Форум » Борьба на всех фронтах » Муринское сражение. Август 1918 года » Ответить

Муринское сражение. Август 1918 года

Елисеенко Алексей: Давно пытался хотя бы чуть чуть начать эту тему. Тем более, что и сражались там в составе войск Центросибири и против них, в антибольшевисткой коалиции, и алтайцы, и томичи, и ново-николаевцы, и енисейцы, и иркутяне. Самое подробное описание сражения из современного. Так сказать, версия Павла Новикова. Из ГВ в Восточной Сибири, 2005 год. Муринское сражение [quote]24 июля авангард белых в 200 штыков захватил станцию Утулик (196 километров) и мост через реку Бабху. На рассвете 26 июля после часового боя белые заняли станцию Мурино (223 километра). Передовые подразделения 2-го Томского полка встретил пулеметный и ружейный огонь, но после короткой перестрелки они бросились в атаку и выбили красных. Первыми в Мурино ворвались прапорщик Стрижалковский и штабс-капитан Корсак. По версии белых, у них потерь не было, а «красные, как показали пленные, потеряли только убитыми 40 человек». Напряжение боев нарастало, все большое значение приобретали пополнения.. Командир Средне-Сибирского корпуса А.Н. Пепеляев 28 июля приказал: «В то время, как лучшая часть офицерства потом и кровью зарабатывает счастье измученной Родины, находятся офицеры, которые наводняют тыловые штабы и попросту просиживают по многочисленным городам освобожденной Сибири. Приказываю начальникам всех гарнизонов всех офицеров отправить немедленно на фронт, штабы расформировать, оставив одного адъютанта». Р.И. Гайда 30 июля распорядился казнить на месте бывших военнопленных Первой мировой войны, воюющих за красных и захваченных с оружием. Ирония истории в том, что русские офицеры, приложив усилия, уже один раз пленили их, а, вернувшись с Первой мировой войны, встретили тех же вооруженных и оплаченных большевиками противников. Отсюда — частые расстрелы интернационалистов. Среди красных в Восточной Сибири иностранцев было больше, чем в других регионах России. 21 июля 1918 года был образован антибольшевистский Восточный фронт, который объединил под командованием Р.И. Гайды русские и чехословацкие части. В Средне-Сибирском корпусе3 насчитывалось 4300 пехотинцев, 178 кавалеристов, 4 орудия и 33 пулемета, во 2-й Чехословацкой дивизии 3250 пехотинцев, 100 кавалеристов, 25 пулеметов и 12 орудий. Из этих сил в Слюдянке и восточнее ее находились: Барнаульский (подполковник Вольский), 2-й Ново-Николаевский, (подполковник А.В. Ивакин), 1-й Томский (подполковник Иванов), 2-й Томский (капитан СВ. Пирожков), 3-й Томский (полковник А.Г. Укке-Уговец), 4-й Томский (штабс-капитан Н.Ф. Шна-перман) полки, семь рот 7-го Татранского чешского полка (капитан Э.В. Кадлец), Томский артдивизион, 4-я, 5-я и 6-я чешские гаубичные батареи, 1-й эскадрон Томского кавалерийского дивизиона (штабс-капитан Плотников), 3-я сотня енисейских казаков и Нижнеудинская сотня. Всего 3580 пехотинцев и 250 кавалеристов5. За 40 дней боев от Нижнеудинска до Мурина доля чехословаков в составе Восточного фронта постепенно снизилась. Численность красных войск из-за отсутствия документов точно определить трудно. По данным B.C. Познанского, в Западном Забайкалье было от 7000 до 8000 красных войск. Белые источники, очевидно завышая численность красных, сообщают об их группировке в 15 000 человек. 29 июля в районе Мурина развернулись упорные бои, красные при поддержке бронепоезда оттеснили белых за реку Паньковку. 30 июля атаки красных при поддержке огня ледокола «Ангара» продолжились, они ввели в бой более 2000 бойцов при 4 орудиях. Белые сообщали: «Противник пытается исправить разобранный нами железнодорожный путь перед мостом через Паньковку и переправиться на левый берег, по которому расположены наши части, но каждый раз был отражаем огнем». 31 июля красные отбили разъезд Паньковка и станцию Мурино и при поддержке 2 бронепоездов продолжили наступление. Участник боев на стороне белых капитан А.А. Кириллов указывал, что «не имея укрепленных позиций, при отсутствии провианта и патронов (не исправлен тоннель № 39), при невозможности ввести в действие артиллерию — сибирские войска (до 1200 бойцов) вынуждены были после жестокого боя под станцией Паньковка, где с нашей стороны выбыло не менее 20% убитыми и ранеными — поспешно отойти на 20 верст назад в район станции Салзан (ныне Солзан)... План заключался в том, чтобы ввести в заблуждение неприятеля, симулируя отступление, в то время как главные силы должны были уйти в горы в переходе от Салзана и образовать засаду для флангового удара». В засадные силы вошли 2-й и 3-й Томские, 2-й Ново-Николаевский полки, офицерская рота и команда конных разведчиков, две роты чехословаков во главе с поручиком Янычек, всего до 1000 бойцов. К рассвету 5 августа засада была создана, а остальные части белых отступили от Мурина. Красные, послав для преследования бронепоезда, cпешно начали переброску войск в эшелонах на запад, не подозревая о засаде под началом А.Н. Пепеляева. По плану белых, она должна была выступить 7 августа. В этот же день от станции Утулик предстояло нанести лобовой удар группе Р.И. Гайды, в которую входили Енисейский и 1-й Томский полки, чехословаки, конница, всего до 2000 человек. Однако разведка красных обнаружила засаду, вынудив белых к действию утром 6 августа. Начавшееся сражение было очень упорным и кровопролитным, только к вечеру 6 августа группы белых соединились. По сведениям Р.И. Гай-ды, красные потеряли 700 человек убитыми, 2500 пленными, 2 бронепоезда, 4 орудия, 7 паровозов и 12 эшелонов. О количестве раненых, эвакуированных красными на восток, Р.И. Гайда данных, очевидно, не имел, а среди взятых в плен таковых не выделял. С учетом численности окрркенной ударной группы красных эти цифры можно считать близкими к реальности. Точное число красных бойцов, похороненных в братской могиле на станции Мурино, неизвестно, среди них командир Зиминского отряда М.Е. Григорьев, иркутянин СВ. Троицкий, черемховец К. Черепанов, барнаулец И.Ф. Носков. Средне-Сибирский корпус в Муринском сражении потерял 70 человек убитыми и 200 ранеными1, чехословаки — 4 человека убитыми и 30 ранеными. Погибший 31 июля в бою за разъезд Паньковка поручик 3-го Томского полка К.Н. Кузнецов был отправлен для погребения в Мариинск. Бойцов 7-го Татранского полка Змека, Цоплака, Люпи-ненга, Гоштялека, убитых 6 августа под Мурином, похоронили в Иркутске на приходском (Глазковском) кладбище Николо-Иннокентьевской церкви. На этом кладбище был похоронен еще ряд белых военных, погибших в боях на Байкале. Приведем и «свидетельство» о Муринском сражении человека со стороны красных, находившегося в Чите и повторившего сообщение газеты «Центросибирь»: «Блестящее наступление красных под командой Хлебникова в сторону станций Мурино-Утулик неожиданно закончилось катастрофой. Он погорячился и, не закрепив занятых позиций и не очистив фланги от отступивших в горы отрядов врага, пошел дальше за станцию Утулик к Слюдянке... В ночь на 7 августа, получив разрешение продвинуться на 7 км, наши части зарвались в пылу увлечения, уйдя вперед на 20 км, потеряли связь с главными силами... Поняв свою ошибку, вызвавшую тяжелые последствия для фронта, Хлебников выстрелом из винтовки покончил с собой». Прапорщик Иркутского полка белых Н.И. Первушин 8 августа писал родным: «Сейчас стоим на отдыхе. Неприятель отошел. Разведка наша ходила на 20 верст, никого не нашла. Утром холодные и голодные, так как кухня осталась в Утулике, и мы ничего не ели 3 дня, стали наступать... «Ангара» открыла огонь прямо по нас. Стали наступать на мост. Мы были развернуты в цепь со всеми ротами. Заняли мост, выбив оттуда красных. После занятия моста красные отступили, забрав своих убитых и раненых. Приехал Гайда. Поздравил с победой и уехал. Теперь стоим до завтра. А там вперед. Гайда потерями недоволен». Всего в боях у Мурина белые потеряли до 250 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Относительно большие потери по сравнению с прежними боями объясняются тем, что красных поддерживали бронепоезда и ледокол «Ангара». После поражения под Мурином командующим красным фронтом вместо П.К. Голикова назначается З.П. Метелица и принимаются меры к переформированию, образован 2-й Сибирский стрелковый корпус во главе с Д.Н. Сенотрусовым. На фронт прибыл отряд китайских рабочих-интернационалистов под командой Либкнехта. В середине августа бойцы 7-го Татранского чешского полка, благодаря содействию «насильственно эвакуированного большевиками» машиниста станции Слюдянка - Дунаева, захватили башенный бронепоезд с клепаной броней, построенный в Читинских железнодорожных мастерских. От станции Кедровая (261 километр) Байкальский полк и чехословацкий батальон под командованием полковника В.Г. Осипова 14 августа продолжили наступление на восток. 14—15 августа «белая кавалерия заняла станции Танхой (276 км) и Переемная (289 км). Красный бро-нецоезд и ледокол «Ангара» ушли на восток. Байкальский и Нижнеудин-ский полки с артиллерией вступили на станции... Продолжается преследование красных бронепоездами и свежими частями в эшелонах». [/quote]

Ответов - 6

vvs2058: Елисеенко Алексей пишет: В середине августа бойцы 7-го Татранского чешского полка, благодаря содействию «насильственно эвакуированного большевиками» машиниста станции Слюдянка - Дунаева, захватили башенный бронепоезд с клепаной броней, построенный в Читинских железнодорожных мастерских. Очень интересно, но фотографий "башенного бронепоезда с клёпаной бронёй" у чехословаков мне встречать не приходилось (исключая "Орлика", конечно)... В Хрониках 7-го стрелкового "Татранского" полка при описании боя у Мурино говорится лишь о захвате двух большевистских бронепоездов - фото одного из них широко распространено в Инете.

Елисеенко Алексей: vvs2058 пишет: Очень интересно, но фотографий "башенного бронепоезда с клёпаной бронёй" у чехословаков мне встречать не приходилось (исключая "Орлика", конечно)... Пасмотрю позже, может у А.Мюллера есть чего. vvs2058 пишет: В Хрониках 7-го стрелкового "Татранского" полка при описании боя у Мурино говорится лишь о захвате двух большевистских бронепоездов - фото одного из них широко распространено в Инете. Мурино было раньше на порядок.

vvs2058: Елисеенко Алексей пишет: Мурино было раньше на порядок. Это общеизвестно, но только упоминаний о захвате (пленении) бронепоездов большевиков, кроме как в описании боя у Мурино, в Хрониках 7-го полка в то время больше нет... а ведь это событие вроде бы достойное упоминания. Интересно, откуда у П.Новикова эта информация - Вы не в курсе?


Старый_мент: В мае 2018 г. обращался за разъяснениями к Новикову Павлу Александровичу в Иркутский Политех, где он преподаёт историюю Меня интересовала информация о командире зиминского отряда Григорьеве Михаиле. В Зиме на мемориале в честь погибших красноармейцев нет его отчества. Почему в публикации инициалы Григорьева - М. Е. , Новиков П. А. объяснить не смог. Сослался на какую - то женщину. Сегодня был в Иркутском архиве, читал воспоминания красноармейцев, участников событий. Красные озвучивают многократное превосходство противника в живой силе. Признают гибель ледокола "Байкал" результатом своей беспечности и неопытности в боях с белыми и чехами, имеющими серьёзный боевой опыт. Обвиняют старшего командира (фамилию не запомнил), который ночью увел почти весь командный состав в горы, желая скрыться в Монголии. Через две недели, снова буду работать в архиве, если фамилия офицера - предателя кому-то интересна опубликую. Перед одним из боёв белые, на дрезине с белым флагом отправили парламентариев, но красные их расстреляли. За это, после Муринского сражения, белые расстреляли каждого десятого, в том числе и Григорьева, раненного в левую руку. Меня интересует полная информация о Григорьеве - отчество, год и дата и место рождения, биография. Мне известно о нём, что он участник Первой Мировой, слесарь Зиминского локомотивного депо, большевик, командир 5-й красногвардейской роты. Если кто-то поможет, работая в архиве, буду обращать внимание на интересующие вас факты.

санников: В Госархиве Томской обл. большое количество личных дел сотрудников Средне-Сибирской жд, если он железнодорожник то Вам возможно повезет.

Хрохилаих: Старый_мент пишет: инициалы Григорьева - М. Е. Инициалов нигде не встречал. Во всех источниках Михаил Григорьев. Командир 5-й Зиминской роты Нижнеудинского фронта. С 17 июля 1918г. - Командир 2-го батальона 2-го Сибирского Советского стрелкового полка. Погиб под Мурино. Обстоятельства мне пока не известны. санников пишет: Красные озвучивают многократное превосходство противника в живой силе. А белые наоборот. Реально соотношение сил менялось. И если в июле сил было примерно поровну, то чем дальше, тем хуже для красных, поскольку к чехам и белым подходили подкрепления, а у красных отряды Лаврова и Каландаришвили ушли в далекий тыл. Старый_мент пишет: Обвиняют старшего командира (фамилию не запомнил), который ночью увел почти весь командный состав в горы, желая скрыться в Монголии. Да не было там предательства. Все отступали, кто куда, кто в лес, кто в горы, кто на прорыв. Спасались как могли. Старый_мент пишет: Перед одним из боёв белые, на дрезине с белым флагом отправили парламентариев, но красные их расстреляли. За это, после Муринского сражения, белые расстреляли каждого десятого, в том числе и Григорьева, раненного в левую руку. Все понапутано. Белые на дрезине, которых расстреляли - это Ушаков. Только это было не при Мурино, а при Посольской через полмесяца после Мурино.



полная версия страницы