Форум » Борьба на всех фронтах » Забайкалье. Нерчинск. Лето 1918 (источники) » Ответить

Забайкалье. Нерчинск. Лето 1918 (источники)

Хрохилаих: В ГАНИИО (бывш. Иркутский истпарт) мне попалась интересная рукопись: Д.А. Пьянков «В красном зареве пожара» о борьбе против белогвардейщины в Забайкалье (74!листа) Это воспоминания молодого красногвардейца из Нерчинска о событиях лета 1918г в Нерчинске и отступлении в Благовещенск. Особенно будет интересно нерчинским краеведам. Ниже приведу фрагмент (выписан мной в связи с моим интересом к личности Ефрема Пережогина), он даст представление о стиле изложения данного источника: «…В Благовещенске мы с т. Головко отыскали начальника гарнизона, явившись в Совет, но он был пьян и дал нам распоряжение явиться в казармы. С этим мы пришли к нашей группе, которая уже попала в плен к анархисту-авантюристу Пережогину, занявшему со своим отрядом вокзал. Не найдя товарищей на вокзале, мы решили было вернуться в Благовещенск, но у дверей вокзала встретили выходящего из зала 1-го класса Пережогина. Он, видя нас с винтовками, спросил: «Кто вы такие?» Я ответил, не зная с кем имею дело: «красногвардейцы». Однако же вид Пережогина на меня произвел странное впечатление. Волосы у него на голове были так взлохмачены, что представляли из себя седой парик. На нем были шаровары с серебряными лампасами, на поясе большая трубка и кисет. Вообще мне показался он ненормальным. Осмотрев нас с ног до головы, он грубо спросил: «Что же вы здесь шляетесь?» И далее добавил: «Идите, защищайте власть, за которую воюете». Я на это ответил: «Защищать то мы ее защищаем, но тут на вокзале оставались наши бойцы. Мы ищем их». Тогда Пережогин заявил нам: «Они вступили ко мне в отряд. Я им предложил разоружиться или идти ко мне». На это я сразу же сказал: «Но ведь это насилие?». Пережогин вступил в разговор и начал агитировать нас: «Вы не знаете, за что идете… Вас обманывают… Мы анархисты знаем дело и не воюем за власть, а только обороняемся. У нас власти нет. Идите к нам. У нас много всего». Я твердо заявил: «Нет, с Вами мне не по пути». В это время подошел т. Багуза и сказал: «Ну мы попали, брат, в плен к анархистам». Я был удивлен и не менее меня был удивлен т. Головко, так как все мы трое были коммунары Нерчинской организации. Пережогин нам предложил сдать оружие. Я и Головко сказали ему: «Оружия мы не сдадим, так как нам его дали не анархисты, а Совет. Багуза добавил, информируя нас: «Мы тоже не сдали оружие». У меня к Пережогину закрались сомнения, и он велел нас отвести своим бойцам в вагон, где мы встретили своих товарищей с винтовками, но под охраной. На площадках вагонов поезда Пережогина стояли пулеметы. Отряд был около 200 человек. Нас продержали до обеда и, сытно накормив, предложили сдаться. Когда я категорически отказался, то нас отпустили в город. Отряд анархистов стал с вокзала выбираться в Семинарию, а мы направились в казармы. Дорогой мы от примкнувших к нам красногвардейцев узнали, что это был тот самый Пережогин, который захватил перед отступлением золото в Читинском казначействе и вместо которого на ст. Артеумка (неразборчиво) пустили под откос поезд Центросибири. Вот и казармы. Мы поселились в них. Вокруг нас шло пьянство. Отерявшие равновесие, бойцы предались пьянству. Убедившись, что здесь ничего у нас не выйдет, мы снова направились в Совет и получили распоряжение ехать в Суражевку…»

Ответов - 0



полная версия страницы