Форум » Красные » 5-я дивизия » Ответить

5-я дивизия

Олег: Коллеги Два вопроса: 1) нет ли у кого биографических данных начдива 5сд Карпова В.Ф? Когда родился, где, что окончил, где и в каких должностях служил, какова судьба после 1919 года? 2) никто не знает, какие части, были впоследствии в 20-х годах, созданы на базе полков 1-й и 3-й бригад 5-й сд? То есть какие три полка остались в составе 5сд, а какие полки послужили основой для создания новой части?

Ответов - 40, стр: 1 2 All

Dr. Kaminsky: Извините, что вклиниваюсь, но не смог пропустить такое замечание: Олег В пишет: В мемуарах вообще часто пишут о том, чего не было. Святая правда Ваша! И это без всякой иронии. Олег В пишет: Не всему стоит верить, лучше проверить. Я на этот счет более пессимистичен: НИЧЕМУ НЕ СТОИТ ВЕРИТЬ, ибо историк - он, как следак, не должен вверить никому и ничему. Олег В пишет: Но к осени 1919г, гр.война на восточном фронте, по степени организации боевых действий, была именно "большой", с наличием у каждой из сторон и постоянной линии фронта, и постоянного тыла и проч. А вот тут позволю себе усомниться - может ли быть вообще, по определению, постоянный фронт в гражданской войне? Но тут лучше бы мнение именно военных историков послушать - т.е. специалистов по планированию и проведению боевых операций.

самарец: Олег В пишет: Да и не забрал бы никто у комполка эти части, стоило лишь бойцам заявить, что с другим командиром они сражаться не будут. Сомнительно все это. Конечно никто бы не забрал. Вот только пополнения личным составом из маршевых рот этот командир полка получал бы в последнюю очередь и в меньшем количестве.

Олег В: Так командиру полка эти пополнения без надобности, если у него и так сверхкомплект солдат. Ведь все эти пополнения приходилось элементарно доучивать в части, что отнимало немало сил, да еще обмундировать их, да снабдить, да вооружить, да надзор за ними поставить. В ГВ, как в никакой другой, ценилось в первую очередь не количество солдат, а их качество. Ну а что касается постоянного фронта, так война была маневренная, а в ней только такой фронт и может быть, когда друг против друга сражаются регулярные части.

мир: самарец пишет: Хорошо бы мнение военных послушать, насколько реально воевать в регулярной армии имея такое сверхштатное войско. Да легко. Так складывалось иногда, что в одном полку еле-еле пулеметов с десяток наберется, а в другом, смотришь, под целую сотню подкатило - и молчат, никогда не скажут, что сотня у них, даже при ревизиях сумеют скрыть, а уж во всяких "отчетах и донесениях" и думать не думают о настоящих цифрах! Секретность тут была настолько большая, что даже ни один командир бригады "самому Чапаеву" правды не говорил. Да Чапаев, впрочем, никогда правды этой и не добивался, а, отдавая приказы, - хоть про то официально и не заявлял, - постоянно имел в виду десятка два-три лишних пулеметов, а иной раз и "неучтенное" орудие, которое где-нибудь случайно заметил или про которое услышал от проболтавшихся полковых простофиль. Цифра наличного оружия подолгу оставалась в донесениях одна и та же. Но не следует думать, что не было никогда потерь - они были, только доносить о них было невыгодно, а пожалуй что и зазорно, поэтому про потери молчали и возмещали их из таинственных неисчерпаемых своих "резервов". Если ничего не говорили про потери, то не все говорили и про добычу - тут проявляли своеобразную "дальнозоркость": не гнались за мимолетной славой, ради расширения "резерва" - цифру добытого уменьшали вдвое, втрое, а то и больше, смотря по нужде. Куда же девалось это накопление? Как отчитывались в нем? А тут обычно появлялся всякий "брак, лом и хлам": в дивизии сдавали только воистину негодное, а что получше - оставляли неизменно у себя. Когда этот прием стал известен и Федору, он уже меньше расстраивался при горьких воплях на всякие недостатки, зная, что вопли обычно идут "авансом", голосить начинают далеко перед тем, как подступает настоящая нужда. Понимать приходилось так: "Дивизия, помогай! Нужда крадется к моим тайным резервам!.." Олег В пишет: В ГВ, как в никакой другой, ценилось в первую очередь не количество солдат, а их качество. ?

самарец: мир пишет: самарец пишет:  цитата: Хорошо бы мнение военных послушать, насколько реально воевать в регулярной армии имея такое сверхштатное войско. Да легко. Цитата не моя. А так, я полностью согласен с Вашим мнением, коллега. Олег В пишет: В ГВ, как в никакой другой, ценилось в первую очередь не количество солдат, а их качество. А как же решения командования белых на различных фронтах о призыве "зелёной" молодёжи не служившей ранее в армии и потому не распропагандированных вместо испытанных фронтовиков, но "познавших вкус свободы"?

Олег В: Научно-популярная литература - это конечно мощный источник. Особенно Фурманов, прямо кладезь искренности и точности. Интересно описание им боя под Сламихинской, сравнить с описаниями современников-белоказаков, например в "Гибели Уральского казачьего войска", кажется автор Масянов. Каждая потеря, например орудия или любого батарейного имущества (передок, зарядный ящик) - у красных это было ЧП, по которому проводили специальное следствие. Я лично читал в архиве материалы этих расследований за осень 1919г. Иначе, откуда бы я взял имя отчество и дом.адрес Пиотровского. Взятие орудия - это награждение всех, начиная от командира части. С пулеметами похоже, просто расследования по поводу их потери не проводилось. Но за захват исправного, тем паче действующего вражеского пулемета, как правило награждали. По крайней мере мне, около десятка таких приказов попадались. Просто, и в этом секрет, не за всякий пулемет награждали. И кстати о наградах. Многие наверно не в курсе, но одной из наиболее распостраненных наград была выдача дополнительного жалования или доппайка, которые красноармеец мог выслать своим семьям в тылу. Напомню, что в это время в Центр.России было достаточно голодно, продотряды хлеб выгребали. Так что служба одного из мужчин в Кр.Армии, позволяла остальной семье хотя бы не голодать. Например, специальным решением Реввоенсовета Республики, за одержанные победы на Волге и Урале, всем бойцам 5-й армии, в качестве одной общей награды, был выдан дополнительный денежный оклад. И вы думаете, что эти вот бойцы, позволят командиру просто так утаить взятый ими в бою пулемет (за который им полагается награда), не говоря уже про орудие? А комиссар части, вот так возьмет все и скроет? И вышестоящие и рядомслужащие комиссары, вот так на все вот закроют глаза? Просто Фурманов, реально не понимал, откуда берутся эти запасы, поскольку сам в боях не участвовал и жизнью части не жил. Он был комиссаром довольно-таки крупного воинского соединения. Потому и писал не совсем точные вещи. Заручные винтовки как правило вообще никого не интересовали, они оставались в полном распоряжении части, патроны и всякая амуниция - тоже, если они конечно не превосходили своими размерами потребности. Хлеб и орудия сдавались в обязательном порядке, их неучтенных в части вообще быть не могло (кстати в книге про Вострецова, наличие у него в полку американской 45-мм пушки - такая же фантазия). Пулеметы у части, забирали в редких случаях и как правило, лишь для формирования новых частей. Не значит конечно, что обозов и запасов не было. Просто пользование местными средствами было регламентировано рядом приказов. Частью выдавались расписки с печатями и подписью командира части, которые затем оплачивались. И как интересно, тот же комполка Домолазов объяснит, что он для питания своего полка, нареквизировал в полтора раза больше, чем у него числится человек? Или вы думаете, что бойцы дополнительного батальона с эскадроном, их кони - они воздухом питались? Или часть полка получала продпайки и денежное жалование, а часть - не получала?

Dr. Kaminsky: Олег В пишет: Многие наверно не в курсе, но одной из наиболее распостраненных наград была выдача дополнительного жалования или доппайка, которые красноармеец мог выслать своим семьям в тылу. Напомню, что в это время в Центр.России было достаточно голодно, продотряды хлеб выгребали. Так что служба одного из мужчин в Кр.Армии, позволяла остальной семье хотя бы не голодать. Например, специальным решением Реввоенсовета Республики, за одержанные победы на Волге и Урале, всем бойцам 5-й армии, в качестве одной общей награды, был выдан дополнительный денежный оклад. Ай, какая прелесть... Да, неплохой "кормушкой" была РККА, что уж тут говорить. Это ежели рядовых бойцов так награждали, что ж сказать про комсостав... "Кому вольготно весело живется на Руси?..." Да Красной Армии же, кому же еще?! Прелесть

Олег В: В фондах областных архивов имеются многочисленные списки на выдачу пособий семьям красноармейцев, прямо по селам и волостям. Эта система еще с первой мировой войны действовала, да плюс с фронта кормилец мог деньги и продпосылку прислать. Да по моему Федоров пишет, как Домолазова обвиняли, что он аж коней домой с фронта выслал. Но естественно уже не почтой, а с нарочным. Под качеством солдат, я имел ввиду их идеологическую мотивацию. Любой доброволец, или самомобилизовавшийся, был ценнее отделения мобилизованных и не желающих воевать. Недаром, добровольцы зачастую даже учитывались отдельно. Их старались равномерно распределить по части, так как они зачастую выполняли еще и функцию надзора. А зеленая это молодежь, или "старый распропагандированный солдат" играло уже вторую роль. Я имел ввиду, что при наличии сверхштатного батальона добровольцев, командир полка не особо и нуждался в новых пополнениях. Эти новые пополнения, они бы скорее даже ослабили его часть, как это не парадоксально. И еще один ньюанс. В Кр.Армии, по крайней мере к осени 1919г, существовала достаточно строгая система отчетности. Составлялись специальные сводки о потерях, сводки о взятых пленных и трофеях. Если исходить из логики мемуаристов, в эти документы видимо можно было писать все что угодно, откровенное вранье. И это в то время, когда бойцов отдавали под суд за карточную игру. Одним словом, трофеи никто особо не изымал. Это вообще проблематично, отобрать то, что человек захватил в бою. У полка Ст.Разина, в октябре 1919г, не могли забрать даже сверхштатные 15(!) пулеметов Льюис, несмотря на приказы об этом самого Тухачевского. Не отдавал комполка, да и все тут. А Льюис между прочим, был наверно самым ценным из тогдашних пулеметов. Или Брянский эскадрон взять. Сколько Тухачевский не отдавал приказов отправить его для формирования 3-й Отд.кавбригады, командир 238-го полка на них просто чхал, а эскадрон обратил в команду конной разведки о чем и отписал. Ну и последнее, я уже приводил пример, что 4-е батальоны в отдельных красных полках существовали вполне легально. Точно так же, как и отдельные конные сотни при полках, в той же 30-й дивизии - Богоявленская, Белорецкая, Оренбургская. Так в чем смысл сокрытия? Для чего комполка нужно постоянно изощряться, что бы скрыть доп.силы, врать в документах и отчетах, постоянно думать чем этих бойцов накормить и как их наградить (ведь на них довольствие и награды по армии не выделяют). И все это под постоянной угрозой попасть под суд. В том смысле как написал Федоров, доп.силы могли быть только либо вооруженными обозниками, либо местными крестьянами-партизанами. Например при прорыве казаков в конце сентября 1919г в тыл красным по петропавловскому тракту, таких вот местных крестьян присоединилось к красным несколько сотен. Из них образовали 5-6 отдельных отрядов, которые по миновании опасности, просто влили затем в полки. Но даже этих крестьян-партизан никто официально не скрывал, они действовали как воинские части и на них распостранялись нормы довольствия и снабжения.

мир: Олег В пишет: Особенно Фурманов, прямо кладезь искренности и точности. (пожимая плечами) Современник событий, а книга на основе дневника. Интересно описание им боя под Сламихинской, сравнить с описаниями современников-белоказаков, например в "Гибели Уральского казачьего войска", кажется автор Масянов. И что же он там пишет? Наверно, в отличие от красного комиссара, настоящую праффффду? Просто Фурманов, реально не понимал, откуда берутся эти запасы, поскольку сам в боях не участвовал и жизнью части не жил. Да куда уж военному комиссару что-то знать про войну)) Каждая потеря, например орудия или любого батарейного имущества (передок, зарядный ящик) - у красных это было ЧП, по которому проводили специальное следствие. На мой взгляд, вы переносите суждения, полученные при изучении одной конкретной операции на одном участке фронта за определенный период на всю войну в целом. Кто вам сказал, что в другом месте не могло быть как-то по-другому? Что до документов - они, конечно, очень важны, но не являются истиной в последней инстанции. Известный разведчик Ф.Бейли писал в мемуарах такой курьез, как он вошел в дом перед несколькими сексотами, переоделся и вышел. Позднее он получил от перебежчика бумаги из местной разведки, в том числе отчеты этих сексотов... которые как один показали, что он вернулся домой. их неучтенных в части вообще быть не могло (кстати в книге про Вострецова, наличие у него в полку американской 45-мм пушки - такая же фантазия). Да прям-таки совсем? А что, не было случаев, когда выяснялось, что какое-то трофейное орудие захвачено и служит при каком-нибудь противоаэропланном отряде, о чем сообщить командованию забыли? Насколько я знаю, и такое было. И как интересно, тот же комполка Домолазов объяснит, что он для питания своего полка, нареквизировал в полтора раза больше, чем у него числится человек? Или вы думаете, что бойцы дополнительного батальона с эскадроном, их кони - они воздухом питались? Или часть полка получала продпайки и денежное жалование, а часть - не получала? А вы думаете, дальше в книге Домолазов местную птицу из пулеметов стрелял так просто, от удовольствия?)) В том смысле как написал Федоров, доп.силы могли быть только либо вооруженными обозниками, либо местными крестьянами-партизанами. Например при прорыве казаков в конце сентября 1919г в тыл красным по петропавловскому тракту, таких вот местных крестьян присоединилось к красным несколько сотен. Из них образовали 5-6 отдельных отрядов, которые по миновании опасности, просто влили затем в полки. Но даже этих крестьян-партизан никто официально не скрывал, они действовали как воинские части и на них распостранялись нормы довольствия и снабжения. Ну, видимо, это и имелось в виду, чего вы горячитесь?))

Олег В: Вы извините, но дискуссия на этом уровне, с Вами просто неинтересна, в связи с малоинформативностью.

самарец: А какой смысл Фёдорову было лгать или преувеличивать в этом эпизоде с Домолазавым и его 4-м батальоном? Выгоды он никакой от этого не получил, ибо ни о каких "личных подвигах" автора в данной главе не пишет. Запомнился ему этот случай - вот он о нём и написал...

Олег В: Для пропаганды наверное. Мол всенародная поддержка и все такое

санников: Капалкин Василий Михайлович. 21.06.1901, д. Волосунино Егорьевского уезда Рязанской губернии — 29.12.1972, г. Москва. Русский. Из служащих. Генерал-майор инженерно-технической службы (23.10.1943). В РККА с 1919. Член компартии с 1919. Окончил начальную школу в Леоново (1909-1913), двухклассное училище фабрики Балашиха (1913— 1916), Коммунистический университет им. Я. М. Свердлова (1920-1921), экстерном Московскую артиллерийскую школу (1929). Владел английским языком. Слушатель учительской семинарии в Поливаново Подольского уезда Московской губернии (1916-1917). Секретарь фабричного комитета Зеленовской суконной фабрики в Балашихе Московского уезда и губернии, член правления фабрики (1917-1918). Председатель Московского губкома РКСМ (февраль — март 1919). Участник Гражданской войны на Восточном фронте (1919-1920). Начальник политико-просветительной части штаба 5-й стрелковой дивизии 5-й армии (ноябрь 1919 — июнь 1920), демобилизован из армии по решению ЦК ВКП(б) и направлен на партийную работу (июнь 1920 — апрель 1922), заведующий агитпропотделом райкома в Московской области (май 1921 — январь 1922), снова работал на Зеленовской суконной фабрике в Балашихе (январь — апрель 1922), на этот раз помощником директора. Начальник политико-просветительной части одного из КУКС (апрель — сентябрь 1922), преподаватель обществоведения в военных учебных заведениях (сентябрь 1922 — август 1928), ответственный секретарь партбюро артиллерийской школы (август — ноябрь 1928), начальник специальных курсов, прикомандирован к Московской артиллерийской школе(ноябрь 1928 — апрель 1930). В распоряжении РУ РККА (апрель 1930 — февраль 1936), работал в Китае. Помощник начальника восточного отделения 5-го отдела (февраль 1936 — июль 1937), начальник военно-морского отделения (июль — ноябрь 1937) РУ РККА, заместитель начальника РО штаба ОКДВА (ноябрь 1937 — июнь 1938), в запасе Красной армии (июнь 1938 — июнь 1939). В распоряжении РУ РККА (июнь — декабрь 1939), начальник РО Закавказского ВО (декабрь 1939 — июнь 1941), Института оперативной техники РУ Генштаба Красной армии (июнь — июль 1941). Участник Великой Отечественной войны. Начальник РО штабов: Закавказского фронта (июль 1941 — февраль 1942), Крымского фронта (февраль — июнь 1942), Северокавказского фронта (июнь — сентябрь 1942), Черноморской группы войск Закавказского фронта (сентябрь 1942 — февраль 1943). «Бригадный комиссар т. Капалкин В. М., будучи начальником разведотдела Крымского и Северо-Кавказского фронтов, первый установил связь с крымскими партизанами 7 января 1942 г. К марту 1942 г. забросил в Крым девять раций и несколько групп парашютистов для тесной увязки действий крымских партизан со штабом фронта. Т. Капалкин повседневно руководил крымскими партизанами, давая штабу партизан конкретно разработанные задачи по увязке действий партизан с войсками фронта. Т. Капалкин первый организовал посадку самолета для вывоза тяжело раненных. В трудные дни, когда партизаны переживали голод, т. Капалкин организовал выброску в лес продовольствия, боеприпасов и оружия. Крымские партизаны любят и ценят т. Капалкина за его неустанную заботу» (из Наградного листа, 15.10.1942). «Бригадный комиссар т. Капалкин — старый заслуженный разведчик Красной армии... Хорошо организовал и руководил работой разведывательных органов фронта, армий и отдельных соединений, в результате чего командование всегда своевременно и достаточно полно имело разведданные о противнике. Начальник разведотдела т. Капалкин всегда делал правильно, давая верную и четкую оценку группировке и последующим намерениям противника. Уделяя большое внимание подбору, воспитанию и сколачиванию разведывательных кадров, т. Капалкин вырастил и подготовил большое количество грамотных и подготовленных войсковых и агентурных разведчиков, большинство которых за хорошую работу и проявленную доблесть награждено орденами и медалями» (из Наградного листа, 14.02.1943). С февраля 1943 — начальник специальной школы 2-го управления РУ Генштаба Красной армии. После окончания войны — заместитель начальника Военно-дипломатической академии Советской армии. Был тренером по спортивной стрельбе. Награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, Отечественной войны I ст., Кутузова II ст., Красной Звезды, медалями. Похоронен на Новодевичьем кладбище Москвы.

санников: Онянов Леонид Васильевич. 07.08.1898, с. Ленва Усольского уезда Пермской губернии — 10.1966, г. Москва. Русский. Из рабочих. Генерал-лейтенант (29.07.1944). В РККА с 1918. Член компартии с 1919. Окончил экстерном гимназию в Перми (1916), одногодичные вечерние технические курсы (1916), Высшую стрелковую школу в Москве (1920-1921), подготовительный курс Военной академии РККА (1921-1922), Московскую Высшую военно-педагогическую школу (1922-1924), КУКС при Военно-топографической школе РККА (1931), специальный факультет Военной академии им. М. В. Фрунзе (1934-1937). Владел немецким языком. Участник Гражданской войны (1919- 1921) в составе 5-й дивизии Восточного фронта. Воевал с частями А. В. Колчака, сражался с бандгруппами. В 37-м стрелковом полку 5-й дивизии: курсант полковой школы, командир отделения, помощник командира, командир взвода, комиссар батальона, помощник командира роты, заведующий полковой разведкой (ноябрь 1918 —октябрь 1920). Младший, старший помощник начальника штаба 6-го боеучастка (июль — ноябрь 1921). Штатный преподаватель, руководитель по топографии 6-й объединенной Татаро-Башкирской военной школы им. ТатЦИК (август 1924 — ноябрь 1931), помощник начальника сектора 7-го (топографического) управления штаба РККА (ноябрь 1931 — декабрь 1934). В РУ РККА — РУ Генштаба Красной армии: в распоряжении (сентябрь 1937 — июль 1938), секретный уполномоченный 1-го (западного) отдела (июль 1938 — апрель 1939), начальник редакционно-издательского отделения (апрель 1939 — сентябрь 1940), редакционно-издательского отделения Информационного отдела (сентябрь — октябрь 1940), заместитель начальника того же отдела (октябрь 1940 — июнь 1941), сотрудник для особых поручений Отдела кадров с июня 1941. Участник Великой Отечественной войны. Возглавлял информационно-аналитические подразделения военной разведки. Начальник 3-го отдела Управления войсковой разведки Генштаба Красной армии, преобразованного в РУ Генштаба Красной армии (1942-1945). Представлен к награде в январе 1943 «за отличную организацию фронтовой информации о противнике». После войны продолжал службу в ГРУ Генштаба ВС, начальник разведывательного факультета Военной академии им. М. В. Фрунзе, читал лекции по разведывательной подготовке. Награжден орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденами Суворова II ст., Кутузова II ст., Богдана Хмельницкого II ст., Отечественной войны I ст., медалями.

санников: Жинько Яков Иванович. 13.03.1896, с. Морино Новогрудского уезда Минской губернии — 22.08.1937, г. Москва. Белорус. Из крестьян. Полковник. В РККА с 1918. Член компартии с 1918. Окончил сельскую школу в м. Вселюб Минской губернии, Школу прапорщиков Северного фронта в Гатчине (1916), Школу штабной службы в Москве (март — октябрь 1919), Военную академию РККА (август 1922 — август 1925). Владел польским языком. В службе с августа 1915. Служил в 128-й пехотной дивизии. Подпоручик. Избран начальником штаба той же дивизии. Член Гельсингфорского Совета рабочих и солдатских депутатов (февраль — октябрь 1917), в октябре 1917 в составе своей дивизии участвовал в походе против А. Ф. Керенского под Гатчиной. Участник Гражданской войны (1919- 1920). Шофер автовзвода Ярославского губвоенкомата, делопроизводитель инженерного склада автоколонны 1-й армии Восточного фронта, помощник начальника штаба Уфимской ударной группы (август 1918 — февраль 1919), 13-й, 14-й бригад 5-й стрелковой дивизии (октябрь 1919 — май 1920). Начальник информационного отделения РО штаба войск Витебского района, заведующий разведкой штаба 13-й бригады (май 1920 — сентябрь 1921), начальник и военком разведывательного отделения штаба 5-й стрелковой дивизии (сентябрь 1921 —август 1922). Командир и политрук роты 6-го Туркестанского стрелкового полка, начальник оперативной части штаба 4-й Туркестанской стрелковой дивизии (август 1925 — сентябрь 1926), воевал с басмачами в Туркестане (1925-1926). «В особой командировке» по линии РУ штаба РККА (сентябрь 1926 — сентябрь 1928), сотрудник полпредства СССР в Польше. Помощник начальника штаба 19-й стрелковой дивизии (октябрь 1928 — февраль 1931), заместитель начальника 1-го сектора 1-го отдела 2-го управления штаба РККА, помощник армейского инспектора Белорусского ВО по тылу (февраль 1931 — март 1937), в распоряжении Управления по начсоставу РККА (март — май 1937). Репрессирован 03.05.1937. Реабилитирован 11.08.1956.

санников: Сазонтов Андрей Яковлевич. Комкор (1938). Русский. Член ВКП(б) с ноября 1927 г. Родился в марте 1894 г. в деревне Ситники Чепецкой волости Вятской губернии в крестьянской семье. Окончив начальную школу, поступил в Вятское реальное училище, которое не окончил из-за нехватки средств. В 1911 г. уехал на заработки в г. Хабаровск. Работал на строительстве Амурской железной дороги в качестве табельщика, десятника и счетовода. В 1913 г. сдал экстерном за шесть классов реального училища. В конце 1914 г. призван в армию и направлен в г. Владивосток, на остров Русский, в электротехническую команду 3-го Владивостокского крепостного артиллерийского полка. Там же окончил учебную команду и стал унтер- офицером. Вскоре был направлен в Иркутскую школу прапорщиков, которую окончил в сентябре 1915 г. Участник Первой мировой войны. Служил в частях Западного фронта в должности младшего офицера роты, начальника пешей разведки полка. За мужество и отвагу награжден шестью российскими и одним румынским орденами. В 1917 г. окончил гидротехнические офицерские курсы в г. Несвиж. Последний чин и должность в старой армии — поручик, командир роты 18-го Вологодского стрелкового полка. После демобилизации из старой армии в феврале 1918 г. прибыл на родину. С марта 1918 г. в Красной гвардии — командир десятка Вятского красногвардейского отряда. С августа 1918 г. — командир роты 1-го полка 1-й Вятской стрелковой дивизии. С октября того же года — командир роты 37-го стрелкового полка 1-й Уральской ударной бригады Восточного фронта. С ноября 1918 г. — командир батальона, с декабря того же года — помощник командира 37-го стрелкового полка 5-й стрелковой дивизии. С января 1919 г. — командир 37-го стрелкового полка. С июля 1919 г. — командир 1-й (впоследствии 13-й) бригады 5-й стрелковой дивизии. Из приказа Реввоенсовета Республики № 201 от 12 июня 1921 г.: «Награждается орденом Красного Знамени командир бригады 5-й стрелковой дивизии тов. Сазонтов Андрей Яковлевич за доблестное руководство частями бригады во многих боях летом и осенью 1919 года на Восточном фронте, в коих благодаря храбрости, энергии и распорядительности тов. Сазонтова части бригады не только с честью выходили из весьма тяжелых положений, но и наносили войскам Колчака сокрушительные удары. 3 июля 1919 года тов. Сазонтов во главе одного полка бригады разбил превосходящего по силам противника и, двинувшись на город Красноуфимск, взял этот город». После Гражданской войны на ответственных должностях в войсках и военно- учебных заведениях. В августе 1921 г. — мае 1922 г. — командир 13-й и 14-й бригад 5-й стрелковой дивизии. Одновременно исполнял должности начальника 2-го, а затем 1-го боевых участков Витебского района (по борьбе с бандитизмом), начальника гарнизона г. Полоцка и коменданта Полоцкого укрепленного района. С октября 1922 г. — командир 13-го стрелкового полка 5-й Витебской стрелковой дивизии. В 1923-1926 гг. — слушатель основного факультета Военной академии имени М. В. Фрунзе. С июля 1926 г. — помощник командира 16-й стрелковой дивизии. С апреля 1928 г. по декабрь 1929 г. — старший руководитель тактики Военно-политической академии имени Н. Г. Толмачева. С января 1930 г. — командир 40-й стрелковой дивизии. Из аттестации за 1930 г. на командира 40-й стрелковой дивизии А. Я. Сазонтова, подписанной командующим войсками Сибирского военного округа М. К. Леван довским и членом РВС округа А. И. Мезисом: «За короткое пребывание в дивизии тов. Сазонтов выявил (себя) как энергичный, решительный, обладает твердой волей, имеет широкую инициативу. Сообразителен, трудолюбивый, дисциплинированный, в походной обстановке вынослив. С подчиненными вежлив и требователен. Военная подготовка отличная. Имеет склонность к научно-исследовательской работе. Живо интересуется ростом техники и в практической работе по боевой подготовке частей разумно применяет на деле. В руководстве частями применяет методы образцового личного показа, благодаря чему за короткий срок, формируя новую дивизию, положил много труда и энергии и достиг значительных результатов по боевой подготовке и сколоченности дивизии в целом. Другие роды войск знает хорошо. Благодаря широкому кругозору сумел использовать в летнее время техническую возможность совхозов и колхозов, тем самым поднять на соответствующую высоту подготовку дивизии среди общественных, партийных и советских организаций. Активно участвует в руководящей партийно-политической работе дивизии, а также гражданских советских и партийных организациях. По накоплении больше опыта руководящей партполитработы может быть назначен единоначальником. Растущий командир с большим умом и кипучей энергией, подающий надежды на скорое продвижение по должности командира корпуса. Должности командира дивизии вполне соответствует». С февраля 1932 г. — комендант Забайкальского укрепленного района. С февраля 1934 г. по сентябрь 1935 г. — командир и военком 13-го стрелкового корпуса. С сентября 1935 г. — командир и военком 4-го стрелкового корпуса. С мая по август 1937 г. — начальник Военно- инженерной академии РККА. С августа 1937 г. — начальник Управления военного строительства на Дальнем Востоке при СНК СССР. Член ВЦИК. Награжден двумя орденами Красного Знамени (1921,1923. Знаки ордена № 12327 и 265) и орденом Красной Звезды (1936. Знак ордена № 1496). Арестован 26 мая 1938 г. Военной коллегией Верховного суда СССР 26 августа 1938 г. по обвинению в участии в военном заговоре приговорен к расстрелу. Приговор приведен в исполнение в тот же день. Определением Военной коллегии от 5 мая 1956 г. реабилитирован.

санников: Андрей Яковлевич Сазонтов (1894 — 26 августа 1938) — советский военный деятель, начальник Управления военного строительства на Дальнем Востоке при Совете Народных Комиссаров СССР, комкор. Русский, поручик царской армии, член ВКП(б) с 1927 года (по другим данным — с 1925). Участник Первой мировой и Гражданской войн. Окончил Военную академию имени Михаила Васильевича Фрунзе. Член ВЦИК, делегат ХVI Всероссийского и XVII Чрезвычайного съездов Советов. Родился в многодетной семье крестьянина, в семье было 9 детей. Окончил сельскую школу, проявил во время учёбы незаурядные способности. В 1913 году успешно окончил Вятское реальное училище. После окончания училища уехал на строительство Амурской железной дороги, где работал до призыва на военную службу. В конце 1914 года был направлен для прохождения службы во Владивосток на остров Русский, а потом на фронт. Весной 1918 года вернулся в Вятку и поступил добровольцем в ряды Красной Гвардии во вновь формируемый при строительстве Северного фронта Псковский отряд и назначен на должность командира десятка. 13 августа 1918 года был переведён в ряды РККА и назначен на должность командира 3-й роты 1-го стрелкового полка 1-й Вятской дивизии. 20 октября 1918 года переведён в 1-ю Уральскую Ударную бригаду Восточного фронта и назначен командиром 3-й роты 37-го стрелкового полка. 5 ноября 1918 года 1-я Уральская Ударная бригада вошла в состав 5-й Пензенской стрелковой дивизии. 12 ноября 1918 года назначен на должность командира 3-й стрелкового батальона 37-го стрелкового полка, 5 декабря — на должность помощника командира 37 стрелкового полка, а 11 января 1919 года — командиром 37-го стрелкового полка. 13 июля 1919 года после смерти командира бригады Каргопольцева (скончался 11 июля 1919 от кровоизлияния в мозг после продолжительной болезни) назначен командиром 1-й стрелковой бригады 5-й Пензенской стрелковой дивизии. С 5 января по 22 февраля 1920 года исполнял обязанности командира 5-й Пензенской стрелковой дивизии. 23 февраля 1920 года 1-я стрелковая бригада 5-й стрелковой дивизии переименована в 13-ю стрелковую бригаду 5-й Пензенской стрелковой дивизии. 6 марта того же года вместе с бригадой направлен на ликвидацию Уфимского восстания и назначен приказом РВС 1-й Трудовой армии помощником командующего всеми вооруженными силами Уфимской губернии. 2 апреля 1920 года вместе с бригадой убыл в распоряжение РВС Западного фронта. 5 августа 1920 года назначен начальником 2-го боевого участка Витебского района по борьбе с бандитизмом. 29 октября того же года переведён на должность командира 14-й стрелковой бригады 5-й стрелковой дивизии с исполнением должностей начальника 1-го боевого участка Витебского района и начальника гарнизона города Полоцка. 29 декабря 1921 года назначен на должность коменданта Полоцкого укреплённого района с исполнением вышеуказанных должностей. 27 мая 1922 года Полоцкий УР расформирован и должность коменданта укрепрайона упразднена. 5 октября 1922 года в связи с реорганизацией Красной Армии по ликвидации 14-й стрелковой бригады 5-й стрелковой дивизии назначен командиром 14-го стрелкового полка 5-й стрелковой дивизии. 9 октября 1922 года согласно желания перемещён на должность командира 13-го стрелкового полка 5-й стрелковой дивизии. 19 августа 1923 года отправлен в распоряжение начальника Военной академии РККА для сдачи вступительных экзаменов, 3 сентября прибыл в Военную академию и зачислен в число прикомандированных. 24 сентября условно зачислен слушателем младшего курса с обязательством сдачи в январе 1924 года испытаний по топографии; 17 января испытания сдал. 10 июля 1926 года окончил Военную академию РККА имени Фрунзе с оценкой «хорошо» и назначен помощником командира 16-й стрелковой дивизии. 5 октября 1926 года вступил в исполнение обязанностей помощника командира 16-й Ульяновской имени Киквидзе стрелковой дивизии. 15 апреля 1928 года назначен старшим руководителем кафедры военных наук Военно-политической академии РККА. 7 мая 1928 года прибыл в Военно-политическую академию имени Толмачёва и зачислен на должность старшего руководителя кафедры военных наук с присвоением категории «К-11». 1 октября 1929 года в связи с переходом академии на новый штат назначен на должность преподавателя. 1 января 1930 года откомандирован в Красноярск для вступления в должность командира формируемой 40-й стрелковой дивизии[5]. 24 января 1930 года прибыл и вступил в должность командира 40-й стрелковой дивизии. Командир и военком 40-й стрелковой дивизии с 1 сентября 1930 года. Фигурировал в спецдонесении ОО ОГПУ Сталину, как пресекавший антисоветскую агитацию: В 119-м полку 40-й дивизии (ОКДВА) по инициативе помощника комполка по политчасти Кочнева была разработана и распространена среди красноармейцев и начсостава в целях проверки их политподготовленности специальная анкета, содержащая ряд вопросов явно контрреволюционного характера ... дальнейшее ее распространение прекратил узнавший об этом военком дивизии, после чего были изъяты и розданные экземпляры. В феврале 1932 назначен комендантом и военкомом Забайкальского укреплённого района. С 1 февраля 1934 года — командир и военком 13-го стрелкового корпуса[9]. С сентября 1935 года — командир и военком 4-го стрелкового корпуса. 17 мая 1937 года назначен начальником Военно-инженерной академии РККА. 16 августа 1937 года назначен начальником военного строительства на Дальнем Востоке при СНК СССР. Двумя орденами Красного Знамени (Приказ РВСР № 201 от 20 июня 1921, Приказ РВС № 15 от 1923), орденом Красной Звезды (Постановление Президиума ЦИК СССР от 16 августа 1936). Именным оружием. Именными золотыми часами — от РВС ОКДВА за первенство в боевой и политической подготовке. Грамотой ВЦИК и комплектом тёплого обмундирования — за успехи в борьбе с бандитизмом.

санников: Михаи́л Алексе́евич Фила́тов (8 (20) августа 1895 года, Асхабад, Закаспийская область, Российская Империя — 11 марта 1962, Москва, СССР) — советский военачальник, генерал-майор (1942). До службы в армии в 1914 г. окончил 6 классов гимназии. В апреле 1915 г. он был принят на военную службу на правах вольноопределяющегося и зачислен рядовым в 104-й запасной пехотный полк в г. Оренбург, а оттуда в мае откомандирован во 2-ю Петроградскую школу прапорщиков. После её окончания в августе в чине прапорщика направлен на Юго-Западный фронт, где воевал командиром роты в составе 162-го пехотного Ахалцихского полка 41-й пехотной дивизии 16-го армейского корпуса 8-й армии Юго-Западного фронта, дослужился до поручика. В июне 1917 года в бою под г. Черновцы попал в плен. Содержался в лагерях военнопленных в городах Штральзунд, Оснабрюк и Прейсиш-Холланд, затем в декабре 1918 года вернулся по обмену военнопленными. 21 декабря 1918 года был призван в РККА и назначен военруком всеобуча Ягодной слободы в г. Казань, затем с 7 января 1919 г. формировал из рабочих предприятий Ягодной слободы и командовал 1-м резервно-милиционным Красным полком (позднее переименован в 5-й крепостной, а затем в 44-й стрелковый). В мае 44-й стрелковый полк из Казани был направлен на Восточный фронт в состав 5-й стрелковой дивизии 5-й армии и участвовал с ней в боях с войсками Колчака на р. Кама, при взятии Каслинского завода, г. Курган и в Петропавловской операции. С января 1920 г. и. д. старшего пом. начальника штаба по оперативной части 5-й стрелковой дивизии. В апреле дивизия была переброшена на Западный фронт и участвовала в боях с белополяками в районе Лепель, на р. Березина, в июльском наступлении и Варшавской операции, при отступлении до р. Западная Двина (в район Полоцка). После окончания Советско-польской войны осенью и зимой 1920 г. её части вели борьбу с бандитизмом в Витебском и Полоцком уездах. В июне 1923 года Филатов был откомандирован в распоряжение начальника штаба Туркестанского фронта. После прибытия назначен начальником оперативной части штаба 3-й Туркестанской стрелковой дивизии в г. Душанбе, одновременно и. о. начальника штаба Бухарской группы войск. Принимал участие в борьбе с басмачеством в Восточной Бухаре. С сентября 1925 по сентябрь 1926 г. учился на курсах «Выстрел», затем вернулся на прежнюю должность. В декабре 1929 г. М. А. Филатов принял командование 12-м горнострелковым полком и воевал с ним против банд Курбаши и Ибрагим-бека. В январе 1933 года назначен начальником штаба и пом. начальника Среднеазиатской объединенной военной школы им. В. И. Ленина (позже переименована в Ташкентское пехотное училище им. В. И. Ленина). С ноября 1938 года состоял в распоряжении Центрального совета Осоавиахима Узбекской ССР, затем с февраля 1939 года и. д. начальника спецгруппы для особых поручений при Военном совете штаба САВО. В июле 1940 года по приказу командующего войсками округа сформировал, а затем командовал Алма-Атинским стрелковым пулеметным училищем. В начале Великой Отечественной войны полковник Филатов продолжал руководить училищем. В июле 1942 года он был назначен командиром 68-й горнострелковой дивизии САВО. С 17 октября 1943 года в том же округе и. д. начальника Орловского пехотного училища в городе Сталинабад. В конце ноября он был направлен в распоряжение командующего Отдельной Приморской армии и с 29 декабря допущен к и. д. зам. командира 3-го горнострелкового корпуса. В составе Отдельной Приморской армии участвовал в боях по расширению керченского плацдарма и в Крымской наступательной операции 1944 года (с 18 апреля — на 4-м Украинском фронте). С 18 мая по 8 июня 1944 года генерал-майор Филатов временно командовал этим корпусом, который после Крымской операции в составе той же армии выполнял задачи по обороне побережья Крыма. Приказом по войскам 4-го Украинского фронта от 6.11.1944 за боевые отличия он был награждён орденом Красного Знамени. С ноября 1944 года и до конца войны и. д. заместителя начальника штаба по организационным вопросам 4-го Украинского фронта. В этой должности принимал участие в Западно-Карпатской, Моравска-Остравской и Пражской наступательных операциях. С июля 1945 года и. д. зам. начальника штаба ПрикВО. В сентябре переведен зам. начальника штаба по организационно-мобилизационным вопросам ТуркВО. С мая 1949 по май 1950 г. находился на ВАК при Высшей военной академии им. К. Е. Ворошилова, затем состоял в распоряжении ГУК. С января 1951 года и. д. зам. председателя Стрелково-тактического комитета Сухопутных войск (с мая 1953 г. — в составе Главного управления боевой и физической подготовки Сухопутных войск). 22 марта 1958 г. уволен в запас. Орден Ленина (21.02.1945), 4 ордена Красного Знамени (17.04.1944, 03.11.1944, 06.11.1944, 1949), орден Кутузова 2-й степени (31.05.1945), орден «Знак Почёта» (1936), орден Трудового Красного Знамени Узбекской ССР (1929), медали.

Scrat: Карпов Владимир Федорович. Родился 26 января 1875 г. в г.Брест-Литовск. В 1894 г. окончил Одесское пехотное юнкерское училище. Участник Русско-Японской и Первой мировой войн. Полковник. Октябрьскую революцию встретил восторженно. 11 августа 1918 г. вступил добровольцем в ряды Красной Армии. 15 октября 1918 г. назначается командиром 1-й бригады 5-й стрелковой дивизии. Под руководством В.Ф.Карпова, согласно приказа Уралокрвоенкомата №215 от 15 октября 1918 г. проходило формирование штаба бригады и полков. 37 и 38 полки, отдельный кавэскадрон 5-го кав. полка формировались в г.Глазов. Затем в состав бригады прибыл из Нижнего Новогорода 39 полк. Окончательное формирование бригады закончилось в Яранске. 11 июня 1919 г. В.Ф.Карпов назначается начальником 5-й дивизии, участвовавшей в боях на восточном фронте. 26 июля 1920 г. Карпов сдал дивизию и назначен инстуктором пехоты 3 армии. 4 марта 1921 г. был вызван в Москву и назначен в комиссию по организации оптической связи. 1 апреля 1921 г. назначен начальником 29-й дивизии. 7 июля 1922 г. сдал дивизию и убыл в распоряжение командующего войсками Западно-Сибирского военного округа. С 25 января 1923 г. преподавал тактику в Красноярской артиллерийской школе. Долгое время жил в Ленинграде. С началом ВОВ уехал на Урал в с.Липовское Режевского района, где работал преподавателем в школе. Умер 21 июля 1942 г.

Олег В: 45 стр.полк 5 стр.див. - образован из 180-го стр.полка (20.11.18-8.01.19)



полная версия страницы