Форум » Борьба на всех фронтах » Алтайский рейд товарища Сухова » Ответить

Алтайский рейд товарища Сухова

Булыжник: С темами разоьрался. Как то странно устроено их создание. Теперь собственно те буквы, что я хотел написать - Аналогов рейду отряда Сухова по тылам белогвардейских и колчаковских войск нет. До сих пор многое остается неизученным, имена многих участников этих событий так и не удалось установить исследователям. Обстоятельства гибели отряда - предмет дополнительных исследований историков. Здесь так много разночтений и вопросов, столько невыясненных имен и обстоятельств! Даже документы, связанные с рейдом отряда, до сих пор не нашли своего исследователя. А время неумолимо стирает и отодвигает в прошлое трагедии 1918 года... В мае 1918 года вспыхнул мятеж белочехов. Были захвачены Мариинск, Новониколаевск, Кузнецк, Томск и другие сибирские города. Наиболее жестокие бои развернулись на Барнаульском фронте. В самом городе 11 июня белогвардейским подпольным организациям удалось захватить губернскую тюрьму, почту, телеграф, управление Алтайской железной дороги. Партийные и советские работники держали оборону на вокзале и в здании Совета. В эти сложные дни в Барнаул из Салаира вошел отряд кольчугинских шахтеров во главе с Петром Суховым. Два дня продолжалась оборона города, но 15 июня было принято тяжелое решение военно-революционного комитета об эвакуации. Отступление эшелонов прикрывал отряд интернационалистов-мадьяр под руководством Оскара Гросса. Почти все интернационалисты погибли, а имена их так и остались неизвестны. На станции Алей был сформирован сводный красногвардейский отряд под командованием Сухова. Начальником штаба был избран Дмитрий Григорьевич Сулим. Сухов предложил план похода отряда: через Кулундинские степи и предгорья Алтая пройти в Монголию, а затем в Туркестан для соединения с Красной Армией. Начался тяжелый, изнурительный поход под палящими лучами летнего солнца по Кулундинским степям. На борьбу с отрядом Сухова были мобилизованы части из состава гарнизонов Татарска, Канска, Новониколаевска. Белые именовали район боевых действий против отряда суховцев юго- восточным фронтом. Победы были одержаны в двух боях под Вознесенкой. Но потери были велики. В Вострово был похоронен М. Трусов, командир Семипалатинского отряда. А в Вознесенке в братской могиле остались лежать бойцы, погибшие в бою, и 12 разведчиков, среди которых была одна девушка, их изрубили шашками белые офицеры. Продвижение отряда по тылам белых, победы в боях способствовали созданию повстанческих отрядов из числа бывших фронтовиков и местной бедноты. Такой отряд был сформирован в селах Нижне-Алейской волости. В отряд "Боевые орлы" входило около 500 человек. Крестьянство, его беднейшая часть, помогало продуктами и лошадьми. Оружие добывалось в боях. На их разгром был брошен казачий карательный отряд под командованием полковника Волкова. Однако остановить и ликвидировать отряд не удавалось. Красногвардейцы недалеко от станции Поспелиха пересекли алтайскую железную дорогу и вышли в предгорья Алтая. Продвижение отряда в горах стало еще более сложным. Не хватало боеприпасов, продовольствия, медикаментов. Тяжелые горные переходы тяжело давались бойцам. Население, состоящее в основном из кержаков и казачества, враждебно их встречало. На каждом шагу суховцев ожидало предательство. Не располагая данными о численности противника и его планах, 2 августа 1918 года отряд Сухова вошел в Тележиху. Село это с трех сторон окружено горами, на северо-востоке был лишь проход по реке в сторону села Колбино. В двухэтажном здании купца Таскаева разместился штаб отряда, а в одном из крестьянских домов был устроен лазарет. Евген Добрыгин, зажиточный крестьянин из Тележихи, донес карателям о численности отряда. Был разработан план ликвидации отряда в селе. Часть сельчан во главе со старостой Сергеем Тельминовым распустили коней. К утру белые заняли позиции на выходе в деревню Колбино. Разведка суховцев наткнулась на засаду, вступила в бой. На рассвете 4 августа трехдюймовые орудия белых вновь открыли огонь. Силы суховцев были на исходе, кончались патроны, более 30 человек были тяжело ранены. В этой сложной обстановке Сухов принимает решение: ночью перейти через гору Будачиху, которая в этих местах труднопроходима. Местные жители Никита Титников и Егор Фефелов таежными тропами повели отряд красногвардейцев. Перед уходом из села сожгли ненужное оружие и закопали тяжелые пулеметы. До сих пор это место не установлено. Ворвавшись в Тележиху, каратели учинили там жестокую расправу. 36 красногвардейцев приняли мученическую смерть. Их раздели, избили, а затем расстреляли на гребне у церкви. Наиболее зверские пытки и издевательства выпали на долю девушек, сестер милосердия, молодых барнаульских работниц А.Дерябиной, М.Красиловой, Н.Костякиной, Е.Обуховой, Д.Федяниной. После пыток и издевательств их раздели и прогнали через все село. В березняке у ручья они были расстреляны. С ними погибла и местная жительница Березовская, помогавшая суховцам. Она была беременна, каратели закололи ее штыком. 8 августа отряд вышел из Катанды на Абай, Тюнгур. До Чуйского тракта оставалось 60 верст по трудным и опасным дорогам Теректинского хребта. В отряде оставалось 253 человека. В Катанде отряд был предан эсерами Казарцевым и Жебурыкиным, что позволило окружить отряд в районе Тюнгура. Предателям удалось убедить Сухова в необходимости разделения отряда. Был пущен слух, что на горе Бай-Туу видели казаков. Для их ликвидации был сформирован отряд под командованием Дмитрия Сулима, комиссара отряда. В него вошли в основном венгры, которые прошли с Суховым весь опасный маршрут. В самом узком месте, где гора Бай-Туу отвесна и Катунь глубоководна, раздались выстрелы. До глубокой темноты 9 августа шел бой. К вечеру раненые, обессилевшие суховцы стали подниматься на гору. С рассветом каратели организовали настоящую охоту на безоружных людей. Они убивали их, грабили, многих приводили в штаб полковника Волкова. 10 августа 1918 года 144 красногвардейца-суховца были расстреляны в Тюнгуре. Среди них было четыре женщины. Сухова расстреляли 14 августа после пыток и издевательств, запретив местным жителям предать тело земле. Украдкой местный старик Субботин похоронил командира красногвардейцев на берегу Катуни. До 50-х годов никто не знал это место, пока река, подмыв берег, не обнажила следы этого преступления. Отряд Сулима тоже попал в засаду около деревни Иня (Онгудайский район Республики Алтай). Бойцы были расстреляны в селе Инюшка. Там и сегодня стоит одинокий безымянный обелиск...

Ответов - 159, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Скальд: Булыжник пишет: Для их ликвидации был сформирован отряд под командованием Дмитрия Сулима, комиссара отряда. В него вошли в основном венгры, которые прошли с Суховым весь опасный маршрут. Интересна роль венгров в отряде. Вообще известно сколько их было? Может быть поэтому отряд Сухова столь продержался, что состоял из венгров, да пришлых шахтеров, которым деваться было некуда? Булыжник пишет: Ворвавшись в Тележиху, каратели учинили там жестокую расправу. Так интересный текст. Только бы поменьше эмоциональных, черно-белых тонов

Булыжник: Скальд пишет: Интересна роль венгров в отряде. Интернационалистов, воюющих на стороне советской власти было много. По некоторым оценкам (В.Улько) до трети всех советских сил на Алтае Интернациональная рота (венгры, немцы) Оскара Гросса в течении двух дней обороняла Барнаул (13-14 июня) от чехов. Их численость 200 человек (всего в Барнауле было 500 красногвардейцев) Не зря после тех событий Гришин, по кличке Алмазов заявил при посещении Барнаула "Господа офицеры! Многие из наших товарищей уже спят вечным сном: они убиты мадьярским сбродом, к которому, к сожалению, пристала часть русской черни. За каждого убитого офицера красная гвардия поплатится десятком мадьярских голов" Бойцы Гросса стали костяком у Сухова (очень многие погибли), а потом у Мамонтова (рота Макса Ламберга). В 1919 году они довольно успешно воевали с польскими карателями из полка имени Костюшко.

Новоалтаец: Тоже много читал про суховский отряд. Все-таки это действительно был героический рейд. Сколько успешных боев было проведено на всем его протяжении. И все это, считай, уже в белогвардейском тылу. И это была вовсе не шайка бандитов, как сегодня пытаются представить ее некоторые. В отряде поддерживалась жесткая дисциплина, редкие случаи мародерства карались расстрелом, так что с населением у суховцев были самые дружеские отношения. Вот более подробное описание гибели Сухова (правда, там почему-то нет упоминания о Субботине): Сухов был пойман тюнгурскими кулаками братьями Кудрявцевыми 14 августа и доставлен в штаб казачьего отряда. Его допрашивали полковник Волков и поручик Любимцев. Сухов очень ослабел от голода за четыре дня скитаний, к тому же был ранен в ногу и потерял много крови. Но держался стойко. Его избили так, что он не мог стоять на ногах. Три казака взяли его за руки, утащили на другой конец села и заперли в амбар. Амбар оцепила конная и пешая стража. Наутро шесть казаков повели Сухова на расстрел. Командовал расстрелом поручик Любимцев. Они вывели его за поскотину. Любимцев приказал: «Иди к Катуни!» Сухов, ступая босыми ногами по влажному от росы галечнику, пошел к журчавшей по камням, подернутой дымкой утреннего тумана Катуни. — Стой! — скомандовал Любимцев. Сухов не остановился. Раздался залп. Одна из пуль зацепила голову Сухова, вырвала клок волос с мясом (об этой подробности я услышал в Тюнгуре). Он продолжал идти. Второй залп разорвал утреннюю тишину. Сухов упал лицом вниз. Поручик Любимцев подошел и из револьвера выстрелил ему в голову. Лишь на следующий день поступила команда зарыть красного командира. Два казака раздели его догола, подтащили за ноги к небольшой промоине в берегу Катуни (по-местному «бурчило») и столкнули в нее. Затем обрушили у «бурчила» края. В этой могиле Сухов пролежал пятьдесят лет. После восстановления Советской власти на ней был воздвигнут скромный деревянный обелиск, обнесенный оградкой. Но с годами оградка и обелиск разрушились, могила сравнялась с землей и никто ее не восстанавливал. Со временем стали говорить — и писать!— что Сухов расстрелян и похоронен вместе со всеми красногвардейцами. Но нашелся человек, решивший восстановить истину. Это был житель Катанды Петр Яковлевич Антонов, член партии с 1932 года. Много лет по крупицам собирал он сведения об обстоятельствах гибели героического отряда. Его стараниями была создана комиссия, под руководством которой проведены раскопки на месте исчезнувшей могилы. И вот в августе 1968 года останки Сухова были с воинскими почестями перезахоронены в братской могиле. В 1977 году рядом с обелиском установлен бюст Сухова. Эта могила на окраине далекого горного сельца Тюнгур — одна из самых известных не только на Алтае, но и в Сибири. Сюда приезжают отовсюду, чтобы почтить память участников легендарного похода и их доблестного командира Петра Федоровича Сухова. Интересно, а сейчас там обелиск с бюстом стоят? А то мало ли чего можно ожидать с нынешними-то поборниками...

Булыжник: Новоалтаец пишет: полковник Волков Правильнее войсковой старшина. Он же подписла приказ о расстреле Новоалтаец пишет: Все-таки это действительно был героический рейд. Действительно интересная тема. Мне она напоминает кстати рейд партизан в Урянхай в соседней Енисейской губернии. Только там все окончилось для красных товарищей хорошо. Здесь нет.

Константин: А как, кстати, отметила нынешняя власть 90-летие гибели отряда? Цветочки-то хоть кто положил на могилки или в прессе написал? Видать, никак, поэтому-то и надо выходить из формата Интернет-обсуждений и эрзац-воспоминаний к реальным фактам отдания дани уважения и памяти героям ГВ с обеих сторон...

Новоалтаец: Константин пишет: А как, кстати, отметила нынешняя власть 90-летие гибели отряда? Цветочки-то хоть кто положил на могилки или в прессе написал? Что-то я ничего такого не встречал, как ни печально. Хоть самому за перо берись да статьи к годовщинам по газетам и журналам рассылай, чесслово.

Булыжник: Константин пишет: как, кстати, отметила нынешняя власть 90-летие гибели отряда? Цветочки-то хоть кто положил на могилки или в прессе написал? В СМИ не видел. О цветах не знаю. Вполне возможно, что кто из стариков и положил их к обелиску. Но официально ничего не было. Вы кстати клуб предлагаете создать, в рамках которого говорите о "Альманахе". Воти кажется мне, что вам. красноярцам, не стоит зацикливаться только на своем регионе. А совместными усилиями привлекать внимание общественности

Семирек: Встречал сведения. Что часть из отряда товарища Сухова прорвалась к Зайсану

Новоалтаец: Схема рейда отряда тов. Сухова:

Сибиряк: Булыжник пишет: Правильнее войсковой старшина. Он же подписла приказ о расстреле хочу несогласиться с тобой, имменно казачий полковник, а войсковой старшина - общевойсковой подполковник.

Сибиряк: Есть большой материал так сказать анализ литературы по данной теме. Собирал полтора года. На станцию Алейскую 15 июня 1918 года из Барнаула прибыло около 2 тысяч красногвардейцев, рабочие и служащие, Барнаула, Семипалатинска, Новониколаевска, Кольчугино, рота венгров и других интернационалистов. В этот же день Присягин и Цаплин созвали собрание красногвардейцев, на котором предстояло избрать командование Алтайским красногвардейским отрядом. Многие красногвардейцы предлагали выбрать командирам и начальником штаба самих Присягина и Цаплина, но их уровень военной подготовки был не высок, сами, понимая это, Присягин и Цаплин предложили на голосование своих кандидатов, Сухова и Сулима. После продолжительного голосования, большинство проголосовало «за», Сухов был выбран командиром отряда, а Сулим начальником штаба отряда. Так же на собрании была поставлена боевая задача отряду - пробиться к Омску на соединение с советскими частями. До 19 июня 1918 года красногвардейцы находились в Алейской, шла подготовка по формированию отряда и к предстоящему походу. Командование отряда предложило красногвардейцам больным или чувствовавшим себя уставшими уйти из отряда пока они выступили в поход. В это время Семипалатинский отряд Трусова, решил продвинуться на юг вдоль Алтайской железной дороги, его целью была организация борьбы против белого казачества на территории губернии. Но отряд дошёл только до станции Шипуново, встретив там противника и завязав бой, красногвардейцы отошли в сторону от железной дороги и, проведя несколько удачных боёв с казачьими разъездами и отрядами «Алаш - Орды» соединились с Алтайским отрядом Красной гвардии в селе Мостовом, доставив ценные разведывательные сведения о противнике на данном направлении. Перед самым уходом из Алейской красногвардейцы отпустили 68 заложников, взятых при отступлении в Барнауле из числа местной буржуазии. Так же за прошедшие дни в отряде была проведена ревизия оружия и боеприпасов, патронов было недостаточно, штаб решил изъять у красногвардейцев все патроны к трёхлинейным винтовкам и набить ими пулемётные ленты. К винтовкам устаревших систем, «Бердана» и «Гра» у красногвардейцев имелось всего 1 - 2 патрона. 19 июня 1918 года Алтайский отряд Красной гвардии численностью в 2 тысячи человек двинулся со станции Алейская в сторону Омска. К вечеру красногвардейцы вошли в село Боровское, здесь бойцы задержали почтальона из бутырской почтово-телеграфной конторы, из допроса почтальона командованию отряда стало известно, что советская власть пала на всём протяжении Транссиба от Красноярска до Омска, на это указывали телеграммы и номера газеты «Дело Сибири» изъятые у почтальона. Подобное известие серьёзно озадачили командование отряда, ночью партийные руководители и командиры отряда провели совещание недалеко от Боровского. На совещании было решено продолжать путь на Омск, а вперёд отряда выслать разведку в составе Присягина, Цаплина, Казакова и Карева. Им ставилась задача добраться до Транссиба и если они не встретятся там с советскими войсками, то продолжать путь, разделившись на две части, на Урал и там перейти линию фронта. Соединившись с советскими частями и сообщить по телеграфу ЦК партии и Советскому правительству о положении на Алтае и просить помощи Красной гвардии Алтая. Ближе к утру 20 июня 1918 года Присягин, Цаплин, Казаков и Карев с фиктивными документами под видом землемеров отправились из Боровского в сторону Омска. Но долго пройти им не пришлось, в последних числах июня они были задержаны в селе Луковка, недалеко от Панкрушихи. Цаплина узнал местный учитель эсер А. А. Филимонов и вместе с писарем волостной управы Е. В. Брызгалова и крестьянином И. И. Строгановым арестовали их. Начавшийся поход красногвардейского отряда по тылам белогвардейцев всерьёз обеспокоил их. На железнодорожных станциях и речных пристанях были усилены заставы, а при въездах в города и крупные сёла были установлены КПП, а в самих сёлах организовывались дружины самообороны их числа местной буржуазии и крестьян. Так же активно действовала пропоганда среди крестьян и сельского населения, так в селе Боровском местная контрреволюция агитировала крестьян вступить в бой с красногвардейским отрядом, а в селе Серебренникове была попытка сорвать выделения подвод. 20 июня 1918 года Алтайский отряд Красной гвардии прибыл в село Мостовое (Харитоново), здесь было решено устроить стоянку на десять дней. Расположение села, находящегося на перешейке двух озёр, было удобно для лагеря. В Мостовом было проведена внутренняя реорганизация отряда, отряд был разбит на подразделения и службы со своими командирами, подчинявшимися общему командованию отряда. Командиром отряда остался Сухов, а начальником штаба оставлен Сулим, членами штаба были Долгих, Трусов и Елистратов, в отряде было организовано шесть красногвардейских рот: Барнаульская, Железнодорожная, Коммунистическая, Интернациональная, Кольчугинская и, с возвращением отряда Трусова, Семипалатинская, так же два отдельных взвода, пулемётный и конной разведки и, кроме того, были созданы специальные службы - тыла (обозно-хозяйственная часть), «Красного креста» (медицинская часть) и связи. Командирами подразделений и служб были выбраны исключительно большевики: Барнаульской ротой командовал И. И. Долгих, Железнодорожной - Пьянников, Коммунистической - И. Байнов, Семипалатинской - М. Т. Трусов, Кольчугинской - С. И. Прокопов(Проскоков), Интернациональной - венгр Иосиф Побожий. Пулемётным взводом командовал А. В. Байков, конной разведкой - К. Елистратов. Службу связи возглавлял И. И. Пастухов, служба тыла была разделена на четыре отдела, одним из отделов, боепитания, руководил Мошков, остальными - Колотов, Вахрушев и Грибов. По предложениям самих красногвардейцев в отряде был создан революционный трибунал во главе с председателем низшего ревсуда Барнаула В. Ф. Астаховым. Трибунал рассматривал как военные, так и уголовные преступления, трибунал судил только красногвардейцев и членов отряда, основным доказательством вины являлось свидетельство очевидца преступления, а так же признание самого подозреваемого. Был установлено некое подобие кодекса, самым строжайшим наказанием было изгнание из рядов отряда, высшей мерой являлся расстрел, но чаще всего обходились выговорами. Служба тыла занималась снабжением отряда как боевым, так и материальным. Работники службы выработали несколько способов и источников пополнения запасов отряда, так, оружие, боеприпасы и прочее военное снаряжение добывалось в бою. Провиант, одежда доставались так же в боях, но в большинстве закупались или обменивались у местного населения, иногда жители сами безвозмездно отдавали красногвардейцам кое-какие вещи. Исключительной мерой снабжения являлись реквизиции и конфискации, но это было по началу, когда отряд проходил по степным сёлам, после, с заходом красногвардейцев в казачьи и кержацкие волости, реквизиции стали делом обыденным, так как данное население, враждебно настроенное к красногвардейцам не хотело давать и даже продавать имущество. Реквизиции по началу производились у офицеров, купцов, сельской буржуазии и крестьян, находящихся в Белой гвардии или дружинах самообороны. Снабжение транспортом, а именно лошадьми, осуществлялось так же путём взятия в бою, реквизиции или взятии в аренду у многолошадных крестьян, с оставлением расписки по которой после установления советской власти хозяину выплачивалась бы стоимость лошади или возвращалась равноценная. Обоз отряда так же относился к службе тыла, передвигался отряд частью пешим строем, а частью на подводах по четыре, а где пулемёт по два человека. Медицинская служба в отряде была поставлена не на очень высокий уровень, малочисленность медперсонала, всего было два врача (один из них был австрийцем), два фельдшера (один Ильин), два санитара (И. С. Кочетков и Солнцев) и семь санитарок, нехватка медикаментов, для обработки ран и разведения медикаментов пользовались самогоном. Медработники лечили не только красногвардейцев, но и оказывали медпомощь жителям деревень. Транспортировка больных и раненых осуществлялась на подводах по 2-3 человека, а так же на специальных носилках, прикреплённых к стременам двух лошадей идущих гуськом, легкораненые шли в строю или ехали верхом. На службу связи с первого дня её существования ложилась большая ответственность, связным предстояло отправиться в разведку для установления связи с городами: Омском, Славгородом, Камнем, Семипалатинском, Новониколаевском, с Барнаулом связь поддерживалась с первого дня похода, а так же важной целью было проникновение надёжных людей на Урал для установления связи с регулярными частями Красной армии. Так же службе связи поручалось выделить нескольких надёжных людей и оставить их в сёлах, для ведения подпольной работы и организации советских подпольных ячеек. Такие ячейки были организованы в сёлах Боровском, Савинке и Серебреникове их возглавили красногвардейцы и фронтовики из местных жителей. В селе Серебрениково, для организации борьбы против белогвардейцев и интервентов, красногвардейцы предложили местным жителям, сочувствующим Советам разъехаться по соседним деревням и так же выявить сочувствующих и собрать всё имеющееся оружия и поставить на учёт. В этом селе красногвардейцы оставили станковый пулемёт, десять винтовок и пять ящиков патронов. Не всем красногвардейским связным удалось выполнить задачи, многих схватили белогвардейские контрразведчики, только троим барнаульским красногвардейцам, Д. Н. Волкову, И. М. Царицыну и Беляеву, удалось проникнуть на Урал и соединиться с частями Красной Армии. Вскоре Волков с группой разведчиков по заданию Сибирского бюро ЦК РКП(б) перешёл линию фронта и вернулся в Сибирь для организации подпольной работы в тылу у белогвардейцев и интервентов. Ещё один красногвардейский связной, А. И. Попов, занимался на Алтае организацией подпольных ячеек, а барнаульские железнодорожники М. А. Фомин и В. И. Тунгусов были направлены с подпольной работой в Камень. Так же в тылу белогвардейцев была оставлена группа красногвардейцев во главе с каменским большевиком И. Громовым, на группу возлагались диверсионные задачи, порыв телефонных и телеграфных линий, разрушение мостов и так же организация подпольной работы. Большой вклад в боевые успехи отряда внесли разведчики службы связи, они проникали в гарнизоны белогвардейцев и интервентов, захватывали пленных, получали важные сведения о противнике, что добавляло отряду информации о силах месторасположении противника. Известен случай гибели красногвардейского разведотряда состоящего из венгров в 32 бойца. Отряд возвращался из Камня с донесениями о положении Советов в Сибири и дислокации белых войск в районе рейда красногвардейцев. На привале между Камнем и селом Корнилово, в березняке, венгры были окружены белыми по доносу местных жителей. После допроса и пыток всех красногвардейцев расстреляли на месте. Много сведений дал штабу отряда чехословацкий солдат-перебежчик, он подробно рассказал о моральном и техническом состояний чешских и русских белогвардейцев, а самое главной он сообщил, что планируется мощная операция по окружению и уничтожению

Булыжник: Сибиряк пишет: имменно казачий полковник насколько помню...звание полковника он получил позже?

Новоалтаец: Статья Ю. Циркунова «Отряд Петра Сухова» (журнал «Сибирские Огни», № 7-8, 1931 г.): http://slil.ru/26290740

Сибиряк: Семирек пишет: Встречал сведения. Что часть из отряда товарища Сухова прорвалась к Зайсану да действительно небольшая группа красногвардейцев прорвалась к зайсану, это были бойцы из группы Сухова

Булыжник: Сибиряк пишет: да действительно небольшая группа красногвардейцев прорвалась к зайсану, это были бойцы из группы Сухова Насколько я знаю, кончилось это печально. Кстати, коллега, у вас фамилий героев нет?

Новоалтаец: Статья К. Урманова “Отряд Петра Сухова” (журнал “Сибирские Огни”, № 5-6, 1937 г.): http://slil.ru/26322891

Сибиряк: Булыжник пишет: Насколько я знаю, кончилось это печально. Кстати, коллега, у вас фамилий героев нет? я не знаю их дальнейшую судьбу, но известно что это были только русские красногвардейцы, мадьяр среди них не было.

Сибиряк: Новоалтаец пишет: Статья К. Урманова “Отряд Петра Сухова” (журнал “Сибирские Огни”, № 5-6, 1937 г.): http://slil.ru/26322891 статья интересная если конечно советскую историографическую специфику убрать и на дату написания не смотреть. как известно в 37 звание красногвардейца и краснопартизана было не есть гуд для карающих органов.

Сибиряк: Вот хочу сделать некоторые дополнения по отряду Сухова: Усик Андрей Степанович, член славгородского совдепа. Являлся в отряде Сухова начальником санитарной части, по специальности военфельдшер. Был казнён в Тележихе казаками вместе с другим медперсоналом отряда и ранеными красногвардейцами.

Скальд: А если попробовать создать каталог членов отряда?



полная версия страницы