Форум » Белые и казаки » Медицинская служба колчаковской армии. » Ответить

Медицинская служба колчаковской армии.

Ратник: Господа!Довольно много говорилось уже о различных частях армии Колчака.А как была организована медслужба,т.е.было ли Военно-санитарное управление,чем располагали на местах,были ли мобилизации врачей (в т.ч.гражданских),какое количество медикаментов и других санитарных средств поставили в Сибирь из-за границы для колчаковской армии.Можно отрывки из мемуаров о состоянии санитарной части армии и проч.Словом,тема обширна.

Ответов - 97, стр: 1 2 3 4 5 All

Ратник: Довольно любопытное подразделение-Санитарно-перевязочный отряд "имени торгово-промышленного класса города Красноярска"(уполномоченный отряда врач Китманов).Сформирован был Сибирским обществом помощи больным и раненым войнам в Красноярске весной 1919 г. и отправлен на Пермский фронт.

Адъютант: В Енисейской губернии известна фамилия Кытманов. Нет ли здесь ошибки или опечатки?

Ратник: Благодарю за поправку,Александр.Да,Кытманов. А что о нем известно?


Адъютант: Трудно утверждать наверняка, не располагая именем... Многое о семье Кытмановых узнаете, набрав в поисковике "Кытманов Енисейск". Родоначальник - был одним из самых богатых людей в Енисейской губернии. Один из его сыновей (Александр Игнатьевич) закончил СПб университет, считается основателем музея, автор летописи Енисейской губернии... Младшая дочь Екатерина была замужем за Степаном Васильевичем Востротиным (об этом есть статья моя в соавторстве с И.А. Черкасовым в А1). На сайте об-ва "Мемориал" значится много Кытмановых, подвергшихся репрессиям (www.memorial.krsk.ru), но среди них единственный доктор: "КЫТМАНОВ Александр Александрович. Род. в 1888 в г. Енисейске Енисейской губ. Образование высшее. Проживал в г. Канске. Директор поликлиники. Арестован 14.11.1937. Обвинение в Ш. Приговорен 03.02.1938 Комиссией НКВД и прокурором СССР к ВМН. Расстрелян 31.03.1938 в г. Канске. Реабилитирован 01.10.1957 ВТ Белорусского ВО (П-8306)". Удачи в дальнейших поисках!

Ратник: Адъютант пишет: "КЫТМАНОВ Александр Александрович. Род. в 1888 в г. Енисейске Енисейской губ. Образование высшее. Проживал в г. Канске. Директор поликлиники. Арестован 14.11.1937. Обвинение в Ш. Приговорен 03.02.1938 Комиссией НКВД и прокурором СССР к ВМН. Расстрелян 31.03.1938 в г. Канске. Реабилитирован 01.10.1957 ВТ Белорусского ВО (П-8306)". Очень может быть,что это он.

самарец: В Чите находился Военный госпиталь имени атамана Семёнова. Главный врач госпиталя действительный статский советник доктор Тарновский.

Унтер: В июле 1919 г. в г. Бийск находился 94-й сводный эвакуационный госпиталь. Главный врач статский советник, доктор медицины Комаров. Смотритель коллежский секретарь Капчерин. Письмоводитель чиновник военного времени Сивов. Алтай, № 126 от 30 июля 1919 г., стр. 2

Унтер: 6 сентября 1919 г. в г. Бийск на третьем этаже помещения магазина Второва был открыт эвакуированный из г. Пермь Пермский местный военный лазарет. Вход со стороны Барнаульской улицы. Алтай, № 157 от 9 сентября 1919 г., стр. 4

Унтер: В октябре 1919 г. в г. Бийск находились 94-й сводный эвакуационный госпиталь, 3-х сводный эвакуационный госпиталь, Пермский местный военный лазарет, 1-й Пермский имени Пепеляевых госпиталь, госпиталь 1-го Средне-Сибирского корпуса. Алтай, № 187 от 17 октября 1919 г., стр. 3 16 октября 1919 г. в г. Бийск в Покровской школе местным комитетом Красного Креста был открыт лазарет. Алтай, № 188 от 18 октября 1919 г., стр. 4

Унтер: Афонов Сергей Александрович Студент-медик Пермского университета, фельдшер 2-го сводного полевого госпиталя 1-й Сибирской армии. Умер 14 октября 1919 г. в г. Бийск. Алтай, № 188 от 18 октября 1919 г., стр. 1

Унтер: В августе 1918 г. в г. Бийск находился 1-й Бийский передовой санитарный отряд. Алтай, № 35 от ... августа 1918 г., стр. 4

Ратник: Коллеги,спасибо за существенное дополнение по теме!

Пермяк: Унтеру - большое спасибо за пермские госпиталя. Госпиталь Пепеляевых открылся 11 марта 1919 года в Пермской Мариинской женской гимназии. Основную работу по открытию его взяла на себя супруга генерала Пепеляева Нина Ивановна. В Пермь она прибыла из Томска с новогодними подарками для раненых. Войдя в тесный контакт с пермскими дамами, она бурно принялась за открытие лазарета, который в дальнейшем стал госпиталем. В основном он предназначался для штурмовиков.

Ратник: Пермяку спасибо за дополнение по госпиталю им. Пепеляевых. В какой-то из сибирских газет встречал название "госпиталь имени Пепеляевой".Именно "госпиталь имени Пепеляевых" официальное название?

Ратник: По имеющейся у меня информации (кроме уже упомянутых выше городов) лазареты имелись в Татарске, Красноярске, Новониколаевске, Омске, госпитали – Барабинске, Новониколаевске, Омске. Просьба к коллегам поделится информацией о госпиталях в их городах.

Пермяк: Первый корпусной сводный госпиталь. Старший врач Костинецкий. Младших врачей -6, фельдшеров -11. медсестер -8. Всего в госпитале на 2 февраля – 448 раненых. Из ни 60 офицеров и 70 красноармейцев. Нательного и постельного белья на всех не хватает, нет табака и газет, отсутствует связь с частями, поэтому солдаты не могут получить жалованье. Лазарет при пермском университете. Старший врач Мышкин. Младших врачей и медсестер -5, 22 санитара.. Всего в госпитале на 2 февраля – 223 больных и раненых. Из ни 9 офицеров и 213 солдат, один красноармеец. Лазарет Красного креста. Старший врач Симаневич. Младших врачей 4, сестер 16. Всего 388 человек, 327 – солдат, 26 офицеров и 35 красноармейцев. Поручику Кругликовскому первые 4 дня не оказывали помощь. 139 головной эвакуационный пункт. Завпунктом Ковалевский. Младших врачей 5, сестер 8, санитаров 116. Всего 346. солдат 289, офицеров 13, красноармейцев 44. Пермский местный военный лазарет. Завлазаретом врач Минц. Младших врачей 4, сестер 2, санитаров 100. .всего 410 солдат. Офицеров и красноармейцев нет. Хирургическое отделение Александровской больницы. Только тяжело раненые. 50 солдат и 5 офицеров. Мотовилихинский завод. Томиловский военный лазарет. Старший врач Баркан. Младших врачей 1, сестер 2, санитаров 7 и 5 фельдшеров 126 солдат и 20 красноармейцев. Госпиталь Пермских пушечных заводов. Старший врач Соловьев. Младших врачей 6, сестер 21, санитаров 11(обученных) и 8 фельдшеров Всего 211 солдат, 21 офицер и 23 красноармейца. Госпиталь назывался имени А.Н. и Н.И. Пепеляевых.

Ратник: Большое спасибо,коллега! А почему госпиталь назывался "Томиловский"?Географический пункт или фамилия в основе названия?

Ратник: Упоминалось уже о госпиталях имени атамана Г.М.Семенова и А.Н. и Н.И.Пепеляевых. Еще одно подобное явление.В Благовещенске в мае 1919 г. по инициативе управляющего областью создан Комитет помощи пострадавшим от гражданской войны имени адмирала Колчака. Кроме того в Хабаровске было окружное Военно-санитарное управление Приамурского военного округа,работавшее фактически самостоятельно от центральных санитарных учреждений в Омске.

Ратник: Ратник пишет: Просьба к коллегам поделится информацией о госпиталях в их городах. 171-й Сводный эвакуационный госпиталь (Томск).

самарец: Ратник пишет: 171-й Сводный эвакуационный госпиталь (Томск). А год какой? Слишком уж номер госпиталя "велик"....

Ратник: самарец пишет: А год какой? Слишком уж номер госпиталя "велик".... 1919-й.А в чем сомнение?

Ратник: В Томске было по крайней мере 2 госпиталя Согора (Сибирского союза городов): Госпиталь для эпидемических больных (на 600 человек) Госпиталь для хирургических больных (на 1000 человек).

Митякинец: Согор - сокращение от Союз Городов, полное наименование Всероссийский Союз Городов.

Ратник: Митякинец пишет: Согор - сокращение от Союз Городов, полное наименование Всероссийский Союз Городов. Наверное это все-таки его так сказать "Сибирская часть" воссоздана была,так же как и в случае в "Возгором" ("возрожденный союз земств и городов"),объединившем местные организациии только восточных территорий Поволжье,Приуралье,позднее Сибирь.

Пермяк: Отчет по устройству гулянья 18 августа на Басандайке в пользу госпиталя №171 (75%) и на построку площадки на Басандайке(25%). Приход – 410 р. Расходы – 16 р., 85 р., 58 р., 25 р., 4р. и 47 р. Чистая прибыль 172 р. Отв. Расп. Попов. Сибирская жизнь (Томск). – 1918. – 24 августа.

Митякинец: Ратник пишет: Наверное это все-таки его так сказать "Сибирская часть" воссоздана была,так же как и в случае в "Возгором" ("возрожденный союз земств и городов"),объединившем местные организациии только восточных территорий Поволжье,Приуралье,позднее Сибирь. На 1919 год в г.Омск существовали Главный комитет Всероссийского союза городов помощи больным и раненым воинам, а также Главное управление Российского общества Красного Креста. Это центральные органы данных организаций, существовавшие до октября 1917г., правда конечно их действие распространялось на территории, подконтрольные Российскому правительству. А вот по Всероссийскому земскому союзу помощи больным и раненым воинам встречал только упоминание про его существование в виде Восточного отдела.

Ратник: Митякинец пишет: их действие распространялось на территории, подконтрольные Российскому правительству. Это и имел в виду. ГУ РОКК с декабря 1918 обосновалось в Омске. Митякинец пишет: Всероссийского союза городов помощи больным и раненым воинам Митякинец пишет: Всероссийскому земскому союзу помощи больным и раненым воинам Вместе это Земгор?Или Земгор-другая организация?

Ратник: Пермяк пишет: Отчет по устройству гулянья 18 августа на Басандайке в пользу госпиталя №171 Получается,что этот госпиталь уже с 1918 г в городе действовал...?

Ратник: В своем роде уникальным медицинским учреждением стал Сызранский местный лазарет,который единственный сумел эвакуироваться из Поволжья (весь персонал и матчасть) сначала в Златоуст,а при очередном отступлении-в Томск,где и возобновил свою работу с конца августа 1919.

Ратник: Для выздоравливающих войнов колчаковской армии летом 1919 г были открыты курорты на Шире,в Усолье,Шиванде,на мысе Посьета и даже в Чигасаках (Япония).Под Омском,в Загородной роще -пансионат.Это к вопросу о том какой был "ужасный и кровавый колчаковский режим".

мир: Ратник пишет: Для выздоравливающих войнов колчаковской армии летом 1919 г были открыты курорты на Шире,в Усолье,Шиванде,на мысе Посьета и даже в Чигасаках (Япония).Это к вопросу о том какой был "ужасный и кровавый колчаковский режим". Курорт на Усолье? Звучит Кстати, может, не "курорт", а дом отдыха? Такие все правительства в то время устраивали. Открытие дома отдыха в Петрограде. 20 июня 1920 г.

Ратник: Первые три географических объекта к сожалению не знаю где находятся,может коллеги просвятят... мир пишет: Кстати, может, не "курорт", а дом отдыха? Такие все правительства в то время устраивали. Наверное что-то в этом роде,просто тогда под словом "курорт" понималось несколько иное чем сейчас.

самарец: Ратник пишет: 1919-й.А в чем сомнение? Уже не в чём. Госпиталь, скорее всего, с Великой войны не прекращал действовать. Вот нумерация на Гражданскую и осталась. Подтверждение моего предположения: Пермяк пишет: Отчет по устройству гулянья 18 августа на Басандайке в пользу госпиталя №171 (75%) и на построку площадки на Басандайке(25%). Приход – 410 р. Расходы – 16 р., 85 р., 58 р., 25 р., 4р. и 47 р. Чистая прибыль 172 р. Отв. Расп. Попов. Сибирская жизнь (Томск). – 1918. – 24 августа.

Пермяк: Для тех, кто не "бороздит" просторы интернета. Статья о госпитале Пепеляевых опубликована в сборнике "Пермский дом в истории и культуре края" Пермь, 2011. - С.136-143. Лазарет имени Пепеляевых. В начале февраля 1919 года в недавно освобожденную Пермь прибыла из Томска с подарками для раненых воинов 1-го Средне-Сибирского корпуса Нина Ивановна Пепеляева, жена командира корпуса. генерал-лейтенанта Пепеляева, освободившего Пермь от большевиков. В Томске у нее остался на попечении свекрови 5-ти летний сын Всеволод. Она остановилась в здании Волжско-Камского банка на Покровской 32. Первым делом она посетила тяжело раненых солдат и офицеров в губернской Александровской больнице. Это посещение оставило неизгладимое впечатление на раненых. Об этом красноречиво говорит письмо, опубликованное в пермской газете «Освобождение России»: «Милостивый Государь, Господин Редактор! Позвольте через посредство Вашей газеты от имени раненых и больных солдат-сибиряков Александровской больницы выразить глубочайшую благодарность супруге нашего обожаемого командира корпуса генерала Пепеляева Н.И Пепеляеву за ту радость, которую она доставила нам своим посещением и за подарки, которые она нам привезла из родной Сибири. Большое спасибо также всем, кто так сочувственно отнесся к желанию нашей уважаемой гостьи – скрасить очень иногда тяжелые переживания больного солдата, всем, кто помогал ей в сборах на подарки, к слову сказать, подарки по-сибирски, - щедрые. Еще раз спасибо за память и за участие к нам. От имени всех больных и раненых солдат Александровской больницы. Штабс-капитан Липовка»[1].. 1-й Средне-Сибирский корпус нес большие потери ранеными и убитыми. Так в Пермской операции, которая проходила с 29 ноября по 26 декабря 1918 года, он потерял половину состава – это примерно около 5 тысяч. Помощь раненым в городе Перми оставляла желать лучшего, т.к. большевики постарались вывезти все лекарства и медикаменты. Для осмотра и проверки лечебных заведений г. Перми и Мотовилихинского завода командир 1-го Средне-Сибирского корпуса генерал-лейтенант Пепеляев назначил 3 февраля 1919 года комиссию под председательством штабс-капитана Голубева и членов: подпоручика Квасневского, поручика Чернова и старшего врача 8-го Бийского полка Миль, при участии помощника корпусного врача Орлова. Комиссия 7 февраля констатировала, что нательного и постельного белья на всех не хватает, нет табака и газет, отсутствует связь раненых с частями, поэтому солдаты не могут получить жалованье[2]. Но не только условия в госпиталях не устраивали командование корпуса, но и количество лечебных заведений. Поэтому идею открытия дополнительных лечебных учреждениях, высказанную Ниной Ивановной, сразу подхватили местные общественные деятельницы: А.П. Николаева. М.Ф. Ковалевская, Т.И. Пашихина и др. Тем более что в Великую войну в Мариинской, Александровской гимназиях работали лазареты. Ее выбор пал на Мариинскую женскую гимназию, где было решено открыть лазарет имени А.Н. и Н.И. Пепеляевых. . Начались сборы денег и средств на его устройство. Первым мероприятием, средства с которого пошли на открытие лазарета был концерт – вечер, прошедший с необыкновенным оживлением. 9-го февраля в здании названной гимназии. Своим устройством и организацией вечер обязан известной устроительнице благотворительных вечеров Алисе Павловне Николаевой и супруге доктора Ковалевского. Было сделано все, что только было возможно в смысле декораций и обширной и разносторонней интересной программы вечера. Артисты, давно известны Пермской публике, выступили на вечере с обычным им шумным успехом. Следует отметить только их отзывчивость и неутомимость, т.к. они неустанно выступают на всех благотворительных вечерах и концертах[3]. Кроме пермской публики на концерте было много офицеров-сибиряков, так как в это время в городе на отдыхе находился Штурмовой батальон 1-го Средне-Сибирского корпуса. Штурмовики, тем более офицеры, были желанными гостями любых мероприятий. К тому же в Перми формировались ударные батальоны 1-й и 2-й Сибирских дивизий из молодых пермяков. Так что недостатка в публике не было. Но при таком большом количестве народу, всегда находятся люди с воровскими наклонностями. Так на этом вечере украли бумажник с 6500 рублями и удостоверением личности у командира ударного батальона 2-й Сибирской стрелковой дивизии штабс-капитана И.А. Вотина[4]. Согласно отчету, сделанному устроительницей бала А. П. Николаевой, чистого дохода получено было 43626 р. 27 к., каковая сумма сдана под расписку главному врачу госпиталя И.М. Ковалевскому[5].. Денежные сборы шли не только с билетов, но и от продажи программ, папирос, конфетти и билетов на танцах, с киосков, буфетов и американской лотереи. 28 февраля Нина Ивановна уже сама устраивает «Музыкальный вечер» в Благородном Собрании. В газетах появляется следующее объявление. В Пятницу, 28-го февраля 1919 года, Женой командира 1-го Средне-Сибирского корпуса Ниной Ивановной Пепеляевой УСТРАИВАЕТСЯ МУЗЫКАЛЬНЫЙ ВЕЧЕР. 75% сбора с вечера поступит на устройство госпиталя для раненых и больных воинов, а 25% - на приобретение необходимых книг для библиотеки Александровской гимназии. Пожертвования бельем и другими вещами на устраиваемый госпиталь принимается в квартире г-жи Пепеляевой (в помещении Волжско-Камского банка на Покровской ул.[6]. В устройстве вечера ей помогают сотрудники библиотеки 1-й мужской гимназии. Для проведения вечера Пепеляевой выделяюn средства из добровольных пожертвований граждан г. Перми. В отчете записано: «Отпущено жене командира 1-го Средне-Сибирского корпуса г-л Пепеляева для устройство лотереи 28 февраля в пользу больных и раненых лазарета имени Пепеляевых: тиковых чехлов 2, полотенец 1, платков 1, перчаток дамских 12 п., шапок 1, скатертей 5, салфеток разных 71 шт., мешков 5, подушек диванных 21 шт., ковер вышитый 1, дорожек на качалку 1 и прочих мелких вещей 157 шт.»[7].. Итак, вечер состоялся в пятницу. 28 февраля, чистый сбор с которого поступил на устройство госпиталя для раненых и больных воинов (75%) и 25% в пользу устроителей – библиотеки 1-й мужской гимназии. На вечер собралось громадное количество публики и он дал рекордную для Перми цифру сбора. Вечер совпал с выступлением на фронт 1-й Пермской дивизии(1и 2 марта) и 1-й Сибирской штурмовой бригады (4 марта). Офицеры-штурмовики не могли не посетить данный вечер, т.к. давала его супруга их шефа – генерал-лейтенанта Пепеляева. Негласно штурмовики считали, что лазарет открывается для их бригады и в дальнейшем не раз отчисляли деньги на его содержание. Вечер состоял из небольшого спектакля и концертного отделения. В начале госпожою Князевой и г.г. Казарским, Вреден-Полевым, Васильевым и Севастьяновым были представлены «Романтики» Шиллера, прошедшие в высшей степени удачно. В больших и интересных концертных отделениях приняли участие госпожи: Алина (пение), Веденяева, Знаменская, Столяревская и Морозова (танцы), г-н Людмилов (декламация), г-н Натанов (мелодекламация). госпожа Полканова (пение), г-н Вейхарт (рояль) и др. Среди номеров выделялись русский танец, проведенный 4-мя исполнителями, вызвавший громадное одобрение всего зала и пение госпожи Полкановой, которую Пермь слышит, лишь в первый раз. Последним, сверх программным номером, было выступление госпожи Борегар в монологе Мансфельда «Сон», который был куплен публикой за 2600 р., путем американского аукциона. Кроме аукциона номера г–жи Борегар, Т.И. Пашахиной был продан с такого же аукциона золотой на 1000 р., аукцион бутылки шампанского, который дал около 15 000 р. Кроме того, оставшаяся с вечера бутылка шампанского, была на следующий день во время спектакля в городском театре продана за 8000 руб. Прибавим к этим большим суммам сборы с буфета, билетов и штрафы с тех, кто был не в национальных костюмах (а в костюмах не было почти никого), побоимся поспешить, признав сумму чистого сбора, по крайне мере полсотни тысяч. После исполнения состоялись танцы, продолжающиеся до шести часов утра. Вечер прошел оживленно. Среди вечеров этого сезона он имеет полное право на первое место[8]. И вот 11 марта 1919 года открытие лазарета состоялось. Вот так оно было описано в местной газете. «Лазарет наполнен ранеными. Так приятно видеть хорошую обстановку и оборудование лазарета: чистые простыни, подушки и одеяла, и чувствуется с какой заботой и приветливостью относится к раненым Н.И. Пепеляева и принимавшие участие в оборудовании лазарета дамы. На открытии лазарета, которое носило симпатичный семейный характер, присутствовало несколько человек из избранного Пермского общества. Прибыл Преосвященный Борис. Все ждут приезда А.Н. Пепеляева. Раненные, которые имеют возможность встать, столпились у входа. – Генерал прибыл, проносит шепот. Голосом, насколько охрипшим, генерал здоровается с ранеными. – Здорово, братцы! - Здравие желаем, Ваше Превосходительство. Генерал обращается к раненым с речью. В немногих словах генерал благодарит раненых за службу, за пролитую кровь. Во второй части своей речи генерал указывает на большие успехи на фронте – Враг в панике бежит – фронт отодвинут на девяносто верст. Я всегда верил в доблесть русского солдата, и для меня большая честь, что я состою в рядах этой армии. Я всегда говорил, что важно качество войск, а не их количество. И мои слова подтверждает славная Сибирская армия. – Генерал еще раз благодарит солдат и начинает обход раненых. Знание и любовь к солдату так и сквозит из каждого слова, из каждого движения генерала и видно, что молодой генерал со своей серьезной русской внешностью, как нельзя более гармонирует с молодой возрожденной Русской армией. Эта простота, эта русская внешность, это чисто русское общение с солдатами производят самое отрадное впечатление. Они показывают, что на поверхности возрождающейся России выплывают свои собственные молодые таланты. После обхода раненых начался молебен. Перед началом молебна священник Мариинской гимназии, отец Александр сказал вступительное слово. В своей речи отец Александр указал на разрушенный тыл, на то, что необходимо все отдать тем, кто пролил кровь за освобождение России. После молебна генерал Пепеляев долго обходил раненых, беседовал с солдатами и осматривал помещение. Гостям был предложен завтрак. От уютных комнаток веяло давним прошлым. Столики, мебель, рояль, зеркала и сам завтрак по-семейному напоминал одну из картин Маковского. В конце завтрака генерал Пепеляев поблагодарил начальницу гимназии Татьяну Ивановну Пашихину и выразил надежду, что лазарет будет всегда в таком же виде, как сейчас. После отбытия генерала завтрак еще продолжался. Насколько симпатично и отрадно было видеть заботу Н.И. и А.И. Пепеляевых о раненых, что всеми силами души хочется помочь им в оборудовании лазарета. Редакция берет на себя обязанность по снабжению лазарета литературой и просит всех откликнуться и доставить в редакцию или непосредственно в лазарет книги и журналы[9]. Кроме главного врача госпиталя надворного советника Ковалевского, в лазарете работала врач Ершова. Пожертвования поступали со всего освобожденного от большевиков Пермского края, отчеты о которых публиковались в пермской газете «Освобождение России». Приведем некоторые из них: «Позвольте через посредство вашей газеты выразить благодарность за пожертвования, сделанные 1-му Пермскому сводному имени А.Н. и Н. И. Пепеляевых госпиталю гражданину И. С. Абромовичу – 1 пуд серого картона, гражданам Чусовской волости Пермского уезда простыней 16, рубашек 23, кальсон 24, полотенец 14, холста 16 аршин и косынок 4 штуки и гражданам А. К. Заспановой и М. А. Матоковой - масла сливочного 20 фунтов». «Позвольте, через посредством вашей газеты, выразить глубокую благодарность за пожертвования, сделанные 1 Пермскому Сводному имени А.Н. и Н.И. Пепеляевых госпиталю: Пермскому Лесопромышленному и Торговому Акционерному обществу – 500 руб.; Командиру 1-й Штурмовой бригады и команде музыкантов – 2445 руб.; Старшему адъютанту Сибирской штурмовой бригады и команде писарей той же бригады – 2997 руб.; Гр. Заспановой – 200 руб.; Пермскому обществу потребителей – 1000 руб. Главный врач госпиталя надворный советник Ковалевский»[10]. «Прошу не отказать напечатать нижеследующую благодарность. Мы защитники дорогой родины, больные и раненые 1-го Пермского сводного госпиталя при Мариинской гимназии шлем глубокую благодарность г-ну генералу Пепеляеву за удовлетворение нас воинов табаком и папиросами. Шлем тысячу благодарностей и желаем вам довести борьбу до полной победы над коммунистами»[11]. Конечно же, особо была отмечена Пасха, которая в тот год праздновалась 20 апреля. В конторе редакции газеты «Освобождение России» поступил подписной лист пожертвований на красное яичко больным и раненым героям-воинам в лазарет при Мариинской женской гимназии имени А.Н. и Н.И. Пепеляевых[12]. Сборы дали солидный результат. Ни один раненый не остался без подарка. К этому приложила все свои силы и средства начальница гимназии Пашихина. Вот как об этом отозвались ее подопечные: «Мы раненые офицеры и солдаты Сводного госпиталя имени Пепеляевых приносим сердечное Русское спасибо начальнице Мариинской женской гимназии Татьяне Ивановне Пашихиной за ее неустанные труды, заботливость и чисто материнское отношение к нам. Благодаря ее необычной энергии – мы частенько имеем возможность слышать в стенах своего госпиталя и музыку и хоровое и сольное пение; видеть ряд веселых сценок, что вносит в нашу скучную затворническую жизнь такое разнообразие, при котором отдыхает душа и тело. Доброту и истинное Ангельское отношение Татьяна Ивановна проявила и в дни Святой Пасхи, когда она, как родная мать, для каждого из нас находила слово утешения[13]. Но и с прошествием Пасхи благотворительная жизнь, теперь уже в 1-м Пермском Сводном госпитале имени Пепеляевых, не затихала. Пашихина организовала по воскресеньям «вечера развлечений», первых из которых состоялся 4 мая. «В огромном, переполненном слушателями, зале весело была разыграна любителями пьеска « Ночь перед судом» по рассказу Чехова. Хористами местного театра исполнен был ряд хоровых вещей. Вызвавший шумный восторг слушателей. Господа Бойдаренко, Луканин и Пестов с большим успехом исполнили несколько сольных номеров. Дужными аплодисментами были награждены и другие участники вечера: женский дуэт, исполнители русского танца и рассказчики анекдотов. Устроители этого вечера для раненых намерены в следующее воскресенье повторить «вечер развлечений» в том же лазарете»[14]. После Николиного дня офицеры и солдаты госпиталя поблагодарили устроителей вечеров через газету, где отмечали, что вечера «носили семейный характер – нет той чопорности, излишней торжественности, какая обычно замечается у артистов, когда они выступают на сцене….. Вот выступает знакомая нам юная воспитанница гимназии А.Губанова. Голос небольшой по силе, но сколько души и любви вложено в романс «Что моя нежная» Пасхалова и в песню Новика «Сладко пел душа соловушка» Галлера. Прекрасное впечатление произвело на слушателей трио – г.г. Барашина (сопрано), Горбунова (баритон) и Парамонов (тенор) исполнением: «На севере диком» Дмитриева и «Ночевала тучка» Даргомыжского и дуэт «Это недавно так было» Гродского. С большим интересом и удовольствием прослушали «Орел», муз. Тидемана и «Ой, честь ли то молодцу» Сахновского в исполнении Лукавина. На этот раз г. Лукавин не поскупился и мы имели удовольствие его послушать. Его обширный голос едва вмещался в небольшом зале библиотеки гимназии. Особенно при передаче «Орла». Появление на эстраде г. Бондаренко было шумно приветствуемо. Симпатичный артист и на этот раз подарил нам несколько номеров из своего репертуара, чем доставил истинно художественное удовольствие. Прекрасно были проведены дуэтом «Камень тяжелый на сердце лежит» Даргомыжского и «Ах, сегодня день ненастный» Пригожева (Бондаренко и Козленковым). Особенно последняя. Повеяло настоящим родным, русским от этой песни! Очень умело проведена «Серенада» Шуберта и «Дезертир» Гейзера г. Козленковым. Весело прошел дуэт «В селе малый Ванька жил» у г.г. Бондаренко и Луканина. С большой экспрессией был исполнен романс «Ах, быстрей летите кони» г-жей Тиме. В отдельности скажем всем участникам вечера русское спасибо. Не забывайте нас! Посещайте! В отдел власти мы приносим глубокую и искреннюю благодарность администрации госпиталя за проявленную заботливость заполнить наш пробел с духовной стороны»[15] К сожалению дальнейших сведений о госпитале найти не удалось. Коротко остановимся на судьбе супруги освободителя г. Перми генерал-лейтенанта Пепеляева, которая была очень тяжелой. Нина Ивановна Пепеляева, урожденная Гавронская, родилась в 1893 г. в Нижнеудинске. Ее отец был родственником польского композитора Огинского.. У нее были два брата и пять сестер (Августа, Нина, Екатерина, Константин, Зинаида, Африкан, Конкордия). В 1912 году Нина Ивановна в 19 лет вышла замуж за подпоручика 42-го Сибирского стрелкового полка Пепеляева Анатолия Николаевича. Полк дислоцировался в г. Томске, на родине мужа. 22 октября 1913 года у них родился сын Всеволод. Всю Первую мировую войну она молилась за своего мужа, который хоть и раненый но вернулся домой. После свержения большевиков в Томске 29 мая 1918 года ее муж снова ушел на войну, но уже на борьбу с внутренним врагом. Ей снова осталось только ждать и молиться за него. При отступлении армии Колчака от Омска муж не успел заранее эвакуировать семью и его жена в Иркутске вместе с семилетним сыном была посажена в тюрьму. Там семья лишилась всего имущества. В апреле 1920 года Она с сыном и свекровью. Клавдией Георгиевной. Добрались до Харбина. Начались скитания по комнатам. Пока не нашел их в том же году муж. В 1922 году родился второй сын Лавр и в этом же году .проводила мужа во Владивосток, оставшись почти без средств к существованию. Нина Ивановна устроилась на работу в газету корректором. Вскоре перешла в Управление КВЖД. В 1926 году вышло постановление, что на железной дороге могут работать только советские подданные или китайцы. В подданстве Москва ей отказала. Перебивалась случайными заработками. В 1931 году начала работать сын Всеволод и жизнь стала полегче. Летом 1936 года пришло первое письмо от мужа из СССР, в котором он просил переехать семью жить к нему. в союз. После долгих раздумий она решила, что ехать к мужу опасно. Осенью 1945 года, когда Харбин был занят советскими войсками, арестовали сына Лавра, как японского шпиона. «Отмеряли» ему 25 лет лагерей. Н.И. Пепеляева перебралась с сыном Всеволодом в Забайкалье, в Читу, где сын работал в разведке. Затем его арестовали, а ее выслали в Узбекистан на поселение, где она стала работать в совхозе «Пахта-Арал». После реабилитации в 1956 году стала жить с сыном Лавром в Ташкенте, а затем перебралась в Гагры к Всеволоду, где и умерла в 1979 году, дожив почти до 90 лет. Похоронили Нину Ивановну в г. Гагры[16]. Примечание. 1. Освобождение России (Пермь). – 1919. – 15 февраля. 2. Пермский государственный архив новейшей истории. Ф.90. Оп.4.Д.895. Л.169, 220. 3. Освобождение России (Пермь). – 1919. – 12 февраля. 4. Освобождение России (Пермь). – 1919. – 13 февраля. 5. Освобождение России (Пермь). – 1919. – 22 марта. 6. Сибирские Стрелки (Пермь). – 1919. – 22 февраля. 7. Освобождение России (Пермь). – 1919. – 21 марта. 8. Свободная Пермь. – 1919. – 5 марта. 9. Освобождение России (Пермь). – 1919. – 11 марта. 10. Освобождение России (Пермь). – 1919. – 17 апреля. 11. Сибирские Стрелки (Пермь). – 1919. – 11 апреля. 12. Освобождение России (Пермь). – 1919. – 3 апреля. 13. Сибирские Стрелки (Пермь). – 1919. – 27 апреля. 14. Освобождение России (Пермь). – 1919. – 6 мая. 15. Освобождение России (Пермь). – 1919. – 29 мая. 16. http://ilin-yakutsk.narod.ru/1998-1/18.htm

Войсковой старшина: Ратник пишет: Первые три географических объекта к сожалению не знаю где находятся,может коллеги просвятят... Шира - ныне Красноярский край. Там 2 озера рядом: одно - пресное, другое - соленое. По сей день очень популярное место отдыха. Кстати, здесь ком. чоновского полка Голиков-Гайдар зверствовал. Книга В.А. Солоухина об этом так и называется "Соленое озеро". Мир пишет: Курорт на Усолье? Звучит "Бальнеогрязевый курорт "Усолье" находится в 68 км от Иркутска, в черте города Усолье-Сибирское на высоте 403 м над уровнем моря, на левом берегу Ангары и занимает территорию 18 га. Бальнеогрязевый курорт "Усолье" принимает на отдых взрослых и родителей с детьми". (Реклама из Сети). Там еще в нач. XX в. был курорт http://ruscarts.ru/catalog?cat=1622

Сибирецъ: Пепеляевы организовывали санитарные поезда еще в годы ПМВ

белый: Пермяк пишет: От имени всех больных и раненых солдат Александровской больницы. Штабс-капитан Липовка Наверное это Стахий Липовка.

b-340@mail.ru: белый пишет: Наверное это Стахий Липовка. Почти 100%. Брат его, Исидор Липовка, погиб до штабс-капитана не дослужив.

Ратник: Михаил,сердечное спасибо за статью!Замечательный материал! Юрий-огромное спасибо за разъяснение! Сибирецъ пишет: Пепеляевы организовывали санитарные поезда еще в годы ПМВ Можно пару слов об этом?

Сибирецъ: Ратник пишет: Можно пару слов об этом? Например, 3-й полевой врачебно-питательный отряд был организован В.Н. Пепеляевым. Такой же отряд был сформирован и Аркадием Пепеляевым в августе 1914 г., возможно, речь идет об одном и том же подразделении. Также, на нашем форуме кажется уже писалось, что Аркадий Пепеляев был военным врачем. В 1918 г. служил в Тюмени, возможно, в госпитале

Ратник: Сибирецъ пишет: Аркадий Пепеляев был военным врачем. В 1918 г. служил в Тюмени, возможно, в госпитале Спасибо,может быть о нем что-то удастся узнать.

Сибирецъ: Ратник пишет: может быть о нем что-то удастся узнать. А что тебе интересно, скажи? У меня есть его биография и фотки

Oigen Pl: Ратник пишет: Для выздоравливающих войнов колчаковской армии летом 1919 г были открыты курорты на Шире,в Усолье,Шиванде,на мысе Посьета и даже в Чигасаках (Япония).Под Омском,в Загородной роще -пансионат.Это к вопросу о том какой был "ужасный и кровавый колчаковский режим". Вполне естественно, что любой режим лечит раненых военнослужащих своей армии. В книге В. Липовецкого "Ковчег детей, или Невероятная одиссея" есть немного информации по курорту Курьи (тогда Камышловского уезда Пермской губернии) - http://lib.rus.ec/b/117143/read#t13

Пермяк: Из послужного списка Аркадия Николаевича Пепеляева. Из послужного списка младшего ординатора Тюменского местного воинского лазарета Пепеляева А.Н., видно, что он родился 23 января 1888 г. в г. Томске. Окончил военно-медицинскую академию. 9.12.1912 г. - Высочайшим приказом по военному ведомству назначен младшим врачом в 11 Сибирскую военную стрелковую артиллерийскую бригаду. 13.03.1913 г. - Прикомандирован к Омскому военному госпиталю. 21.08.1914 г. приказом Омского окружного военно-санитарного инспектора откомандирован от госпиталя для формирования 95 военно-санитарного транспорта и назначен старшим врачом транспорта. 15.09.1914 г. – прибыл на театр военных действий. 9.12. 1914 г. – приказом командующего 10-й армией награжден орденом Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом. 28.01. 1915 г. – вместе со своей воинской частью перешел русско-германскую границу. 17.02.1916 г. – приказом командующего 10-й армией награжден орденом Св. Станислава 2-й степени. 21.03. 1916 г. – приказом командующего 10-й армией награжден орденом Св. Анны 3-й степени. 15.12.1916 г. – за выслугу лет представлен к утверждению в чине титулярного советника с производством в коллежские асессоры со старшинством с 9.12. 1915г. 16.01. 17 г. приказом командующего 10-й армии награжден орденом Св. Анны 2-й степени. 26.07. 1917 г. – приказом начальника санитарного отдела штаба 7-й армии прикомандирован к полевому подвижному №526 госпиталю, куда прибыл 28.07.1917 г. 3.08.1917 г. – назначен вр. и. д. главного врача этого госпиталя. 15.09.1917 г. – приказом начальника санитарной части Юго-Западного фронта назначен старшим ординатором этого госпиталя.. 5 марта 1918 г. – приказом по Омскому военному округу уволен вовсе от военной службы. 5 сентября 1918 г. – призван временно на военную службу и зачислен в резерв врачей при военно-санитарном управлении Западно-Сибирского военного округа. 7 .09.1918 г. – прикомандирован к Омскому военному госпиталю. 22.10.1918 г. – приказом по санитарной части Западно-Сибирского военного округа за №104 п. 4 назначен младшим ординатором Тюменского местного лазарета, куда прибыл 24 ноября 1918 г. Был в походах во время русско-германо-австрийской войны с 26 августа 1914 г. по 10.12 1917 г. Женат на девице Анне Георгиевне Якубовской. На декабрь 1918 г. имеет детей: Татьяну – 7 лет и Нину – 5 лет – РГВИА. ф.409. п/с 357-435/ 1918 г.; п/с 357-445 /1918г.

Ратник: Спасибо,Михаил! Таким образом,кроме всего прочего мы имеем: Омский военный госпиталь (видимо действовал со времен ПМВ,либо создан заново),летом 1919 Главное управление РОКК открыло в Омске еще госпиталь,кроме того в районе Омска тогда же начали работу госпитали на ст.Барабинск и Исиль-Куль. Тюменский местный лазарет

Ратник: По данным того же ГУ РОКК примерно на июль 1919 г. на театре военных действий действовало два плавучих госпиталя.Никто не знает на каком плавсоставе они размещались и где базировались?

мир: Ратник пишет: Примечательно,что когда генерал Сахаров подавляет восстание в Сибири (что вполне естественно для любой власти),просоветски настроенные исследователи говорят "а...каратели,они убивали свой народ",а когда те же самые кустанайские повстанцы вытесненные из Сибири уходят в Туркестан,местная красная армия их уничтожила без малейшего зазрения совести,а командира Жиляева расстреляла. Жиляев был расстрелян за совершенно конкретную вещь - вооруженный бунт против командования фронта. Он еще и войска разлагал, и грозился "офицерье в штабах" перевешать, и пленных убивал - дутовцев, что, между прочим, красному командованию отнюдь не понравилось. Так что ты, Леонид, мягко говоря, грешишь на Турккомандование. Оно наоборот, сделало полезное дело - буйных повстанцев спаяло в относительно дисциплинированные войска. В этом случае они же говорят "Красная армия наводит порядок железной рукой". Именно. И что тут дурного? Этак любую казнь, даже дезертира и предателя можно выставить необоснованной жестокостью. Это не отменяет военной необходимости. Совсем недавно ув.Пермяк приводил статью, в которой генерал Эпов приказал расстрелять двух офицеров за дезертирство их подразделения, что одобрил сам Пепеляев. Никто почему-то ничего жестокого тут не увидел. А сколько было вони по поводу "штрафбатов"... Предвосхищая неизбежную полемику с "товарищами" и засорение темы идеологическими экзерсисами прошу привести несогласных с вышеизложенной т.з. на вопрос 1-2 примера не только отрицательной картины состояния медчасти армии Колчака,но и положительные примеры из научной или научно-популярной литературы советского периода Для начала ты должен сам привести ссылку на якобы "грязную солому", а там и оппоненты могут подтянуться. Мне лично про медсостояние у Колчака вообще ничего не попадалось в советских книгах. Да и вообще, странный подход - объяснять свою предвзятость чужой. По данным того же ГУ РОКК примерно на июль 1919 г. на театре военных действий действовало два плавучих госпиталя. А это не те самые томские баржи смерти, на которых были тифозные красноармейцы?

Пермяк: К началу кампании (май 1919 г.) в составе флотилии числились: 15 вооруженных пароходов, 2 плавбатареи, 3 плавбазы и плавмастерских, в составе I и III дивизионов, 3 парохода и катер в составе Службы связи, 2 посыльных судна, 2 госпитальных судна, 3 военных буксира, 1 гидроавиабаржа, с приданными ей 2 катерами и 2 военными буксирами, 1 штабной теплоход, 6 специально оборудованных понтонов и 1 военный буксир в составе 1-го дивизиона тральщиков. Был сформирован также гидроотряд в составе четырех глиссеров. На глиссерах были установлены авиационные моторы, корпуса же их были построены силами флотилии. Кузнецов Н. РЕЧНАЯ БОЕВАЯ ФЛОТИЛИЯ НА КАМЕ.

Ратник: По просьбе т.Мира. по поводу эпизода с соломой.Работа под названием "История военных потерь" Б.Урланиса.1994 (первое издание вышло если не ошибаюсь в 1956). Книги в печатном виде под рукой нет,но нашлась ее цифровая версия,более раннего издания,поэтому за точные номера страниц не поручусь. Читал ее уже довольно давно, более 10 лет назад,оказалось,что эпизод посвящен Югу России (как и большинство материалов по белым),однако ряд примечательных вещей есть и по Востоку. Прежде всего обращает на себя внимание тот факт,что автор подробнейшим образом останавливаясь на всех видах потерь в Красной армии (даже по некоторым операциям на Восточном фронте),говорит о белой лишь "Потери белых армий точно определить невозможно, но известно лишь, что они выражались в значительных цифрах". Без комментариев. "На Восточном фронте гражданской войны эпидемии в белой армии были еще более значительными" (чем у белополяков). Обращает на себя внимание,что автор старательно описывает положение колчаковской армии периода катастрофы (тысячи тифозных,заразивших и РККА),умирающие в Новониколаевском и Красноярском лагерях для ВП офицеры и солдаты,несчастная тифозная армия Дутова.И ни слова о более ранних периодах.Вот вам однобокий подход.Автор,ссылаясь на профессора В.А.Башенина,начальника санчасти Новониколаевского военного городака (читай лагеря для ВП) определяет потери колчаковской армии от тифа около 50 тыс. Основываясь на логических умозаключениях ("учитывая потери белых на западе (24 тыс.) и на юге, которые также выражались десятками тысяч") автор делает вывод - "можно считать, что в белой армии умерло от болезней приблизительно 150 тыс. человек". О боевых потерях и того меньше."За период с марта по июнь 1919 г. силы белых на Восточном фронте в результате потерь сократились со 135 тыс. до 87 тыс. человек" и "Партизаны (Амурской области) нанесли интервентам и белогвардейцам значительные потери, истребив до 17600 человек".Это собственно и все. Вот уровень изучения советской наукой белых армий,при том,что монография чисто научная,а не научно-популярная.

ГончаровЮ.И.: Конец 1918г.

Сибирецъ: Уважаемый Пермяк, спасибо за матриалы о Аркадии Пепеляеве. У меня не было номера санитарного отряда, с которым он отправился на фронт. Значит, его брат сформировал другой отряд

Пермяк: . Российское общество Красного креста из Пермского госпиталя крестьян выделило подвижный лазарет на 50 коек и летучий транспортно-перевязочный отряд, который придается 1-й Сибирской штурмовой бригаде (Современная Пермь. – 1919. – 1 мая.) . Врачи И.Г. Конокотин и В.Н. Пономарев. Сестры милосердия (все из госпиталя крестьян): В.А. Рыбакова, Л.А. Карнаухова, В.А. Бабыкина, К.К. Загоскина, А.С. Михоношина, А.Г. Черепанова, Л.И. Чечулина, О.В. Раева, Е.В. Дедюхина, Н.М. Выгодова, Г.М. Козлова, Г.А. Калинская (Освобождение России (Пермь). – 1919. – 13 мая ) . Вслед за бригадой вечером 16 мая отправился на фронт подвижной лазарет.

Ратник: Пермяк пишет: Российское общество Красного креста из Пермского госпиталя крестьян выделило подвижный лазарет на 50 коек и летучий транспортно-перевязочный отряд, который придается 1-й Сибирской штурмовой бригаде (Современная Пермь. – 1919. – 1 мая.) . Врачи И.Г. Конокотин и В.Н. Пономарев. Сестры милосердия (все из госпиталя крестьян): В.А. Рыбакова, Л.А. Карнаухова, В.А. Бабыкина, К.К. Загоскина, А.С. Михоношина, А.Г. Черепанова, Л.И. Чечулина, О.В. Раева, Е.В. Дедюхина, Н.М. Выгодова, Г.М. Козлова, Г.А. Калинская (Освобождение России (Пермь). – 1919. – 13 мая ) . Вслед за бригадой вечером 16 мая отправился на фронт подвижной лазарет. Про лазарет и санотряд при бригаде знал,но без подробностей. Спасибо,ценно!

Ратник: самарец пишет: В Чите находился Военный госпиталь имени атамана Семёнова. Главный врач госпиталя действительный статский советник доктор Тарновский. Полное название Забайкальский военный имени атамана Семенова госпиталь. Также в Чите располагался Читинский местный лазарет.

курганецъ: 22 мая 1919 года Приказ по 8 Камской дивизии об отборе кандидатов на обучение профессии фельдшера в Курганском госпитале из личного состава дивизии. Пропорция 5 кандидатов с каждой 1000 человек. Требования - минимум церковно приходская или земская школы. РГВА ф.39639, д.5

Ратник: Спасибо за информацию,Константин! Видимо так пытались свои медкадры подготовить.

Сибирецъ: Логично предположить, что существовавшие в ПМВ в городах Сибири госпиталя и лазареты сохранились к началу лета 1918 г. Ведь было очень много раненных, которые находились там на излечении. Встречалась ли кому информация о существовании и содержании госпиталей в период январь-май 1918? В таком случае, они могли и сохраниться в период власти Колчака, тогда перечень медицинский учреждений можно будет значительно дополнить.

Ратник: Сибирецъ пишет: Встречалась ли кому информация о существовании и содержании госпиталей в период январь-май 1918? Ответить на этот вопрос могли бы "люди неосредственно с мест".У вас в Новониколаевске такая практика была?

Сибирецъ: Ратник пишет: Ответить на этот вопрос могли бы "люди неосредственно с мест".У вас в Новониколаевске такая практика была? ну вот я и спрашиваю людей с мест. Про Новониколаевск у меня данные пока только косвенные

самарец: Медицинские учереждения Оренбуржской армии прибывшие в декабре 1919 года в Семиречье (Оренбургский отряд имени атамана А. И. Дутова, который и составил Северную группу войск Семиреченской армии) - 1-й полевой госпиталь, 15-й госпиталь, 173-й госпиталь, Госпиталь №5-8.

самарец: Статья "Организация медико-санитарного обслуживания армии Колчака", журнал Известия АГУ, 2010 год http://go.mail.ru/search?q=%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F+%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BA%D0%BE-%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%D0%BE%D0%B1%D1%81%D0%BB%D1%83%D0%B6%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F+%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%B8+%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D1%87%D0%B0%D0%BA%D0%B0

Ратник: Видали такие медали...только там без деталей,общая канва. А есть у кого-нибудь статья Гаевский Э.И. Медико-санитарная организация Воткинской Народной армии.// Ижевско-Воткинское восстание: история, проблемы изучения и восприятия: мат. Всеросс. Науч.-практ. Конференции, 19 дек. 2006 г. – Ижевск: КнигоГрад, 2008 –С. 70-71??

Сибирецъ: Начну отвечать на свой вопрос с себя. В Новониколаевске в 1917 г. был военный лазарет и 4 госпиталя

Ратник: Сибирецъ пишет: В Новониколаевске в 1917 г. был военный лазарет и 4 госпиталя А на период ГВ что-то было?Мне на счет Новониколаевска ничего насколько помню не попадалось.Наверняка что-то должно быть...

Сибирецъ: Ратник пишет: А на период ГВ что-то было? Пока не знаю. Раненные не могли махом выздороветь, из-за того что власть сменилась. Наверное, остались. По крайней мере военный лазарет существовал

самарец: Согласно приказа Главного военного штаба Народной армии №22 от 19 июля 1918 года все имеющиеся на подконтрольной территории госпитали "переименовываются в 1-й, 2-й, 3-й, 4-й и 5-й временные госпитали".

мир: 12 декабря наши заняли станцию Дупленая, к 17 декабря полк вступил в город Колывань. Противник, бросая раненых, оружие, боеприпасы, отходил на село и станцию Ояш. Взяты пленные: 2 казака и главный врач 15-й Воткинской дивизии с персоналом перевязочного отряда. По приказу революции. Свердловск, 1966. С.145

Луговчанин: Огромных усилий требовала борьба с инфекционными болезнями. С захватом Омска наша армия вступила в полосу сплошного тифа. За время своего хозяйничанья белые превратили Омск, оброзно говоря, в большой тифозный барак. Все более или менее подходящие здания были переполнены тысячами и тысяча больных. Половина их лежала вповалку прямо на полу, на лесницах, у порогов- словом, везде, где оказывался временно свободным кусок площади. Не то что о медицинской помощи, об обычном уходе за страдающими недугом не приходилось говорить. Более трех тысяч незахороненных трупов бросили белые в Омске, а число умерших росло с каждым днем... Меня сильно беспокоил рост заболеваний среди бойцов. К концу января 1920 года почти треть красноармейцев лежала в тифу. Для борьбы с этим опасным и коварным врагом принимались все меры. Победа давалась медленно и трудно. Была образована чрезвычайная комиссия по борьбе с тифом (" чекатиф"), облеченная диктаторскими правами. Не было в это время ни одного заседания Реввоенсовета армии, на котором не шел бы разговор о сыпняке. Мы прилагали поистине отчаянные усилия, чтобы спасти армию. ( Г. Х. Эйхе.)

Ратник: самарец пишет: Медицинские учереждения Оренбуржской армии прибывшие в декабре 1919 года в Семиречье (Оренбургский отряд имени атамана А. И. Дутова, который и составил Северную группу войск Семиреченской армии) - 1-й полевой госпиталь, 15-й госпиталь, 173-й госпиталь, Госпиталь №5-8. В октябре 1919г. в Омске в качестве воспреемника при крещении упоминается начальник Санитарного отряда Оренбургской армии Пётр Владимирович Поляков. ГИАОО, ф.16,оп.6, д.1451, том 1, л.121. Информация любезно предоставлена С.Парфеновым.

Ратник: Каждая дивизия Волжского корпуса (имевшего организацию отличную от прочих корпусов Западной армии) имела помимо прочего Передовой перевязочный отряд,Полевой подвижной лазарет,Санитарный транспорт.

Ратник: Одна из частей гарнизонного уровня. 27 октября 1919г. в Омске венчался фельдшер, студент-медик Омского санитарно-дезинфекционного отряда Тарас Иванович Хлопин (22г.) и дочь поручика г.Омска Павла Алексеевна Сизикова (25 л.). Среди поручителей фельдфебель отряда особого назначения при МВД Борис Евгеньевич Доброхотов, старший унтер-офицер отряда особого назначения Иван Михайлович Ровелов. ГИАОО, ф.16,оп.6, д.1451, том 3, л.545. Информация любезно предоставлена С.Парфеновым.

Ратник: 27 октября 1919г. в Омске среди поручителей на венчании упоминаются фельдшер эпидимического лазарета №2 из граждан Рязанской губ. г. Скопина Алексей Михайлович Стойпянкин, студент-медик эпид. лазарета №2 из г.Омска казак Леонид Константинович Михалев, студент-медик эпид. лазарета №2 из граждан Области Войска Донского г. Ростова на Дону Григорий Семенович Добровский. ГИАОО, ф.16,оп.6, д.1451, том 3, л.545. Информация любезно предоставлена С.Парфеновым.

Ратник: 14 октября 1919г. В Омске родился Григорий у младшего ординатора эпидимического полевого запасного госпиталя в г. Ирбите Пермской губернии зауряд-врача Константина Александровича Носова и Елены Ивановны. Среди воспреемников: командир отдельной Омской группы Восточного фронта капитан Семён Иванович Деваев. ГИАОО, ф.16,оп.6, д.1451, том 4, л.729. Информация любезно предоставлена С.Парфеновым.

Ратник: 3 мая 1919г. в Омске венчался младший врач военно-санитарного поезда №604, лекарь Николай Константинович Зезюкевич (28 л.) и дочь дворянина девица Юлия Викторовна Димитрашко (25л.). Поручители: полковник Александр Игнатьевич Воропай , Титулярный Советник Управления казённых железных дорог, техник путей сообщения Владимир Константинович Зезюкевич и старший врач военно-санитарного поезда №604 коллежский асессор Александр Афанасьевич Дернов. ГИАОО, ф.16,оп.6, д.1451, том 4, л.748. Информация любезно предоставлена С.Парфеновым.

самарец: Романич Богдан Богданович - род. 5 октября 1886 года. Проживал в г. Дубровник (Хорватия) Австро-Венгрия. 18 сентября 1914 года попал в плен в Галиции. С января 1915 года в лагере для военнопленных в Пещанке под Читой. В 1919-1920 г.г. доброволец у Атамана Семёнова. В 1921 году бригадный врач под Владивостоком.

Ратник: 16 июля 1919г. в Омске умерла от брюшного тифа сестра милосердия 7-го лазарета (имя и отчество неизвестны) Попова (24г). ГИАОО, ф.16,оп.6, д.1451, том 4, л.867. Информация любезно предоставлена С.Парфеновым.

Ратник: 19 сентября 1918г. в Омске умер прапорщик 104 санитарного поезда из граждан Пермской губернии, Камышловского уезда Александр Константинович Осокин (23г.) от ран. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.110 19 сентября 1918г. в Омске умер прапорщик 104 санитарного поезда Николай Сабуров (22г.) от ран. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.110. Информация любезно предоставлена С.Парфеновым.

Ратник: 30 декабря 1918г. в Омске умер солдат 1-го санитарного поезда Иосиф Андреев (19л.) от гнойного плеврита. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.121. 7 апреля 1919г. в Омске умер санитар 1-го отряда 6-й Уральской дивизии из граждан Алтайской губернии, Славгородского уезда Сергей Савельевич Бобылев (19л.) от сыпного тифа. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.144. 3 июня 1919г. в Омске умер врач для поручений при Санитарном Инспекторе при Верховном Правителе Действительный Статский Советник Евстафий Давидович Кищух (Кицух?) (52г.) от паралича сердца. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.152. 15 июня 1919г. в Омске умер санитар санитарного поезда №6 Алексей Позжаев (27л.) от сыпного тифа. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.155. 30 июня 1919г. в Омске умер солдат санитарного поезда №7 из граждан Пермской губернии, Шадринского уезда Михаил Герасимович Щербаков от туберкулёза лёгких. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.129. 1 (14) июля 1919г. в Омске умер солдат санитарного поезда №409 из граждан Тургайской области, Кустанайского уезда Иосиф Матвеевич Галкин от сыпного тифа. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.158. 14 (27) июля 1919г. в Омске умер солдат летучего санитарного отряда из Пермской губернии Григорий Меншиков от сыпного тифа. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.163. 24 (6 авг.) июля 1919г. в Омске умер солдат санитарного поезда №5 из граждан Вятской губернии Иван Александрович Глухов от туберкулёза лёгких. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.166. 5 (18) августа 1919г. в Омске умер рядовой 16-го дивизионного лазарета Ефим Родионович Шохеров от энтерита. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.172. 5 (18) августа 1919г. в Омский госпиталь с санитарного парохода "Баян" доставлен труп солдата 2-го артиллерийского дивизиона Андрея Губина. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.172. 7 августа 1919г. в Омске умер санитар Плавучего лазарета боевой флотилии "Вера" из граждан Вятской губернии, Сарапульского уезда Иван Васильевич Санников (27л.) от возвратного тифа. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.173. 12 августа 1919г. в Омске умер солдат военно-санитарного поезда №2 Иван Железнов от флегмоны. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.173. 14 августа 1919г. в Омске умер солдат военно-санитарного транспорта 11-й Сибирской стрелковой дивизии из граждан Алтайской губернии, Барнаульского уезда Василий Павлович Изместов (20л.) от сыпного тифа. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.177. 20 августа 1919г. В Омске умер фельдшер Штаба 4-го Сибирского корпуса Иван Матвеев (27л.) от сыпного тифа. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.179. Информация любезно предоставлена С.Парфеновым.

мир: Открытие лазарета на ст. Омск В осенний солнечный день, 11-го сентября Комитет М.П.С. и Омской жел. дор. открыл лазарет на 120 человек. Был отслужен молебен. В палатах, столовой, хирургическом отделении масса воздуху, света, солнца, боольшие окна, необыкновенная высота, продуманное и детально исполненное снабжение лазарета всем необходимым. Присутствовали на открытии начальствующие лица М.П.С. и Омской ж.д. представители иностранных миссий, представители санитарно-эвакуационного Управления Красного Креста и рабочие Омской жел. дор. Наша газета. Омск. №25. 14 сентября 1919 г.

Пермяк: А чему здесь удивлятся. Из Перми в июне 1919 года эвакуировано три госпиталя. А был еще Кунгур, Красноуфимск и т.д.

Пермяк: Бажанов Михаил Михайлович. Родился 11.05. 1880 г. в Перми, Екатерининская 38 кв. 1. Врач – хирург. Работал в 1938 году в поликлинике железной дороги ст. Пермь -1. Выпускник Московского университета медицинского факультета. В феврале 1919 года мобилизован в армию Колчака – ординатор Петропавловского военного госпиталя. В октября 1919 года госпиталь эвакуировался в Красноярск и Бажанов с ним. 4 января 1920 года был взят Красной армией и весь персонал стал числиться в Красной армии. Бажанов работал в нем до июня 1920 года. В Пермь прибыл в июле 1921 года, т.к. перевелся в Пермский местный военный госпиталь. В Перми не хватало врачей. В 1920 году был арестован ВЧК за перегрузку вагонов больными тифом. ПермГАНИ Ф. 641/1 Оп. 1. Д. 2716. Л.8, 13. Интересует Петропавловский военный госпиталь. Может кто-то имеет о нем информацию?

М. Вебер: Пермяк пишет: Интересует Петропавловский военный госпиталь. Может кто-то имеет о нем информацию? Насколько я знаю, противотифозный госпиталь в Петропавловске был оборудован в 1919 г. Американским Красным крестом и передан им, что называется "под ключ", колчаковскому правительству.

Митякинец: Летом 1918г. в число военно-врачебных заведений Западно-Сибирского военного округа входил Петропавловский местный лазарет (на 150 мест для больных, в т.ч. 10 офицерских). Образован во время мировой войны, т.к. на 1914 год в составе Омского военного округа он еще отсутствовал. Как вариант в 1918-1919 гг. при соответсвующем увеличении койкомест и мед.персонала мог получить статус военного госпиталя.

Ратник: Митякинец пишет: Летом 1918г. в число военно-врачебных заведений Западно-Сибирского военного округа входил Петропавловский местный лазарет (на 150 мест для больных, в т.ч. 10 офицерских). Образован во время мировой войны, т.к. на 1914 год в составе Омского военного округа он еще отсутствовал. Как вариант в 1918-1919 гг. при соответсвующем увеличении койкомест и мед.персонала мог получить статус военного госпиталя Очень даже может быть.Именно такое происхождение было,например,у Красноярского,Тюменского,Курганского,Березовского,Иркутского госпиталей колчаковской армии. А где можно увидеть полный список лазаретов и госпиталей восточных военных округов?

Пермяк: А не мог он быть передвижным госпиталем 3-го Степного корпуса? Главврач госпиталя?

Митякинец: Пермяк пишет: А не мог он быть передвижным госпиталем 3-го Степного корпуса? Судя по названию - Петропавловский военный госпиталь, определенно так и не скажешь, больше похоже именно на стационарный госпиталь, эвакуированный затем в Красноярск (далековато от Южной группы 2-й армии). По существовавшей системе в РИА, корпусам могли придаваться полевые передвижные госпиталя (мобильные, не были привязаны к конкретному населенному пункту, поэтому они были номерные №, а не носили названия). Ратник пишет: А где можно увидеть полный список лазаретов и госпиталей восточных военных округов? Сам бы тоже не отказался увидеть такой список. Фокус ведь еще в том, что были военные (подчиненные Воен.министерству), общественных организаций (РОКК, ВЗС, ВСГ), да и просто местные мед.учреждения (земские или ведомственные, типа министерства путей сообщения), которые на время войны тоже могли принимать раненых...

Ратник: Митякинец пишет: Сам бы тоже не отказался увидеть такой список. Фокус ведь еще в том, что были военные (подчиненные Воен.министерству), общественных организаций (РОКК, ВЗС, ВСГ), да и просто местные мед.учреждения (земские или ведомственные, типа министерства путей сообщения), которые на время войны тоже могли принимать раненых... Это понятно,имел в виду хотя бы учреждения такого рода Военного министерства.Ведь и госпиталя и лазареты РОКК периода ПМВ,которые сохранились к 1919 также были использованы в полной мере и включены в общую систему медико-санитарного обслуживания колчаковской армии. Митякинец пишет: эвакуированный затем в Красноярск А известно когда его эвакуировали?Лето 1919?

Пермяк: Эвакуирован в октябре 1919 г.

Ратник: Пермяк пишет: Эвакуирован в октябре 1919 г. Виноват,пропустил.А чем интересен Бажанов?

Пермяк: Баженов закончил Великую войну полковым врачом 53 Сибирского стрелкового полка. Он хирург. Поэтому, он навернека был главврачом этого госпиталя. Не даром его "тресла" ЧК в 1920 г. С обычного ординатора спрос маленький. Его и в 1938 году арестовывали, но ничего не могли предъявить.

мир: Пермские лазареты Управляющий Пермской губ. обратился к военному министру с ходатайством об отпуске средств на содержание фронтовых лазаретов, созданных Пермским Комитетом земского Союза по требованию военных властей. В виду того, что лазареты Земског осоюза и их питательные пункты обслуживают армию, М.В.Д. считает своим долгом просить военного министра принять меры к удовлетворению ходатайства Управляющего Пермской губ. Со своей стороны М.В.Д. оказало уже пособие г. Перми в 250000 р. на принятие мер против эпидемических заболеваний. Летучий санитарный отряд. В конце января выехал на фронт летучий санитарный отряд, оборудованный на средства временного комитета Торгово-Промышленной организации г. Омска Обязанности этого летучего отряда сводятся к подаче немедленной хирургической помощи раненым на передовых позициях. Сибирская речь. №30. 9 февраля 1919 г.

Ратник: Спасибо!

санников: Добрадин Павел Матвеевич, 1892 г.р имел высшее медобразование, служил с 1919 г. в санитарно-гигиеническом отряде армии Колчака. Был арестован 21.02. 1920 г. в Красноярске, отпущен в 1921г. по реабилитирующим обстоятельствам.В 1937г. работая директором Иркутского ИЭМ, был снова арестован, предъявлено обвинение в КРА, расстрелян 14.10.1938 г. в Иркутске.

мир: Воспоминания К.А.Белобородовой об эвакуации колчаковцев из Екатеринбурга в июле 1919 г. [1934 г.] Вступление В области медицинской науки страна Советов имеет мировые достижения, научная медицинская мысль идёт вперёд других стран. Это вполне понятно. Ибо ни в одной стране нет такого простора, таких условий, как в стране диктатуры пролетариата. Сейчас мы на Урале имеем больше десятка научных медицинских институтов, сотни вновь созданных больниц, поликлиник, диспансеров, амбулаторий и здравпунктов. Теперь имеется квалифицированная медпомощь трудящимся. На Урале на отдел здравоохранения затрачиваются миллионы рублей. Здесь с медицинской точки зрения изучается труд рабочих на фабриках и заводах. Тысячи рабочих Урала лечатся сейчас на курортах в санаториях и домах отдыха. Всё это мы имеем, товарищи, на Урале и всё это достигнуто в ожесточённой борьбе с многочисленными капиталистическими и классовыми врагами. И этот гениально и победоносно проведён великой армией коммунизма – нашей партией под руководством своего мудрого вождя т. Сталина. И чтобы оценить все эти огромные достижения Советской власти в области медицины, мы должны знать, что нам досталось от дряхлого капиталистического Екатеринбурга, и какой характер носила медпомощь в буржуазном Екатеринбурге – постараюсь описать это в кратких чертах… Капиталистический патриархальный Екатеринбург и мощный социалистический Свердловск – это два различных мира, не только в области индустрии, но и в области медицины. В Екатеринбурге всё создавалось только для буржуазии, а пролетариат «лечился на задворках у царя». В бывшей столице Урала дряхлом Екатеринбурге были сосредоточены все богатства, все ценности горной и золотой промышленности Урала, и казалось бы, что он должен был иметь прекрасные, хорошо оборудованные больницы и высококвалифицированную медпомощь. Но на деле видим совершенно обратное – о постройке больниц и амбулаторий буржуазия не беспокоилась и зачем ей было зря заботиться – выбрасывать деньги – строить больницы для «простого народа» – для своих рабочих. А к услугам хозяев были частные лечебницы и амбулатории в Екатеринбурге, где они могли прекрасно лечиться. Для буржуазии были богатые курорты и санатории, где они могли отдыхать, ведь денег для этого было у них достаточно… Вместо больниц капиталисты в Екатеринбурге строили много богатых церквей, в окрестностях развели много монастырей, для своих забав строили рестораны, имели богато обставленные и замаскированные публичные дома, но не построили ни одной приличной больницы для населения города. В отсутствие хороших больниц в городе виновата не только буржуазия, но часть вины должна быть отнесена и к врачебной массе того времени, которая не сумела сагитировать «толстосумов» построить хотя бы одну приличную больницу. А ведь в то время много было авторитетных врачей, пользующихся большим доверием и уважением у буржуазии, они могли бы это сделать, как делали это в других уездных городах (Оса). Больницы Екатеринбурга влачили жалкое существование, большею частью они были приспособлены из каких-нибудь других зданий или жилых домов. По преданию один из корпусов больницы был приспособлен даже из конюшни… Все они носили характер мелких земских больниц на 25-50 коек и амбулаторий. Палаты в больницах небольшие, низкие, часто полутёмные, с недостаточной кубатурой воздуха, с плохой вентиляцией. Кроме того, за время империалистической войны больницы не ремонтировались, а потому пришли в большую негодность. Среднего и высшего медперсонала было недостаточно, т.к. много медработников ещё не вернулось с империалистического фронта. Между тем спрос на медпомощь возрастал, поэтому больницы и амбулатории плохо справлялись со своей работой. Амбулаторный приём большею частью вели фельдшера. Конечно, никаких рентгеновских установок, физиотерапевтических методов лечения, лабораторий при больницах не было. Эта роскошь была доступна лишь только буржуазии в частных лечебницах. Точно также рабочие и низкооплачиваемые служащие не могли пользоваться никакими курортами и санаториями, т.к. у них не было средств. Вот какова была медпомощь рабочим в капиталистическом Екатеринбурге. Вот насколько примитивны и патриархальны были больницы Екатеринбурга до эвакуации белых. А теперь вкратце опишу, что осталось от этих больниц после эвакуации. ЭВАКУАЦИЯ БОЛЬНИЦ И МЕДПЕРСОНАЛА В ИЮЛЕ 1919 г. Наряду с распоряжением об эвакуации города последовало распоряжение Верховного Главнокомандующего Сиб. Армией Колчака об эвакуации всех лазаретов, больниц с имеющимся в них имуществом и медперсоналом. Политика белых была определённая, чтобы большевикам ничего не оставлять, всё забрать с собой, всё увезти, а что не в состоянии увезти, то нужно уничтожить. Так было и с больницами и лазаретами, из них эвакуировали все бельё, медикаменты, хирургические инструменты, перевязочный материал, забрали с собой даже все продукты, в некоторых больницах больным буквально не оставили куска хлеба. Из Екатеринбургских больниц и лазаретов имуществом был нагружен целый поезд и отправлен в Сибирь; потом красные захватили его под Новониколаевском в плен. Из всех больниц увезли даже лошадей, за исключением одной лошади, в главном сыпнотифозном госпитале, и эта лошадь сохранилась от эвакуации благодаря усиленной охране медперсоналом госпиталя. Все разграбленные больницы города Екатеринбурга после эвакуации можно разделить на две группы. Первая группа больниц – это больницы, разграбленные на чистую и выведенные из строя, в переходный период в этих больницах не осталось ни одного врача, остались только часть низшего и часть среднего медперсонала. К числу этих больниц относятся все военные госпиталя, Верх-Исетская б-ца, железнодорожная б-ца, детская б-ца Красного креста, Рязановская сыпнотифозная, так же всё абсолютно было вывезено из частных лечебниц. Ко второй группе можно отнести те больницы тоже разграбленные, но там остался медперсонал во главе со старшим врачом, и с риском для жизни медперсоналу удалось спасти часть имущества, уже предназначенного белыми к эвакуации. Это были следующие больницы: родильный дом, где старш.врачом был и остался д-р Новиков; кроме того, Главный сыпнотифозный госпиталь и Городская больница, старшим врачом этих двух больниц осталась я. Всего же врачей в этих больницах осталось 7, вместе со ставрачами, причём эти врачи не прекращали свою медработу во весь переходный период. Врачи остались, рискуя быть расстрелянными за невыполнение военного приказа Колчака об эвакуации. В этих же больницах остался почти весь низший и большая часть среднего персонала. С точки зрения белых весь оставшийся медперсонал от эвакуации, считался большевиками или приверженцами, а потому их нужно уничтожать. Теперь обрисую некоторые больницы в отдельности, что из них каждая из себя представляла после эвакуации. Больница ВИЗ"а. Вот что характерно об этой б-це, говорят документальные данные ("Уральский Рабочий") "Обобрали дочиста". Белые дочиста обобрали Верх-Исетскую б-цу. Помимо бегства врачей и смотрителя, больница осталась без белья, продовольствия, денег и лошадей. Всё это забрал с собой смотритель. Больные и низшие служащие возмущены этим варварством. В то время, когда уходили красные (1918 г.), больница не была, опустошена, а, наоборот, была снабжена продовольствием на несколько дней. В виду такого опустошения растерзанная Верх-исетская б-ца очень долго не могла оправиться от разграбления, а поэтому в переходный период бездействовала. Подобным же образом была разорена при эвакуации и железнодорожная б-ца, в ней мало осталось даже среднего персонала, но не покинул б-цу низший персонал. Детская б-ца Красного Креста. Вторым примером полного разрушения Екатеринбургских б-ц во время эвакуации белых можно привести детскую б-цу Кр.Кр., находившуюся на Московской ул. д.№9, там где теперь помещается Туб. Диспансер №2 и Туберкулёзная больница. Красный крест до своему значению должен был быть аполитичен, должен был одинаково оказывать медпомощь, как белым, так и красным, а потому детская б-ца должна была остаться на месте. Но на деле вышло, как раз наоборот, детская б-ца Кр.Кр. была не только эвакуирована, но целиком разграблена. Из б-цы все, что возможно было из"ять, было вывезено, не говоря уж о белье, продуктах и др.ценностях, даже лучшая мебель была куда-то вся из"ята; кто-то ухитрился даже отвинтить ручки от дверей и окон. В палатах остались голые стены, да поломанная детская мебель. В одной из комнат на полу были разбросаны порошки без названия, открытые банки с мазями, откупоренные пузырьки с лекарствами, вот только эта картина указывала на присутствие здесь опустошенной б-цы. Хорошо похозяйничала белая банда в детской б-це. Кр. креста. Единственным наследством от детской б-цы осталась фельдшерица да сестра милосердия, которые потом перешли на работу в Городскую б-цу. Мнение БЕЛОСТОЦКОГО. Не буду перечислять, всех опустошённых больниц, а приведу заметку в каком положении нашел все больницы в Екатеринбургской губернии, тот-час же после занятия красными войсками, приехавший на работу зав. губздравом тов.Белостоцкий ("Ур.Раб."№ …). Вот он что пишет: "Первым долгом пришлось производить учёт средств оставленных от белых. Но это обследование дало самые грустные результаты; подавляющее большинство больниц оказалось разграбленными, разрушенными; увезено всё бельё, хирургические инструменты, медикаменты, всюду изломана мебель и даже делопроизводство больниц, накапливаемое десятилетиями, уничтожено. Больные на оголенных койках, полуголые и голодные были оставлены без надзора высшего медперсонала, который частью был насильно эвакуирован белыми, частью ушёл сам с ними. Всего врачей на территории Екатеринбургской губернии осталось около 30, тогда как отступающие в своё время красные (в 1918 г.) оставили на той же территории около 300 врачей. Так же было эвакуировано и бежало часть фельдшеров." Вот какое наследство оставили нам белобандиты в области медицины – ограбленные пустые больницы, почти без медперсонала. Теперь рассмотрим вторую группу оставленных больниц. Главный сыпнотифозный госпиталь. Самый крупный госпиталь находился на Сибирской улице, в бывшей 2-й женской гимназии, где теперь помещается Горный институт. Госпиталь был рассчитан на 500 человек сыпно-тифозных больных. Все три этажа были заняты под больных; полуподвальное помещение этого здания было отведено под общежитие среднего и низшего медперсонала, также там помещались кухня, склады и кочегарка. Этот госпиталь при белых был богато снабжен бельём, кроме того имел тысячи метров бельевой мануфактуры, богато обставлены были офицерские палаты. При эвакуации белых все это ценное бельё, как постельное, так и нательное, одеяла (часть которых была плюшевых) – в большом количестве весь бельевой материал, часть аптеки, денежные суммы и все продукты – всё это было вывезено. Часть этого имущества была захвачена еще раньше при эвакуации из госпиталя офицеров, был снаряжен чуть не отдельный поезд, больные офицеры были снабжены всем необходимым для дальнейшего путешествия их по Сибири. Старший врач Главного сыпнотифозного госпиталя с двумя другими эвакуировался, и госпиталь пришлось 11/VII возглавить мне, остались три врача: Фирсова Конкордия Петровна, Дягилева Анна Захаровна и Серебрековская Анна Ивановна, весь средний и низший медперсонал, завхоз и зав. аптекой. Белые, чтобы привлечь медперсонал к эвакуации даже выдали вперёд жалованье, якобы на дорогу, или быть может потому, что ценность бумажных колчаковских денег с каждым днем падала. Настроение оставшегося медперсонала. было нервное и выжидательное, – скоро ль уж кончится эвакуация и скоро ли придут красные. А положение администрации было критическое – никаких продуктов для питания больных не осталось, а больных около 500 человек. Перед нами стала трудная задача – снабдить опустошенную больницу всем необходимым. Нужно было достать продукты, во что бы то ни стало. Но вопрос где? Купить нельзя, да и денег мало. Магазины и склады закрыты и подверглись разграблению. А ведь больных кормить надо, голодом их не оставишь… Администрация сначала решила законным путем доставать продукты – и поехали сначала за мукой на Макаровскую мельницу. По дороге у нас несколько раз пытались солдаты отнять лошадь, но наши уверения, что мы сами отступаем, на солдат действовали убедительно. По улицам в это время уже шёл грабёж магазинов, складов, в особенности в гостинном дворе. Доехав до магазина бывш. Богатеева на Уктусской улице, администрация наткнулась на такое явление. В магазине Богатеева шел грабеж в полном разгаре. Белогвардейцы складывали в мешки, в ранцы, в карманы чай, шоколад, конфекты и всё, что попадало под руку. Между тем, у ворот и во дворе стояли с ног до головы вооружённые офицеры, руководя грабежом, охраняя от наплыва мародёров с улицы. При виде такой картины, администрация под"ехала к магазину и обратилась с просьбой к офицерам отпустить для больных чаю и сахару. Сначала при виде женщины ста-врача, офицеры были очень любезны, кокетливо запереглядывались между собою, но когда была изложена просьба, и когда они поняли, что нужно отпустить продукты для оставшихся больных, тогда офицеры из джельтменов превратились в ярых зверей. Один из них в чине капитана пришёл в такую ярость и закричал: "Как это врач не выполнил распоряжение Верховного Главнокомандующего Сиб. Армией Колчака, – не эвакуировалась сама и оставила госпиталь и больных, да ещё имеет нахальство просить для них чай и сахар". "Какой ты после этого врач, просишь для большевиков". В бешенстве схватившись за рукоятку револьвера и потрясая им в воздухе, продолжал кричать: "Именем Верх.Главноком. Колчака приказываю немедленно эвакуировать весь госпиталь и больных. Если же это не будет выполнено, то приеду и на месте расстреляю, как собак". Когда же последовал вопрос со стороны администрации, "на чём же вывозить, ведь транспорта нет"? Офицер в исступлении кричал: "приказываю немедленно ехать в госпиталь и свёртываться, а подводы я Вам сейчас же пошлю". Администрация госпиталя, сделав отступление "задом наперёд", удалилась "не солоно хлебавши". Чуть не получила пулю вместо чаю и сахару. Конечно, никаких подвод в госпиталь не прибывало, а был прислан только карательный отряд для расправы с администрацией. Дальнейшая попытка администрации госпиталя достать для больных муку Законным путем на Макаровской мельнице, тоже окончилась неудачно. Картина повторилась почти такая же, как и у магазина Богатеева, немного с другими вариациями. Комендант мельницы полковник, после подданного официального требования на 50 мешков муки, затопал ногами и выгнал меня вон из кабинета, как большевичку. К великому удовольствию моего завхоза Рогова. Завхоз радостно встретил меня в коридоре и говорит: "Вот хорошо, что вас выгнал полковник, я уж думал – расстреляет". После таких милых приёмов белыми, администрация госпиталя поняла, что законно никаких продуктов не получишь. Поэтому администрация избрала другой путь. Тут же на месте пошли прямо в склад мельницы к солдату, охранявшему муку, и купили у него 50 мешков муки по 50 рублей и условившись, что этой же ночью на своей лошади вывезут в госпиталь. Что и было сделано. Большая часть медперсонала, главным образом, мужчины приняли самое деятельное участие в снабжении госпиталя. Во главе с завхозом группа санитаров и конюх на Златоустовской улице, где разграблялись интендантские склады, купили и вывезли 2 бочонка солонины по 40 пуд. При разграблении продуктовых магазинов тоже группа санитаров и других сотрудников госпиталя вместе с администрацией достали два воза всяких продуктов – манной крупы, рису, чаю ,сахару и т.д. Наше счастье, что медперсонал сумел уберечь от эвакуации лошадь… Вообщем, благодаря деятельному участию всего, оставшегося коллектива в изыскании продуктов, наши больные не остались голодом, и у них было теперь всё необходимое для питания... Продуктов у нас вполне хватило до прихода красных. Может быть с современной точки зрения такой способ получения продуктов некрасивый, но в момент войны мы брали все это у своих врагов... Мы считаем, что мы правы, захватывая продукты у белых, ведь они обворовали наших больных и бросили их голодом на произвол судьбы… Спасение имущества, приготовленного к эвакуации в главном сыпнотифозном госпитале. Теперь перед администрацией и всем коллективом ещё стояла задача скрыть то, что прежним ста-врачом предназначалось для эвакуации… Хотя это были и пустяки в сравнении с тем, что вывезли раньше из госпиталя. Пришлось спасать 13 ящиков американского перевязочного материала, около 200 одеял и часть аптеки, всё это было в подвальном помещении в коридоре у парадного, приготовленное к выгрузке. Часть медперсонала, руководимая администрацией, все это распрятала по складам. С точки зрения белых это было второе преступление медперсонала глав. сып.тиф. госпиталя. Но этим дело не кончилось, медперсонал ещё совершил одно беззаконие перед белыми, когда ещё они были хозяевами города. Это беззаконие заключалось в том, что была произведена уравниловка всех больных. При белых больные строго подразделялись на пленных красноармейцев и белоармейцев; первые как пленные были выделены в отдельные палаты и находились в худших условиях, на них смотрели, как на врагов. Между тем, больные белоармейцы пользовались лучшим питанием, лечением и уходом. По распоряжению нового ста-врача это подразделение на белогвардейцев и красногвардейцев было отменено; все больные были поставлены в одинаковые условия питания и лечения. А разделение было сделано с точки зрения степени заболевания, т.е.: на тяжелобольных и выздоравливающих. Медперсоналом это распоряжение было немедленно выполнено и больные все перегруппированы; и отдельных палат красногвардейцев не оказалось. Такая перегруппировка была сделана ещё с той целью, чтобы отступающие белобандиты не имели возможность в отдельных палатах произвести дикую расправу с красногвардейцами; так как ещё прошел слух, что среди больных было несколько человек скрывающихся большевиков. Попытка белых расправы с администрацией главного сыпнотифозного госпиталя. Вся вышеописанная работа мед-персонала госпиталя с точки зрения белых рассматривалась как преступление, совершённое перед Верховным Главнокомандующим и подлежащее наказанию. Поэтому, белые о нас не забывали, да и не забыл видимо капитан, встретивший администрацию у б. Богатеевского магазина и угрожавший расправиться с администрацией. Действительно накануне отступления в 12 ч. дня в госпиталь явился карательный отряд Анненковцев, чтобы расправиться с администрацией. Завхоз и зав.аптекой в это время почему-то отсутствовали, а только ста-врач была на обходе в госпитале; но швейцар сумел предупредить старшего врача и тем избавил её от жестокой расправы Анненковцев. Таким образом, расправа с этой "большевистской сволочью" у Анненковцев не удалась. В этот период междувластия работа госпиталя не прекращалась, но выздоровевших красноармейцев не выписывали, а удерживали в госпитале, чтобы они не попали в руки белых. Городская больница. Ко 2-й группе можно ещё отнести Городскую больницу, которая носила общий тип вышеописанных земских больниц на 50 коек. Разбросана, она была в 7 отдельных зданиях, причём имела свою амбулаторию и аптеку. По специальностям она имела следующие отделения: терапевтическое, хирургическое, венерическое, психиатрическое, скарлатинное, рожистое. Все здания были весьма запущенные, давно не ремонтированные, палаты низкие, тесные. Никаких новейших методов лечения в б-це введено не было – ни лабораторий, ни рентген.кабинета и т.п. Лечили по старинке. Между тем, гор. б-ца считалась одной из первых. 8-го июля город. б-ца как и все другие была эвакуирована, причём она оказалась совершенно без врачей. Все врачи, во главе со ста-врачем эвакуировались, и с ними же уехал и смотритель; оставался один врач Шитов, но он был в деревне в отпуску. Из больницы было вывезено всё ценное, бельё, одеяла, денежные суммы и уведены все до одной лошади. (А имущество, которое ещё не успели вывести). Всё оставшееся имущество было приготовлено, к эвакуации и погружено на 13 телегах и обоз тянулся с нагруженными возами по всему двору, начиная от ворот, в возах была часть медикаментов и самое ценное – 55 ящиков американского перевязочного материала. Ожидали, что вот-вот будут присланы лошади и всё это вывезут. В больнице несколько дней было междувластие. Но вот, 11/VII в б-цу явился новый ста-врач около 12 ч.дня, причём сначала скрывши своё назначение. Появление врача было весьма загадочно, -осмотрев всю б-цу, расспросил подробно обо всём и всех, весьма настойчиво предложила немедленно убрать с виду "с глаз долой" все нагруженные воза, чтобы их не разграбили; причём врач заявила, что вечером обязательно явится. Явившись вечером, об"явила коллективу, что она назначенный ста-врач; всё имущество нужно скрыть – куда-нибудь распрятать; это предложение было встречено весьма радостно, и с большим энтузиазмом было выполнено. Самое деятельное участие в этой работе приняла зав.аптекой тов .Бабина Тамара Марковна, конюх-австриец Иоган, ф-ца Протасова и много других медработников. Всё имущество с возов было снято и спрятано в склад на дворе и прикрыто всякой рухлядью, а часть ещё была скрыта кверху психиатрического отделения. Это обстоятельство сразу сблизило ста-врача с коллективом Городской б-цы и определило, что мы стоим на одной политической платформе. С этих возов было сохранено столько американского перевязочного материала, что б-ца пользовалась и жила безбедно включительно до 1922 года, при том же б-ца снабдила этим материалом много военных госпиталей, пришедших потом в Екатеринбург. После этого случая весь медперсонал, оставшийся в больнице тесным кольцом сплотились около ста-врача и в дальнейшем дружно провели всю тяжёлую работу во весь трудный переходный период и в первые годы эпидемии разрухи. Среди спасённого имущества, к сожалению, не оказалось хирургического инструмента; оказывается, он был забран эвакуировавшимся ста-врачем, остался только ржавый старый почти непригодный к употреблению. Однако нами было вскоре выявлено, что чемодан с инструментами находился у хирургической сестры милосердия, т.к. для него при эвакуации в экипаже ста-врача не оказалось места. После нескольких дипломатических атак хирургическая сестра передала этот инструмент мне. Единственно, что нас успокаивало, так это присутствие продуктов, почти в единственной б-це был оставлен небольшой запас продуктов на несколько дней. Жизнь б-цы понемногу начинала входить в свою колею. Красная Армия с каждым днём приближалась к Екатеринбургу. Больничный медперсонал мужественно нёс свою трудную работу, – функционировала во всем городе только одна б-ца, куда стекались больные и раненые не только из города, но и с ВИЗ-а, из уезда и с железной дороги, т.к. все другие б-цы, кроме родильного дома и тифозного госпиталя, закрылись. При б-це тогда же была широко развёрнута амбулаторная помощь, обслуживающая всех больных без исключений. Медперсонал был нагружен выше всякой меры и с честью нёс эту, выражаясь современно, ударную работу. Вот эта работа легла на плечи оставшегося мед-персонала (Список прилагаю). Еврейский погром. Особенно самоотверженной была работа мед-персонала в Гор.б-це с поступлением в б-цу раненых сначала евреев, а потом красноармейцев с фронта. Ещё 11/VII начались массовые грабежи в городе, организовали их сначала отступающие солдаты, а потом продолжались уже мародерами. В особенности своим хулиганством и зверством отличились "анненковцы". Анненковцы раз"езжая по улицам города, вооруженные с ног до головы, с шашками наголо ранили и даже убивали всех попадающих им навстречу евреев, китайцев и вообще людей, с точки зрения их подозрительны и чуждой национальности. Не удовлетворившись этим, они стали разыскивать евреев по квартирам, врывались в еврейские квартиры, производили зверскую расправу с попавшимися им евреями и их семьями. Наповал было убито два еврея и тяжело ранено и доставлено в Гор. б-цу около 25 человек, помимо легко раненых. Раненых собирал по городу и привозил в б-цу студент медик Немченко, дело происходило вечером в 6-7 часов. В этот момент ста-врача не сказалось в б-це, телефонное сообщение было уже прервано, и за неимением лошади, за ста-врачем был отправлен санитар. За это время срочную помощь привезённым оказывали фельдшера. Найдя ста-врача, санитар предупредил, что по улицам ходить очень опасно. Вдвоём пробираясь в гор. б-цу, ста-врач и санитар, придерживались заборов и стен домов, стараясь пройти незамеченными. В это время все еще раз"езжала по улицам разгулявшаяся банда белых, отыскивая себе добычу, улицы были почти пусты, ворота и окна домов плотно закрыты, неизвестно откуда-то доносились звуки выстрелов и где-то поблизости как-будто даже свист пуль. Особенно трудный был путь начиная с Пушкинской улицы вплоть до Набережной (сейчас Наб.Рабочей молодёжи). Тут и около бывшего штаба много сновало вооруженных казаков. Мы с санитаром, взяв путь по Набережной благополучно добрались до б-цы. Тут наткнулись мы на весьма неприятную картину. Во дворе б-цы на телегах, на возках, по всему коридору хирургического отделения лежали залитые кровью раненые евреи. Везде и всюду был стон, вой, плач раненых, все они кричали и звали на помощь. Все они были весьма возбуждены от только что пережитого момента, когда им только что угрожала смерть. Многие очень ещё боялись, что снова примчатся озверевшие белобандиты и прикончат с ними. Моё появление внесло успокоение в ряды раненых. Вот врач здесь и он окажет им помощь… Сначала была оказана срочная медпомощь в случаях сильного кровотечения… Легко раненых перевязывали фельдшера, а ста-врач приступил к осмотру и операциям всех тяжело раненых. Большинство раненых были сабельные, много штыковых и мало пулевых. Раны были глубокие, некоторые с безобразно рваными краями, весьма загрязненные ,т.к. большинство ранений произошло на улице и жертвы падали прямо на землю. Причём каждый имел по 3-4 ранения и даже по 5-7 ран; ранения были конечностей: рук, ног, а также много ранений в голову и в живот. Ранения были весьма зверские, повидимому белая банда в своём бешеном безсилии ещё хотела напомнить о себе своими зверствами. Это были безобразные укусы умирающего зверя. Медперсоналу хватило работы почти на целую ночь, кроме того, ещё ночью доставили в б-цу тяжело раненого пожилого еврея, на которого так психически подействовала картина погрома, что он в припадке безумия хотел покончить с собой самоубийством и нанес себе бритвой ранение, перерезал горло.

мир: Раненые с фронта. На 3-й же день после поступления евреев, с приближением фронта стали поступать раненые красноармейцы. К приему их было уже всё готово, для раненых фронта было отведено чистое хирургическое отделение, раненые больше поступали небольшими группами по 3-5 человек, им сейчас же оказывалась хирургическая помощь и проводилось дальнейшее лечение; наряду с хирургическими поступали и больные красноармейцы в другие отделения. Для медицинского персонала наступила страдная пора – наступила непрерывная работа по уходу за ранеными и больными красноармейцами. Долго Городская б-ца несла всю работу военных госпиталей. Ценность работы городской б-цы ещё заключается в том, что медицинская работа сохранила свою бесперебойность в переходный период. Гор. б-ца не отказала в помощи ни одному больному, ни одному раненому; в то время, как другие б-цы бездействовали. А перерыв в медработе, отсутствие квалифицированной медпомощи в Екатеринбурге в этот трудный период мог стоить десятки, a может быть и сотни жизней. В трудный период когда я одна уж не в состоянии была справляться с хирургической работой в Гор.б-це, к нам на помощь пришла доктор Сломовская Янина Леонардовна, это был единственный специалист-хирург на всю Екатеринбургскую губернию. Она вынесла на своих плечах огромную хирургическую работу среди раненых красноармейцев. Честь и хвала ей… Вот истинный герой труда того времени, никогда, между прочим, не упоминающая о своих исключительных заслугах. Врач Шишов. Оставшись от эвакуации явился из отпуска в Гор.б-цу в переходный период 13/VII и приступил к работе врач Шишов Сергей Поликарпович. Огромную терапевтическую работу, как по стационару, так и по амбулатории взял на себя д-р Шишов. Этот заслуженный и почтенный врач своим спокойствием психологически действовал на всех окружающих, заражая всех своей неутомимой работой. С поступлением в б-цу красноармейцев, не могу умолчать о самоотверженной работе всего медперсонала. Сиделки, сёстры милосердия, фельдшера несли бессменное дежурство у постели больных и раненых красноармейцев. Сиделки и сёстры по несколько дней не выходили из б-цы с дежурства, т.к. замены им не было. Сотрудники аптеки – заведующая с помощницей, несли попеременное дежурство в аптеке, т.к. отлучиться было нельзя из-за поступления срочных рецептов. Прачки целые дни были завалены работой – белья было мало, а оно теперь требовалось в большом количестве. После всего пережитого во время эвакуации белых, когда медперсоналу подчас угрожала смерть, надо понять с каким ликованием медперсонал встретил весть о прибытии Кр. Армии в Екатеринбург. Город ожил. Люди радовались как дети. Всюду налаживалась новая свободная жизнь. Закрытые учреждения – почта, телеграф, банки и т.д. начали функционировать. Вот сейчас, 15 лет спустя, когда перед нами развёрнута мощная научная медицинская работа, мы добились успеха потому, что имеем правильную руководящую линию партии во главе с великим вождем тов. Сталиным. СПИСОК медперсонала Городской больницы, не изменивших борющемуся пролетариату – оставшихся в трудный момент на своих местах в июле 1919 г. Имя, отчество, фамилия Занимаемая должность Где работает в настоящее время Сломовская Янина Леонардовна Врач Хирургическая больница Шишов Сергей Поликарпович Врач ВИЗ-поликлиника Протасова Серафима Сергеевна Фельдшер Инвалид труда Кулезнев Тихон Григорьевич Фельдшер В Туркестане Бабина Тамара Марковна Зав.аптекой ВИЗ-аптека Звонарёв Михаил Алекс. Пом.завхоза Умер в 1919 г. от сыпняка Протасова Александра Н. Кастелянша Инвалид труда Хлыбова Екатерина Ивановна Счетовод Инвалид труда Мотова Зинаида Делопроизводитель Облздрав Сабенина Августа Марковна Кастелянша 1 Горбольницы Суворова Дарья Степановна Сиделка Инвалид труда Климовских-Соловьёва Мария Ивановна Сиделка Сестра Физ. Института Лосева Анна Викуловна Сиделка Зав.катавер. 1-й гор.б-цы Хотемова Васса Николаевна Прачка Прачка 1-й гор.б-цы Иоганн (австрийский подданный) Кучер Умер в 1919 г. Подкорытова Мария Ивановна Сиделка В Пушк.аптеке Буракова Сиделка Гор.б-ца Приняты на работу из детской б-цы Кр.Креста Волкова Анна Владимировна Фельдшер Инвалид труда Пискунова Ефросиния Сестра милосердия Бывший ста-врач Городской больницы с 11/VII-1919 и до 1922 года включительно К.Белобородова http://uncle-ho.livejournal.com/977561.html Кажется, это те воспоминания, про которые была в журналах дискуссия, был или не был еврейский погром в Екатеринбурге и т.д.

Унтер: В феврале 1919 г. в Бийске для нужд военного госпиталя была занята мужская гимназия, располагавшаяся по улице Льва Толстого. Хочу отметить, что для оказания помощи воинам задействовались и гражданские медицинские учреждения. Например в Бийске в городской заразной больнице с 29 июля 1918 г. по 29 января 1919 г. находилось на излечении 56 солдат местного гарнизона, больных сыпным тифом.

Унтер: К 26 февраля 1919 г. Бийским комитетом Российского общества Красного Креста собраны средства на организацию в Бийске хирургического лазарета для раненых.



полная версия страницы