Форум » Красные » Роль интернационалистов » Ответить

Роль интернационалистов

Штабс-капитан: Тема навеяна коллегами из Барнаула Для Енисейской губернии, как мне кажется, роль мадьяров и немцев была высока только во время первой советской власти. Т.е. до июня 1918. В дальнейшем они утратили свои позиции, уступив место латышам, которые были костяком в партизанском движении. лебединой песней мадьяр стало их участие в востании в Красноярске (лето 1919). Пожалуй все. Были конечсно частные случаи. Насколько я понимаю в Иркутской губернии было аналогично. После 1918 роль мадьяр сходит на нет... Из диалога коллег, мне показалось, что на Алтае это было не так? А как в других регионах?

Ответов - 148, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Oigen Pl: visualrian.ru Подпись: "Школьники возлагают цветы к памятнику венгерским коммунистам-интернационалистам, расстрелянным в 1919 году колчаковцами, репродукция фотографии. Место: Красноярск, Россия Дата события: 01.06.1987"

Oigen Pl: visualrian.ru Подпись: "Пионеры города Юрюзани во время возложения венков к памятнику бойцам-интернационалистам, погибшим в этих местах во время Гражданской войны. Место: Челябинская область, Россия Дата события: 01.05.1967"

Сибирецъ: Не совсем в тему, но В 35-м кавполку у Рокоссовского служили сербы. Якобы первым Унгерна обнаружил серб Ранисавлевич, командир разведки, вместе со своим взводом


Алексей Елисеенко: Сибирецъ пишет: серб Ранисавлевич Был серб с такой фамилией в казанской югославянской комячейке. Звали его Константин.

Oigen Pl: OigenP пишет: "О связях барнаульского подполья с партизанами впоследствии писал один из его руководителей, А. А. Малиновский: «Барнаульский комитет развернул энергичную работу по установлению живой военно-оперативной связи с партизанскими частями, которые оперировали в районах, наиболее близких к Барнаулу. В военно-революционный штаб комитет пригласил военных специалистов, бывших офицеров, проверенных на деле. Использовали и генштабистов, сидевших в лагере военнопленных. При их участии комитет и штаб разрабатывали стратегический план восстаний в городе и план наступления партизанских отрядов на Барнаул. Одновременно комитет направил с определенным военно-оперативным заданием в партизанские отряды группу большевиков и военных специалистов» ("Этих дней не смолкнет слава", Барнаул, 1967, стр. 82); среди последних был и венгр Энгель. Бывшие военнопленные воевали и в отряде, созданном из крестьян сел Лотошанское, Лобни, Красноозерска, который действовал в Кулундинской степи. Ввиду того что оружия, отбитого у белых, не хватало, партизаны зачастую сами ковали сабли и пики, изготовляли самодельные ружья и пушки, отливали картечь и пули. Интернационалисты, среди которых было немало квалифицированных рабочих, оказывали партизанам серьезную помощь. В оружейной мастерской кулундинских партизан трудились двое военнопленных — австриец и венгр. «Работали они честно и добросовестное, — вспоминал ветеран партизанского движения И. Ф. Копаев. (ПАНО, ф. 5а, оп. 8, д. 10, лл. 20, 21)" - стр. 126 // "Интернационалисты: трудящиеся зарубежных стран - участники борьбы за власть Советов на юге и востоке Республики", Институт славяноведения и балканистики (Академия наук СССР), М., Наука, 1971 Еще раз эту цитату о "генштабистах, сидевших в лагере военнопленных" в Барнауле, привели в книге 1972 года - стр. 115 // В.А. Данилов "Интернационалисты на Урале и в Сибири", Средно-Уральское книжное изд-во, 1972 Один из этих пленных генштабистов в Барнуле 1919 года - Дюла (Юлиус) Капитани - http://www.hrono.ru/biograf/bio_k/kapitandula.php

Алексей Елисеенко: Роспись Латышской дивизии 5 КА на ВФ на 11 авг 1918 г. Вижу знакомую фамилию Фрейберг)

Ратник: Алексей Елисеенко пишет: Роспись Латышской дивизии 5 КА на ВФ на 11 авг 1918 г. Вижу знакомую фамилию Фрейберг) А можно источник указать,в свободном доступе он имеется?

Алексей Елисеенко: Ратник пишет: А можно источник указать,в свободном доступе он имеется? Не искал, может и есть. Токман, "За свободную Россию, за свободную Латвию".

Ратник: Алексей Елисеенко пишет: Вижу знакомую фамилию Фрейберг) Командовал карательной операцией по подавлению Муромского восстания в июле 1918 г.,после чего и отбыл под Казань.Подразделения 1-го полка также были задействованы...

Барабаш: Может кому пригодится: Рапорт старшего милиционера 7 района начальнику Томской уездной милиции о про-тивозаконной деятельности красноармейцев 327 интернационального батальона в сёлах Па-чинской волости. 5 июня 1920 г. с. Поломошное. Секретно. Я, старший милиционер 7 района Томской уездной рабоче-крестьянской милиции, врид. начмил[иции] 7 района Ленц, настоящим докладываю следующее: 3 июня с/г. старшим милицио-нером Пачинской волости Бородиным рапортом донесено, что в дер. Еловке Пачинской вол[ости] каким-то вооруженным отрядом произведён поголовный обыск и арест крестьян, более 10 человек, по выезде на место с милиционерами мною установлено, что в означенной деревне обыски и аресты произведены отрядом красноармейцев 327-го интернационального батальона, которые произвели поголовные обыски и аресты с отбиранием разного рода имущества, как-то: кожи и ма-нуфактуры, не составляя об этом никаких актов и протоколов и без предъявления на это никаких полномочий в дер. Еловке, Шумиловке, Вершине Пачи, Яшкине и посёлке Яшкине. На Филимоновском хуторе Пачинской вол[ости] по заявлению мл[адшего] милиционера за-водов Яшкино, Основиным Александром, этим же отрядом застрелен крестьянин и близ гор. Тайги в лесу застрелено 6 человек. На дороге близ Вершине Пачи этим же отрядом были поставлены к расстрелу крестьяне, мужчина и женщина, очевидцем чего был военком Пачинской вол[ости] Палкин. Вместе с разным имуществом и людьми были отобраны и увезены у крестьян лошади. Командиром означенного отряда якобы тов. Макаренко. За начальника 7 района Томской уездной рабоче-крестьянской милиции Подпись [ГАТО. Ф. Р-278. Оп.3. Д.4. Л.100. Подлинник. Рукопись]. URL: http://gato.tomica.ru/publications/biblio/list/1917-1921/N160 (дата обращения: 14.04.2013).

санников: Енко Франц Францевич (1897-1938) - чл. ВКП(б) с 1918; уроженец г. Любляны, словенец, рабочий; попал в плен; товарищ председателя полкового комитета, адъютант 8-го Уральского, 27-го Бузулукского полков (1918-19); курсант 1-х Московских кавалерийских курсов (1919-20); помощник командира эскадрона, начальник особого отд. 11-й кавдивизии 1-й Конной армии (1920-21), 3-го отд. секретно-оперативного управления особого отд. Западного фронта (1921), особого отд. 1-й Томской кавдивизии (1921-22), воен. частей в Андижане (1922-23); начальник Музея Красной Армии и Флота в Москве (1924), помощник комиссара Военной Академии РККА (1924-26) и начальника Военно-Воздушной академии РККА (1926-28); ответственный секретарь ячейки ВКП(б) сов. учреждений и уполномоченный Нефтесиндиката в Чехословакии (с 1928), председатель правления общества «Дероп-Дерунафт» (1932-33); помощник начальника по снабжению 2-го гл. управления Наркомоборонпрома СССР; арестован 9 июня 1937, расстрелян 22 сентября 1938. Кто может пояснить, что за 1 Томская КД?.

санников: Димма (Дима) Ганс Гербертович. 05.04.1893, г. Вена, Австрия — 25.04.1924, г. Москва. Австриец. Из аристократической семьи. В РККА с 1920. Член компартии с 1920. Окончил военное реальное училище, Терезианскую военную академию в Вене, Австрия (1912). В австро-венгерской армии: поручик, капитан 49-го пехотного полка (1912- 1914). Участник 1-й мировой войны, начальник разведки 4-й пехотной дивизии. С 1915 в плену в России, в Красноярске. Участник Гражданской войны. Выступил в поддержку революции (1918). Организатор и командир интернационального партизанского отряда в тылу армии А. В. Колчака (1919-1920), командир 1-й Интернациональной бригады 5-й армии Восточного фронта, 1-го полка Дивизии им. III Интернационала (январь — декабрь 1920), начальник Особой школы красных командиров (декабрь 1920 — апрель 1921), сотрудник для особых поручений при начальнике Главного управления военных учебных заведений в Москве, преподаватель немецкого сектора Университета Запада (апрель — сентябрь 1921). Заведующий сектором 3-го (информационно-статистического) отдела (части) РУ — РО штаба РККА (сентябрь 1921 — апрель 1924). В апреле — июне 1922 находился под следствием в ГПУ, вернулся в свой отдел сначала на должность переводчика бюро прессы (июнь — июль 1924), затем на прежней должности.

санников: Капитань Дюла (в СССР: Капитани Дюла Артурович). 1882, с. Телча, Трансильвания — 08.01.1929, Крым. Венгр. Сын сельского торговца. В РККА с 1919. Член компартии с 1919. Окончил Высшую военную школу (1906-1909). В военной службе в австро-венгерской армии (1897-1915). Участник Первой мировой войны. Начальник штаба сектора крепости Перемышль. Штабс-капитан. С марта 1915 в плену в России. На подпольной партийной работе в Барнауле (1919). Командир батальона школы для курсантов-венгров в Москве, военной школы в Баку, слушатель Военной академии РККА, преподаватель Высшей стрелковой школы (1919-1923). В распоряжении РУ штаба РККА (1923-1929), работал в информационно-статистическом отделе. Находился на нелегальной работе за рубежом (1924-1926).

санников: Кидайш Виктор Деже (в СССР: Виктор Филиппович; пс. Верфер, Дискус). 18.02.1897, г. Сасварош,Трансильвания — 07.05.1938. Венгр. Из рабочих. Полковник (16.12.1935). В РККА с 1918. Член компартии с 1918. Окончил гимназию в Сасвароше (1915), 2-е Московские пехотные курсы (ноябрь 1920 — март 1921), Высшую особую венгерскую военную школу, Баку-Петроград (март 1921 — май 1922), Военную академию им. М. В. Фрунзе (май 1922 — август 1925). Владел немецким, английским и румынским языками. Призван на службу в австро-венгерскую армию (октябрь 1915), прошел начальную военную подготовку, окончил двухмесячные курсы прапорщиков в Германштадте (ноябрь 1915 — январь 1916). Воевал на Галицийском фронте (февраль — август 1916), вольноопределяющийся, старший унтер-офицер 71-го пехотного полка, попал в русский плен во время Брусиловского прорыва. Военнопленный в лагерях в Дарнице, Оренбурге, Березовке (под Верхнеудинском) (август 1916 — февраль 1918), член лагерного марксистского кружка, в котором и сам преподавал. Чернорабочий 1-го Забайкальского революционного казачьего полка в Березовке (февраль — июнь 1918), боец 1-го Омского красногвардейского отряда, воевал на Байкальском фронте, захвачен в плен (июнь — сентябрь 1918), заключенный концентрационного лагеря в Березовке при чехах, семеновцах и японцах (сентябрь 1918 — май 1919), бежал. Рабочий пивоваренного завода в Верхнеудинске (июнь — декабрь 1919), политбоец 1-го Интернационального полка в Иркутске, политрук, комиссар 3-го заградительного отряда НРА ДВР (февраль — ноябрь 1920). На стажировке в должности командира роты 16-го стрелкового полка 6-й стрелковой Орловской дивизии (август 1925 — октябрь 1926), помощник начальника ОО ОГПУ (октябрь 1926 — март 1928), помощник начальника 1-го отдела Управления делами НКВМ и РВС СССР (апрель 1928 — октябрь 1929), командир 69-го стрелкового полка 23-й стрелковой дивизии в Харькове (ноябрь 1929 — март 1931). Начальник сектора 3-го отдела (апрель 1931 — декабрь 1934), в распоряжении (декабрь 1934 — июнь 1937) РУ штаба РККА, резидент в Берлине, Германия (февраль 1935 — июнь 1937). «С 1934 года, в течение двух лет, как его непосредственный начальник, я руковожу его работой, которую он проводит при самых тяжелых условиях фашистского подполья, и в этой суровой обстановке он выявил себя вполне стойким и добросовестным товарищем» (О. Штейнбрюк, ноябрь 1936). Репрессирован 13.08.1937. Реабилитирован 04.06.1955.

санников: Раков Вернер Готтальдович (пс.: Владимир Богданович Котлов, Вальдемар Инкофф, Феликс Вольф, Феликс). 30.08.1893, м. Адзель-Койкюль Верроского уезда Лифляндской губернии — 14.09.1937, г. Москва. Немец. Из семьи «главного лесничего на имениях». В РККА с 1922. Член компартии с 1917. Окончил классическую гимназию в Германии (1900-1911). Владел английским и французским языками. Работал в банке в Германии (1911- 1914), в 1914 переехал на жительство в Россию. Бухгалтер московской фабрики «Треугольник» (февраль — август 1914). Как немецкий подданный выслан в Ирбит Пермской губернии, давал уроки и работал «как чернорабочий, механик и пр.» (1915-1916), главный бухгалтер земельной управы в Акмолинской области (1917), принимал участие в революционном движении. Участник Октябрьской революции в Омске, партийная работа — «губернский и областной секретарь, редактор и пр.», создатель крупной организации из военнопленных (10 тысяч человек); в период Гражданской войны, как писал сам Раков, сражался «в партизанских отрядах; в частях «интернационалистов» в Сибири, на Урале» (январь — август 1918). Потом работал в Москве, вступил в немецкоязычную группу РКП(б), редактировал газету «Мировая революция» (Welt-Revolution), занимался революционной пропагандой среди германо-австрийских войск в Белоруссии (август — декабрь 1918). Член группы К. Радека, направлен в Германию (декабрь 1918). Участник учредительного съезда КПГ (декабрь 1918 — январь 1919), создания Бременской Советской Республики (январь 1919). На партийной работе в Кёнигсберге, Гамбурге (1919-1920). Информатор Малого бюро Коминтерна, сотрудник Западноевропейского секретариата Коминтерна в Берлине (1920-1921). В распоряжении РУ штаба РККА (1922-1928), занимался разведывательной (советская работа) и партийной (литературная работа) деятельностью в Австрии и Германии, участник подготовки событий известных как «Германский Октябрь». Потом работал в Париже, Франция (1924), в США (1925-1927) — Нью-Йорке, Вашингтоне, Чикаго. Котлов Владимир Богданович (Феликс) — «довольно крупный политический работник с приличным стажем агентурной работы. По личным качествам может хорошо работать, но в данное время большой инициативы не проявляет. Работу развивает слабо и стремится обратно в Европу, предполагая, что условия теперь позволяют возвратиться к партработе в Германии. Нервничает и проявляет признаки невыдержанности. Необходимо заменить» (1926). Однако ему все же удалось создать в США небольшую, но довольно работоспособную агентурную сеть. В Москве с января 1927 занимался литературной работой, редактировал, в частности 4-й том немецкого издания Собраний сочинений В. И. Ленина (1927— 1928). В январе 1928 исключен из ВКП(б) за принадлежность к троцкистской оппозиции, затем вновь восстановлен (июнь 1929). Под именем Владимира Богдановича Котлова работал с 1932 в Издательском товариществе иностранных рабочих в Москве, был заместителем начальника строительства Байкало-Амурской магистрали, затем опять в столице, возглавлял иностранный отдел объединения «Кузбассуголь», а в Москве вновь работал в том же издательстве. Исключен из партии за «фракционную, антипартийную работу против КПГ» (1933), 10.07.1934 восстановлен в партии решением Интернациональной контрольной комиссии ИККИ и опять исключен в ноябре 1935 в Хабаровске. Переводчик, редактор московской немецкой центральной газеты DDZ (1936). Репрессирован 27.07.1936. Реабилитирован 30.12.1993.

Сибирецъ: "Реакция большевиков на попытки поляков сформировать свои части на территории Советской России в течение 1-й пол. 1918 г. становилась все более враждебной. Впрочем, враждебность была взаимной. Польский резервный полк, созданный в Москве «Начполом» из невооруженных добровольцев, был разогнан, а его офицеры арестованы. Подобная же судьба постигла остальные польские формирования в пределах Советской России. Исключение — те части и подразделения, которые считали себя «красными». А такие в составе Красной Армии были, хотя куда чаще поляки входили в состав Красной Армии индивидуально. История Гражданской войны хранит память о таких частях, как полк Красных улан, Красный Варшавский полк, Люблинский стрелковый полк... Эти части не оставили о себе памяти в фалеристике, ибо появление с таким знаком на улицах Варшавы или Львова в двадцатые годы могло кончится для его владельца трагически. И тем не менее нам известно одно исключение, то ли по неведению, то ли из соображений националистических не отраженное в польской литературе — а именно знак красных поляков Омска, по крайней мере два экземпляра которого известны автору статьи. Публикуемый здесь впервые знак был изготовлен, судя по гайке, фирмой "Эдуард" в Петрограде и можно предположить, что по окончании гражданской войны бойцы, отмеченные этим знаком, остались в Советской России . Игорь Можейко.

санников: КИТ-ВИЙТЕНКО (до августа 1918 г. — Кит) Илья Павлович. Комбриг (1935). Украинец. Член ВКП(б) с августа 1918 г. Родился в 1898 г. в селе Трудовач Золочевского уезда (Восточная Галиция). Из крестьян. В 1914 г. окончил гимназию в г. Золочеве и добровольно вступил в бригаду украинских сечевых стрельцов. Прошел курс офицерской школы в Восточной Галиции. В чине лейтенанта до августа 1916 г. служил в австрийской армии. Раненым попал в плен к русским. В плену находился в лагере в Забайкалье на станции Дивизионная. В Красной армии добровольно с мая 1918 г. Участник Гражданской войны. С мая 1918 г. — командир взвода интернационального отряда, сформированного из бывших военнопленных. Участник боев с войсками чехословацкого корпуса и атамана Семенова. После падения Советской власти в Забайкалье находился на подпольной работе в г. Владивостоке. Жил и работал по документам, выданным органами украинской Центральной рады. Дважды подвергался аресту контрразведкой белых. В декабре 1919 г. перешел линию фронта у станции Боготол и прибыл в г. Томск. В феврале 1920 г. партийной организацией был направлен в формирующийся Томский интернациональный отряд, где занял должность помощника командира отряда по строевой части. Отряд был переформирован в отдельный батальон ВЧК, который возглавил И. П. Кит-Вийтенко. В 1921-1923 гг. — командир отряда особого назначения, командир и военный комиссар 24-го полка особого назначения (г. Новосибирск), командир и военный комиссар 62-го Новороссийского стрелкового полка 21-й Пермской стрелковой дивизии. После Гражданской войны на ответственных должностях в войсках и военно-учебных заведениях РККА. В 1923-1926 гг. — слушатель основного факультета Военной академии имени М. В. Фрунзе. С 1926 г. — командир и военный комиссар 28-го стрелкового полка 10-й стрелковой дивизии (г. Грязовец Вологодской губернии). Состоял кандидатом для направления в Китай в качестве военного советника. Владел английским, немецким и польским языками. С сентября 1928 г. — адъюнкт Военной академии имени М. В. Фрунзе. В 1930 г. в течение полугода (с марта по октябрь) находился в служебной командировке в Германии. С ноября 1930 г. — помощник начальника организационно-методической части штаба Военной академии имени М. В. Фрунзе (по совместительству с должностью адъюнкта). С января 1934 г. — начальник штаба той же академии. Приказом наркома обороны СССР от 20 февраля 1936 г. от должности отстранен. Арест в феврале 1936 г. и предание суду последовали из-за массового (257 человек) обморожения слушателей академии 10 февраля 1936 г. во время лыжного пробега при морозе 26 градусов. Руководителем пробега являлся И. П. Кит-Вийтенко. Военная коллегия Верховного суда СССР 10 марта 1936 г. приговорила его к двум годам лишения свободы. Наказание отбывал в Вязьмалаге, работая начальником штаба военизированной охраны (до ноября 1936 г.). По ходатайству влиятельных лиц Наркомата обороны (заместителя наркома обороны Маршала Советского Союза М. Н. Тухачевского, начальника Политического управления РККА армейского комиссара 1 ранга Я. Б. Гамарника, начальника Военной академии имени М. В. Фрунзе командарма 2 ранга А. И. Корка, начальника политического управления Московского военного округа армейского комиссара 2 ранга Г. И. Векличева, председателя Центрального совета Осоавиахима СССР комкора Р. П. Эйдемана, начальника Управления по начсоставу РККА Б. М. Фельдмана и других) постановлением ЦИК СССР от 15 ноября 1936 г. был досрочно освобожден из лагеря. После восстановления в кадрах РККА в ноябре 1936 г. назначен начальником штаба 86-й стрелковой дивизии (г. Казань). О назначении его на эту должность ходатайствовал командующий войсками Приволжского военного округа командарм 2 ранга П. Е. Дыбенко. 10 сентября 1937 г. по политическому недоверию уволен в запас. Награжден орденом Красной Звезды 1934. Знак ордена № 214. Арестован 16 сентября 1937 г. Особым совещанием при НКВД СССР 17 ноября 1939 г. по обвинению в шпионаже (в пользу Германии) и участии в военном заговоре приговорен к восьми годам заключения в ИТЛ. Наказание отбывал в Каргопольском ИТЛ (Архангельская область). Находясь в лагере, в 1943 г. по обвинению в проведении антисоветской агитации военным трибуналом войск НКВД был приговорен к десяти годам лишения свободы в ИТЛ (с поглощением неотбытого срока по делу 1939 г.). Из лагеря освобожден в ноябре 1952 г. и направлен в ссылку в г. Воркуту. Там работал техником в управлении «Спецмонтаж» комбината «Воркутауголь», начальником технического снабжения управления «Спецмонтаж » треста «Особпроектмонтаж» Министерства строительства предприятий угольной промышленности (без права выезда). Определением Военной коллегии от 9 июня 1956 г. реабилитирован. После реабилитации жил в г. Москве.

санников: Григорий Васильевич Иваненко (укр. Григорій Васильович Іваненко); 9 ноября 1893, с. Долгое, (теперь Дрогобычского района, Львовской области Украина — 14 сентября 1938, Харьков) — активный участник коммунистического движения на Западной Украине, один из руководителей КПЗУ. Из крестьян. Образование получил в бурсе, затем в гимназии г. Дрогобыча. Участник национального молодежного движениях, за что подвергался преследованиям со стороны властей. В 1915 году Г. Иваненко, будучи солдатом австрийской армии, попал в русский плен. С 1915 до 1918 гг. находился в Омске. Под влиянием большевистской агитации в 1919 году стал членом РКП(б). Участвовал в гражданской войне в Сибири. В 1920 был направлен политработником в подразделения Красной Украинской Галицкой Армии. В 1920 Г. Иваненко был направлен на подпольную партийную работу в Польшу. Действовал под партийным псевдонимом Бараба на территории Западной Украины. Организатор забастовки нефтяников Борислава в 1921. С 1921 — член ЦК Коммунистической партии Восточной Галичины. В 1923 Г. Иваненко создал подпольную организации КПЗУ в Западной Волыни. В 1923—1925 — секретарь окружкомов КПЗУ в Станиславе, Коломые, на Волыни, в Дрогобыче. В 1928 — 1933 годах Г. Иваненко — секретарь ЦК КПЗУ и кандидат в члены Политбюро ЦК КПЗУ, 1930 — 1933 — кандидат в члены ЦК Коммунистической партии Польши. Избирался делегатом 3 и 4-го конгрессов Коминтерна. Преследовался польскими властями — 5 лет провел в тюрьмах. В 1933 Г. Иваненко вместе с другими руководителями КПЗУ был отозван в УССР и, вследствие расхождений с политикой ВКП(б) и КП (б) Украины, приговорен к 10 годам заключения за «принадлежность к Украинской Военной Организации». Умер в Харькове в заключении в 1938 году.

санников: ВОСТОЧНЫЙ ФРОНТ 1918. 1969 год. Работа саратовских интернационалистов была плодотворна. Лишь в одном Пугачевском уезде в августе 1918 г. вступили в ряды Красной Армии 375 военнопленных. 1-й Саратовский интернациональный полк (командир Мурашевский) насчитывал 1200 человек, он вошел в состав 1-й Самарской дивизии Четвертой армии. С начала месяца по 18 августа численность 2-го интернационального полка в Саратове возросла: рядового состава с 743 до 836 человек, командного — с 30 до 35 человек 33. Возглавил первые интернациональные части в Саратове Шандор Келлнер. Командирами сербских рот были Гутеша Дане и Гумац Милан, их помощниками — Владимир Кристич и Михаил Иовчи. Немецко-мадьярскую роту возглавили Лейснер и Юлиус Фридрих, чешскую — Ренорт, польскую — Бронислав Роговский. Организация революционных военнопленных в Самаре, руководителем которой были венгры Янош Ивани, Бела Байор, немец Мандельбаум, являлась одной из самых крупных в России, в ней насчитывалось около 1300 человек. И здесь в лагеря губернии направлялись агитаторы, устраивались митинги, собрания, лекции. Агитационную работу вели Лайош Немет, Ференц Эрши, Рест, Балоч и др. В Самарском лагере организовали агитационную школу для военнопленных. Формирование интернациональных частей в Самаре началось еще в марте, когда при содействии В. В. Куйбышева возник отряд коммунистов-интернационалистов, носивший имя «Коммунар». Менее чем за месяц в него записалось около 900 человек, половину из них составляли венгры, немцы, румыны, югославы. Комиссаром отряда назначили Шандора Сиклаи. Отряд сражался под Бузулуком против Дутова, принимал участие в составе 1-го Казанского сводного полка в обороне Оренбурга. Позже это соединение выросло в Самарский интернациональный полк, командовал которым серб Эмиль Чопп. Более интенсивная работа по созданию интернациональных воинских соединений в Самаре и губернии началась с первых чисел мая, когда на помощь самарским интернационалистам прибыли от исполкома чехословацкой секции РКП (б) Ярослав Гашек, от венгерской — Деже Фараго. Фараго получил назначение лично от В. И. Ленина, когда в апреле вместе с Бела Куном и Тибором Самуэли был у него на приеме. Выслушав их предложение об активизации работы среди военнопленных, Ленин тут же предложил Фараго выехать для работы в Самару. В Самаре Фараго развернул активную деятельность. Он стал редактором газеты «Эбердеш» и одним из наиболее энергичных агитаторов, почти все время разъезжая по многочисленным лагерям губернии. Представить себе всю сложность и трудность агитационной работы в лагерях военнопленных, условия, в которых ее приходилось вести, можно по воспоминаниям Фараго о его посещении Сызранского лагеря в начале мая 1918 г. «Начальник лагеря для военнопленных, немец- фельдфебель, распорядился созвать всех военнопленных лагеря. Раздался звук гонга, из бараков высыпали люди, и нас окружила толпа. Судя по всему, обстановка складывалась неблагоприятная. До нашего прихода какие-то смутьяны взбудоражили лагерников. Они начали кричать, что нас подкупили и что мы занимаемся насильственной вербовкой в Красную гвардию. Раздавались обвинения, что, дескать, именно из- за нас до сих пор задерживается отправка домой. Некоторые крикуны призывали немедленно прикончить нас. Поведение толпы становилось все более угрожающим. Нас плотно окружили со всех сторон, начали толкать. Нависла угроза линчевания. В этот критический момент за нас заступилась группа венгерских рабочих-землекопов». Примерно такая же обстановка была и в других лагерях, и коммунистам-интернационалистам приходилось с риском для жизни выступать перед людьми, среди которых работали провокаторы, подстрекатели, ставленники Антанты. Но они несли военнопленным слова правды, несмотря ни на что. В Симбирске при поддержке местных большевиков еще в январе 1918 г. возникла организация иностранных революционеров под названием «III Интернационал». Руководящую роль в ней играли Л. Фрост, Ф. Валхар, Р. Гурко, И. Самвон, И. Пружанский, Мазеш, Лоб, И. Пльчак, Чернин и Кифлер. К июню в интернациональном отряде насчитывалось около 300 венгерских, немецких, румынских, словацких и чешских красноармейцев. Весной 1918 г. в скобелевских казармах Пензы началось формирование 1-го Пензенского чехословацкого социалистического полка. В его создании активную роль сыграли старейшие чешские социал-демократы Олдржик Кауделка, Вячеслав Ваничек, Ян Сынек и Алоиз Скоттак. Командиром 1-го Пензенского чехословацкого социалистического полка стал Адольф Шипек. К концу мая в отряде насчитывалось 720 человек. Начальником всех интернациональных отрядов, находившихся в Пензе, назначили Славояра Частека. Большую работу в Пензенской губернии вели болгарские революционеры, члены Болгарской социал-демократической партии тесняков Георгий Михайлов-Добрев, Георгий Каракушев, Петр Ташков, Спас Николов, Цветко Милков, Иван Деянов и др. В Казани социалистической организацией военнопленных, возникшей в январе 1918 г., руководили А. Гофман, Ш. Апати, Б. Динда, Г. Вайс и др. В мае-июне в лагеря губернии были отправлены четверо агитаторов, они имели с собой 10 тыс. экземпляров листовок и воззваний. Руководитель турецкой секции при Казанском губкоме Мустафа Субхи организовал турецкую роту. В Астрахани первые интернациональные части формировали Иштван Падош, Иожеф Демек, Лайош Гавро, Еже Шугарт и др. Отряды Славояра Частека стали ядром Интернационального полка 24-й дивизии (порядковый номер полка — 216), Заслуги Частека в организации регулярных соединений интернационалистов, его личная храбрость и организаторские способности были высоко отмечены Советским правительством. В конце 1918 г. он «как коммунист, знающий военное дело», был отозван в Москву, где ему поручили руководство формированием интернациональных частей Красной Армии на всей территории РСФСР. В связи с 50-летием Советской власти Славояр Частек был посмертно (он умер в феврале 1920 г.) награжден чехословацким орденом Красного Знамени. 12 июня 1968 г. эта боевая награда была вручена вдове Частека Р. А. Лемзенко. К 1.1919 года в Третьей и Четвертой армии и в Астраханском укрепрайоне 3837 бойцов- интернационалистов. Они составляли: 1-й интернациональный полк, 1-й интернациональный кавалерийский полк, Китайский отряд, Интернациональный пехотный полк, 2-ю и 3-ю немецко-мадьярские роты, мадьярско-немецкую коммунистическую роту и 1-й интернациональный комму- нистический полк. Весной в Астрахань из Москвы прибыл 1-й Московский интернациональный коммунистический батальон численностью в 300 человек под командой Лайоша Винермана. Здесь отряд пополнился, в его рядах находились венгры, немцы, сербы, словаки, чехи, итальянец и даже один негр. В начале июня отряд Л. Винермана отбыл в Красный Кут на борьбу с уральским казачеством и вошел в состав отдельной Александрово-Гайской бригады Четвертой армии. Бойцы-интернационалисты образовавшейся еще весной 1918 г. в Николаевске интернациональной роты в составе 1-го Пугачевского полка под командованием В. И. Чапаева сражались против уральских белоказаков и белочехов, защищая Николаевск. В начале августа на Восточный фронт прибыл отряд Центральной федерации иностранных групп РКП (б) численностью 160 человек. Он был включен в состав 6-го Советского полка. В рядах Третьей армии в составе 29-й стрелковой дивизии сражался 225-й Китайский стрелковый полк под командой Жен Фу-чена. В рядах прославленной Первой революционной армии находились: Интернациональный полк Славояра Частека, польский кавалерийский дивизион «Победа», дивизион знаменитого 1-го Варшавского революционного полка (командовал дивизионом П. М. Боревич), финский отряд численностью 433 бойца (политкомиссар Лукка). Интернационалисты принимали участие в сражениях на самых решающих участках фронта. В боях за Пензу основной удар на себя принял 1-й Пензенский чехословацкий социалистический полк. 128 человек убитых — таковы были его потери в эти дни. На Поповой горе и в нынешнем парке имени В. Г. Белинского сражался прибывший в ночь на 29 мая Симбирский интернациональный отряд под командой Зильвендера. При взятии Пензы чехословацкие легионеры разгромили редакцию газеты «Чешско-словацкая Красная Армия» и казармы, в которых помещался чехословацкий революционный отряд. С боями прорвалась из города группа Славояра Частека, состоявшая из 84 человек. Легионеры взяли в качестве заложников председателя полкового комитета 1-го Пензенского чехословацкого полка Алоиза Скоттака, Людвига Отченашека и члена комиссии по разоружению чехословацких эшелонов Моттла. 5 июля 1918 г. у станции Айтяги все схваченные белогвардейцами интернационалисты были повешены. «Я боролся за свободу,— гордо бросил в лицо палачам Алоиз Скоттак.— Но я не доживу до нее. Умираем за свои убеждения. Деяния, которые вы творите, все равно история осудит». Генерал армии Чехословацкой Социалистической Республики, в прошлом активный участник гражданской войны в Советской России, Ченек Грушка в своих воспоминаниях об этих днях пишет: «Мы испытывали мучительное чувство стыда за легионеров, простых людей, которые дали себя обмануть и бросили тень на наш народ. Мы рвались в бой, чтобы как-то загладить вину легионеров». Бойцы одного из чехословацких интернациональных соединений, прибывших в Казань для участия в подавлении мятежа легионеров, приняли на своем митинге резолюцию: «Мы громко протестуем против контрреволюционного выступления кучки чехословаков и выражаем им свое презрение. Мы, чехословацкие коммунисты, вместе с русским пролетариатом, не допускаем мысли, чтобы планы контрреволюционеров могли осуществиться, и с оружием в руках до последней капли крови мы будем бороться за Советскую власть и за дело победы рабочего класса». Именно так сражались они в июне 1918 г. под Самарой. В рядах дружины коммунистов города был отряд Яноша Ивани. На позициях находились отряд Бела Байора, отряд китайских красноармейцев под командованием И. Долженко. Среди руководителей интернациональных частей были Ярослав Гашек и Иозеф Поспишил. Они принимали участие в бою у станции Липяги, в сражениях под самым городом. Вот что об этом вспоминает Иозеф Поспишил: «В ночь с 7 на 8 июня мы с Гашеком находились со своими тремя взводами на станции Самара. До последней возможности мы сдерживали натиск мятежников, прорвавшихся через Самарский железнодорожный мост. В начавшейся суматохе мы потеряли связь с советским командованием и со своими отдельными группами. Стало ясно, что наших сил не хватит, чтобы удержать станцию и город. В самый последний час мы вспомнили, что в гостинице «Сан-Ремо», где была наша резиденция, остались различные документы. Чтобы эти материалы не попали в руки врагов, решено было, что Гашек пойдет в «Сан-Ремо» и возьмет или уничтожит их. После этого мы договорились снова встретиться на станции. Гашек отправился в «Сан-Ремо». Но вернуться на станцию он уже не успел, мятежники захватили станцию, а вскоре и весь город оказался в их руках. Гашек вынужден был уйти из города в другом направлении. Около двух месяцев он скитался по деревням Самарской и Симбирской губерний, пока ему не удалось снова перебраться на совет- скую территорию». В момент, когда легионеры вступали в Самару, бойцы интернациональных отрядов вместе с самарскими большевиками отступили к клубу коммунистов и приняли участие в защите этого последнего оплота Советской власти в городе. Особый героизм проявил баварский коммунист Фирес. Когда легионеры ворвались во двор клуба, он стрелял до последнего вздоха54. В городе после оккупации оставалось около 30 чешских коммунистов. Ни один из них, видимо, не спасся. Разгрому подверглась и самарская группа коммунистов-югославов, секретарь которой Урош Чонкич был арестован и расстрелян. В Сызрани легионеры казнили руководство организации военнопленных. Погибли и те венгры-землекопы, которые спасли жизнь Деже Фараго. В боях под Сызранью отличился отряд под командованием Славояра Частека. Сам он был тяжело ранен в голову, но оставался в строю. В дни упорных оборонительных сражений за Казань в городе находился Тибор Самуэли, возглавивший местные интернациональные части. 18 августа на Тибора Самуэли было возложено формирование всех интернационалистских отрядов и которые позже участвовали в боях под Свияжском, на симбирском и самарском направлениях. 18 июня под Красным Кутом и Новоузенском отличились интернациональные части 1-го Саратовского кавалерийского полка и отряда Лайоша Винермана. Позже, когда в конце сентября Новоузенск был освобожден и бежавшие казаки обосновались в одном из близлежащих сел, Винерман временно заменил командира дивизии, проявив большую личную храбрость. После того как переговоры с за- севшими в станице казаками ничего не дали, Винерман подготовил своеобразный десант. Вооружив пулеметами два легковых автомобиля, в одном из которых находился он сам, и придав этому отряду бронемашину, он с утра 29 сентября отправился к деревне, занятой белоказаками. Перекрыв с трех сторон дороги, ведущие к деревне, Винерман дал приказ к наступлению. Из отряда белогвардейцев спаслись лишь немногие. 15 человек были взяты в плен. Трофеями интернационалистов были 122 мм гаубица с большим количеством патронов, три пулемета, много винтовок, шашек и другого оружия и снаряжения. 5 октября 1918 г. винермановцы в телеграмме В. И. Ленину пожелали ему скорейшего выздоровления. «Мы, в свою очередь,— писали бойцы,—постараемся еще больше проявить сильное мужество для достижения большой, полной победы. Мы уже доказали на деле свою храбрость и мужество в борьбе с контрреволюцией, надеемся, что рядом побед над паразитами докажем свою революционность до полного уничтожения всех эксплуататоров и восстановления красного социализма. Да здравствует товарищ Ленин и Совет Народных Комиссаров! Да здравствует дисциплина! Да здравствует социалистическая Красная Армия!». Винермановцы крепко держали слово, данное Ильичу. Их командир и его сподвижники были всегда впереди. В боях под Александрово-Гаем пал один из организаторов 1-го Московского интернационального коммунистического батальона Ференц Мюллер. 19 октября погиб и командир отряда, один из героев гражданской войны, Лайош Винерман. 21 октября с ним прощались саратовцы. 23 октября последние почести герою отдавала Москва. Винерман похоронен на Красной площади. Геройски сражались интернационалисты и в боях за освобождение Симбирска. «Лучшие из лучших наших бойцов,— вспоминает Вилли Фриштиц,—умирали, как умирают только герои. Пять человек пошли в Симбирске на штурм железнодорожной линии, которую прикрывали огнем шесть вражеских пулеметов, и заставили засевшего там врага отступить». Когда отброшенные за Волгу у Симбирска белогвардейцы развернули ожесточенные бои в районе железнодорожного моста, защита моста была поручена интернациональному полку под командованием Дьюла Варга. «Под убийственным пулеметным огнем белых,— вспоминал ко- мандир 24-й Железной дивизии Г. Д. Гай,— бесстрашный комполка т. Варга с горсткой храбрецов не только отстояли переправу, но и захватили у белых на том берегу несколько пулеметов. Во время героической битвы на мосту погибло 17 товарищей-интернационалистов, братская могила кото- рых украшает главный парк Ульяновска — Венец». Интернациональный полк под командованием И. Барты, а затем Карника вел борьбу с белогвардейцами в районе Кузнецка. Большую роль сыграли интернационалисты в боях за Самару. Саратовский интернациональный полк в разгар наступления на Сызрань был выделен для блокиро- вания линии Сызрань — Самара, примерно в 4—5 км от общей линии боев. Он успешно вел бой с белогвардейцами, в частности близ села Киршовки. Неувядаемой славой покрыли свои имена интернационалисты Камской речной флотилии. Одним из ее организаторов был Франтишек Каплан, начальником штаба флотилии — Иосиф Марван, начальником технической части — Антонин Когоут, начальником десантного отряда — Халопецкий. Три тысячи моряков флотилии на 18 судах в двух десантных отрядах (куда входили русские, чехи, словаки, мадьяры, немцы) участвовали в боях у Ялова, Воткинска, Ижевска.

санников: Приказом командующего Восточно-Забайкальского фронта НРА ДВР В.Е. Лондо № 81 от 12 августа 1920 г. объявлялся смертный приговор личному составу Сводного китайского батальона, отказавшемуся по приказанию начальника 2-й Амурской стрелковой дивизии, отправиться на ремонт Часовинской железнодорожной ветки. Расстрелу подлежал каждый 11 народоармеец, «считая с правого фланга батальона, выстроенного в одну шеренгу». Однако, принимая во внимание участие китайцев в боевых действиях против белогвардейцев, военно-полевой суд назначил испытательный срок 2 месяца. Данный батальон был укомплектован в августе 1920 г. партизанами Хабаровского отряда – 144 человека (1-я и 5-я роты), отряда «Старика» – 118 человек (1-я, 2-я и 4-я роты) и военнослужащими не из числа партизан – 163 человека (2-я и 4-я роты). РГВИА ф. 39729. Оп 1, д.29, л.6 об.



полная версия страницы