Форум » Борьба на всех фронтах » "Голодный поход" Южной и Оренбургской армий » Ответить

"Голодный поход" Южной и Оренбургской армий

Олег В: Тема интереснейшая, хотя признаться, мало изученная. Наиболее основательная работа - Серебрянников "Великий отход", что-то собрал Ганин в своем "Генерале Бакиче" и Шулдяков в "Гибели Сибирского казачьего войска". Но в основном, это опубликованные источники. Архивных же, честно говоря - кот наплакал. Например весьма интересны разведсводки 35-й дивизии, в которых много уделено наименованиям и численному составу белых войск, прорывавшихся в сентябре 1919г через Тургайские степи. Интересны фонды 21-й дивизии, где мне попадались списки взятых в Монголии в плен белых и допросные листы их офицеров, в том числе таких известных атаманов как Захаров и Кокорев. Данная тема не является предметом моего изучения, но кое-что по ней попалось из архивных документов. Выкладываю, может кому и пригодятся сведения. Итак, к концу сентября 1919 года в Кустанайском районе действовали многочисленные красные партизанские крестьянские отряды: 1) отряд Лахмана, 20 штыков и 15 невооруженных партизан - у пос.Чистопольский 2) отряд Логошина, 60 штыков, 15 сабель и 40 невооруженных партизан - у пос.Еристовский 3) отряд Фомина, 180 штыков, 110 сабель и 20 невооруженных партизан - у пос.Павловский 4) отряд Чайки, 90 штыков - у пос.Пожарский 5) партизанский отряд в 500 штыков - у с.Всесвятского 6) отряд Иванова, 400 штыков, 50 сабель – у пос.Лихачевский 7) партизанский отряд, 500 штыков – у пос.Добрынинский 8) отряд Кучерова, 100 штыков, 200 сабель – у пос.Денисовский 9) конный отряд, 250 сабель – у ст.Кунак 10) отряд Ковалева, 300 штыков. 40 сабель – у оз.Торангул. В самом Кустанае, скопилось до 600 местных добровольцев и еще 45 добровольцев собралось в поселке Николаевский. 12 октября 1919 года, приказом Реввоенсовета 5-й армии, все отдельные партизанские отряды, были объединены в 1-ю Отдельную Степную бригаду, под командованием комбрига Г.Ю.Неймана, комиссара Афанасия Григорьевича Алексеева и начальника штаба Балмашева. Бригада состояла из трех полков. 1-й Акмолинский полк, под командованием бывшего фельдфебеля Шулыгина, состоял из 2 батальонов, 7 рот, 1100 человек, в том числе 950 штыков, пулеметную и команду связи. 2-й Кустанайский полк, под командованием Варфоломеева, состоял из 2 батальонов, 7 рот, 1150 человек, в том числе 1050 штыков, пулеметную и команду конной разведки. 1-й Степной кавалерийский полк, под командованием Логошина, состоял из 3 эскадронов, 500 человек, в том числе 400 сабель и 60 штыков. Общая численность бригады, к 14 октября 1919 года, составляла 2214 штыков, 400 сабель и 8 пулеметов. (60) Главным противником Троицкий укрепрайона, были остатки разгромленных под Орском и Актюбинском частей белой Южной армии. С 18 сентября 1919 года, ими командовал атаман Дутов, а сама армия была переименована в Оренбургскую и подчинена командующему 3-й армией. Приказом по Восточному фронту от 23 сентября, было предусмотрено расформирование штабов 11-го, 5-го и Туркестанского корпусов, формирование из оставшихся частей 11-го и 5-го корпусов 1-й Степной стрелковой бригады (2 полка) с артиллерийским дивизионом и инженерной ротой, которую следовало передать в Степную группу. Из частей Туркестанского корпуса надо было сформировать 1-ю Туркестанскую стрелковую бригаду (2 полка, артдивизион и инженерная рота), которую включить в состав Оренбургской армии. Из частей 4-го корпуса и Южной армии следовало сформировать 2-ю Степную стрелковую бригаду (2 полка, артдивизион, инженерная рота), которую включить в состав Оренбургской армии. Из казачьих частей 1-го казачьего и 4-го армейского корпусов набо было сформировать четыре казачьих дивизии по три полка с артдивизионом каждая, разделив их на 1-й Оренбургский корпус (две казачьи дивизии, 1-я Туркестанская стрелковая бригада) и 2-й Оренбургский корпус (две казачьи дивизии, 2-я Степная стрелковая бригада). Отряды Перхурова и Карнаухова включались в состав Степной группы.

Ответов - 44, стр: 1 2 3 All

barnaulets: Олег В пишет: Биографии нет этого полковника? Малеев Борис Васильевич (варианты фамилии: Мелеев) Родился в 1889 г., Уральская обл.; русский; Инспектор РИКа. Проживал: г. Бийск. Арестован 22 марта 1933 г. Приговорен: тройка при ПП ОГПУ по Запсибкраю 8 апреля 1933 г., обв.: по ст. 58-2, 10, 11. Приговор: ВМН. Расстрелян 11 апреля 1933 г. Место захоронения - г. Новосибирск. Реабилитирован 19 декабря 1957 г. Алтайским крайсудом дело прекращено за отсутствием состава преступления Источник: Книга памяти Алтайского края Правда,в книге памяти он ошибочно записан как житель Бийска. На самом деле жил он в Рубцовске, а до этого в Новосибирске. Просто проходил по одному делу с бийчанами. Дело, по которому он проходил я когда-то смотрел, сделав выписки по наиболее значимым персоналиям. Если надо, поищу. Но там совсем мало информации. Кажется, родился он в семье священника, уроженец нынешней Курганской (или Челябинской) области. Вероятно, это он же: МАЛЕЕВ Борис Васильевич, полк., 21-й Сибирский стр. п., ГО — Приказ по 8-й армии от 14.10.1917 № 3136. Ф.409. Оп.1. п/с 292-526 (1913); Ф.2134. Оп.2. Д.362. Л.22-30 (1917). http://www.history-ryazan.ru/node/11676 Хотя, сколько помню, везде, где он мне попадался (в следственном деле, в книге А. Ганина про генерала Бакича, опубликованных в "Белой гвардии" боевых расписаниях), он назван подполковником.

белый: Ольга Скопиченко родилась в Сызрани, своих воспоминаниях упоминает, видимо, "голодный поход". Там упоминается город Иргиз, генерал Белов. Если это не по теме я удалю. Глава из повести «На спинах верблюдов» Высохшая, желтая трава, куда не бросишь взгляд, везде унылая, однообразная картина выжженной жестоким солнцем степной шири, только кое-где на желтом фоне голубеют огромные впадины солончаковых озер. У нас очень экономят воду; вот уже несколько дней даже нам, дают пить только когда начинаешь настойчиво просить: «мама, у меня весь рот пересох, ну хоть капельку!». И мама бережно открывает большую бутыль и наливает маленький стаканчик, не тонкие пальцы крепко держат стакан, бережно, точно какую-то драгоценность. Братишке перепадает больше, он ведь совсем маленький и еще ничего не понимает. Помню, первый отказ мамы налить мне лишний стакан, вызвал у меня взрыв негодования и обиду до слез. Потом я как-то заметила, что сама мама не пьет совсем, только изредка смачивает губы. И где-то там, в детском наблюдательном сердце, что-то екнуло. Больше я не просила пить, подходила к заветной бутыли только тогда, когда мама сама наливала мне очередную порцию воды. Как это странно: едем среди озер, тянутся они такие бесконечные и такие голубые, а воды нет. Я помню, в первый же день, когда началась эта страшная безводная полоса, я решила попробовать сама. Не давало покою удивление, отчего это ни лошади, ни верблюды не стремятся поближе к озеру, не забираются далеко в воду, не пьют ее жадно, не купаются, как обычно во время привалов у реки после долгого пути. В первый же вечер, когда встал наш обоз на ночевку, побежала со своим верным другом, молодым и суматошным псом Пираткой, прямо к озеру. Сняла башмаки и вошла осторожно, оглядываясь, не заметит ли кто из взрослых мое исчезновение из лагеря. Захотелось пить. Я зачерпнула горсточку воды и хлебнула... До сих пор помню, как я плевалась, как жгло мне рот, какая отвратительная горько-соленая была эта вода! Мой верный Пиратка сидел на берегу и повизгивал. Он-то каким-то неведомым чутьем знал, что эту воду лакать нельзя, в ней нельзя прыгать и купаться, от нее надо подальше. Никому, ни одной душе я не сказала о своем горьком опыте. Только большая бутыль с водой, которую так бережно хранила мама, стала для меня понятна. Один мучительный, жаркий день по безводным степям. К вечеру, лошади едва волочили ноги, только наши верблюды шли все так же размеренно, как будто не спеша, не показывая усталости, так же, как всегда пережевывая свою неизменную жвачку, не ускоряя мерного шага, за которым лошади непременно надо бежать рысью, иначе не догнать. Вечером на бивуаке ничего не варили; нам дали по куску лепешки и по стакану воды. Взрослые долго сидели у костра и о чем-то спорили. Нас уложили рано спать. Братишка заснул сразу же, а я ворочалась в душной повозке и, наконец, не выдержала, вылезла и тихонечко, крадучись, пошла к костру. Послышался знакомый мамин голос: – А ты думаешь, это не много верст? – Не знаю. Папа задумался на минуту и потом заговорил ободряюще: – Не думаю, вероятно, дня два, три. Жаль не знали, нужно было бы запастись водой гораздо больше. Да ведь не во что брать-то было. Итак, заполнили все бутылки, все ведра. Утром придется напоить коней из того бака. – Что ты говоришь? Это же последний! – Надо. Лошади не выдержат. И мы все погибнем!.. Замолкли. Я тихо, тихо пошла в поле туда, где стреноженный пасся мой черный Туманка. Он тихо, приветственно заржал мне навстречу. Гладила его милую умную голову, чесала за ушами и успокаивала, как могла: – Ничего, Туманка, потерпи, завтра утром тебя напоят! И папа сказал, что это недолго, дня два-три. Три дня. Да, это длилось три дня. Но каких ужасных, каких горьких... Я помню, когда к концу второго дня и у людей и у животных была только одна мысль – «пить» – одно слово, одно желание. Я не плакала. Я твердо знала – со слезами покончено. Можно было реветь там, где остался дом, моя няня, моя детская, все мое... Здесь плакать было нельзя – я стала сразу взрослая. Обоз тянулся медленно, медленно. Степь вся такая же, без конца и края. Только все чаще и чаще попадались на нашем пути брошенные лошади. Худые скелеты лошадей, они шли, еле переступая сбитыми ногами, или стояли молча, либо печальными глазами провожая наш обоз. К концу второго дня их число увеличилось настолько, что мне казалось, что целые табуны несчастных, умирающих животных стоят на нашем пути, идут, качаясь, по краю дороги. И эти лошадиные полные тоски и смертного ожидания глаза... Никогда, никогда не забуду этих глаз, глаз умиравших от голода и жажды животных! Вот одна закачалась и упала, силится встать на дрожащие, не повинующиеся ноги. – Мама, мама, разве нельзя ей помочь! – срывается с губ почти криком. – Их так много, детка... -только вот этой, мама, посмотри, какие у нее глаза... Мама, да ведь она плачет... Никогда до той минуты я не видела, чтобы лошади плакали. Один из офицеров нашего обоза вышел из повозки и быстро подошел к лошади. Он погладил ее, прижал голову к себе, и вдруг... я видела издали – наш обоз уже проехал: лошадь упала и осталась лежать неподвижно. Это он ее убил... Я уже хорошо знала, что значит убить, что, если выстрелить в упор из ружья или из револьвера, то можно убить. Ехала и думала, совсем не по-детски: «Это очень хорошо, что он ее убил; умирать без воды очень мучительно!» Как хочется пить. Попросить маму, в большой бутылке еще есть вода, немного, совсем немного, но... может быть еще потерпеть. Вдруг мы доедем до речки, до большой речки и можно будет побежать к берегу, нагнуться и пить, пить, без конца пить... Я решительно отвернулась от мамы, чтобы ничем, ничем не показать, что я больше не могу, что мне хочется разреветься по-прежнему, как и раньше, как вон ревет маленький братишка. Смотрю в даль желтых, бесконечных степей, Степь, степь, – желтая, высохшая. Нигде ни деревца, ни кустарника – всюду желтая, сухая трава. И вдруг... где-то там, на горизонте, вон там, где сливается с землей край неба, я ясно увидела зелень деревьев, больших, высоких, ярко блеснула в лучах солнца вода в реке... вода. Я закричала так громко, так радостно, что мама, задремавшая с маленьким братом, прижавшимся к ней, вздрогнула и проснулась. Вода! Там вода... настоящая, речная... Но видела не я одна. Видели люди, видели наши лошади, наши верблюды. Лошади словно набравшись сил, пошли быстрой рысцой, верблюды ускорили свой размеренный шаг, почти всегда одинаковый шаг. Вода... Господи, какое счастье!.. – Мама, мама там вода, смотри, смотри! Вот еще немного, еще несколько минут, и мы будем там, в этой радостной, зеленой роще, около реки... Но словно растаяли, скрылись в воздухе и роща и река... Желтая, высохшая степь вдали.,. – Мама, что это? – Не дрожи, детка, это мираж! Мираж! Так вон какой он мираж, о котором я читала в книгах, о котором рассказывали в школе... Значит, воды нет. Рот сразу пересох еще больше, лошади шли понуро, устало, безнадежно. И только верблюды по-прежнему шагали своим размеренным шагом, равнодушные и привычные ко всему в этих бесконечных степях. К концу третьего дня, когда воды не осталось ни капли, нельзя даже было смочить платок и приложить его к распаленным губам – к концу третьего дня усталые, полуумирающие лошади довезли нас до заброшенного в степи, неизвестно кем и когда вырытому колодцу. Он был глубокий, глубокий. На длинной веревке туда спускали ведро, и оно наполнялось в полчаса, вода просачивалась откуда-то медленно, по каплям. Никогда, никогда в жизни я не пила ничего вкуснее, чем эта грязная, мутная, глинистая вода. Стояли всю ночь, пили сами, поили лошадей и верблюдов, сделали, как могли, запас воды. Мы, дети, заснули. А взрослые поочередно набирали колодезную воду. Ночью я проснулась от страшного крика. Кто-то кричал нечеловеческим криком боли и отчаяния. Выскочила из повозки и побежала к костру. Немного поодаль от нашей повозки лежала на боку, билась в судорогах и отчаянно кричала наша одногорбая верблюдица «Англичанка», как ее прозвали за ее сухопарость и рост. Пришлось пожертвовать уже набранным запасом воды и облить ее всю, потом она выпила целое ведро и успокоилась. – Англичанка очень нервная! – сказал кто-то. Мне стало смешно: верблюдица и, вдруг, нервная. – Иди спать, нечего полуночничать. «Англичанка» уже поправилась. Мой любимец, огромный двугорбый верблюд Васька, стоял и смотрел на всю эту сцену, меланхолично пережевывая жвачку. И столько было ума и презрения в его маленьких глазах, что я не выдержала, подошла, обняла его за ногу и потерлась лицом о грубую верблюжью шерсть. Мы сидели притихшие в повозке, братишка-то спал, то тревожно просыпался и жался к маме. Я, выплакавшись ночью, уже не жалась к ней, только изредка тревожно ловила взгляды отца и матери. Даже лошади, как-то сгорбившись, шли этим путем, даже верблюд Васька, всегда равнодушный ко всему, как-то особенно медленно передвигал свои большие лохматые ноги. День тянулся бесконечно, а когда сумерки легли на землю, и где-то далеко за горизонтом в последний раз вспыхнули потухающие солнечные лучи – откуда-то из-за песчаных сопок послышался дробный, резкий топот коня. Все насторожились. Я видела, как папа отстегнул кобуру револьвера, как наш денщик вскинул винтовку. Из-за сопки показался скачущий во весь опор казак, он доскакал до передовых нашего обоза и, сгибаясь с седла, прокричал громко, громко: – Слухи ложны! Путь свободен. Иргиз в руках генерала Белова! Приостановился около нашей повозки, показал папе бумагу и снова вихрем умчался на своей взлохмаченной киргизке. Я помню, как радостно плакала мама, как смеялись сестры, как посыпались шутки и смех, как стали распрягать лошадей, останавливаясь на ночевку. Как сразу оживился наш маленький обоз! Кубарем скатился с повозки братишка и побежал вместе с взрослыми разжигать костер. И только вразрез с общим оживлением и весельем в памяти навсегда остались слова отца, сказанные полушепотом, полные такой невыразимой горечи: – Путь свободен... А сколько обозов свернуло с прямой дороги, в обход, на верную смерть в безводных степях! 1988 г.

rvzx: barnaulets пишет: Малеев Борис Васильевич (варианты фамилии: Мелеев) Огромное спасибо. А не подскажите когда он командовал 6-м Сызранским полком.

Олег В: да, классные воспоминания, это как раз начало похода, а у них есть продолжение?

белый: Олег В пишет: да, классные воспоминания, это как раз начало похода, а у них есть продолжение? Полностью повесть не читал. Есть еще отрывок: На спинах верблюдов Мне сегодня выпало самое большое счастье: папа разрешил мне ехать не в повозке с мамой и братом, а взгромоздиться верхом на верблюда, Ваську. Было очень удобно сидеть между двумя горбами верблюда, гордо поглядывая по сторонам с сознанием своего превосходства над всеми. Еще бы: выше всех! Васька идет немного враскачку, меня чуть укачивает, резко пахнет от его твердой, войлочной рыжей шерсти. Мы с Васькой большие друзья, я иногда приношу ему, как лакомство, горсть соли и он осторожно слизывает с ладони большим шершавым языком; губы у него теплые, влажные и мягкие: очень часто, когда я подхожу к нему и глажу его, он наклоняет свою узкую, слегка приплюснутую голову и словно целует меня в ухо. Мы с ним большие друзья. На меня он никогда не плюет. А между прочим, я два раза видела, как Васька, выведенный из себя понуканием, плюнул прямо в лицо Петру Петровичу. И Петр Петрович сам виноват: разве он не знал, что если верблюд лег по дороге, значит, так нужно? Он полежит несколько минут и опять встанет. Значит, он так устал, что ему надо несколько минут отдыха, а Петр Петрович стал на Ваську кричать и пихнул его ногой, Ну, и тут Васька повернул к Петру Петровичу голову и спокойно, спокойно плюнул ему в лицо. Петр Петрович взвизгнул, как-то совсем не по-взрослому, и побежал вытираться. И никто ему не посочувствовал. Даже папа сказал: – Поделом! Нельзя бить верблюда. Стыдно выходить из себя взрослому человеку. Удивительно! Взрослому человеку стыдно выходить из себя. Почему взрослому? Да мы дети, никогда из себя не выходим. Ну, стала бы я бить Ваську? Да никогда! Вот другой офицер, Александр Иванович, он и с лошадьми и с верблюдами – первый приятель. Ляжет верблюд в дороге, он спокойно подойдет, погладит его, пошепчет что-то на ухо и, через минуту, верблюд поднимется и снова повезет нашу повозку. А зато как Александра Ивановича все любят – и лошади и верблюды и мой Пиратка! Только свистнет он, Пиратка бежит к нему со всех лап и хвостом машет от удовольствия. Я сижу на Ваське, тихонько поглаживаю его по горбу и гордо смотрю вниз. Брат в повозке уже проснулся и начинает реветь, ему тоже нужно ехать верхом на верблюде, но вдвоем нас не посадят, потому что мы обязательно подеремся. А один он слишком мал. Сегодня в обозе все веселые. Ночь мы стояли в хорошем месте, была почему-то невыжженная степь. Папа говорит – река где-то недалеко: перед стоянкой попались встречные киргизы, и мы купили у них лепешки. Лепешки они пекут огромные, и везет их киргиз за пазухой; очень вкусные лепешки. Вечером варили кашу из остатков риса и пили чай. Лошади и верблюды паслись рядом, на небольшой лужайке. Все выспались, и утро было прохладное. Осень уже. Если бы это было дома, я бы уже ходила в школу. Но ведь теперь все перепуталось. И совершенно бесполезно спрашивать маму и папу, куда мы едем; они и сами не знают. Когда я начинаю рассуждать сама с собой, я думаю, что все это должно кончиться когда-нибудь, большевиков победят и мы все, все вернемся домой. Скоро будет большой город Иргиз; вот там мы отдохнем, как следует. Я слышала, как мама советовалась с папой о том, что можно будет купить в Иргизе перед тем, как двинуться дальше. Я знаю, что всего надо сделать три тысячи верст на лошадях, ну и на верблюдах, конечно тоже. Стыдно сознаться, но я все время прислушиваюсь, о чем говорят взрослые; я знаю, что подслушивать стыдно, но должна же я быть «в курсе дела». Это не моя фраза, это вчера сказал один офицер папе, и мне очень понравились эти слова, нарочно весь день повторяла, чтобы не забыть. Жоржик тоже что-то начинает соображать. Вчера, когда мы ходили с ним вместе в степь, он мне сказал: – Я бы хотел назад, домой, к няне. Вот тут-то я поразила его так, что он рот раскрыл от удивления. – Подожди! – сказала я важно. – Еще ничего неизвестно, но я буду тебя держать в курсе дела. С папой и мамой я больше о доме не говорю: что толку спрашивать, когда все равно тебя считают такой маленькой, что даже не отвечают, а пытаются уговорить? Точно я плачу. Точно, я ною. Да я совсем не плачу больше! Даже тогда, когда в последнем поселке перед степями меня укусила чужая собака, и я почти месяц хромала – разве я плакала?.. Впереди нашего обоза далеко-далеко, почти на горизонте, показалась какая-то точка. Кто-то скачет нам навстречу. Ближе, ближе... Вот уже видно всадника: он на маленькой, лохматой лошаденке, сам тоже небольшого роста. Увидел наш обоз и замахал каким-то белым конвертом над головой. Обоз остановился. Срочная депеша ко всем частям! – человек спешился и подошел к отцу. Какая досада, мне очень трудно слезть с Васьки. Так ничего и не знаю и... не буду в курсе дела. – Александр Иванович! – закричала я проходящему мимо офицеру. – Что тебе? – Помогите мне слезть с Васьки. – Ну, вот! То просила посадить тебя, а тут вдруг хочешь слезать. Устала? Подожди, сейчас вернусь. И Александр Иванович быстрыми шагами прошел мимо, направляясь к папе. Тогда я стала тихонечко дергать за поводок, уговаривая Ваську лечь на землю. Васька повернул ко мне голову и точно понял: стал опускаться. Но было уже поздно. Солдат – теперь я ясно видела, это был солдат – вскочил на своего коня и поскакал от нашего обоза. Вот так ничего и не узнаю! Сейчас, наверное, поедем дальше. Но, к моему удивлению, мы никуда не поехали Вышла мама из повозки. Около отца стали собираться офицеры, дамы о чем-то спрашивали маму. Ребята (их у нас в обозе мало, и все маленькие, вроде Жоржика) побежали в степь. Жоржик тоже побежал с ними; видно затеяли какую-то игру. Но мне было не до игры: я твердо решила выяснить, что случилось, отчего мы остановились хотя еще до сумерек долго, а мы никогда ранее на привал. Я взяла из повозки книжку и села неподалеку от мамы и папы, сделав вид, что читаю, а сама старалась понять, о чем так оживленно, вполголоса совещаются взрослые. Иргиз занят красными, многие обозы свернули с прямой дороги и пошли в обход. Я лично думаю, что для нас это равносильно смерти. Почти триста верст без воды, солончаковыми степями, даже верблюды не выдержат... Папа говорил спокойно, но я видела, как побледнело мамино лицо, как кто-то из дам невольно всхлипнул. – Мой совет идти вперед, выкинуть все возможное, чтобы облегчить повозки, запастись водой; надо рассчитать так, чтобы подойти к Иргизу ночью – попытаемся пройти мимо красных аванпостов. Тут мама заметила мне – Что ты тут делаешь? Иди, пожалуйста, поиграй с детьми, побегай, успеешь еще насидеться в повозке. – Мамочка, такая книжка интересная! – попыталась я слукавить, но мама была неумолима. – Иди, иди, посмотри, где Жорж, а то еще забежит далеко от обоза; иди, посмотри за братом. Я медленно, нехотя поплелась в степь. Жорж копал какую-то яму в печке, присев на корточки. – Кто это приезжал? Ты знаешь? Солдат какой-то. – Ничего-то ты не понимаешь. Совсем не солдат, а ординарец с депешей, – важно проговорила я и, захлебываясь от желания кому-то все рассказать, выпалила сразу: – Ты знаешь, Жоржик, красные захватили Иргиз, и мы прямо туда поедем, потому что кругом нет воды, и ехать кругом нельзя. Жорж неожиданно громко и отчаянно заревел – А - а - а, не хочу! Я боюсь, я боюсь. А - а - а! – Молчи, ты не мальчик, а настоящая баба! Тьфу! девчонка паршивая, – обозлилась я и пошла назад к обозу. Жорж, все еще плача, побежал за мной. После ужина какой-то кашей, сваренной в котелке, нас уложили спать в повозку, но я только притворилась спящей и, когда брат заснул, потихоньку вылезла и, прячась в тени, подошла ближе к костру. Я видела, как сестры и мама зашивали в платье деньги и какие-то бумаги, видела, как взрослые выбрасывают вещи из повозок, кое-кто бросал вещи в костер и он пылал, огромный и зловещий, в эту темную, темную степную ночь. Тихонько ступая босиком, я пробралась назад в повозку, нашла свой маленький чемоданчик с любимыми книжками и подошла с пачкой книг с другой стороны костра, все еще прячась от взрослых. Все жгут, надо и мне сжечь свои вещи, мама сказала... Я бросила в костер растрепанный любимый «Светлячок», самый любимый журнал детства, потом туда же полетели «Приключения Мурзилки» и «Макс и Мориц». Когда бросила в огонь последнюю книгу, самую любимую, самую дорогую «Сказки Андерсена» почувствовала, как по носу ползет крупная соленая слеза. – Ты почему не спишь? Что ты делаешь? – Мама, мама, я тоже сожгла, книги свои сожгла! Мама, я все понимаю, я знаю, надо все бросить, чтобы лошадям было легко, чтобы мы пробрались мимо этих а-ван-постов... – и , уткнув голову в мамины колени, я тихонечко, жалобно заплакала. – Ну, не надо, детка, не надо! Я знаю, ты все понимаешь, ты умненькая, не надо! Господь милостив, все будет хорошо. Только к утру двинулся наш обоз медленно; надо было рассчитать так, чтобы только к ночи добраться до города, до страшного города, где были красные.

Олег В: Огромное спасибо. Понятно, что от маленькой девочки, какой была тогда Ольга вряд ли узнаешь сведения об отступавших воинских частях, но ее воспоминания отлично передают атмосферу этого похода. А вообще, их где-то можно целиком прочитать?

белый: Олег В пишет: А вообще, их где-то можно целиком прочитать? Вот ссылка http://www.vtoraya-literatura.com/pdf/skopichenko_rasskazy_i_stikhi_1994_text.pdf

barnaulets: rvzx пишет: А не подскажите когда он командовал 6-м Сызранским полком. Точно не скажу, но кажется, с 1918 по 1920 г. включительно.

barnaulets: По информации из следственного дела Бийского филиала "белогвардейской контрреволюционной организации" в Западно-Сибирском крае, известной также как организация генерала Болдырева (ОСД ГААК. ФР.2.Оп.7. Д. 6028): Малеев Борис Васильевич родился в 1889 г. в с. Петровском Юргамышского района Уральской области (бывшей Тобольской губернии, ныне Курганская область) в семье священника. Окончил Челябинское реальное и Владимирское военное училище. В 1918 г. капитан, затем подполковник. Командир 6-го Сызранского стрелкового полка. В 1920 – 1921 гг. в частях генерала Бакича в Китае. С 1922 г. проживал в Новосибирске. С 1929 г. в г. Рубцовске, работал инспектором нархозучета Рубцовского райисполкома. Арестован в марте 1933 г. 8 апреля 1933 г. осужден к ВМН. Расстрелян 11 апреля под Новосибирском.

barnaulets: barnaulets пишет: Вместе с ним, в частности, проходили генерал Шеметов, полковники Скорняков, Глебов, войсковой старшина Захаров (атаман 2-го отдела ОКВ и командир Атаманского полка), адъютант Бакича капитан Богуш, начальник его конвоя подполковник Полынов, командир 6-го Сызранского пола подполковник Малеев и др. Нашел в своих выписках: Степанов Разумник Петрович. Род. в 1889 г. Из казаков. Окончил Оренбургский Неплюевский кадетский корпус и Николаевское кавалерийское училище. Войсковой старшина. В белой армии в оренбургских казачьих частях, произведен в полковники и генрал-майоры. Участник «Голодного похода Оренбургской армии». В корпусе генерала Бакича командовал казачьей бригадой и 1-й Оренбургской казачьей дивизией. Во время похода в Монголию командовал всеми действующими частями отряда Бакича. За службу в Белой армии в 1922 г. осужден на 5 лет лишения свободы. Затем проживал в Новосибирске, на момент ареста в 1933 г. был безработным. Приговорен к расстрелу. (ОСД ГААК. Ф.Р. 2. Д. 6028). Более подробная информация по нему есть в последнем биографическом справочнике по генералам Восточного фронта Купцова, Буякова и Юшко, как и по Шеметову: Шеметов Алексей Семенович. Род. в 1882 г. Окончил Оренбургское военное училище. В белой армии в оренбургских казачьих частях, за боевые отличия произведен в генерал-майоры. Командовал полком и бригадой. Участник «Голодного похода Оренбургской армии». В отряде Бакича командовал 2-й Оренбургской казачьей дивизией. По словам личного адъютанта Бакича М. Г. Богуша, также проходившего по этому делу, «как боевой начальник за время отхода отряда вглубь Монголии [Шеметов] ничем себя не проявил и Бакич вверил ему командование частями, не имевшими соприкосновения с противником. Последняя операция, которая была вверена Шеметову, - это командование правофланговой группой отряда, оперировавшего в Урянхайском крае, окончившаяся разгромом отряда и пленением группы Шеметова со всем обозом отряда.». (ОСД ГААК. Ф.Р. 2. Д. 6028. Т.85. Л.269 оборот) За службу в Белой армии осужден в 1922 г. на 5 лет лишения свободы. Затем проживал в Новосибирске, на момент ареста в 1933 г. работал главным бухгалтером Запсибкрайпромсоюза. Приговорен к расстрелу. (ОСД ГААК. Ф.Р. 2. Д. 6028). Захаров Василий Никандрович. Род.14 января 1895 г. в пос. Кизильском Оренбургской губернии в семье казака. Окончил Верхнеуральскую учительскую семинарию и учительский институт в г. Екатеринбурге. В 1915 г. по окончании института призван в армию, окончил ускоренный курс Оренбургского военного училища. В мае 1916 г. произведен в прапорщики. Служил младшим офицером в 4 й запасной сотне и 2-м запасном полку в г. Верхнеуральске. Сотник. В январе 1918 г. избран окружным атаманом и председателем окружного правления 2-го (Верхнеуральского) округа Оренбургского казачьего войска. После занятия его большевиками отступил с отрядом атамана Дутова в Тургайскую степь. После освобождения Верхнеуральска в июле 1918 г вновь вступил в управление округом. В марте 1919 г. по распоряжению Войскового правительства выступил на фронт во главе дивизиона, сформированного из мобилизованных казаков 2-го округа. В мае отозван с фронта. Во время общего отступления а августе 1919 г. распоряжением Войскового правительства назначен командиром полка 2-го округа. Войсковой старшина. В составе корпуса генерала Бакича в марте 1920 г. отступил в Китай. Участник «Голодного похода» Оренбургской армии. Командовал 2-м Атаманским полком, входившим в состав 1-й Оренбургской казачьей дивизии. По словам личного атамана Бакича М. Г. Богуша, «как командир, считался на хорошем счету, отличался личной храбростью и был умелым боевым начальником. После Степанова Бакич его особенно отличал и ставил в пример прочим командирам полков». (ОСД ГААК. Ф.Р. 2. Д. 6028. Т.85. Л.270) При осаде Курьи в Монголии (под Кобдо), занятой отрядом Байкалова, был назначен Бакичем руководителем этой операции вместо Степанова. В ноябре 1921 г. с частью отряда (около 300 человек) добровольно вернулся в Россию. Революционным трибуналом осужден к ВМН, но был амнистирован. После освобождения проживал в Новосибирске. Последнее место работы – главный бухгалтер треста «Запсибстройматериалы». Арестован 29 марта 1933 г. 27 августа того же года приговорен к расстрелу с заменой его заключением в исправительно-трудовой лагерь сроком на 10 лет. Реабилитирован Военной коллегией Верховного суда 29 июля 1958 г. На момент реабилитации проживал в пос. Войвох Ухтинского района Коми АССР. (Источник сведений: Архив Управления ФСБ по Новосибирской области. Д. 7285). Скорняков Александр Иванович. Род. в 1885 г., г. Оренбург. Из семьи казачьего офицера. Окончил Оренбургский кадетский корпус (1904 г.) и Николаевское кавалерийское училище (1906 г.). В белой армии в оренбургских казачьих частях. Полковник. Занимал должности начальника штаба дивизии и командира 33 го Оренбургского казачьего полка. Участник «Голодного похода Оренбургской армии». Проживал в Новосибирске, на момент ареста работал чертежником в НИИ реконструкции сельского хозяйства. Приговорен к расстрелу. (Источник сведений: Архив Управления ФСБ по Новосибирской области. Д. 7285)

barnaulets: Биография адъютанта Бакича - Михаила Герардовича Богуша в общих чертах известна благодаря копии его показаний в делах других арестованных (само дело - барнаульского филиала организации, по которому он проходил, так и не найдено, а осужденные по нему - не реабилитированы). Родился в 1893 в Петербурге. Поляк, сын повара. Рано лишившись отца, вынужден был оставить учебу и работал конторщиком. В Первую мировую окончил 2-ю Ораниенбаумскую школу прапорщиков. Служил в запасном полку в Сызрани, где и остался после революции. После занятия Сызрани чехами был призван в Народную армию, служил в 5-м Сызранском полку в дивизии Бакича, потом стал его личным адъютантом. Начав гражданскую войну прапорщиком, закончил ее капитаном. После разгрома отряда Бакича попал в плен, был амнистирован и в 1924 г приехал на жительство в Барнаул. Работал бухгалтером. Расстрелян в 1933 г. в Новосибирске.

rvzx: barnaulets пишет: Точно не скажу, но кажется, с 1918 по 1920 г. включительно. Спасибо за биографию Малеева!

barnaulets: barnaulets пишет: По информации из следственного дела Бийского филиала "белогвардейской контрреволюционной организации" в Западно-Сибирском крае, известной также как организация генерала Болдырева (ОСД ГААК. ФР.2.Оп.7. Д. 6028): Малеев Борис Васильевич родился в 1889 г. в с. Петровском Юргамышского района Уральской области (бывшей Тобольской губернии, ныне Курганская область) в семье священника. Окончил Челябинское реальное и Владимирское военное училище. В 1918 г. капитан, затем подполковник. Командир 6-го Сызранского стрелкового полка. В 1920 – 1921 гг. в частях генерала Бакича в Китае. С 1922 г. проживал в Новосибирске. С 1929 г. в г. Рубцовске, работал инспектором нархозучета Рубцовского райисполкома. Арестован в марте 1933 г. 8 апреля 1933 г. осужден к ВМН. Расстрелян 11 апреля под Новосибирском. Небольшое дополнение. C января 1920 г., после переформирования остатков Оренбургской армии в "отряд атамана Дутова" под командованием генерала Бакича, и сведения 2-й Сызранской дивизии, пополненной остатками других стрелковых частей, в Отдельную Сызранскую егерскую бригаду, подполковник Малеев командовал 2-м Сызранским егерским полком указанной бригады. См. Ганин А.В. Черногорец на русской службе: генерал Бакич. – М, 2004. – С. 105

rvzx: barnaulets пишет: Небольшое дополнение. C января 1920 г., после переформирования остатков Оренбургской армии в "отряд атамана Дутова" под командованием генерала Бакича, и сведения 2-й Сызранской дивизии, пополненной остатками других стрелковых частей, в Отдельную Сызранскую егерскую бригаду, подполковник Малеев командовал 2-м Сызранским егерским полком указанной бригады. То и думаю фамилия знакомая? Ганин А.В. Черногорец на русской службе: генерал Бакич- у меня есть.

barnaulets: barnaulets пишет: Малеев Борис Васильевич родился в 1889 г. в с. Петровском Юргамышского района Уральской области (бывшей Тобольской губернии, ныне Курганская область) в семье священника. Окончил Челябинское реальное и Владимирское военное училище. В 1918 г. капитан, затем подполковник. Командир 6-го Сызранского стрелкового полка. В 1920 – 1921 гг. в частях генерала Бакича в Китае. С 1922 г. проживал в Новосибирске. С 1929 г. в г. Рубцовске, работал инспектором нархозучета Рубцовского райисполкома. Арестован в марте 1933 г. 8 апреля 1933 г. осужден к ВМН. Расстрелян 11 апреля под Новосибирском. barnaulets пишет: Вероятно, это он же: МАЛЕЕВ Борис Васильевич, полк., 21-й Сибирский стр. п., ГО — Приказ по 8-й армии от 14.10.1917 № 3136. Ф.409. Оп.1. п/с 292-526 (1913); Ф.2134. Оп.2. Д.362. Л.22-30 (1917). http://www.history-ryazan.ru/node/11676 barnaulets пишет: Небольшое дополнение. C января 1920 г., после переформирования остатков Оренбургской армии в "отряд атамана Дутова" под командованием генерала Бакича, и сведения 2-й Сызранской дивизии, пополненной остатками других стрелковых частей, в Отдельную Сызранскую егерскую бригаду, подполковник Малеев командовал 2-м Сызранским егерским полком указанной бригады. См. Ганин А.В. Черногорец на русской службе: генерал Бакич. – М, 2004. – С. 105 Проверил, наконец, Высочайшие приказы по выпускам из военных училищ в журнале "Разведчик" и нашел таки Малеева, действительно выпущенного в 1914 г. из Владимирского училища, из портупей-юнкеров, в 21-й Сибирский стрелковый Ее Велич. Гос. Импер. Александры Федоровны полк. Так что все сходится - это именно тот, рубцовский Малеев (еще двое выпускались из Одесского и Павловского училищ в 1911 и 1912 г.) и именно он был награжден Георгиевским оружием. Правда, пока остается закавыка с его чином в приказе о награждении, т.к. будучи выпущен в полк в 1914 г. он вряд ли, даже с поправкой на ускоренное чинопроизводство в ПМВ, дослужился бы к 1917 г. до полковника, не был он полковником и в белой армии. Вероятно, где-то опечатка.

barnaulets: barnaulets пишет: Захаров Василий Никандрович. Род.14 января 1895 г. в пос. Кизильском Оренбургской губернии в семье казака. Окончил Верхнеуральскую учительскую семинарию и учительский институт в г. Екатеринбурге. В 1915 г. по окончании института призван в армию, окончил ускоренный курс Оренбургского военного училища. В мае 1916 г. произведен в прапорщики. Служил младшим офицером в 4 й запасной сотне и 2-м запасном полку в г. Верхнеуральске. Сотник. В январе 1918 г. избран окружным атаманом и председателем окружного правления 2-го (Верхнеуральского) округа Оренбургского казачьего войска. После занятия его большевиками отступил с отрядом атамана Дутова в Тургайскую степь. После освобождения Верхнеуральска в июле 1918 г вновь вступил в управление округом. В марте 1919 г. по распоряжению Войскового правительства выступил на фронт во главе дивизиона, сформированного из мобилизованных казаков 2-го округа. В мае отозван с фронта. Во время общего отступления а августе 1919 г. распоряжением Войскового правительства назначен командиром полка 2-го округа. Войсковой старшина. В составе корпуса генерала Бакича в марте 1920 г. отступил в Китай. Участник «Голодного похода» Оренбургской армии. Командовал 2-м Атаманским полком, входившим в состав 1-й Оренбургской казачьей дивизии. По словам личного атамана Бакича М. Г. Богуша, «как командир, считался на хорошем счету, отличался личной храбростью и был умелым боевым начальником. После Степанова Бакич его особенно отличал и ставил в пример прочим командирам полков». (ОСД ГААК. Ф.Р. 2. Д. 6028. Т.85. Л.270) При осаде Курьи в Монголии (под Кобдо), занятой отрядом Байкалова, был назначен Бакичем руководителем этой операции вместо Степанова. В ноябре 1921 г. с частью отряда (около 300 человек) добровольно вернулся в Россию. Революционным трибуналом осужден к ВМН, но был амнистирован. После освобождения проживал в Новосибирске. Последнее место работы – главный бухгалтер треста «Запсибстройматериалы». Арестован 29 марта 1933 г. 27 августа того же года приговорен к расстрелу с заменой его заключением в исправительно-трудовой лагерь сроком на 10 лет. Реабилитирован Военной коллегией Верховного суда 29 июля 1958 г. На момент реабилитации проживал в пос. Войвох Ухтинского района Коми АССР. (Источник сведений: Архив Управления ФСБ по Новосибирской области. Д. 7285). Захаров Василий Никанорович (1895–1987) — из казаков пос. Кизильского 2-го ВО ОКВ. Окончил Благовещенскую учительскую семинарию, Оренб. школу прап., Учительский ин-т (Екатеринбург, 1915). Воен.-юридическая академия (напр. на учебу, но возвратился — 1917). Учитель. Мобилизован. Прап. (с 01.05.1916). Хор. (ВП 30.01.1917 со ст. с 01.01.1916). Сотн. (1918). Подъес. (за БО, с зачисл. по ОКВ — УВП № 252. 02–04.10.1918 со ст. с 30.07.1918). Ес. (за БО — Приказ Походного атамана всех КВ и ген.-инспектора кав. Рус. А. № 22. 31.08.1919 со ст. с 24.03.1919). Войск. старшина (на 01.1920). В 4 ОКЗС (с 05.1916). В ОКЗС (01.1917). Нач. учеб. команды 2 ОКЗП (на 02.1917). Пред. полкового комитета. Депутат всероссийского оф. съезда (Пг., 05–06.1917). Депутат Общеказ. съезда (Киев, 11.1917). Избран атаманом 2-го ВО ОКВ (18.01.1918, в той же должн. на 1919). Депутат ВК ОКВ (1918– 1919). Уч. боя у пос. Кассельского (04.1918). Уч. Тургайского похода (17.04– 07.07.1918). Сост. в ККП (на 04.10.1918). Нач. Верхнеуральского гарнизона (на 12.1918). Уполномоченный по охране гос. порядка и спокойствия в Верхнеуральском уезде (с кон. 1918). Ком. Атаманского дивизиона 2-го ВО ОКВ (с 02.1919). На фронте в составе сводной Уральской дивизии (03–04.1919), уч. в боях в р-не Мелеуза, Стерлитамака, Белорецка. Ком. полка своего им. Уч. Голодного похода (11– 12.1919), отступал в арьергарде ООА. В эмиграции — в Китае. Сдался в плен РККА 08.12.1921 в р-не Кобдо — Шара-Сумэ с отрядом в 214 чел. Осужден губревтрибуналом (Новониколаевск, 09.1922) к расстрелу, но по просьбам одностаничников помилован. Жил на Украине. Ум. в Новосибирске, где жил в семье сестры. Награды: франц. Воен. крест с пальмовой ветвью (22.05.1919). Ганин А.В., Семенов В.Г. Офицерский корпус Оренбургского казачьего войска. 1891–1945: Биографический справочник. М.: Русский путь: Библиотека-фонд «Русское Зарубежье», 2007. С. 231-232

barnaulets: barnaulets пишет: Степанов Разумник Петрович. Род. в 1889 г. Из казаков. Окончил Оренбургский Неплюевский кадетский корпус и Николаевское кавалерийское училище. Войсковой старшина. В белой армии в оренбургских казачьих частях, произведен в полковники и генрал-майоры. Участник «Голодного похода Оренбургской армии». В корпусе генерала Бакича командовал казачьей бригадой и 1-й Оренбургской казачьей дивизией. Во время похода в Монголию командовал всеми действующими частями отряда Бакича. За службу в Белой армии в 1922 г. осужден на 5 лет лишения свободы. Затем проживал в Новосибирске, на момент ареста в 1933 г. был безработным. Приговорен к расстрелу. (ОСД ГААК. Ф.Р. 2. Д. 6028). Степанов Разумник Петрович (08.07.1889–20.08.1933) — из войск. дворян пос. Нежинского ст. Каменноозерной 1-го ВО ОКВ. Окончил ОНКК и НКУ по 1 р. (1910). Слабо владел татарским и казахским языками. На службе с 13.08.1908. Хор. (с 06.08.1910 со ст. с 06.08.1909). Сотн. (с 05.10.1913 со ст. с 06.08.1913; устан. ст. с 06.08.1912 — ПАФ 16.05.1917). Подъес. (ПАФ 17.10.1917 со ст. с 06.08.1916). Ес. (с 26.06.1918). Войск. старшина (на 03.1919). Полк. (за БО — ПВПиВГК 25.08.1919 со ст. с 22.05.1919). Ген.-майор. Служба: пом. нач. учеб. команды 1 ОКП (с 08.08.1910). Уч. 1МВ. За неблаговидный поступок 20.01.1914 при посещении публичного места в г. Харькове арестован на оренб. гауптвахту на 30 суток (17.04.1914). Мл. оф. 3 сотни 7 ОКП 83 пд XVIII АК (17.07.1914), ранен в бою (15.10.1914). Ком. 3 сотни (с 02.1915). Мл. оф. 6 сотни 1 ОКП (с 16.03.1916), ком. 6 сотни (с 03.06.1916). Ком. партиз. отряда 6 кав. дивизии (с 09.1916). Ком. 4 сотни 1 ОКП (10.1916–02.1917). Нач. учеб. команды 1 ОКП (03–04.1917). Ком. 6 сотни 1 ОКП (05–10.1917). В Ставке ВГК (на 10.1917–06.01.1918). С дивизионом полка (4 и 6 сотни), выполняя приказ Войск. атамана А.И. Дутова, прибыл на территорию ОКВ (18.01.1918). Уч. набега на Оренбург (04.04.1918). Нач. 1 Красногорского партиз. отряда (с 05.1918). На Ташкентском фронте. Ком. 1 сотни разведчиков при штабе ЮЗА (с 01.09.1918). В войсках А.В. Колчака. Ком. 24 ОКП. Назн. ком. 4 атамана Углицкого полка (ПОКВ № 1. 03.01.1919). Уч. в наступлении на Оренбург во главе конницы IV Оренб. АК (03.1919). Ком. 1 отд. ОКБ (1 и 4 ОКП, с 05.1919). В полном составе взял в плен 318 сп. Уч. Голодного похода (22.11–31.12.1919). Нач. 1 ОКД (с 06.01.1920). В эмиграции — в Китае, интернирован в лагере на р. Эмиль в составе отряда ген. А.С. Бакича. Уч. похода к Шара-Сумэ. Занял г. Бурчум (07.1921). 17.12.1921 в р-не Уланкома сдался в плен предст. монгольской воен. администрации. Напр. в Улан-Батор и оттуда через Троицко-Савск и Иркутск в Новониколаевск. Судим (05.1922), за службу в белой армии осужден на 5 лет лишения свободы. Отбывал наказание в Новониколаевске (на 11.1922), в Александровском централе. После тюремного заключения вышел на свободу (1927). Жил в Новосибирске (1927–1933), нигде не работал. Арестован 12.03.1933 по необоснованному обвинению в руководстве контррев. белогвардейской повстан. организацией в Зап.-Сиб. крае («дело» ген. В.Г. Болдырева) и постановлением коллегии ОГПУ от 05.08.1933 по статье 58 пункт 2, 6, 11 УК РСФСР осужден к ВМН. Расстрелян 20.08.1933 в Новосибирске. Реабилитирован 29.07.1958. Награды: 1914–1917 — Св. Стан. 3-й ст. м. и б., Св. Анны 4-й ст. с надп. «За храбрость» (1915), Св. Анны 3-й ст. м. и б., Св. Стан. 2-й ст. м., Св. Анны 2-й ст. м., ГО «За то, что у д. Слушин 15 октября 1914 г., вызвавшись по собственному желанию командовать взводом, назн. для преследования противника, несколько раз атаковал д. Слушин, выбил его, действуя холодным оружием, сам ранен огнем пулемета» (16.03.1915 — ВП 02.06.1915); 1918–1920 — Св. Вл. 4-й ст. м. и б., Св. Вл. 3-й ст. м. (оба ордена — за БО, 04.01.1920), Г4 «За то, что в боях с 20 по 23 января 1919 г. в районе Илецкой Защиты, командуя двумя разведывательными сотнями и оставшись с ними один на позиции против превосходящих сил противника, благодаря умелому руководству и беззаветной храбрости, являясь лично в самых опасных местах в критические минуты и тем воодушевляя свои сотни, успешно сдерживал натиск частей противника, дал возможность спасти артиллерию и обозы 1-го казачьего корпуса, части которого в панике отступали, и благополучно вывести их из-под ударов красных» (Приказ войскам ООА № 262. 18.04.1919), франц. Воен. крест с пальмовой ветвью. Супруга Агриппина Даниловна. Попала в плен вместе с мужем. За отцом дом в Оренбурге. ГАНО. Ф. Р-1146. Оп. 1. Д. 136. Ганин А.В., Семенов В.Г. Указ. Соч. С. 540-541

barnaulets: barnaulets пишет: Шеметов Алексей Семенович. Род. в 1882 г. Окончил Оренбургское военное училище. В белой армии в оренбургских казачьих частях, за боевые отличия произведен в генерал-майоры. Командовал полком и бригадой. Участник «Голодного похода Оренбургской армии». В отряде Бакича командовал 2-й Оренбургской казачьей дивизией. По словам личного адъютанта Бакича М. Г. Богуша, также проходившего по этому делу, «как боевой начальник за время отхода отряда вглубь Монголии [Шеметов] ничем себя не проявил и Бакич вверил ему командование частями, не имевшими соприкосновения с противником. Последняя операция, которая была вверена Шеметову, - это командование правофланговой группой отряда, оперировавшего в Урянхайском крае, окончившаяся разгромом отряда и пленением группы Шеметова со всем обозом отряда.». (ОСД ГААК. Ф.Р. 2. Д. 6028. Т.85. Л.269 оборот) За службу в Белой армии осужден в 1922 г. на 5 лет лишения свободы. Затем проживал в Новосибирске, на момент ареста в 1933 г. работал главным бухгалтером Запсибкрайпромсоюза. Приговорен к расстрелу. (ОСД ГААК. Ф.Р. 2. Д. 6028). Шеметов Алексей Семенович (13.03.1882–20.08.1933) — из каз. детей пос. Петропавловского ст. Карагайской 2-го ВО ОКВ. Дом. образование, окончил курс полковой учеб. команды при 5 ОКП «отлично» (21.04.1900, награжден 15 руб.) и ОКЮУ по 1 р. Уч. РЯВ и 1МВ. На службе с 15.08.1899. Приказный (с 24.12.1899). Мл. урядник (с 07.07.1900). Подхор. (с 22.07.1902). Хор. (с 06.04.1903 со ст. с 01.09.1902). Сотн. (с 01.07.1907 со ст. с 01.09.1906). Подъес. (с 05.10.1910 со ст. с 01.09.1910). Ес. (за БО, с 14.04.1915 со ст. с 01.09.1914; устан. ст. в чине с 01.09.1912 — ПАФ 15.07.1917). Войск. старшина (с 25.08.1916 со ст. с 20.06.1916). Полк. (УВП № 201. 19.09.1918 с утв. в заним. должн. и с награждением «Лентой Отличия»). Ген.-майор (за БО — Приказ войскам ООА № 4. 08.01.1920; условно, вследствие перерыва связи со штабом фронта произведен А.И. Дутовым). Служба: в 5 ОКП (с 08.06.1899), во 2 ОКП (с 26.07.1902), на льготе (25.04.1903–1904), со льготы назн. в 10 ОКП (16.04.1904–1905), ранен (10.1904), полковой ад-т (с 19.07.1905). Уволен на льготу (20.03.1906), в отд. ОК дивизионе (15.12.1906–1908), дивизионный ад-т (21.07.1907–21.07.1908). На льготе (с 02.08.1908), в 5 ОКП (с 16.01.1912), полковой казначей (04.02–01.12.1912), полковой ад-т (с 01.12.1912), ком. 4 сотни 5 ОКП (с 18.02.1915), зав. х-вом полка (с 14.02.1917), 3 пом. ком. полка (с 21.03.1917). Контужен в бою у д. Андрюшевцы 31.08.1915 осколком снаряда, остался в строю. Делегат 1 ВК ОКВ (04.1917), избран пред. Делегат на всероссийский каз. съезд от ВК ОКВ (06.1917). Пом. ком. полка по строевой части (с 11.08.1917). Командирован на ВК ОКВ (02.12.1917). Приком. ко 2 ОКЗП (с 06.12.1917). Прибыл в полк (29.12.1917). Депутат чрезв. ВК ОКВ от ст. Петропавловской (01–02.1918). В распор. Войск. пр-ва ОКВ (12.02–06.07.1918). По собств. показаниям, 07.04.1918 бежал и 2,5 мес. скрывался в лесу. Сформировал из казаков своего пос. Петропавловский добровольч. полк и принял его командование (с 06.07.1918), принимал активное участие в боях с красными в Верхнеуральском уезде. Со своим полком с боем занял Белорецкий з-д (05.08.1918), что вынудило отряды братьев Кашириных и В.К. Блюхера начать отход из пределов губ. Ком. Петропавловского полка 2 ОКД (на 08.08.1918). Полк переим. в 16 Карагайский атамана Дутова КП. Ком. 16 ОКП (с 06.07.1918 — ПОКВ № 243. 30.09–01.10.1918). Полк входил во 2 ОКД. Командующий 16 ОКП (на 19.09.1918). Нач. Орского участка (Приказ командующего ЮЗА № 8. 01.12.1918) в составе 15 и 16 ОКП, 7 ОКбатр и легкой батр отд. ОК дивизиона. Вступил в командование (12.12.1918). Сдал командование (04.01.1919). Назн. командующим 1 бригадой 2 ОКД (ПОКВ № 1. 03.01.1919). Вр. командовал 2 ОКД (19.01–06.03.1919). Допущен к и. д. нач. 2 ОКД (04.03.1919 — Приказ войскам ООА № 173. 24.03.1919). Нач. 2 ОКД (с 07.03.1919). Уч. в Оренб. операции (04–05.1919). 2 ОКД переформирован в 1 ОКД (Приказ войскам Оренб. А. № 2. 01.11.1919). Уч. Голодного похода (11–12.1919). 1 ОКД переформирована в 3 ОКД (Приказ войскам Оренб. А. № 11. 20.11.1919). При отступлении находился в арьергарде, прикрывая отход армии на Сергиополь (Семиречье). 3 ОКД переформирована во 2 ОКД отряда им. атамана Дутова отд. Семиреченской А. (Приказ войскам ООА № 3. 06.01.1920). В составе отряда перешел границу Китая и интернирован в лагере на р. Эмиль (27.03.1920). Отряд переформирован в отд. Оренб. корпус (04.03.1921). Зам. ген. А.С. Бакича. 2 ОКД за малочисленностью переформир. во 2 ОКП (04.10.1921). После боев (кон. 10.1921) вместе с остатками корпуса ген. А.С. Бакича сдался в плен под Уланкомом (23.12.1921). Ревтрибуналом приговорен к 5 г. лишения свободы (05.1922). Находился в заключении, освобожден. После освобождения жил в Новосибирске, работал главным бухгалтером Зап.-Сиб. промышленного совета (Новоси бирск). Арестован по «делу» ген. В.Г. Болдырева (15.02.1933) по необоснованному обвинению в «причастности к контрреволюционной повстанческой организации». Постановлением коллегии ОГПУ 05.08.1933 по ст. № 58-2, 58-6, 58-11, 58-13 УК РСФСР приговорен к ВМН — расстрелу. Расстрелян в Новосибирске 20.08.1933, место захо ронения неизв. Реабилитирован определением Воен. коллегии Верх. Суда СССР № 4н-2753/58 от 29.07.1958. Награды: Св. Анны 4-й ст. с надп. «За храбрость» (24.12.1904), Св. Стан. 3-й ст. м. и б. (29.01.1905), Св. Стан. 2-й ст. м. (01.12.1905), Св. Анны 3-й ст. м. и б. (11.12.1905), светло-бронз. медаль за РЯВ, бухарский орден зол. звезды 3-й ст. (17.11.1913, разрешено носить 08.07.1914); 1914–1917 — Св. Анны 2-й ст. (06.05.1914), м. к Св. Анны 2-й ст. (16.05.1915), Св. Вл. 4-й ст. м. и б. (09.04.1916), Высоч. благоволение (за БО, 21.06.1916); «Лента Отличия» ОКВ «За отличия всего полка (16 ОКП. — Сост.) в борьбе с большевиками и за отличное руководство полком» (УВП № 201. 19.09.1918), ГО за то, что «13 января 1919 г., временно командуя 2 Оренбургской казачьей дивизией, после занятия станции Сагарчин — продолжал свое наступление на ст. Ак-Булак и, заметив отходящую раньше принявшую бой нашу колонну, остановил, заставил ее опять принять участие в бою, и наличностью вышеуказанных сил, после упорного боя захватил станцию Ак-Булак, важный пункт неприятельского расположения» (Приказ войскам ООА № 262. 18.04.1919), Св. Вл. 3-й ст. м. (Приказ войскам ООА № 382. 06.01.1920), награжден мундиром 16 ОКП (Приказ Походного атамана всех КВ № 18. 18.06.1920). Супруга дочь священника Евдокия Михайловна Крепкогорская, урож. Оренб. губ. (05.03.1880). Детей не имел (на 03.1920). Послужной список: ГАНО. Ф. Р-1146. Оп. 1. Д. 136. Архивно-следств. дело УФСБ по Новосибирской обл. № 7285. Ганин А.В., Семенов В.Г. Указ. Соч. С. 618-619

barnaulets: К биографии командира 6-го Сызранского (2-го Сызранского егерского) полка подполковника Малеева Бориса Васильевича (см. выше): Согласно его наградного листа, составленного 20 августа 1917 г.: С 12 июля 1914 г. подпоручик 21-го Сибирского стрелкового полка. В действующей армии с 20 октября 1914 г. Произведен в поручики (Выс. Приказом от 16 ноября 1915 г., за отличие в бою в ночь с 23 на 24 июня 1915 г.), шт.-капитаны (Выс. Приказом от 4 января 1916 г. со старш-вом с 19 июля 1916 г.), капитаны (Приказом по армии и флоту от 10 июня 1917 г.. со старш-вом с 2 марта 1917 г.). На 20 августа 1917 г. командир 1-й роты, в должности с 28 ноября 1916 г. Награжден орденами Св. Анны 4-й ст. с надп. «За храбрость» (Пр-з 4-й армии от 12 апреля 1915 г., за отличие в бою 11 ноября 1914 г.), Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом (Выс. Приказ от 27 июля апреля 1915 г., за отличие в бою 14 апреля 1915 г.), Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом (Пр-з 1-й армии от 9 ноября 1915 г., за отличие в бою 28 июля 1915 г.), Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом (Пр-з 4-й армии от 19 января 1916 г., за отличие в боях с 12 по 20 августа 1915 г.), Св. Станислава 2-й ст. с мечами (Пр-з 4-й армии от 8 февраля 1916 г., за участие в боях с 30 августа по 2 сентября 1915 г.), Св. Анны 2-й ст. с мечами (Пр-з 4-й армии от 14 июля 1916 г., за отличие в бою 3 июня 1916 г. на р. Стоходе), Георгиевским оружием (Приказ по 8-й армии от 14 октября 1917 г. № 3136) «21 Сибирского стрелкового полка капитана Бориса Малееваа за то, что в бою 9-го июня 1916 года у д. Линевки в районе р. Стоход, находясь в резерве батальона, по собственной инициативе, перешел в контр-атаку на австро-германцев занявших нашу первую линию окопов, под губительным огнем выбил противника, прогнал его до собственных его окопов, восстановил положение и забрал 98 пленных».

Ефрейторъ: Олег В пишет: А Вы посмотрите в перечень отступавших через степи белых частей, там есть штаб 2-й Ор.каз.бриг. Это явно не та 2-я бригада (2-й и 5-й полки), что сражалась в составе 3-й армии. Видимо где-то было задвоение нумерации. Может быть вот ею и командовал Богданов, так как от бригады указан только отступающий штаб. Богданов Филипп Архипович...Подал прошение о восстановлении на действительной службе (06 .1919). Ком. 2 отд. ОКБ (не ранее 06.1919). Осенью 1919 вместе с бригадой (ок. 1500 сабель, в т. ч. 80 оф.) и вооружением перешел на сторону красных. Предст. М .И. Калинину (в ночь на 22 .09.1919). Ганин, Семенов. Офицерский корпус Оренбургского казачьего... Олег вы оказались правы, Богданов командовал другой 2-й Оренбургской отд. бригадой (23-й и 29-й Оренбургские казачьи полки), 29-й полк и часть 23-го полка сдались в плен красным 7 сентября 1919г. под Актюбинском. Но почему именно 2-я, а не просто Отдельная???



полная версия страницы