Форум » Сибиряки в войнах России до 1914 г » Офицеры Сибирских казачьих полков в Русско-японскую войну » Ответить

Офицеры Сибирских казачьих полков в Русско-японскую войну

barnaulets:

Ответов - 6

санников: Колодий (Колодеев) Федор Александрович 1872-1920. Происходил из потомственных дворян Черниговской губернии. Отец — Александр Михайлович Колодеев — участник Русско-турецкой войны 1877—1878 годов, генерал-майор, кавалер ордена Святого Георгия 4-го класса, который в 1874 году за многолетнюю выслугу получил дворянское звание с правом передачи его потомкам. В 1884 году Фёдор Колодий окончил 4-й Московский кадетский корпус по I разряду и продолжил обучение в Михайловском артиллерийском училище, которое закончил в июне 1892 года. С 10 августа 1890 года — подпоручик. После учёбы получил направление в 1-ю Лейб-гвардии Конно-артиллерийскую батарею со штабом в Санкт-Петербурге. С 10 августа 1894 года — поручик. В январе 1897 Колодий (в училище записан как Колодеев) подал рапорт о предоставлении ему разрешения сдать экзамены для поступления в Николаевскую академию Генерального штаба, которые успешно сдал, несмотря на традиционно высокий конкурс. Закончив два курса академии Генерального штаба по II разряду в 1899 году, Колодий проходил службу в штабной роте, затем в течение 1899—1904 годов командовал 5-й батареей Гвардейской конно-артиллерийской бригады. 6 мая 1900 года произведён в Генерального штаба штабс-капитаны. Поскольку гвардейские части к участию в боевых действиях не привлекались, с началом Русско-японской войны Фёдор Колодий подал рапорт в одно из действующих соединений в Маньчжурии: по собственному желанию 4 марта 1904 года переведён в 5-й казачий Сибирский полк с переаттестацией в подъесаулы. С 2 по 16 мая 1904 года Колодий в составе 5-го казачьего полка находился в Харбине, где они были выдвинуты в авангард Маньчжурской армии генерала Алексея Куропаткина. 17 мая полк дал первый бой японской кавалерии под Юдзятунем, южнее станции Вафангоу, в ходе которого две сотни казаков, обнаружив врага, преследовали его и полностью уничтожили в рукопашную. За проявленное в бою мужество Колодий был награждён орденом Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость». Осенью 1904 года Фёдор Колодий был назначен командиром 1-й сотни 5-го казачьего полка. 15 января 1905 года его было прикомандировано к штабу Сибирской казачьей дивизии, 15 июня того же года за боевые заслуги получил звание есаула. За личную храбрость в боях Русско-японской войны был награждён всеми боевыми орденами до Святой Анны II степени с мечами включительно (Святой Анны III степени с мечами и бантом, Святого Станислава II степени с мечами, Святого Владимира IV степени с мечами и бантом — 1904 год, Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость», Святой Анны II степени с мечами — 1905 год). Сразу по окончании Русско-японской войны, 11 декабря 1905 года Фёдор Колодий был назначен в 11-ю конно-артиллерийскоую батарею 10-го конно-артиллерийского дивизиона 15-ой кавалерийской дивизии (Плоцк). В связи с переводом в линейную часть переаттестован в капитаны. С 20 января 1907 года командир 20-й конно-артиллерийской батареи того же дивизиона (штаб дивизиона в Влоцлавеке). 11 сентября 1907 года повышен до подполковника. В этом же году, 22 ноября, переведён в Киев — назначен командиром 1-й батареи 2-го конно-горного артиллерийского дивизиона, который входил в состав 13-й кавалерийской дивизии. Направлен на учёбу в Царскосельскую офицерскую артиллерийскую школу, по окончании которой, 29 августа 1911 года, вернулся в свой дивизион. Участник Первой мировой войны. 2-й конно-горный артиллерийский дивизион, в котором служил Фёдор Колодий, который в то время находился в составе Юго-Западного фронта, отличился в Галицийской битве. Особенно героическим был бой у сельскохозяйственной колонии Гассендорф (ныне село Уличное Дрогобычского района Львовской области) 28 августа 1914 года. Артиллерийским огнём были уничтожены пулеметные гнёзда на краю леса, которые вели шквальный огонь по наступающим. 11 сентября Фёдор Колодий был повышен в звании до полковника и представлен к награждению Георгиевским оружием (получить его он смог лишь 26 ноября 1914 года). За удачную организацию обороны переправ через реку Висла Колодий получил благодарность командующего. 23 сентября назначен командиром 2-го конно-горного артиллерийского дивизиона[4]. В конце сентября 14-й армейский корпус перешёл в распоряжение 9-й армии на правом фланге Юго-Западного фронта. Принимал участие в Карпатской операции российской армии, оборонных боях апреля-мая 1915 года в Галиции. В конце мая, сдерживая наступление австро-венгерских и немецких частей, артиллеристы Колодия точным огнём приостановили переправу врага через Днестр вблизи села Жежава. За это 31 июля 1915 года он был награждён орденом Святого Георгия IV степени. На протяжении июня-сентября полковник Колодий оборонял Люблин в составе 3-й армии. После стабилизации фронта на линии Каменец-Подольский — Тернополь — Кременец — Дубно 14-й корпус включили в состав 1-й армии Западного фронта на Виленское направление. Там Фёдор Колодий активно участвовал в боях под Швянчёнисом. По состоянию на 1 сентября 1915 года — в тех же чине и должности и получает Высочайшее Благоволение Императора. 20 февраля 1916 года возглавил 14-ю артиллерийскую бригаду 14-ой пехотной дивизии 8-го армейского корпуса, который действовал в составе 8-й «Брусиловской армии». 22 сентября 1916 года присвоено звание генерал-майор. 9 мая 1917 года назначен инспектором артиллерии 9-го армейского корпуса 4-ой армии Румынского фронта. С событиями Русской революции 1917 года в российской армии начались процессы национализации военных формирований (в том числе и украинизация). Фёдор Колодий с недоверием отнесся к этим явлениям, но, учитывая провал июньского наступления 1917 года и фактическое согласие на проведение украинизации со стороны Керенского, Колодий согласился с частичной национализаций. После неудачной попытки переворота генерала Корнилова и большевицкого переворота в Петербурге, не сумев сойтись с новым фронтовым руководством, в конце декабря 1917 года Колодий оставляет военную службу. В начале 1918 года, не определившись со своими политическими предпочтениями, Колодий устранился от политической деятельности и до марта проживал в своем имении в селе Рудьковка на Черниговщине, не принимая участия в околореволюционных событиях. После фактического прекращения существования Украинского фронта и отстранения от командования им генерала Щербачёва, в конце марта 1918 года приглашён возглавить комиссию по демобилизации войск бывшего Румынского фронта, которой руководил до апреля. С 17 апреля 1918 года — исполняющий обязанности командующего 3-го Одесского корпуса армии УНР, сформированного из украинизированных остатков дивизий Румынского фронта. После гетманского переворота в конце мая началась чистка нелояльных Гетманату офицеров. Одесский корпус был разоружён немецкими частями, а исполняющий обязанности командующего Фёдор Колодий, с учётом его опыта, назначен 10 августа 1918 года в распоряжение военного министра Александра Рагозы со званием генерального значкового. 22 декабря 1918 года Фёдор Колодий назначен командующим 2-го Подольского корпуса. На этой должности он сменил генерала Ерошевича, обвиняемого новообразованной Директорией в попытке перейти на сторону белогвардейцев. Не желая ничего кардинально менять в делах корпуса, основное внимание Колодий уделил боевой выучке, однако не смог предотвратить процесс распада соединения. По приказу от 23 января 1919 года его части должны были быть сведены во Вторую запасную бригаду армии УНР, но позже этот приказ был отменён и полки были распределены между местными военными начальниками. С ноября 1918 года на Украине началась межусобная война. После того, как войска Антонова-Овсеенко 19 марта захватили Жмеринку, Восточный фронт, Запорожский корпус атамана Волоха, Южная группа атамана Янива и «Запорожская сечь» атамана Божко оказались отрезанными от остальной армии УНР. По приказу Симона Петлюры, эти подразделения, под общим командованием Фёдора Колодия, должны были отступить на юг, поддерживая связь с французскими частями. Однако, в результате захвата Бара и Могилёв-Подольского, связь между штабом Колодия в селе Вапнярка и Действующей армией была прервана. В это время состоялась попытка мятежа атаманов Волоха, Данченко и Волощенко (бывший куренной командир 3-го гайдамацкого полка). Участие Фёдора Колодия в этих событиях противоречивая. По данным Ярослава Тинченко, Колодий участвовал в мятеже и был провозглашён членом Революционного совета в Вапнярке. По утверждениям Исаака Мазепы, Колодий выступил против мятежа и вместе с полковником Мишковским был отстранён мятежниками от командования. В марте 1919 года Колодия назначили командующим Юго-Восточной группы Восточного фронта армии УНР, а в апреле двадцатитысячная Бессарабская бригада, 8-й Подольский и 4-й конно-артиллерийский полки армии большевиков оттеснили группу войск Юго-Западного фронта в Румынию, 17 апреля захватили Каменец-Подольский. На фоне этих событий Колодия в мае 1919 года назначают атаманом для поручений начальника Главного управления Генерального штаба Действующей армии УНР. При его активном участии проведена реорганизация вооружённых сил на основе регулярной армии. В начале июня 1919 года Действующая армия, проведя ряд наступательных операций против большевицких войск, оттеснила их за линию Староконстантинов — Проскуров — Каменец-Подольский. 3 июня 3-я Железная дивизия армии УНР под командованием Александра Удовиченко, форсировав Збруч, штурмом овладела Каменец-Подольским, а 6 июня в освобождённый город переехало правительство УНР. Однако ни город, ни гарнизон оказались неготовыми к этому: отсутствовала система квартирования, процветали азартные игры и дезертирство. Для изменения ситуации 12 июня 1919 года начальником обороны района Каменец-Подольского был назначен Фёдор Колодий. Возглавив гарнизон Каменца-Подольского, Фёдор Колодий приложил значительные усилия для ликвидации недостатков: обязал зарегистрировать все клубы, запретил формировать воинские части без согласования со штабом гарнизона, реформировал систему городских перевозок. 10 июля он был назначен командующим обороной города с присвоением военного звания генерал-поручик. До 15 июля 1919 года, проинспектировав подчинённые части, Колодий создал вдоль Днестра рубеж обороны на линии Дунаевцы — Скала-Подольская. Мобилизовав все имеющиеся силы и средства генералу Колодию удалось остановить наступление большевиков, что позволило УГА перейти Збруч и объединиться с Действующей армией. За успешное выполнение задания, в 1936 году был награждён Правительством УНР Крестом Симона Петлюры. Введён в состав Военного совета УНР. После развёртывания наступления УНР Фёдор Колодий вернулся в Каменец-Подольский для организации системы военных судов. В марте 1920 года Колодий назначен референтом правительства УНР по военным делам. Но в мае этого же года генерал Колодий заболел сыпным тифом, который в то время распространялся на Украине. Истощённый организм Фёдора Колодия не смог одолеть болезнь. Точная дата смерти неизвестна. Поскольку тела умерших от тифа сжигали, могила генерала также отсутствует. Подпоручик 10 августа 1890. Поручик 10 августа 1894. Штабс-капитан 6 мая 1900. Полъесаул 4 марта 1904. Есаул 15 июня 1905. Капитан 11 декабря 1905. Подполковник 11 сентября 1907. Полковник 11 сентября 1914. Генерал-майор 28 сентября 1916. Генерал-хорунжий. Генерал-поручик 10 июля 1919. Награды: Орден Святой Анны III степени с мечами и бантом (1904). Орден Святого Станислава II степени с мечами (1904). Орден Святого Владимира IV степени с мечами и бантом (1904). Орден Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость» (1905). Орден Святой Анны II степени с мечами (1905). Георгиевское оружие (24.02.1915). Орден Святого Владимира III степени с мечами (20.03.1915). Орден Святого Станислава III степени с мечами и бантом (20.05.1915). Высочайшее благоволение за отличия в делах (01.09.1915). Орден Святого Георгия IV степени (30.12.1915). Орден Симона Петлюры.

санников: ЛЕОНТЬЕВ НИКОЛАЙ. Сотник 5-го Сибирского казачьего полка. Образование получил во 2-м кадетском корпусе и в Елисавет градском кавалерийском юнкерском училище; офицером с 9 августа 1900 года; умер от ран, полученных в стычке с хунхузами, исключен из списков 4 сентября 1905 года.

санников: Павлов Георгий Андреевич 07.04.1850-22.03.1929, генерал-майор 1904. Участник русско-турецкой войны 1877-1878, похода в Китай 1900-1901, русско-японской войны 1904-1905, первой мировой войны. Из дворян Области Войска Донского. Родился в семье есаула Андрея Васильевича Павлова. 1860-1866 учился в приходском начальном училище. 1866-1867 допризывная военная подготовка в учебном полку. 1868-1870 служба в Казачьем полку. Получил звание урядника. 1870-1872 учился в Новочеркасском казачьем юнкерском училище. Был произведен в чин хорунжий. Получил назначение на службу в 11 Донской полк генерала от кавалерии Графа Денисова. Служил в Волынской губернии г. Теофиполь. 1875-1876 обучение в офицерской стрелковой школе г. Ораниенбаума. За 1877-1878 получил отличие "Георгия со знамением", за разгром Абдул-Керим-Надир-Паши. 1879-1889 преподавал в Новочеркасском юнкерском училище. С 1899 командир 1-го Читинского полка ЗКВ. С 1904 начальник Уссурийской конной бригады. Генерал-майор 1904. В начале 1905 вступил в командование Урало-Забайкальской дивизией вместо выбывшего из строя генерала П.И. Мищенко, получившего ранение в сражении при Сандепу. Во главе Урало-Забайкальской дивизии принял участие в Мукденском сражении. С 1906 в отставке. С 28 марта 1915 начальник штаба Донской казачьей пешей бригады. С 28 декабря 1915 в отставке. Георгий Андреевич Павлов скончался в кругу своей семьи 22.03.1929 в Ростове. Награды: Золотое оружие 1904.

санников: Станкевич Андрей Владимирович 1.2.1873. Православный. Общее образование получил в реальном училище. В службу вступил 28.12.1892. Окончил военно-училищные курсы Московского пех. юнкерского училища. Выпущен в 9-й Вост.-Сибирский батальон. Хорунжий (ст. 08.08.1894). Сотник (ст. 08.08.1898). Участник похода в Китай 1900-01. Подъесаул (ст. 08.08.1902). Участник русско-японской войны 1904-05. Был ранен. Есаул (пр. 1904; ст. 18.07.1904; за отличие). Войсковой Старшина (пр. 1909; ст. 20.01.1909; за отличие). Командир 1-й Забайкальской каз. батареи (20.01.1909-20.10.1916). Полковник (пр. 06.05.1914; ст. 06.05.1914; за отличие по службе). Участник мировой войны. Командир 1-го дивизиона 17-й арт. бригады (с 20.10.1916). Награды: ордена Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом (1901); Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом (1901); Св. Станислава 2-й ст. (1904); Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом (1905); Золотое оружие (1908); Св. Анны 2-й ст. (06.05.1912); мечи к ордену Св. Анны 2-й ст. (ВП 31.03.1915); Св. Владимира 3-й ст. с мечами (ВП 03.08.1915); Св. Анны 4-й ст. (ВП 12.11.1915). Высочайшее благоволение (ВП 28.02.1916; за отличия в делах...).

санников: Стенбок Петр Михайлович. Родился 11 апреля 1869 года в семье графа Михаила Стенбока (1837, Нарва — 1910, Тарту). Учился в Николаевском кадетском корпусе. В службу вступил 1 сентября 1889 года. Выпущен корнетом 10 августа 1890 года в 41-й драгунский Ямбургский полк с прикомандированием к лейб-гвардии Гусарскому полку. Поручик — 5.08.1895, штаб-ротмистр — 6.12.1896. С 14 марта 1900 — обер-офицер для особых поручений при военном министре. Ротмистр — 6.12.1900. Участвовал в русско-японской войне. Был адъютантом командующего Манчжурской армией (с 15.03.1904), затем — войсковой старшина (2.11.1904). Командовал 8-м Сибирским казачьим полком (6.11.1904 — 10.03.1906); за отличие получил чин полковника 20 декабря 1904 года. С 10 марта 1906 года прикомандирован к канцелярии военного министра; с 14 марта 1907 года состоял при военном министре. Командир 2-го лейб-гвардии Павлоградского полка (с 03.05.1908). В 1911 году вышел в отставку с чином генерал-майора. После начала мировой войны, 30 июля 1914 года призван на военную службу командиром бригады Уральской казачьей дивизии (до октября 1916); затем — командир 1-й бригады 16-й кавалерийской дивизии. После 1917 года жил в Эстонии. Скончался 31 июля 1931 года в своём имении Кольк. Награды: Орден Святого Георгия 4-й ст. (1904), Орден Святого Станислава 2-й ст. с мечами (1904), Золотое оружие «За храбрость» (27.03.1906), Орден Святой Анны 2-й ст. с мечами (1906), Орден Святого Владимира 4-й ст. с мечами и бантом (1907), Орден Святого Владимира 3-й ст. (1909), Мечи к Ордену Святого Владимира 3 ст. (28.02.1915), Орден Святого Станислава 1-й ст. с мечами (30.04.1915), Орден Святой Анны 1-й ст. с мечами (16.08.1915), Мечи и бант к Ордену Святой Анны 3-й степени (29.07.1916)

санников: Бермондт-Авалов Павел Рафаилович 4.3.1877-27.12.1974. Получил музыкальное образование. В 1901 г. был зачислен капельмейстером в 1-й Аргунский полк Забайкальского казачьего войска. В 1904 году вновь вступил в этот полк добровольцем, на следующий год был произведён в прапорщики. В составе полка участвовал в Русско-японской войне. Награждён Георгиевскими крестами 3 и 4-й степеней. В 1905 г. крестился в православие. В 1906 г. переведён в Уссурийский казачий дивизион и с тех пор по документам проходит, как уссурийский казак. В 1908 г. произведён в хорунжие. В 1909 г. — корнет 1-го уланского полка. Во время Первой мировой войны адъютант командующего 2-го Кавказского армейского корпуса генерала П. И. Мищенко. Дослужился до звания ротмистра (капитана). Всего за годы службы семь раз ранен, награждён, помимо Георгиевских крестов, орденом Св. Анны 4-й степени (аннинским оружием с надписью «За храбрость»). После Февральской революции избран командиром уланского Санкт-Петербургского полка. Входил в конспиративную офицерскую организацию в Петрограде, готовившую переворот против Временного правительства. Звание полковника присвоено Временным правительством, что дало повод монархистам, не признававшим революции, считать его самозванцем. После октябрьского переворота проживал в Житомире. В августе 1918 года стал начальником вербовочного пункта и контрразведки Южной армии в Киеве, столице Украинской державы. Зимой 1918 г. оборонял Киев от петлюровцев, которые после захвата власти заключили Бермондта в тюрьму. В числе других русских офицеров был эвакуирован в Германию при оставлении германской армией Украины. В апреле 1919 в лагере для военнопленных в г. Зальцведеле сформировал из русских и немецких добровольцев партизанский отряд, выступивший против красных в союзе с немецкими добровольческими формированиями. Немецким добровольцам образовавшимся латышским правительством и крупными немецкими землевладельцами были обещаны земли в Курляндии. Велась вербовка русских добровольцев из числа военнопленных, находившихся в Германии. В июле 1919 прибыл из Германии в Митаву, где шло формирование отряда и которая стала впоследствии базой для «Западной Добровольческой армии». Бермондт дал своему отряду название «Отряд имени графа Келлера». Формально Либавский (Ливенский) отряд, отряд Бермондта (имени графа Келлера) и отряд полковника Вырголича объединились в один Западный корпус Северо-Западной армии под общим командованием князя Ливена, но реально Бермондт проводил независимую политику, неохотно подчиняясь Ливену. 9 июля было получено от генерала Юденича приказание прибыть на соединение с Северо-Западной армией на нарвский фронт, поддержаное англичанами. В отсутствие тяжело раненого князя Ливена по распоряжению английского генерала Гофа 1-й и 3-й батальоны Ливенского отряда были поспешно погружены на английский транспорт и отправлены в Ревель и Нарву. Полковники Бермондт и Вырголич отказались исполнить приказание Юденича перейти на Нарвский фронт, так как формирование их отрядов ещё не было завершено. Кроме этого формального объяснения существовало и иное — Авалов считал, что его корпус не должен покидать пределов Латвии, а оставаться в ней в качестве «действительной русской военной силы» и свою армию он рассматривал как равную, а не подчиняющуюся Северо-Западной армии. В сентябре 1919 фон дер Гольц был отозван из Прибалтики берлинским социал-демократическим правительством, в том числе и по требованию Англии, осознавшей что немцы проводят в Прибалтике политику, враждебную её интересам. Немецкий корпус был формально ликвидирован. Однако Германия не была намерена отказываться от своего влияния в Прибалтике. Пытаясь сохранить там свою военную силу, в том числе вне рамок ограничений, наложенных на Германию условиями Версальского договора, немцы совершили ловкий манёвр — уволенные чины корпуса под видом добровольцев вступали в корпус Авалова-Бермондта, который таким образом стал состоять преимущественно из немецких войск. Германские рядовые чины корпуса преследовали, впрочем, куда более приземлённые цели — дело в том, что Правительство Улманиса обещало немецким добровольцам, воевавшим на его стороне против Красной армии, предоставить земельные наделы, в качестве вознаграждения. Выполнять обещание правительство не спешило (и впоследствии так и не выполнило) и немцы, после расформирования корпуса Гольца, видели единственную возможность остаться в Курляндии и дождаться выделения обещанной земли только записавшись в «русскую армию» Авалова. Кредит на содержание корпуса был получен Аваловым от немецкого же банка «Морган и Ко» — 300 млн марок. Тогда же (в конце августа) было сформировано про-немецкое Западно-русское правительство, которое должно было, по задумке немцев, проводить нужную им политику, в случае захвата Аваловым власти в Прибалтике. Независимость Латвии Авалов и ЗРП не признавали, считая что Латвия должна остаться в составе России и получить «внутреннюю автономию». 5 сентября генерал для поручений К. С. Десино от своего имени передал Авалову распоряжение Юденича: «Главнокомандующий Северо-Западным фронтом … назначил Вас Командующим всеми русскими частями, сформированными в Курляндии и Литве». 20 сентября Авалов объявил «народу Латвии» о том что он является «представителем русской государственной власти» и принятии на себя всей полноты власти в Прибалтике, игнорируя тем самым факт латвийского суверенитета и существования латвийских органов власти. В тот момент в корпусе Авалова, который стал именоваться «Русская Западная добровольческая армия», находилось около 50 000 человек. Ещё 26 августа 1919 года в Риге прошло совещание, инициированное английским военным представителем Ф. Д. Марчем, в котором приняли участие представители всех антибольшевистских сил региона: Северо-Западной армии, Западной русской армии, Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши. На совещании было принято решение начать совместное наступление на Советы 15 сентября. Причём армия Авалова получала задачу наступать на Двинск — Великие Луки — Бологое для перереза Николаевской железной дороги. Последующие события показали, что сроки наступления были сдвинуты, да и наступление было не совместным, но так как инициатива совместных действий исходила от англичан, а Авалов был тесно связан с немцами, то изначально возникали опасения, что Авалов в таком наступлении принимать участия не будет. ЗДА вступила в открытое противостояние с правительством Латвии, выдвинув 6 октября ультимативное требование пропустить её через территорию Латвии на «большевистский фронт», и начав продвижение от Митавы в сторону Двинска. Правительство Латвии ответило отказом. Состоялись первые вооружённые столкновения передовых частей ЗДА (надо полагать немецких) и латвийских войск. 7 октября силы Бермондта двинулись на Ригу, обвиняя латышскую армию в вооружённых провокациях против ЗДА. 8 октября войска вышли к Риге, которую в то время защищали относительно слабые силы латвийской армии, состоящие в основном из новобранцев. На город было сброшено с аэропланов несколько бомб и прокламации на русском языке, в которых латышам предлагалось «подчиниться власти полковника Бермондта, чтобы быть присоединёнными к великой и могучей России». 9 октября предместья Риги были заняты частями Авалова, но вместо того, что бы развить успех, он 10 октября предложил правительству Латвии заключить с ним перемирие. Тем временем к Риге были подтянуты 4 эстонских бронепоезда, и на рейд Риги прибыла английская эскадра, принявшаяся непрестанно обстреливать позиции ЗДА из своих орудий. Когда части армии Авалова всё же начали переправу через Двину, то наткнулись на подготовленную оборону. Начались упорные позиционные бои. Все эти события происходили именно в тот момент, когда армия Юденича устремилась на Петроград, надеясь, что обещания помощи от союзников по антибольшевистской борьбе будут выполнены — от английской эскадры на море (по захвату береговых фортов Финского залива, уничтожению Красного Балтфлота и Кронштадта) и эстонцев на суше. К 16 октября армия Авалова, израсходовав боеприпасы и не имея резервов, наступление на Ригу остановила. К утру 11 ноября части Бермондта были выбиты из левобережной части Риги. 18 ноября командование Западной русской армии принял на себя прибывший из Германии генерал-лейтенант Эбергардт, однако отступление продолжалось. К середине декабря русско-германская армия Авалова была впущена в Германию. Там она ещё некоторое время сохраняла своё значение, как военная единица. Кроме отвлечения военных сил антибольшевистского фронта от Петрограда, действия Авалова имели далеко идущие политические последствия, несомненно повлиявшие на судьбу всего Белого дела в Северо-Западной области. Правительственная газета Эстонии «Ваба Маа» в те дни писала: Планы Бермондта ясны — усмирить мятежную Латвию и присоединить её к великой России. За Латвией настанет очередь и Эстонии … Нет сомнения, что Бермондт действует в полном согласии с Колчаком и Деникиным. Газета эстонских социал-демократов выразилась ещё яснее в плане эстонской помощи Юденичу: Весьма возможно, что Юденич и Бермондт — люди одной и той же идеи, но каждый из них стремится к ней разными путями. И если мы теперь не хотим участвовать в походе Юденича на Петроград, то пусть он в этом винит не нас, а Бермондта. Эмигрировал в Германию. В 1925 году выпустил в Гамбурге мемуары «В борьбе с большевизмом». Многостраничный труд со множеством иллюстраций должен был создавать представление об авторе как о чуть ли не одном из главных борцов с большевиками. Живя в Гамбурге, Авалов-Бермондт планировал поход на Москву, даже определил состав московской комендатуры. Симпатизировал нацистам. В 1933 году возглавил Русское национальное освободительное социалистическое движение, а после роспуска организации гестапо организовал Российское Национал-Социалистическое Движение (РОНД). Имел РОНД и собственные штурмовые отряды, которые вместе со штурмовиками НСДАП (СА) и бойцами «Стального шлема» (близкой к германским монархическим кругам организации бывших фронтовиков) сражались с коммунистическими отрядами «молодых спартаковцев» и «Рот Фронта» на улицах германских городов. Из-за интриг в среде русской эмиграции эта организация также была закрыта. Власти рейха, тем не менее, не выпускали Авалова-Бермондта из поля зрения. Так, среди документов Политического отдела Министерства по делам оккупированных восточных территорий сохранились показания некой Хенни Людвиг-Линк, данные 18 марта 1935 года в Мюнхене. По её словам, в 1927 году она познакомилась с Аваловым, и это знакомство переросло в более тесные дружеские контакты. Авалов, выдававший себя за патриота и пылкого сторонника русско-германского союза, по словам Людвиг-Линк, оказался кокаинистом и морфинистом, обманным путём выманил у неё 8 000 марок, вынудив продать часть имущества и ценные бумаги по заниженной цене, которые потратил "на свои прихоти", а также впоследствии высокомерно высказывался о фюрере. На этом основании Людвиг-Линк требовала как можно скорее "обезвредить" Авалова. В 1939 году Авалов-Бермонт и другие лидеры были арестованы гестапо и помещён в Моабитскую тюрьму. По другим сведениям арест Авалова-Бермондта был связан с финансовыми нарушениями с полученными от германских служб деньгами. После полуторагодового заключения и по личному ходатайству Муссолини Авалов-Бермондт был выслан в Италию. Оттуда он переехал в Белград, а в 1941 году после переворота генерала Симовича выехал в США. Факт тюремного заключения в нацистской Германии помог ему избежать денацификации. Похоронен на кладбище Успенского женского Новодивеевского монастыря в Нануэт, Нью-Йорк.



полная версия страницы