets: Вообще алтайские немцы, насколько я помню, поселились в славгородской степи сравнительно поздно - со столыпинскими переселенцами. И политические настроения у них были соответствующие - в основной массе они поддерживали большевиков.

Ратник: barnaulets пишет: Вообще алтайские немцы, насколько я помню, поселились в славгородской степи сравнительно поздно - со столыпинскими переселенцами. И политические настроения у них были соответствующие - в основной массе они поддерживали большевиков. Да,Андрей,это понятно.Где-то читал,что они активно учавствовали в Чернодольском восстании,подавленном анненковцами. Может, попадалось в плане биографических справок что-то на немцев-колчаковцев (офицерский состав)?

barnaulets: Да нет, специально немцев не выделял. Хотя немецкие фамилии среди офицеров барнаульских полков встречаются, как и польские, латышские и т.д. Но это скорее всего "городские" немцы или дворяне, в большинстве своем обрусевшие. Про немецкие части в армии Колчака не слышал. Может только дружины самоохраны в немецких селах.


Сибирецъ: Также в Александрийском полку, замирившем горную Чечню в 1919-м, один эскадрон был из немцев-колонистов. Есть книга на тему немцев: http://www.rusdeutsch.ru/biblio/files/183_biblio.pdf Правда, автор некоторые аспекты недостаточно полно рассмотрел, но в целом поволжские немцы-колонисты довольно отрицательно отнеслись к участию в Гражданской войне вообще, хоть за красных, хоть за белых. Участие в ГВ же российских немцев вообще, а не только поволжских, было распространенным по той простой причине, что в России на 1914 г. было более 2-х млн немцев. В РИА до ПМВ из 3 806 полковников было 510 немцев (13,4 %), из 5 154 подполковников - 528 (10,2 %), из 38 976 обер-офицеров - 878 (2,61 %). Даже с учетом того, что от кадровых офицеров к 1917 г. осталось лишь 4 %, в 1917-м г. немцев в армии было немало. МНогие ведь фамилии поменяли. В кавалерии потери офицерского состава были ниже, там больше кадровиков осталось. По данным Зайончковского, на 15 апреля 1914 г. среди 169 "полных генералов" было 48 немцев (28,4 %), среди 371 генерал-лейтенанта - 73 немца (19,7 %), среди 1034 генерал-майоров - 196 немцев (19%). Также в ПМВ поволжские и другие немцы призывались в армию. Среди известных военачальников навскидку: Бредов, Врангель, Миллер. На Востоке: фон Вах, есть мнение что Дитерихс - судетский немец, а не чех, Будберг, кажется, тоже немец. Ну и пресловутый Унгерн фон Штернберг

Олег В: При повторном формировании 308-го полка 35-й дивизии в Троицке в сентябре 1919 года, в него была включена рота немцев в 147 человек. Правда не ясно, что именно, это были за немцы

Ратник: Сибирецъ пишет: Также в Александрийском полку, замирившем горную Чечню в 1919-м, один эскадрон был из немцев-колонистов. Не знал,читал только,что в полку были ставропольские калмыки. Игорь,Олег спасибо за информацию!

Сибирецъ: Ратник пишет: Не знал,читал только,что в полку были ставропольские калмыки. Еще эскадрон из татар, кажется. Пожалуйста!

barnaulets: Сибирецъ пишет: На Востоке: фон Вах, есть мнение что Дитерихс - судетский немец, а не чех, Будберг, кажется, тоже немец. Ну и пресловутый Унгерн фон Штернберг Ну с чехами, особенно дворянами, вообще сложно из-за многовекового онемечивания, как и с польско-украинско-белорусской шляхтой (Тадеуш Костюшко вот, согласно изысканям белорусских историков, оказывается - этнический белорус, как и большинство других известных "поляков"). С Гайдой (Рудольфом Гейделем) тоже не совсем понятно, кем его считать - чешским немцем или онемеченным чехом. Из других известных немцев в армии Колчака можно вспомнить навскидку генералов Белова (Виттекопфа), Эллерц-Усова, Укке-Уговца, полковников Бранденбурга, Текелина (Гакенберга), Травина (Травена) и многих других. Правда в основном это давно обрусевшие дворяне немецкого происхождения или балтийцы. Вспомнилась достойная авантюрного романа судьба еще одного русского немца - есаула Меера (Мейера), описанная в упоминавшихся неоднократно воспоминаниях полковника Н.И. Де Липпе-Липского (этот господин, кстати, тоже вроде бы с немецкими корнями): "Отвлекусь несколько в сторону и расскажу о незаурядных перипетиях с моим хорошим знакомым и другом – А.Е.Меер, есаулом Забайкальского казачьего войска, частично связанных со ст.Иннокентьевской. Есаул Меер, коренной офицер лейб Павлоградского гусарского полка, после Русско-Японской войны приписался к Забайкальскому казачьему войску и остался служить на Дальнем Востоке. Великая война застала его командиром конвойной сотни при Русском консуле в городе Кобдо в Монголии. Во время белого движения в Сибири есаул Меер исполнял обязанности начальника Бийской уездной милиции, где и установились мое знакомство и дружба с ним. Перед нашим оставлением Алтая есаул Меер был переведен в Барнаул на должность чиновника особых поручений при Алтайском губернаторе, действительном статском советнике Кукаретине, с которым и выехал в эшелоне на восток. Испытав на себе общую судьбу русских эшелонов – бесконечное стояние нс станциях и полустанках из-за регулярного отбирания союзниками паровозов, он, видя невозможность дальнейшего движения в эшелоне, где-то под Мариинском выгрузил жену с вещами и поселил ее у железнодорожного служащего в пристанционном поселке, сам же частью верхом, частью на тормозах союзных эшелонов добрался до ст.Минино. Здесь, встретив мой отряд, присоединился к нему для дальнейшего следования. Доехав со мной до ст.Иннокентьевской, есаул Меер стал меня усиленно уговаривать свернуть где-либо с дальнейшего пути в Монголию, рисуя перспективы радужной мирной жизни там. Он имел в Монголии массу знакомств, среди самых влиятельных лиц и не сомневался в легкости осуществления надежд. Для большей уверенности в проведении своего плана он решил из Иннокентьевской перебраться в Иркутск, повидать там некоего купца Винтовкина, имевшего в Монголии миллионные предприятия, и получить от него всякого рода документы, обеспечившие бы нам, беспрепятственный въезд и первоначальную возможность устроиться в Монголии. После свидания с Винтовкиным есаул Меер рассчитывал использовать движение чешских эшелонов, меня догнать где-либо в районе Верхнеудинска и уже после того свернуть в Монголию. Первая часть плана начала осуществляться в Иннокентьевской, где я распрощался с есаулом Меером, вторая же часть плана так никогда не осуществилась, так как ни в Верхнеудинске, ни в Чите, где мы пробыли почти 8 месяцев, есаул Мееер не появился, и я уже считал его погибшим в советском раю. Каково же было мое удивление, когда в сентябре 1920 года, я встретил его с женою на ст.Манчжурия в Китае. После радостных объятий он мне рассказал следующее. Попытка покинуть Иркутск закончилась для него арестом, но прекрасное владение немецким языком дало ему возможность выдать себя за немецкого военнопленного обер-лейтенанта Меера, пробиравшегося из Западной Сибири на восток с целью дальнейшего следования через Китай к себе на родину. Это заявление вполне удовлетворило красных, и они его водворили в лагерь военнопленных. Позже он поступил к ним на службу и выписал к себе жену. В связи с начавшейся в августе и сентябре 1920 года эвакуации немецких военнопленных из Сибири масса эшелонов с ними была направлена для следования на родину через Манчжурию и дальше в порт Дайрен(Дальний). Есаул Меер прибыл на ст.Манчжурию в качестве коменданта одного из эшелонов с немецкими военнопленными и я наблюдал отчетливое козыряние немцев своему обер-лейтенанту. Воображаю, как были бы удивлены все эти Карлы, Францы и Фридрихи, если бы узнали, что их комендант не немецкий обер-лейтенант, а самый настоящий есаул русской армии. В качестве немецкого обер-лейтенанта, есаул Меер доехал до Гамбурга, а оттуда уже направился к себе на родину в Либаву"

Ратник: Да,невероятная история.

Сибирецъ: barnaulets пишет: Из других известных немцев в армии Колчака можно вспомнить навскидку генералов Белова (Виттекопфа), Да, командующего Южной армией я как-то забыл. Бредов тоже , на самом деле, был фон Бредов, хотя это к Сибири не относится.

мир: Как-то забыли, что к белым перешли и отдельные немцы из военнопленных. Вот, попался интересный пример. В книге Эдвина Двингера "Армия за колючей проволокой. Дневник немецкого военнопленного" описываются злоключения автора в русском плену. После печально известного Тоцкого лагеря он оказался с товарищами в Забайкалье, где его и застала Гражданская война. Комендант лагеря Вереникин часто упрашивал наполовину русского мемуариста вступить в семеновскую армию, но тот отказывался. Зато согласился его товарищ, офицер кавалерии Зейдлиц -- потомок знаменитого кавалерийского генерала Семилетней войны. Любопытно, что в книге четко названы мотивы Зейдлица. Вопреки ожиданиям, финансовый момент у "наёмника" не играл никакой роли. "- Да. Я офицер. Вот и все. Мой отец и дед были офицерами. Это моя сущность, мой характер. Для Германии начинается новое время - или-или - в этом нет никаких сомнений. Но я не могу перестроиться. Я знаю только войну, ничего иного. На ней я стал мужчиной, на ней и останусь. Впрочем, белые воюют за мои идеалы: предводители и традиции. Вероятно, можно было бы точно так же податься к красным, ибо они тоже утверждают, будто борются за идеалы. И возможно, они не плохи, эти новые идеалы, во всяком случае, более в духе времени, нежели наши старые. Но они недисциплинированные орды, не желающие никаких предводителей, как я вижу. Но я все же происхожу из буржуазии. Так почему я должен загадить свое гнездо, борясь против него?.. - Некоторое время он размышляет. - Колчак - честнейший человек России, слышал я. Человек с чистыми руками. А честность в этой стране, возможно, важнейшее качество. Чего мне больше желать? Но прежде всего я должен вырваться отсюда, понимаете? Только вырваться, что-то делать, где-то что-то делать… Иначе я тоже сойду с ума… - А если вы погибнете? - подавленно спрашиваю я. - Тогда я до того, по крайней мере, хотя бы куплю немного свободы! - бодро говорит он. - А уверены ли вы, что останетесь в живых? Прихватит нас тут однажды тиф или чахотка или, - он глубоко вздыхает, - что-нибудь в таком же роде ужасное… Потому что могут пройти годы, пока мы вернемся домой… - Я предложу Вереникину, Зейдлиц. - Вы верите, что он… - Разумеется. У них на счету каждый человек. Впрочем, Семенов наверняка знает фамилию ваших великих предков…" К сожалению, куда попал Зейдлиц и что с ним стало дальше, неизвестно. Так или иначе, он перешел на службу Колчаку.

Prefect: barnaulets пишет: Во время белого движения в Сибири есаул Меер исполнял обязанности начальника Бийской уездной милиции А я гадаю что это за Меер. [img][/img] Значит он еще и параллельно вербовкой в ПДА занимался.

Сибирецъ: Немцев-офицеров в казачьих частях Востока России после мятежа 1905 г много оказалось. А в 1917-1918 многих из них поверстали в казаки за заслуги

Ратник: Prefect пишет: А я гадаю что это за Меер. А откуда газетная вырезка?Какая газета?

Prefect: мир пишет: офицер кавалерии Зейдлиц -- потомок знаменитого кавалерийского генерала Семилетней войны. мир пишет: К сожалению, куда попал Зейдлиц и что с ним стало дальше, неизвестно. Так или иначе, он перешел на службу Колчаку Эх жалко, что это был не Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах, "немецкий Власов" , скорее всего какой то из его родственников, то же потомков Фридриха Вильгельма Зейдлица. Как явствует из книги это был фаннен-юнкер, унтер-офицер ганноверских драгун.

Prefect: Ратник пишет: А откуда газетная вырезка?Какая газета? Нашел в чьем то жж. Не знаю.

Алексей Елисеенко: Prefect пишет: Нашел в чьем то жж. Не знаю. 14.12.1918, Думы Алтая (Бийск).

мир: Никто не случайно не знает, кто такой барон Буксгевден? Его фамилия попалась в воспоминания участника боёв под Пермью в январе 1919 г., барон командовал некиим "отрядом". Больше ничего.

мир: Не совсем в тему, но вспомнилось. В Историческом Архиве - №1 за 1999 г. - была хорошая подборка документов о немцах Сибири в Первой мировой войне. Соответственно, пали жертвой шпиоономании. В журнале был документ по "делу аэропланов" - в разгар войны смотритель Омского театра всздумал прокатить на автомобиле с привязанным планером, который приняли за немецкий аэроплан. Потом обнаружилось еще с полсотни людей, который видели так или иначе немецие аэропланы в округе и даже описыывали их во всех подробностях, а спецслужбы все это добросовестно фиксировали. Никому не пришло в голову, как немецкие аэропланы могли оказаться в сибири и что им тут вообще делать.

barnaulets: Кстати, упоминавшийся немецкий писатель Двингер, сам служил в одной из кавалерийских частей армии Колчака, участвовал в Сибирском Ледяном походе. Никто не в курсе, в какой части и чине?

Ратник: А не в 1-й кав дивизии?

мир: Вести из Сибири Бежавший из Омска через Тобольск товарищ Велижанинов сообщает, что немцы-колонисты и русские белогвардейцы расстреляли между Мариновкой и Сосновкой боле 100 человек рабочих и бедняков крестьян. Были случаи пыток. Белый террор ведется в ужасающих формах, закапывают полуживых, зверск замучив. Фронтовики просят оружие, чтобы действовать отдельными отрядами, но белогвардейцы не дают, выходит раскол. Крестьянская беднота настроена враждебно, ибо у нее отбирают все взятое у кулаков, в том числе сельско-хозяйственный инвентарь. Устья реки Тобола и Тавды загорожены баржами, дабы не было прохода; судя по этому можно заключить о малочисленности белогвардейских банд, готовящих отступление. Казаков с ними мало, участвуют только казаки-кулаки. В Тюмени в целях информации по поводу революционного движения в Австро-Венгрии предполагается устроить ряд митингов. По пути в Тюмень железнодорожники заявляют, что попы ведут контрреволюционную агитацию. Омская газета "Заря" сообщает ряд интересных сведений. Северная Коммуна. №55. 24 июля 1918 г. С.4

Oigen Pl: 1942, Казань. Обвиняемый по делу "повстанческой немецко-фашистской контрреволюционной организации "Черный рейхсвер": Эрн Георгий Федорович, 1917 года рождения, уроженец г. Томска Новосибирской области, сын царского и колчаковского офицера, по соцположению — служащий, по национальности — немец, гр-н СССР, б[ес]партийный, со средним техническим образованием, мобилизованный, работавший на строительстве в Волжлаге НКВД, судим в 1939 г. по ст. 74 на 5 лет условно - http://www.archive.gov.tatarstan.ru/magazine/go/anonymous/main/?path=mg:/numbers/2006_1/02/02_4/

Oigen Pl: barnaulets пишет: расскажу о незаурядных перипетиях с моим хорошим знакомым и другом – А.Е.Меер, есаулом Забайкальского казачьего войска, частично связанных со ст.Иннокентьевской. Есаул Меер, коренной офицер лейб Павлоградского гусарского полка, после Русско-Японской войны приписался к Забайкальскому казачьему войску и остался служить на Дальнем Востоке. Великая война застала его командиром конвойной сотни при Русском консуле в городе Кобдо в Монголии. Во время белого движения в Сибири есаул Меер исполнял обязанности начальника Бийской уездной милиции 20 октября 1917 года в Бийске есаула Мейера арестовали солдаты 9-и рот 713-й пешей дружины, возмущенные разгоном казаками под его руководством солдаток у продовольственной управы (см. стр. 33 в изд. "Незабываемое. Воспоминания активных участников борьбы за установление и упрочение Советской власти на Алтае", Барнаул, 1960 // очерк Н.Т. Бурыкина - бывшего ротного писаря 5-й роты 713-й пешей дружины).

Унтер: Oigen Pl пишет: 20 октября 1917 года в Бийске есаула Мейера арестовали солдаты 9-и рот 713-й пешей дружины, возмущенные разгоном казаками под его руководством солдаток у продовольственной управы (см. стр. 33 в изд. "Незабываемое. Воспоминания активных участников борьбы за установление и упрочение Советской власти на Алтае", Барнаул, 1960 // очерк Н.Т. Бурыкина - бывшего ротного писаря 5-й роты 713-й пешей дружины). На самом деле разгона никакого не было. В рукописных воспоминаниях сам Н.Т. Бурыкин утверждает, что в зимние казармы 712-й и 713-й пеших Томских дружин ГО, располагавшиеся во Второвско-Фирсовском пассаже, забежал солдат и закричал, что казаки избивают нагайками солдаток, пришедших за получением пайка в городскую управу. Ратники похватали винтовки из пирамид и побежали на площадь к управе. Однако их взору предстала совершенно иная картина - солдатки митинговали около здания управы, а неподалеку от них спокойно цепью стояли забайкальцы. Об этой же провокации писала и бийская газета "Алтай". В своих воспоминаниях Н.Т. Бурыкин пишет, что после ареста есаул Мейер трясся, оправдывался и постоянно вытирал платком слезящиеся старческие глаза. Лично я в этот бред не верю. Во первых, есаул был боевым офицером, пожалованным орденом за отличие во время РЯВ, не однократно выполнявшим рискованные задания на территории Монголии. А во вторых, он был еще относительно молодым офицером. Какие старческие глаза???

Унтер: 29 июня 1919 г. в рапорте министру внутренних дел говорилось: "... население Бийского уезда крайне недовольно начальником местной милиции есаулом Мейером..." 22 июля 1919 г. в докладе директору департамента милиции была дана характеристика: "... есаул Мейер - боевой офицер, развитой, энергичный и решительный. Для наружной службы в уезде очень полезен..."

Сибирецъ: Еще немцы Поволжья были и по другую сторону линии фронта. 77 –й Новгородский стрелковый полк по данным И.Шульги был практически полностью немецким. Полк после окончания Гражданской войны был переведён в Спасск Владивостокского округа, Дальневосточного края. Наряду с немцами Поволжья, которые составляли основной костяк полка, служили немцы с Украины, Белоруссии, Кавказа, Сибири и других регионов России.

мир: Немецкие офицеры в определенных обстоятельствах могли служить в белогвардейских частях, что подтверждает приказ генерала Н.А. Лохвицкого войскам Дальневосточной армии № 93 от 22 мая 1920 г.: «Во время боев 18, 19, 20 и 21 сего апреля было прервано сообщение между Штабом бывшего первого Отдельного сводного корпуса и группой генерала Шемелина. Ввиду напряженности момента решено было применить чрезвычайную меру – послать летчика. Выполнить это взялись военно-морской летчик прапорщик Агапов и младший авиационный механик летчик германской службы лейтенант Гросс- Гонакер. Несмотря на не благоприятствующую обстановку и неудобную для посадок местность, летчики несколько раз совершили полеты между Штабом 1 корпуса и группой генерала Шемелина. От лица службы приношу благодарность летчику прапорщику Агапову и лейтенанту Гросс-Гонакер своей самоотверженностью и искусством в обстановке чрезвычайной трудности связавшим две оторванные друг от друга части и тем способствовавшим поражению врага». http://www2.rsuh.ru/binary/object_63.1429103971.69506.pdf

Сибирецъ: Из протокола допроса в ЧК бывшего оберквартирмейстера Сибирской казачьей группы В.К. фон Баумгартена: "Во время всей своей службы в Армии Колчака я старался служить ревностно, т.к. считал нечестным служить иначе, получая жалование и пользуясь доверием»

Ратник: А он где-то полностью опубликован..?

Oigen Pl: Унтер пишет: 29 июня 1919 г. в рапорте министру внутренних дел говорилось: "... население Бийского уезда крайне недовольно начальником местной милиции есаулом Мейером..." 22 июля 1919 г. в докладе директору департамента милиции была дана характеристика: "... есаул Мейер - боевой офицер, развитой, энергичный и решительный. Для наружной службы в уезде очень полезен..." Про есаула есть теперь доступное на русском языке впечатление голландца Грондейса: "Кроме чехов, я нашел только штабс-ротмистра фон Мейера, дееспособного офицера с убеждениями. Штабс-ротмистр фон Мейер, храбро сражавшийся на войне с японцами*, не был допущен на фронт во время Великой войны из-за своего балтийского происхождения. Недоверие России к офицерам-эстонцам зачастую не имело под собой основания. Их характер и взгляды формировали русские матери и русские предки, а не фамилия. Фон Мейера отправили в предгорья Алтая, в Бийский округ, где он получил в свое распоряжение сотню забайкальских казаков и стал носить желтые погоны. Фон Мейер человек высокого роста, прекрасный наездник, любит приключения. В 1915 г. он поймал в горах немецкого офицера, ехавшего из Пекина, скорее всего с опасными намерениями. Получив задание найти и наказать монголов, которые, будучи русскими подданными, отказались помогать фронту и угнали скот, он с 75 казаками проник в Монголию, наказал виновных и разгромил монгольский батальон, который хотел помешать ему въехать на китайскую территорию. Познакомившись с начальниками-монголами, он сумел, как это умеют делать только русские и в особенности русские офицеры, расположить их к себе. Три монгольских хана: Клан-гун, Цукер-бай и Конбай-гун, под чьей командой находилось десять тысяч сабель, полюбили его. Оценили его силу, прямую грубоватую речь, выносливость в непогоду, среди тягот и за столом со спиртными напитками, его практический не без лукавства ум, старание понять другие народности, дипломатичность и справедливость. Он не позволял себя обманывать, но не упорствовал в ненависти и умел прощать. Слушаясь его, словно полубога, они знали, что будут оценены по достоинству, если соглашались подчиниться, то потому что были уверены: к ним отнесутся с уважением. Монголы обожали в фон Мейере русского. Фон Мейер мечтал о верховенстве русских над монголами, киргизами, калмыками - кочевыми народами, умеющими великолепно управляться с лошадьми. Пожив среди их воинов, в их юртах, он узнал их отвагу, склонность к мародерству, понял, насколько они опасны, но оценил дисциплинированность, они беспрекословно подчинялись своим командирам, которые умели ими управлять. Фон Мейер не хотел отдавать красным и иностранцам богатства Алтая: золотые, серебряные, платиновые рудники, уголь, редкие меха, огромные стада и табуны, живую силу быстрых горных рек. Два инженера-американца, приехавшие изучить возможность использования «голубого угля» реки Катунь, были мгновенно арестованы киргизами, которые немного их помучили и отпустили. Фон Мейера буквально трясло от гнева при мысли о красных или китайцах. Он надеялся, что против военного движения в сторону юга можно использовать монгольскую кавалерию, которая примкнет к правому крылу сибирских казаков. Эта отважная безжалостная орда станет мощной силой, если ее организовать. Подходы к Алтаю можно легко защищать в селеньях Чаратская, Солонерная, Куган (Чарышская, Солонешное, Куяган - Е.П.), Комар, достаточно поставить там несколько пулеметов. А если - фон Мейеру это казалось невозможным - Красной армии удастся добраться до Бийска с помощью взбунтовавшихся крестьян, он устроит новое монгольское нашествие - пусть монголы дойдут до Транссибирской дороги. Это будет ужасно, но он предпочитает победу воинственных кочевых народностей победе холодных теоретиков, разваливших его родину. В ожидании реставрации Романовых он в качестве уполномоченного атамана Семенова готов управлять империей, расположенной между двумя мирами. Он сохранит ее в неприкосновенности для будущего русского господства. *14 июня 1904 г. он был послан в разведку с 18 верховыми казаками в район Син-Ю-Чен. За поворотом балки он повстречал пешего лейтенанта-японца с двумя солдатами. Сдаться японец отказался и встал в боевую позу. Не желая атаковать, ротмистр фон Мейер предложил дуэль на саблях, японец согласился. Солдаты получили приказ не вмешиваться, что бы ни происходило. Гигант-противник выбил у маленького японца саблю, но тот снова отказался сдаться. Во время следующего этапа поединка японцу удалось ранить противника в шею (знаменитый прямой удар в горло). Сочтя этот удар предательским, в чем он ошибался, фон Мейер проломил японцу голову. Он отправил солдат с телом их командира к японцам, а сам отправился перевязывать обильно кровоточившую рану. На следующее утро к нему явился японский парламентер, которого отправил генерал [Т.] Куроки, желая узнать имя русского офицера, столь безупречного поведения. Подобные случаи, напоминающие о старинном рыцарстве, были нередкими".

Унтер: Oigen Pl пишет: впечатление голландца Грондейса На фронт есаула Мейера не пустили не из-за его происхождения (немало немцев, австрийцев, пруссаков и др. воевало в составе РИА), а из-за предназначения той сотни, которой командовал Мейер - сотня входила в состав Кобдосского отряда 1-го Верхнеудинского полка ЗКВ. Действия отряда распространялись на Монголию. Здесь сотня была намного нужнее, особенно после тех событий, которые имели место быть в Монголии перед ПМВ. Все лето 1917 г., после того, как русские части и отдельные подразделения были выведены из Монголии, есаул Мейер хлопотал об отправке своей сотни из Бийска на фронт, но за неимением вагонов казаки были оставлены в городе. Все время своего нахождения в Бийске казаки поддерживали порядок в городе и уезде и имели благодарственные отзывы в свой адрес. 6 ноября 1917 г. казаки выехали со своим командиром во главе защитить жизнь и имущество представителя Совдепа. Против них выступили солдаты-пехотинцы, послушав провокаторов, и хотели поднять их на штыки и убить из засады есаула. Следственная комиссия советов вынесла резолюцию, что «казаки действовали правильно и никого не били». Однако злонамеренные люди распускали по городу слух, что казаки 6 ноября били народ. В последующем они оклеветали есаула Мейера, обвинив его в том, что он прячет банковские ценности. Есаул потребовал обыска у себя и до прибытия обыскивающих держал свое помещение под часовыми. Казаки получали анонимные угрозы, их неоднократно обвиняли в том, что они продались буржуям, в результате чего они потребовали у атамана через есаула уволить их со службы. Требование их было удовлетворено и они уехали по станицам... В Монголию сотня Мейера, усиленная пулеметами, ходила не за монголами, а за кочевыми алтайцами. Разница существенная между двумя народами. Никакого батальона он не громил. Все прошло тихо и спокойно, а самое главное, по согласованию с монгольской стороной. Что же касаемо задержанного немецкого офицера, якобы пробиравшегося из Пекина с нехорошими намерениями, то здесь нужно сделать существенную поправку - Мейер со своими казаками при тесном взаимодействии с полицией и местными жителями задержал двух немецких офицеров, бежавших из плена и пытавшихся пробраться в Китай через Монголию чуть ли не из самой Енисейской губернии...



полная версия страницы