Форум » Борьба на всех фронтах » Отступление белых частей из г. Барнаула, декабрь 1919 г. » Ответить

Отступление белых частей из г. Барнаула, декабрь 1919 г.

Новоалтаец: Уважаемые коллеги! Прошу поделиться материалами, у кого что есть, касательно боев в декабре 1919 г. за Барнаул и отступления белых частей по Алтайской ж/д. Лично меня больше всего интересуют все события при отступлении вдоль ж/д линии между Барнаулом и ст. Усть-Тальменской. Во-первых, конечно, это воспоминания А.И. Камбалина: http://www.dk1868.ru/history/kambalin.htm Барнаульская интеллигенция предлагала Камбалину договориться с большевиками: "Меня посетил председатель барнаульской уездной управы г-н Каплистратов (тип интеллигента-народника). Он повел такие речи: Омское правительство-де оказалось несостоятельным вывести страну из создавшегося тяжелого положения, война должна быть закончена миром большевиками, которые теперь-де уже не те, многому научились и сумеют восстановить порядок и хозяйство". Камбалин на уговоры не поддался, а Каллистратова только чудо спасло от военно-полевого суда. Генерал Каппель, которому подчинялись части в Барнауле, отдал приказ удерживать Барнаульско-Бийский район во что бы то ни стало. Однако в эти же дни "партизанские красные отряды стали проявлять необычайную активность и дерзость. Город был наводнен их тайными агентами, которые при содействии местных большевиков - рабочих пимокатных, канатных и прочих заводов, а также железнодорожных мастерских Алтайской дороги, вели бешеную пропаганду, сея смуту и панику в населении и деморализуя части войск. Агитаторов не раз ловили в казармах третьего Барнаульского полка и расправлялись с ними беспощадным образом". Белых побеждала не военная мощь - их решимость слабела, их сила разлагалась изнутри. "5 декабря караул у железнодорожного моста через Обь из состава 1-го Железнодорожного охранного батальона с пулеметом скрылся, уйдя к красным". 6 декабря красные стали наступать со стороны деревни Ересной. "Пехотные наши части заняли позиции, артиллерия морских стрелков изготовилась к отбитию атаки - и, как только красные дошли до пристрелянных рубежей, мы открыли губительный огонь по их цепям. Красные бежали назад, потеряв много убитых и раненых. От последних мы узнали, что перед нами части товарища Мамонтова. Голубые уланы" преследовали красных верст на 10-15". 7 декабря красные прислали предложения сдаться, однако Камбалин опять отказал парламентерам. В это время "окружение Барнаула становилось все более тесным, оставляя открытым только путь на восток. Из-за нового перерыва проводов мы лишились связи с Новониколаевском. С этой минуты мы могли рассчитывать только на себя да на Господа Бога". 9 декабря красные начали новую атаку на город, теперь с помощью бронепоезда, который, как предполагает Камбалин, был пригнан из Рубцовска. "Положение в городе становилось все более тревожным, каждую минуту можно было ожидать выступления местных красных. Комитет городской самообороны едва справлялся с возраставшими случаями убийств из-за угла, ночными грабителями, бесцельной стрельбой на окраинах и т.д. Все боеспособные части были в расходе, резервов никаких". Камбалин принял решение отступать. В ночь на 10 декабря 1919 года войска Барнаульского района вышли из города к узловой станции Алтайская. "Наш бронепоезд под утро последним покинул мертвую станцию Барнаул. Город погрузился во мрак и тишину..." В эти дни, кстати, решилась судьба старого железнодорожного моста - у белых под командой Камбалина не хватило сил или решимости взорвать это сооружение, построенное совсем недавно (в 1913 году). "Все, что мы были в состоянии сделать, это разобрать в нескольких местах рельсы на мосту. Бронепоезд наш неоднократно подходил к мосту и посылал свои гостинцы в покинутый город и на станцию Барнаул". От Алтайской белые стали отступать к Повалихе и Озеркам. В Усть-Тальменской белые встретили партизан и вступили в бой. "Для поддержки наступления барнаульцев я приказал открыть огонь батарее орудий, погруженной на платформу поезда на запасных путях. Орудия снимать было некогда, повернули только их жерлами в сторону красных и открыли огонь. Водонапорная башня сыграла роль хорошего наблюдательного пункта". Эта башня и сейчас возвышается возле станции Тальменка. Барнаульцы отбили красных от Тальменки и у пленных выяснили, что воевали с частями регулярной Красной Армии. Пленные рассказали, что Новониколаевск взят - если бы Камбалин помедлил с отходом из Барнаула, то белые попали бы в мешок. На совещании всех командиров решили идти в Кузнецкий уезд. Предвидя трудности похода, бросили все лишнее имущество, орудия везли на санях, всех нестроевых поставили в строй. Пришлось бросить даже тысячу пудов овса, множество шикарных колясок, которые "должны были попасть в руки новых владельцев в лице мужичков Тальменки и Наумовой".

Ответов - 95, стр: 1 2 3 4 5 All

Oigen Pl: Из публикации 1924 года ("Каторга и ссылка"): "Ген.-майор Биснек «отрях прах от ног своих» и оставил Барнаул. Его заменил полк. Могиленский — «марзавец», как его сейчас же окрестили. Он горячий сторонник «увоза» тюрьмы. Идет спешная поготовка эвакуации. Улица Льва Толстого и примыкающая к ней Соборная площадь запружены сотнями подвод, нагруженных тушами мороженого мяса, мешками муки, круп, овса, бочками коровьего масла и сахару, кулями, ящиками, тюками мануфактуры." Полковник Могиленский упоминается во второй книге издания В.А. Шулдякова "Гибель Сибирского казачьего войска" - как командир 1-го Сибирского казачьего полка в Народной дивизии (см. стр. 322).

ГончаровЮ.И.: работа Ю.Сандомирского "В борьбе за тюрьму" полностью опубликована в теме"Семья Сандомирских". Последний документ подписан Биснеком 1 декабря 1919г.А от этого Могиленского ни одного документа я не видел.Хотя Сандомирский вряд ли путает и когда нибудь они найдутся. Распоряжался Камбалин.

Oigen Pl: Спасибо за уточнение, уважаемый Юрий Иванович! Не смог сразу вспомнить, где это уже прочел...

Новоалтаец: "Колчаковцы покинули Чесноковку и Бажово 12-13 декабря 1919 года, гонимые частями 5-й Красной Армии и отрядами партизан Е.М. Мамонтова. Удирали из села столь спешно, что капитан одного из белогвардейских отрядов забыл в доме, где квартировал, сундук с награбленным добром. И вот что удивительно: хозяин этого дома, живший довольно бедно, догнал капитана на улице и напомнил о сундуке: заберите! Почему так сделал? Объяснил просто и доходчиво: если сельчане узнают, что он надумал утаить чужой сундук с добром и деньгами - скажут: нечестно поступил! Как вор. А честному-то человеку зачем чужое? Вот и не взял... Удирая, белогвардейцы под угрозой оружия заставили некоторых жителей Бажово везти их на Восток, вместе с отступающими частями белочехов. Лишь к весне вернулись некоторые домой, проделав путь чуть ли не до Байкала и обратно". Из книги В.А. Полянина "Новоалтайск".

barnaulets: Новоалтаец пишет: Удирали из села столь спешно, что капитан одного из белогвардейских отрядов забыл в доме, где квартировал, сундук с награбленным добром. А откуда известно, что оно награбленное, а не его личное?

мир: barnaulets пишет: А откуда известно, что оно награбленное, а не его личное? А все награбленное тут же становится личным достоянием, это общеизвестно.

Новоалтаец: barnaulets пишет: А откуда известно, что оно награбленное, а не его личное? Вопрос риторический...

Сибиряк: Новоалтаец пишет: Удирая, белогвардейцы под угрозой оружия заставили некоторых жителей Бажово везти их на Восток, вместе с отступающими частями белочехов. Лишь к весне вернулись некоторые домой, проделав путь чуть ли не до Байкала и обратно". Фомин Василий Ильич, 1864 г.р. в возрасте 4 лет приехал с родителями в с. Бажево из г. Чишмы (близ Уфы). В 1918 году в их доме квартировали чехи, по его воспоминаниям чехи были вежливы и хорошо относились к крестьянам, не обижали. В 1919 году во время отступления белых из Барнаула, а именно прохождения анненковцев через Бажево в сторону Токарево (по его воспоминаниям), спрятал своего 16 летнего сына Ефима в погреб, а сам был насильно мобилизован вместе с лошадью и подводой. И с белогвардейцами дошел до Красноярска после вернулся обратно. Умер в 1958 году, на следующий день после смерти свей жены Аграфены Моисеевны (в дев. Лядовой) И к слову, старший брат Аграфены Моисеевны - Кузьма Лядов осенью 1919 года попал в число казенных дружиной "Святого креста" Петухова в с. Санниково, но остался жив, ночью вылез из ямы и пешком пришел к сестре в Бажево где и умер, утром мертвым в бане нашли. (Фото из семейного архива позже вставлю).

Новоалтаец: "Сделали разгрузку 170 челов., в том числе Шулепова Н., Ваницева, Воротникова, Страшинского и др. видных работников отправили во Владивосток, остальных нас хотели отправить на подводах, т.к. ж. д. транспорт был загружен, были заготовлены полушубки и пимы, но мы все-таки остались, вывозить нас времени не было, приближались красные отряды партизан. Разноречивые слухи начали нас волновать не на шутку, имелись сведения, что перед сдачей Барнаула мы будем расстреляны. Приближались дни развязки, падения Барнаула, а вместе и власти белогвардейщины. В продолжении 7, 8 и 9 декабря мы положительно не спали, всякий звук открываемой двери мы принимали за приход белогвардейцев за нами. 8 и 9 началась канонада, из города гремели пушечные выстрелы, а со стороны монастыря в Бобровском затоне трещали пулеметы и ружья. 7 декабря мы получили прокламацию, выпущенную Барнаульским комитетом РКП, в которой говорилось, что если хоть один из политических заключенных будет расстрелян, на месте его будет расстреляно 10 барнаульских буржуев, – это, как видно, повлияло на растерявшихся белогвардейцев. Надзиратели начали нам сообщать, что белые город хотят покинуть. В ночь на 9 и 10 декабря началось отступление всех оставшихся отрядов белых. Около 11 часов вечера раздался чей-то повелительный голос в коридоре тюрьмы: «Открывать камеры». Понятно, для нас это было неожиданностью, мы не знали, кто пришел за нами, но потом узнали, когда т. Канцелярский Павел (он приходил) рассказал нам о занятии города партизанами, что мы свободны, и вот потянулись в тюремную контору, а оттуда в город, кто чуть ли не босый, без одежды – это люди, просидевшие от переворота до переворота и не имевшие в Барнауле родственников. Освободили нас около 300 человек". Из воспоминаний П. Ольшевского (ГАНО, ф. П-5, оп. 2, д. 836).

Владимир Иванович: Как много сейчас стало известно! И какой смешной кажется сейчас схема отступления белых из Барнаула составленная генералом Карначевым М.Т. в 1971г. Как в древних картах у Карначева за ст.Алтайской - терра инкогнита, но где- то за Чесноковкой белых у него и разбили храбрые партизаны Ворожцева(Анатолия). На самом деле Ворожцев под Тальменкой побоялся напасть на группировку Камбалина. (ГААК,ф.р1540,оп.1,д.11,л.12-"Наше наступление было неудачным, мы отступили",-вспоминал в 1959г. партизан Селезнев Я.П.) Затем Ворожцев немного постреливал с Тальменской горы 12 декабря, видя сражение белых с 5 армией. И только после ухода белых из Тальменки, утром 13 декабря партизаны Ворожцева храбро бросились пугать белый арьергард и делить оставленное добро.

мир: Владимир Иванович пишет: На самом деле Ворожцев под Тальменкой побоялся напасть на группировку Камбалина. (ГААК,ф.р1540,оп.1,д.11,л.12-"Наше наступление было неудачным, мы отступили",-вспоминал в 1959г. партизан Селезнев Я.П.) Затем Ворожцев немного постреливал с Тальменской горы 12 декабря, видя сражение белых с 5 армией. И только после ухода белых из Тальменки, утром 13 декабря партизаны Ворожцева храбро бросились пугать белый арьергард и делить оставленное добро. О событиях у Тальменской горы подробно рассказывал Громов-Амосов: http://siberia.forum24.ru/?1-2-0-00000022-000-0-0 Судя по ним, партизаны делали то, что могли при своих возможностях. И судя по воспоминаниям старожилов - http://siberia.forum24.ru/?1-2-0-00000022-000-60-0 - преследовали не только арьергарды, но и кое-каких просочившихся беляков, которым пришлось очень быстро двигаться, чтобы их не поймали.

Владимир Иванович: Воспоминания Громова-Амосова, командира русско-литовского полка 1-ой Чумышской дивизии Ворожцева достаточно правдивы. Они не противоречат воспоминаниям Камбалина А.И., кратко описавшем сражение в Тальменке . Утром 12 декабря, обнаружив возле Тальменки не только партизан Громова-Амосова на горе, но и авангард частей 5 красной армии в селе, Камбалин активно применил артиллерию на бронепоезде. Конечно, Ворожцев побоялся наступать не зря, поберёг своих партизан, которые хотя и были наконец-то отлично вооружены оружием, переданным литовцами, но артиллерии у них не было. Неправда в том, что Ворожцев перекрыл отступление белых по железной дороге. Камбалин бы пошел и дальше, просто смысла уже не было - он узнал в Тальменке, что Новониколаевск захвачен красными. Неправда,что белых в Тальменке разгромили партизаны, в этом признается и Громов-Амосов. Основной бой 12 декабря был у белых с частями 5 армии в селе, а партизаны только "постреливали" с горы, с другой стороны железной дороги. Громов-Амосов пишет, что они подошли к бронепоезду белых на 500 шагов, затем стемнело. Части красной армии к вечеру 12декабря отошли в лес, откуда пришли. То есть после боя победителей не было, а в ночь на 13 декабря Камбалин, после совещания с командирами частей дал приказ отходить из Тальменки через с.Наумово и с.Луговое в направлении на с.Маслянино. Сейчас я с краеведами Тальменки пытаюсь восстановить подробности сражения 12.12.1919г., поэтому всю указанную"МИР" информацию я читал и встречался с тальменцами, бравшими воспоминания указанных старожилов. Мы постараемся восстановить детали сражения в самом селе Тальменском, так как Камбалин о нём написал очень кратко, например не указал свои потери (в 1997г.обнаружено захоронение с десятками погибших после боя белых и красных). Хотя партизаны 12 декабря не вступили в прямое столкновение с белыми в Тальменке, их нельзя обвинить в трусосте, это было необходимая осторожность. Прикажи им Ворожцев, они пошли бы в бой. Известно много примеров, когда партизаны с палками и пиками шли под пулеметный огонь белых и побеждали. Но в данном случае, в Тальменке партизаны в бою 12 декабря активно не учавствовали, а действительно только преследовали утром 13 декабря белый аръергард и "кое-каких просочившихся беляков". Местный краевед Веретельников ("Луговчанин" на этом форуме), с которым я встретился, сказал, что по воспоминаниям старожилов, отступающую через с.Луговое группировку Камбалина несколько дней никто не преследовал, ни партизаны не 5 армия. Количество группировки белых было несколько сотен человек. Сражение в Тальменке 12 декабря осталось бы последним крупным боем гражданской войны в Алтайской губернии, если бы не мстительность белых в карательной акции с.Загайново, куда они направились после с.Лугового. Вместо того, чтобы побыстрей уходить, они остановились в Загайново и зачем-то устроили там казнь местных красных активистов. Камбалин об этом ничего не пишет, хотя вряд ли не знал. Потому, что сразу после казни и ухода из Загайново арьергарду белых пришлось вести бой с подоспевшим на выручку полком Громова-Амосова. Правда, потом белые оторвались от погони.

barnaulets: Владимир Иванович пишет: Сражение в Тальменке 12 декабря осталось бы последним крупным боем гражданской войны в Алтайской губернии, если бы не мстительность белых в карательной акции с.Загайново, куда они направились после с.Лугового. Вместо того, чтобы побыстрей уходить, они остановились в Загайново и зачем-то устроили там казнь местных красных активистов. Камбалин об этом ничего не пишет, хотя вряд ли не знал. Это мог быть отряд особого назначения де Липпе-Липского, входивший в состав группы полковника Камбалина, но фактически, как вспоминал сам Камбалин, ему плохо подчинявшийся и в конце концов самовольно покинувший его, не поставив в известность. Отряд этот как раз занимался карательными операциями, и нравы там царили весьма вольные. Да и власть начальника, по характеристике Камбалина, слабовольного, была относительной. Тем более, что перед уходом из Барнаула отряд пополнился сборной солянкой из числа служителей уездной милиции, что так же вряд ли способствовало укреплению в нем дисциплины. Так что Камбалин действительно мог и не знать. Впрочем, и Липпе-Липский про это ничего не пишет, хотя эпизод в Маслянино он тоже упоминает..

barnaulets: Из воспоминаний де Липпе-Липского: "Красный цвет часто действовал нам на пользу. В одном селе, покинутом жителями, я приказал вывесить над домами красные тряпки; спустя часа два в село вернулись сотни жителей, а также прибыли партизаны с важными письменными донесениями". Возможно, это как раз про Загайново. Хотя у него это идет после Маслянино, но он часто путал события, да и с датами обращался весьма вольно.

Владимир Иванович: Спасибо за уточнение, Андрей Александрович! Я уважением отношусь к Камбалину А.И., биографию которого Вы и Суманосов В.А. открыли нам в Вашей книге. Я был бы огорчен , если бы обнаружились факты участия Александра Иннокентьевича в карательных акциях, так как считаю, что это был гуманный и порядочный человек. Во всяком случае человек чести. В его воспоминаниях и Вашей книге имеются факты, подтверждающие такое мнение. Например, когда к нему в Барнауле приходит посредник от красных г.Каллистратов и уговаривает сдаться. Камбалин мог бы, и даже, наверное обязан был его арестовать, но он отпускает его, говоря ему, что слушал его как частное лицо. Но самый наглядный пример с парламентарием красных в районе реки Лены:"В д. Закаменское к нам прибыл парламентер красных с обычными предложениями о сдаче и разоружении.По иронии судьбы, а быть может и с агитационной целью, парламентер оказался коммунистом из г. Барнаула, участником красногвардейского отряда, посланного в марте-апреле 1918 года против атамана Семенова в Забайкалье. Кое-кто из чинов 3-го Барнаульского полка знал его еще по Барнаулу, как ярого коммуниста. Хотя мы и были уверены в своих людях, но на всякий случай парламентера этого изолировали и после недолгих разговоров, задержали его, приставив офицерский караул. Казаки просили выдать его им для учинения суда и расправы, но получили отказ." Позднее Камбалин отпустил парламентария к своим, проявив гуманность и поступив, как человек чести. Хотя пленных коммунистов он все-же расстреливал:"С коммунистами расчеты были короткие — расстреляли, мобилизованных же на следующий день, взяв с них обещание больше не воевать с белыми, распустили по домам. Ночь, проведенная ими под арестом в плену и виденная расправа с коммунистами видимо произвели на них потрясающее впечатление и отбили у многих охоту воевать". Но и в этом случае расстрелял скорее вынужденно, потому,что оставь их в живых, пришлось бы снова сними сражаться. Что поделать, на войне все убивают, гуманность в этих условиях заключается в стремлении к минимуму жертв.



полная версия страницы