Форум » Белые и казаки » Военно-учебные заведения » Ответить

Военно-учебные заведения

Сибирецъ: Известные мне военно-учебные заведения времен Гражданской войны. Источник: Шулдяков "Гибель СибКазВойска" и оригинальные документы тех времен, которые мне попались. 1. Военно-инструкторская Школа на Русском Острове во Владивостоке (так называемая «школа Нокса»). 2. В Омске: 1-е Омское артиллерийское училище, Омское артиллерийское техническое училище; 3. В Томске (вот здесь могу путаться, ибо заведения не раз переименовывали в 1918-19 г.г.): Томская инструкторская школа, Томское военное пехотное училище (бывшая Томская школа прапорщиков), Томское военное авиационное училище, Томское военное радиотелеграфное училище, Томское военное автомобильное училище, Сибирский кадровый инженерный дивизион , Повторительные курсы младших офицеров, курс Академии Генерального штаба, Танковая школа (курсы). Буду рад, если кто-то из коллег добавит или поправит меня.

Ответов - 176, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Митякинец: barnaulets пишет: Пермская школа прапорщиков сделала летом 1919 г. ускоренный выпуск в Тюмени, опять же не прапорщиков, а портупей-юнкеров А не известно когда примерно была создана Пермская школа прапорщиков в Сибирской армии.

Сибирецъ: Томская школа прапорщиков - в годы ПМВ, во всяком случае до 1917 г., ее точно не было. Но упоминание о ней я где-то встретил, возможно, в мемуарах. Ибо давно я разместил этот пост. Надо поискать в записках. Я ничего "От фонаря" не записываю.

barnaulets: По-моему, она то ли у Филимонова, то ли у того же Еленевского упоминалась (и вторично, у С.В. Волкова). В ПМВ такой школы не было, да и в гражданскую я нигде такой не встречал. Когда была создана Пермская школа, не знаю, но по показаниям упоминавшегося офицера, он был зачислен в нее в мае 1919 г. (из Пермского учебного унтер-офицерского батальона). Шаньгин Сергей Владимирович Род. 08.09.1898 г. Уроженец Нижнетагильского завода, сын врача. Окончил Пермское Алексеевское реальное училище, учился в Петроградском техникуме. 03.01.1919 г. в Перми мобилизован в армию Колчака. В апреле 1919 г. окончил учебную команду при 2-й Сибирской стрелковой дивизии и переведен в 1-ю роту унтер-офицерского учебного батальона. С 20.05.1919 г. в Пермской школе прапорщиков. В июне 1919 г. направлен в 3-й Барнаульский Сиб. стр. полк юнкером 3-го взвода, 2-й роты. Участник Сибирского Ледяного похода. В мае 1920 г. произведен в подпоручики.


Митякинец: barnaulets пишет: Шаньгин Сергей Владимирович Род. 08.09.1898 г. Уроженец Нижнетагильского завода, сын врача. Окончил Пермское Алексеевское реальное училище, учился в Петроградском техникуме. 03.01.1919 г. в Перми мобилизован в армию Колчака. В апреле 1919 г. окончил учебную команду при 2-й Сибирской стрелковой дивизии и переведен в 1-ю роту унтер-офицерского учебного батальона. С 20.05.1919 г. в Пермской школе прапорщиков. В июне 1919 г. направлен в 3-й Барнаульский Сиб. стр. полк юнкером 3-го взвода, 2-й роты. Участник Сибирского Ледяного похода. В мае 1920 г. произведен в подпоручики. Меня привлек момент, что школу он закончил в Тюмени. Возможно тут речь идет про обучение в Тюменской учебно-инструкторской школе (образована в октябре 1918г. в Сибирской армии, одновременно со школой на Русском острове). Да и то, что выпущен портупей-юнкером тоже характерно для учебно-инструкторской школы. Еще момент, что после окончания офицерского (юнкерского) курса учебно-инструкторской школы портупей-юнкера назначались на должности младших офицеров в строевые части, где через 2-4 месяца (или ранее за боевые отличия) по представлению начальства предписывалось производить прямо в чин подпоручика.

barnaulets: Да нет вряд ли это тюменская школа. Та к указанному времени, насколько помню, уже не существовала, пойдя на формирование 16-й Сарапульской дивизии (влившейся в свою очередь в состав 15-й Воткинской дивизии), судя по всему, не сделав ни одного выпуска. А ее начальник полковник Головин (биография: http://www.grwar.ru/persons/persons.html?id=6682) стал начальником дивизии. Причем школу он начал формировать еще в Казани, видимо на базе Казанского военного училища, а после сдачи Казани кадр ее был эвакуирован в Тюмень. В его послужном списке периода службы в РККА школа названа повторительной школой для прапорщиков. Но я думаю, что речь идет именно о Тюменской учебно-инструкторской школе, которая возможно изначально задумывалась для повышения квалификации прапорщиков военного времени, как и школа Нокса на Русском острове. Что касается Шаньгина, то в его случае речь идет именно о Пермской школе прапорщиков, после оставления Перми эвакуированной в Тюмень. Дальнейшей ее судьбы я не знаю, но где-то встречал упоминание о ее участии в Сибирском Ледяном походе.

Ратник: Т.е. из всех учебных заведений колчаковской армии изначально (понятно потом многое менялось в зав-ти от реалий) на выпуск офицеров были ориентированы только ВУ и школа Нокса?Все остальные (даже ШП) производили портупей-юнкеров и унтеров? Поправьте, если ошибаюсь.Получается имеем 6 основных видов ВУЗ в армии Колчака: 1.ВУ 2.Учебно-инструкторские школы 3.Военно-училищные курсы 4.Школы прапорщиков 5.Унтер-офицерские школы. 6.Технические школы и курсы,дававшие техническую квалификацию или специальность,а не звание (Радиотелеграфная школа,Школа телефонистов,Танковая и Авто -школы и пр.).

barnaulets: Примерно так. Только школа Нокса изначально была ориентирована на переподготовку офицеров из частей (которые потом пошли на формирование 11-13-й Сибирских стрелковых дивизий), а также подготовку унтер-офицеров. Это потом уже к ним добавились и юнкера. А учебно-инструкторские школы были разные (например, та же школа Нокса и Владивостоке и Екатеринбургская УИШ). Да и принципиальной разницы между военно-училищными курсами (знаю только Томские, других не встречал) и той же Екатеринбургской или Челябинской учебно-инструкторскими школами я не вижу. Отличие только в названии.

Ратник: А есть какая-то работа (работы?) посвященная конкретно школе Нокса? По окончании летных школ давали только квалификацию,в звании не повышали?

Митякинец: barnaulets пишет: Что касается Шаньгина, то в его случае речь идет именно о Пермской школе прапорщиков, после оставления Перми эвакуированной в Тюмень. Дальнейшей ее судьбы я не знаю, но где-то встречал упоминание о ее участии в Сибирском Ледяном походе. Полностью согласен, действительно распоряжением командующего Сибирской армией ген. Р.Гайды была организована Пермская школа прапорщиков с трехмесячным курсом обучения. Подобную же школу прапорщиков создал и командующий Западной армии ген. М.Ханжин (про неё известно, что расформирована в мае 1919г.). В мае 1919г. на основе опыта школы Нокса было решено создать учебно-инструкторские школы для подготовки младшего командного (портупей-юнкеров с обучением по программе школ прапорщиков) и унтер-офицерского состава вместо армейских школ прапорщиков. Видимо и Пермскую школу должны были расформировать, ведь Шаньгин С.В. не доучился и был выпушен портупей-юнкером по новому положению (плюс некомплект офицерского состава в частях требовал пополнений). barnaulets пишет: Да и принципиальной разницы между военно-училищными курсами (знаю только Томские, других не встречал) и той же Екатеринбургской или Челябинской учебно-инструкторскими школами я не вижу. Отличие только в названии. Отличия Томских военно-училищных курсов от учебно-инструкторских школ существовали: 1. Образовательный ценз юнкеров (требования как к поступающим в военное училище, курсы были укомплектованы студентами Томского технологического института, выпускниками кадетских корпусов) 2. Курс обучения по программе военного училища, по окончании курсов предусматривалось выпускать офицерами, но в отличие от воен.училища не подпоручиками, а прапорщиками (с правом производства в подпоручики через три месяца). Изменения и переход на выпуск портупей-юнкерами видимо было вызвано военной необходимостью, да и прохождение боевой стажировки выявляло, кто был достоин офицерского звания...

Ратник: Пермская ШП иженерных войск также существовала только до мая 1919 г?

Dr. Kaminsky: Ратник пишет: Получается имеем 6 основных видов ВУЗ в армии Колчака Вы забыли самое главное - моих "клиентов": в г. Томске на исходе 1918 г. начались, а в апреле 1919 г. закончились занятия в младшем классе 4-й очереди Всероссийской Академии Генштаба. Всего на этих курсах обучалось 160 офицеров бывшей РИА (причем, четверо из них были отчислены и сами покинули занятия - т.е. недоучились).

самарец: Адъютант пишет: 5. Инструкторские школы: д) Тюменская. Заалов (Заалишвили) Александр Михайлович - из дворян, сын полковника. Подполковник, с октября 1918 года начальник Тюменской инструкторской школы, с декабря 1918 года командир 58-го Казанского сп, с июля 1919 года командир 59-го Лаишевского сп. В эмиграции в Китае. Умер в Харбине 20.07.1944 г.

Унтер: Бессонов Николай Адрианович Унтер-офицер Екатерин. учебн. инструкт. школы. Знамя революции, № 67 - 9 апреля (27 марта) 1920 г., стр. 4

Ратник: 25 сентября 1919г. в Омске умер подготовительной унтер-офицерской школы рядовой из граждан Тобольской губернии, Тарского уезда Никандр Фомич Карлюк (28л.) от холеры. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.112. Информация любезно предоставлена С.Парфеновым.

Верхотурец: Из рассеянных по разным источникам упоминаний о ЕИШ, наиболее полные сведения, пожалуй, собрал и обобщил С.В.Рузаев. Может быть кто-то дополнит или поправит. ИЗ ИСТОРИИ ЕКАТЕРИНБУРГСКОЙ ИНСТРУКТОРСКОЙ ШКОЛЫ (1919 – 1920 гг.) "Известно, что антибольшевистские вооруженные формирования Востока России испытывали существенный недостаток в офицерских кадрах. Прежде всего, это объясняется тем, что основная масса русского офицерства находилась на момент начала революции 1917 г. в действующей армии, т.е. в западных районах империи. К июлю 1919 г. на Урале и в Сибири насчитывалось около 16 – 17 тыс. офицеров, причем среди них, только около 1 тыс. человек – производства до 1914 г. [3. С. 58]. Другая причина – большие потери командного состава в боях с Красной Армией. Проблему нехватки кадров пытались решить не только за счет мобилизации бывших офицеров и плененных красных командиров, но и путем воссоздания старых и организации новых военных учебных заведений. Только на территории Пермской и Оренбургской губерний в 1918 – 1919 гг. действовали: Оренбургское казачье военное училище, Екатеринбургская и Челябинская инструкторские школы, Челябинское кавалерийское училище, Пермская школа прапорщиков, юнкерская сотня Уральского казачьего войска и Уральская школа прапорщиков. Подробнее остановимся на инструкторских школах. Первое учебное заведение подобного типа было создано в ноябре 1918 г. на острове Русский под Владивостоком усилиями английского представителя генерала Нокса. По свидетельству генерала В.Г. Болдырева школа была «превосходно оборудована технически и материально, имела свой клуб, отлично поставленный спорт, свои лавки, снабжение необходимыми товарами и проч.» [1. С. 80 – 81]. В апреле 1919 г. были сформированы егерские батальоны, преобразованные через месяц в четыре инструкторские школы в Екатеринбурге, Челябинске, Иркутске и Томске. Особенностью их было то, что они комплектовались не только юнкерами, не закончившими курса из-за революции, кадетами, отличившимися солдатами, но и мобилизованными гражданскими лицами с соответствующим образовательным уровнем. Недостатка в них не было: согласно постановлению Совет министров от 4 марта 1919 г. в войска призывалось мужское городское население в возрасте от 18 до 35 лет с образованием не ниже четырех классов средних учебных заведений. По постановлению от 3 апреля, призыву в войска подлежали те же возрастные категории городского населения, но теперь уже с образованием не ниже курса высших начальных уездных и городских училищ или низших технических, промышленных, ремесленных и других специальных школ, а также имеющие более низкий образовательный ценз или получившие домашнее образование, если они к 4 марта 1919 г. состояли на службе в каком-либо предприятии или учреждении, но при этом не занимались физическим трудом. Продолжительность обучения в инструкторских школах была установлена в два месяца. Из них должны были выпускать портупей-юнкерами в воинские части и производить в чин подпоручика после двухмесячного (при отличном окончании) или четырехмесячного (при успешном окончании) пребывания в строю. Екатеринбургская инструкторская школа (ЕИШ) была создана 5 мая 1919 г. приказом № 7 генерал-лейтенанта Н.К. Сахарова (некоторое время до этого возглавлявшего школу генерала Нокса). Начальником ЕИШ был назначен лейб-гвардии полковник Г.В. Ярцев, помощником начальника – лейб-гвардии полковник Д.А. Малиновский, командирами батальонов лейб-гвардии полковники Г.А. Орлов и А.А. Дурасов. Все эти офицеры являются заметными фигурами в Белом движении на Востоке России. Георгий Владимирович Ярцев – активный участник 1 мировой войны, кавалер ордена Св. Георгия IV-й степени, в 1918 г. был слушателем старшего курса Николаевской военной академии, которая размещалась в Екатеринбурге. Вместе с ним там учился Дмитрий Аполлонович Малиновский, который входил в подпольную монархическую группу, целью которой было установление контактов с семьей бывшего императора Николая II [9. С. 206]. Он привлек к деятельности организации и Г.В. Ярцева. После взятия города белыми войсками Г.В. Ярцев сформировал группу офицеров, которая участвовала в расследовании убийства царской семьи [9. С. 206]. Школа размещалась в каменном двухэтажном особняке на Кафедральной площади, напротив Богоявленского собора. В этом здании в конце XIX – начале XX вв. размещался Сибирский торговый банк, теперь – классы, столовая, спальные помещения [5. С. 446; 6. С. 90]. Учебные батальоны были хорошо укомплектованы и имели до 200 юнкеров в каждой роте. Одеты юнкера были в новую английскую форму солдатского образца [5. С. 446]. При этом надо заметить, что армия А.В. Колчака испытывала огромные проблемы с обмундированием. Барон А. Будберг, присутствовавший на параде екатеринбургского гарнизона 8 мая 1919 г. наблюдал следующую картину: «некоторые части одеты в английское обмундирование, доставленное генералом Ноксом, и в массе выглядят аккуратно и для неопытного глаза даже внушительно; остальные части одеты порядочными оборванцами» [2. С. 236]. Все юнкера имели кровати с полным комплектом постельных принадлежностей. Как замечает А. Еленевский «довольствие также было отличным» – утром давали чай с белыми булками и маслом, обед и ужин состоял из двух блюд, хотя проблема нехватки продовольствия стояла довольно остро. По воспоминаниям барона А. Будберга «нужда на Урале такая, что зерно возят на средний и северный Урал гужом из Троицкого района за многие сотни верст…» [2. С. 270]. Первые роты считались пулеметными и имели по 8 пулеметов различных систем. Учебных пособий было мало, поэтому все учили по запискам. Полковники Ярцев, Орлов и Дурасов, выпускники Академии Генерального штаба, читали тактику и совместно с ротными командирами вели строевые занятия. Полковник Малиновский, окончивший Константиновское артиллерийское училище, читал артиллерийское дело и топографию. Среди преподавателей были и настоящие интеллектуалы, такие, как полковник И.Г. Круглик, командовавший ротой, а потом и батальоном школы. До революции он окончил Кембриджский университет (1910 г.), Харьковский технологический институт (1913 г.) и Александровское военное училище (1914 г.) [4. С. 231]. Проблем с усвоением не было: многие учащиеся имели среднее специальное или высшее образование. Занятия велись ускоренными темпами, поэтому к июлю 1919 г., когда Красная Армия подошла к Екатеринбургу, юнкера прошли почти весь намеченный курс. 14 июля части Белой армии оставили с боями г. Екатеринбург и стали отступать на Восток. ЕИШ была переименована в Северный отряд, охранявший штаб генерала М.К. Дитерикса. В Ишиме юнкера были погружены в эшелон и направлены в Омск. Там, прямо на вокзале, был произведен первый выпуск; портупей-юнкера попали в части 3-й армии генерала Н.К. Сахарова. Преподавательский состав и имущество были эвакуированы в г. Томск. К этому времени правовой статус учащихся и выпускников Учебно-Инструкторских школ был окончательно определен приказом Верховного Правителя и Верховного Главнокомандующего № 174 от 7 августа 1919 г. Солдат и добровольцев, обучаемых на офицерском курсе школ приказано было именовать егерями и присвоить им обмундирование солдатского образца с юнкерскими погонами из защитного сукна с желтой тесьмой по бокам вместо галуна. Портупей-юнкерам присваивалось обмундирование также солдатского образца, причем на юнкерские погоны нашивался по всей длине вершиной к воротнику угол из желтой тесьмы шириной четверть вершка. Вооружение – револьвер и шашка с офицерским темляком, кокарда на головном уборе – офицерская. При выпуске из учебно-инструкторских школ портупей-юнкера должны были обеспечиваться обмундированием, обувью, нательным и постельным бельем [8]. В Томске был произведен второй прием: один батальон по 100 человек в каждой роте. Занятия начались 1 октября. Через пять дней были произведены в подпоручики портупей-юнкера первого выпуска, которые остались при ЕИШ в качестве курсовых офицеров [7. С. 93]. Размещались егеря в дачах за городом; бытовые условия были достаточно сложные. Как пишет егерь Н.А. Петров в своем письме от 27 сентября 1919 г. «из казенного я видел пока только суп, да и то один раз, больше ничего. Чай даже кипятили сами. Не только коек, но даже нар нет. Спим на полу, хотя говорят, что скоро переедем в город» [7. С. 91 – 92]. Интересны его замечания об уровне подготовки юнкеров: «…на занятиях я едва удерживался от хохота, видя как солидные люди, уже с брюшком, стараются принимать как можно более неестественные позы, думая, что именно это и является молодцеватой солдатской выправкой. На самом деле, одень какого-нибудь чиновника лет под сорок в английскую форму, которая на нем сидит как мешок, и заставь его маршировать» [7. С. 92]. В письме от 14 октября тоже: «бедные наши старики кряхтят да тужаться, но не хотят отставать от молодежи, которой здесь очень и очень мало, в первой роте, по крайней мере» [7. С. 92]. Распорядок дня был следующим: подъем в 6 утра, до половины восьмого – свободное время. Затем, после поверки с 8 ч занятия, с 12 до 4 обед и отдых. После – снова занятия в классах до 6 ч вечера, в 10 ч – отбой. Окончить курс учащиеся Екатеринбургской инструкторской школы не успели: началось общее отступление колчаковской армии. Во время Сибирского Ледяного похода егеря составляли личный конвой главкома генерала В.О. Каппеля, а затем и сменившего его генерала С.Н. Войцеховского. В конце декабря 1919 г. белые войска оставили Томск. Как следует из писем Николая Петрова, часть подразделений ЕИШ не успела эвакуироваться и была пленена, причем некоторые егеря были произведены в «красные офицеры» и направлены в части Красной Армии [7. С. 95]. Екатеринбургская инструкторская школа была расформирована в феврале 1920 г. в Чите. В настоящее время ведется работа по поиску документальных материалов об этом учебном заведении, выпускники которого внесли вклад в Белое дело и оставили след в истории города Екатеринбурга. 1. Болдырев В.Г. Директория. Колчак. Интервенты. Новониколаевск, 1925. 2. Будберг А. Дневник / Архив русской революции. В 22 т. Т. 13 – 14. М., 1992. 3. Войнов В.М. Офицерский корпус белых армий на Востоке страны (1918 – 1920 гг.)// Отечественная история, 1994. № 6. 4. Волков С. В. Белое движение: Энциклопедия Гражданской войны. СПб., 2003. 5. Еленевский А. Военные училища в Сибири (1918 – 1922 гг.) / Кадеты и юнкера в Белой борьбе и на чужбине. М., 2003. 6. Зорина Л.И. Улицы и площади старого Екатеринбурга. Екатеринбург, 2005. 7. «На всякий случай прошу тебя, дорогая мама…». Письма Н.А. Петрова матери – А.Н. Петровой с фронтов Гражданской войны. Лето 1918 – осень 1920 гг. Сост. О.А. Дербуш// Белая Армия. Белое дело, 1997. № 3. 8. Петров А.А. Униформа егерей и портупей-юнкеров Учебно-инструкторских школ армии адмирала Колчака: попытка реконструкции / http://bergenschild.narod.ru/ Reconstruction/depot/civil_war/military_shool.htm. 9. Плотников И.Ф. Гражданская война на Урале (1917 – 1922 гг.): энциклопедия и библиография. Т.1. Екатеринбург, 2007".

barnaulets: Верхотурец пишет: Занятия начались 1 октября. Через пять дней были произведены в подпоручики портупей-юнкера первого выпуска, которые остались при ЕИШ в качестве курсовых офицеров [7. С. 93]. Один из них: Громов Михаил Николаевич Родился в 1898 г., Томская губ.; русский; без определенных занятий. Проживал: г. Омск.. Арестован 30 ноября 1919 г. Приговорен: Омской ГубЧК 24 мая 1920 г., обв.: по обвинению в службе в армии Колчака. Приговор: направлен в концлагерь для белых офицеров на принуд. работы. Освобожден комиссией по фильтрации белых офицеров 18.11.1920. Реабилитирован 17 сентября 1997 г. прокуратурой Алтайского края Источник: Книга памяти Алтайского края Студент Томского университета,родом из Барнаула, призван по мобилизации в 1919 г., дата ареста указана неправильно. На самом деле он остался в Томске в декабре 1919 г., где и перешел на сторону красных вместе с частью школы.

Верхотурец: И еще один из них: Туркеев Анатолий Константинович (1901, Верхотурье - 1920, Иркутск(?)), - сын мещанина, счетовода-бухгалтера Верхотурского городского управления. Из первого набора ЕИШ. Умер от тифа под Иркутском. Сведения о смерти были сообщены родственникам врачом (жителем Верхотурья), состоявшем при отряде и вернувшимся на Урал в середине 1920-х. Это брат моего деда.

Пермяк: Приказом по Сибирской армии №317 от 26.05. 1919 года разработано положение о Пермской школе прапорщиков. Начальник школы полковник Дыбов. Ф р-656., оп1., д. 5. Л.30

Ратник: Омская унтер-офицерская школа 25 февраля 1919г. в Омске умер рядовой подготовительной унтер-офицерской школы из граждан Алтайской губернии Павел Гаврилович Иванов от сыпного тифа. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.139. 4 марта 1919г. в Омске умер младший унтер-офицер подготовительной унтер-офицерской школы из граждан Тобольской губернии, Курганского уезда Степан Никифорович Силантьев (20л.) от сыпного тифа. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.140. 28 марта 1919г. в Омске умер прапорщик унтер-офицерской школы из граждан Тобольской губернии, Тарского уезда Сергей Михайлович Бабыкин (23г.) от сыпного тифа. ГИАОО, ф.16,оп.11, д.95, л.143. Информация любезно предоставлена С.Парфеновым.

Сибирецъ: В Ново-Николаевск из Семипалатинска в 1919 г. перевели некое учебное заведение, которое упомианется в разных источниках по-разному: школа диверсантов, школа подрывников, учебно-партизанский отряд.



полная версия страницы