Форум » Сибиряки в войнах России до 1914 г » Участие сибиряков в Отечественной войне 1812 года » Ответить

Участие сибиряков в Отечественной войне 1812 года

Oigen Pl: Учитывая юбилейный год, возможно будет уместным открыть и эту тему на Форуме? Для начала - одна из книг: Альбовский Е.А. "История Иркутского полка (50-й Драгунский Иркутский полк)", 1902, Минск. типо-лит. Б. И. Соломонова В книге излагается история Иркутского полка (50-й Драгунский Иркутский полк): Пограничные Сибирские линии, Сибирский драгунский полк, описание крепости Усть-Каменогорск и окрестностей, пожар в эскадроне, убийство поручика Маскевича, пьянство и безобразия, тайная торговля с киргизами, Отечественная война 1812 года (сражение под Смоленском, Бородинская битва), участие в походах 1813-1815 годов, и др. - http://depositfiles.com/files/716ugg5ef

Ответов - 91, стр: 1 2 3 4 5 All

Oigen Pl: Стоит, наверное, в эту тему поставить и эту историю... БАРКЛАЙ де ТОЛЛИ Анатолий Викторович, родился в 1891 в Курляндской губернии. Князь (внучатый племянник полководца Барклая де-Толли Михаила Богдановича). В 1909 — после окончания гимназии учился в Рижском политехникуме, в 1910 — призван в армию, служил вольноопределяющимся в Дагестанском полку. В 1914 — на фронте, в сентябре был тяжело ранен. По излечении окончил экстерном Пажеский корпус, произведен в офицера гвардии Кирасирского полка, воевал в Дагестанском полку в чине ротмистра, с полком вернулся на Кавказ. С февраля 1918 — командир кавалерийского дивизиона Красной армии, с 1920 — после демобилизации на хозяйственных должностях в Карелии, с апреля 1923 — в Артдивизионе в Петрограде. 11 апреля 1924 — арестован, 18 июля приговорен к 3 годам ссылки в Сибирь. В декабре 1924 — передал через начальника Ленинградского ДПЗ заявление на имя прокурора. <11 декабря 1924> «Верховному Прокурору Республики от заключенного Анатолия Викторовича Барклай де Толли Заявление 1924 года, декабря 10-го дня, мне был объявлен приговор, вынесенный Особым Совещанием Коллегии ОГПУ, спустя почти 5 месяцев со дня вынесения такового, т<о> е<сть> от 18-го июля 1924 года, в обвинении меня по ст<атье> 60 Уголовного Кодекса, причем за все время моего заключения в ДПЗ с 11-го апреля, т<о> е<сть> за 8 месяцев, я не нахожу причин, кои могли вызвать применение ко мне столь тяжелой статьи 60 УК, в которой я считаю себя совершенно невиновным, и приговор вынесен мне несправедливо, который оскорбляет меня, как честного труженика, отдавшего все свои лучшие силы и годы на пользу революции и государства. Дабы объяснить Вам все то, что я мог сделать преступного по отношению к Республике, я принужден описать вкратце всю свою жизнь и коснуться родичей. Родился я в 1891 году в Курляндской губернии, в семье не только богатой, но даже не зажиточной, что можно видеть из геральдики, где прадед мой, тот полководец русской армии, что был в 1812-13-14 г<одах> Барклай де Толли Михаил Богданович, умер почти в нищете, имея перед страной заслуги (боевые). Дальше род продолжался в таком же бедном состоянии, а отец мой тащил семью только личным заработком, а не был каким-либо помещиком или промышленником. Когда наступил возраст для начала моего образования, я был определен на казенный счет в гимназию, которую и окончил в 1907 году. Будучи в последних классах гимназии, в 1905 году я принимал активное участие в революционной работе в дни борьбы, распространяя литературу в скверах, вокзалах и конках, а также хранил и передавал борцам бомбы. Всем этим снабжали меня и давали инструкции универсанты. В этой работе я был замечен, но явных улик не было, но на одной из вспышек против администрации гимназии за мой проступок я был (конечно, распоряжением администрации, т<ак> к<ак> был казеннокошным) выпорот, получив 15 розог. Когда прошла революция, я снова отдался науке и так окончил гимназию с золотой медалью. В 1909 году я был намерен поступить в Москву в Сельскохозяйственную Академию, куда меня не приняли, объяснив, что опоздал, что повторилось также в Ленинградском Политехникуме, после чего я поступил в Рижский политехникум, куда и был принят. Много позже я узнал, что мест в столичных в<ысших> у<чебных> заведениях для меня нет за 1905 год. Когда началась сдача студентов в солдаты, я, чуя, что та же участь постигнет и меня (т<ак> к<ак> всех, имеющих какое-либо отношение к революционерам до 1908 года, правительство сдавало в солдаты, как простых рядовых нижних чинов), я сам решил отбыть воинскую повинность и отправился в Дагестанскую область, где и был принят в Дагестанский полк вольноопределяющимся в 1910 году. Там я сошелся во взглядах и подружился с вольноопределяющимся латышом Стрикер, с коим принял, по кавказскому обычаю, братское крещение, т<о> е<сть> один другому передал свою фамилию. Сделано это было официально, и таким образом я стал Барклай де Толли (Стрикер). Этот мой друг погиб в Персии, где полк был в 1912-14 г<одах>. Русско-германская война застигла меня в полку по дороге из Персии к месту квартирования полка тем же солдатом, и таким образом вместе с полком отправился в новый поход на Карпаты, где и был ранен в 9 рваных ран в сентябре 1914 года, таким образом, в силу сложившихся обстоятельств, я прослужил солдатом 4 года. По излечении я окончил (экстерном) Пажеский корпус 6 января 1915 г<ода> и был произведен в офицеры в гвардии Кирасирского полка, куда на службу не мог идти, т<ак> к<ак> не было средств для службы в гвардии и отправился на фронт в прежний Дагестанский полк, где и дослужился до чина ротмистра, имея все боевые награды. После второго отравления газами мое состояние здоровья крайне пошатнулось, я занял должность завхоза полка и вместе с полком участвовал в походе Корнилова на Ленинград в 1917 году, будучи вне строя на хозяйственной должности. Революция 1917 года застала меня в полку на фронте; в организациях полка я был активным работником и все время занимал место секретаря полкового комитета. Под Ленинградом в 1917 году, когда приехали из Совета Раб<очих> и Солд<атских> Депутатов представители, и стало ясно, на что идут войска, я один из первых противился походу и агитировал за уход войск от столицы, предвидя безидейную жертву людей, в результате чего войска были отведены, а Туземный корпус был отправлен на Кавказ. По дороге туда я заболел и оттуда больной решил достичь Ленинграда, дабы найти свою старуху-мать — это мне стоило многих мытарств: на Дону был Краснов, на Украине Скоропадский, и, странствуя по Украине, Польше, Латвии и Эстонии, — я достиг гор<ода> Ямбурга (теперь Кингисеппа). До Ленинграда было недалеко, но объявленным красным террором я был мобилизован в Красную гвардию 18-го февраля 1918 года и с тех пор безвыходно и честно служил в Красной Армии до момента моего ареста, прослужив, таким образом, почти 6½ лет. В Красной гвардии, в партизанском отряде тов<арища> Окулова, дабы не иметь нареканий со стороны окружающих, я носил только одну часть своей фамилии Стрикер. За время службы в Красной Армии я побывал на многих фронтах гражданской войны, принимая активное участие, как в строю, так и на административно-хозяйственных должностях, и кроме благодарности от начальников ничего не имел, не будучи даже ни разу подвергнут дисциплинарному взысканию. Был под Уральском, затем под Купянском, участвовал в ожесточенных боях в должности командира кавалерийского дивизиона, когда город переходил из рук в руки, там попал в плен к белым и после 6-ти дневного пребывания у них, когда эшелон с дивизионом направлялся в Чугуев в концлагерь. Под моим руководством поезд был остановлен, дивизион выгрузился, освободившись от сопровождавших нас казаков, и в полном составе в числе 683 человек, с полным вооружением и конским составом был мною выведен. И снова принял боевое крещение на подступах к Воронежу, где на одной из переправ дивизиона через Дон в сентябре месяце вплавь я простудился, заболел воспалением легких и эвакуирован, последовательно перенеся воспаление легких, сыпной возвратный тиф, дизентерию и малярию. Я снова вернулся в армию, почти живым трупом, был назначен на хозяйственную должность по состоянию здоровья и отправлен в Карелию в 43 дивизию в 1920 году. Дивизия перебрасывается в Ленинград, и здесь, при составлении списков и необходимости указать службу в старой армии, я, для точных о себе сведений, представил послужной список старого полка и начинаю именоваться механически полной фамилией. Ни своего звания, ни происхождения я не скрывал, и окружающие знали, кто я, а тогда в 1918 году я назвался частью фамилии не по каким-либо преступным замыслам или ради самосохранения, а только лишь потому, чтобы не вносить в окружающую среду неудовольствие <…> В 1923 году, в апреле месяце, я получил назначение в Легкий Артдивизион Х дивизии, где и началась моя мирная служба — выписываю семью… Проходит почти год и 11/IV-24 меня арестовывают, и я вот уже 8 месяцев сижу в ДПЗ, испытывая нужду и оскорбления за свою службу революции в течение 6½ лет, не видя за собой никакой вины, и тут еще получаю административную ссылку в Сибирь на 3 года*, и в то же время моя семья остается в крайне бедственном положении. И за что? За то, что я сын своего отца. А. В. Барклай де Толли» (ГАРФ. Ф. 8419. Оп. 1. Д. 65. С. 17. Автограф). В конце декабря 1924 — к Е. П. Пешковой обратился за помощью Сергей Порфирьевич Швецов, председатель Ленинградского отделения Помполита. <27 декабря 1924> «Е. П. Пешковой "Помощь политическим заключенным" Москва, Кузнецкий Мост, 16, кв. 7 Пересылаю Вам копию заявления политзаключенного Барклай де Толли Анат<олий> Викт<орович> на имя прокурора Республики тов<арища> Курского, прошу указанную копию передать по назначению, а также навести справку, получены ли подлинные заявления, посланные Барклай де Толли пред<седателю> ЦИК СССР тов<арищу> Калинину и прокурору Республики тов<арищу> Курскому. Если указанные заявления получены, то сообщите, какое решение вынесено по существу дела. Кроме того, пересылаю заявление на Ваше имя жены заключенного Барановского Ан Анд и прошу уведомить меня, по наведению соответствующих справок, где последний находится. Швецов. С. П. Швецов. Матвеевская, 11, кв. 12. Ленинград. Декабря 27 дня 1924 г<ода>» (ГАРФ. Ф. 8409. Оп. 1. Д. 59. С. 11. Автограф). На заявлении — помета рукой Е. П. Пешковой: Переслать по назначению. Е. П. 31/XII». В феврале 1925 — Анатолий Викторович Барклай де Толли обратился за помощью к Е. П. Пешковой. <24 февраля 1925> «Канск, Енисейской губернии 24-го февраля 1925 года. Екатерине Павловне Пешковой Москва, Кузнецкий мост, 16 Крайняя нужда, бедственное положение семьи моей и несправедливость ко мне понуждают меня обратиться к Вам за всесильной помощью. Прослужив в Красной Армии почти 6½ лет, не будучи никогда участником каких-либо преступлений по отношению к Республике, и за это время не был даже подвергнут не только какими-либо наказаниями или взысканиями, а даже не был под надзором и следствием, не имея за собой, как военный, даже дисциплинарного взыскания, я сослан в Сибирь, в Туруханский край на 3 года. В чем я обвиняюсь? Я не знаю, и это от меня или держат в секрете, просто не хотят мне сказать, или, вернее, его совсем нет. На мои неоднократные обращения к Ленинградскому Губ<ернскому> прокурору, я не получил никакого ответа, и просидев в ДПЗ в Ленинграде 8 месяцев, мне объявили постановление ОГПУ о высылке меня в Сибирь, причем, с момента вынесения приговора по день объявления меня продержали 5 месяцев. За время сидения в ДПЗ весь свой скудный скарб распродан для поддержания семьи, я доведен до удручающего состояния, как и моя семья до бедственного. По объявлении мне приговора я сразу же просил ВЦИК и Верх<овного> прокурора Республики о пересмотре моего дела, но прошло более 2-х месяцев, я результата никакого получить не могу, все дальше и дальше удаляясь в недра Сибири. Еду для того, чтобы здесь сложить свои кости, еду для того, чтобы моя семья — жена и ребенок — погибли без меня, без моей поддержки материально. Выехал я из Ленинграда в полной уверенности в справедливость и полагал, что в Новониколаевске меня освободят, дав возможность свободного проживания в Сибири, где бы я мог устроить свою жизнь, принося пользу Государству, и тем самым смогу поддержать свою семью, опираясь на личный честный труд, но в Новониколаевске ПП ОГПУ 12/I-25 г<ода> постановил выслать меня в Туруханский край. Снова пошли этапы, и, наконец, я достиг гор<ода> Канска Енисейской губ<ении>, откуда отправляюсь в Приангарский край до весны, а весной с наступлением навигации буду направлен в Туруханский край. Еду без каких-либо средств, все, что было обращено на нужды семьи еще в Ленинграде, а теперь еще по дороге обобранный, без одежды и без какой-либо поддержки от кого-либо, не надеясь найти там для себя труда, не имея никакой специальности, будучи военным с 1910 года, и в то же самое время семья моя обречена на полную гибель. Жена простая девушка, не имеющая даже образования одноклассного народного училища, без всяких средств и имущества с ребенком на руках, в бесплотных поисках какой-либо себе службы, хотя бы в силу того, что она моя жена, носящая мою фамилию, жена ссыльного. Я не ропщу на то, что я сослан, не ропщу на то, что со мной произошла простая ошибка, я много страдал в своей жизни, но ведь это пытка при мысли о семье, брошенной на произвол. Я прошу у Вас заступничества, прошу ходатайства и всесторонней помощи в деле о пересмотре моего дела, в деле поддержки. Пусть разберут мое дело досконально, не по шаблону — могу ли я вообще быть преступником, обвиняемом по 60 статье Уголовного Кодекса, прослужив в рядах Красной Армии беспрерывно 6½ лет, и за это время принося Государству только пользу в деле ее строительства, отдав на это все свои лучшие годы и силы и рискуя своей жизнью. Если я обвиняюсь в том, что именовался только одной частью своей фамилии, то зачем же такая суровость? Зачем же статья 60, зачем обрекать на гибель и меня, и семью, и ни в чем неповинного ребенка, болезненная любовь к которому так велика, и ради него я прошу дать возможность жить вместе с ним, дать ему жизнь и нужное воспитание. Если вина моя вся в фамилии, так, наверно, 4 года тому назад, когда времена были более бурные — я понес бы должное наказание. Слезно прошу у Вас всесильной помощи в совсем деле и готов остаться здесь в Сибири, в каком-либо городке, чтобы соединиться с семьей, чтобы поддержать ее, не дать погибнуть, поддержать своим трудом и материально, и духовно. Преступником я никогда не был, не буду и по своей честной и открытой русской душе — быть не могу. Произошла со мной ошибка и так бы хотелось, так еще много возлагаю надежд, что Республика ее исправит, а вы будете моей ходатайницей перед ней. Помогите мне и семье моей, чем можете, и сообщите о результатах моего дела. Лично не могу приложить марок для ответа, т<ак> к<ак> беден до того, что некоторые из ссыльных помогают мне хлебом, и так я волочу свою тяжелую дорогу в ссылку. Они же мне и указали на Вас. Прилагаю при сем копию моего заявления, о котором я говорил вначале сего письма и из которого Вы можете узнать мою жизнь, полную жестоких испытаний, и могу ли я быть преступником по отношении к Республике. Это заявление я отправил по адресам 11 декабря 24 г<ода> через Начальника Ленинградского ДПЗ. Точной деревни, где я буду оставлен на жительство, я еще не знаю. это объявляют в селе Богучанском, что 350 верст отсюда лошадьми. Адрес мой: Сибирь. Село Богучанское Енисейской губ<ернии>, гор<од> Канск. Административно ссыльный Барклай де Толли Антоний Викторович (Стрикер). Адрес семьи: гор<од> Петрозаводск, Заводская ул<ица>, дом Григорьевой Марии Тимофеевны, Барклай де Толли. Убедительно прошу содействия в моем деле, а также уведомления и всесильной помощи. Барклай де Толли (Стрикер)» (ГАРФ. Ф. 8409. Оп. 1. Д. 59. С. 14-15. Автограф). *12 января 1925 — отправлен из Новониколаевска в Богучанское под Туруханском - http://www.pkk.memo.ru/page%202/ofic3.html

Штабс-капитан: Oigen Pl пишет: с коим принял, по кавказскому обычаю, братское крещение, т<о> е<сть> один другому передал свою фамилию. Сделано это было официально, и таким образом я стал Барклай де Толли (Стрикер). Насколько распространенным было данное явление? Или персонаж фантазирует, уж очень оно на то похоже?

b-340@mail.ru: Здесь упоминается еще один Барклай де Толли, участник ГВ: http://www.rusalbom.ru/articles/default/saltup.html На старом снимке слева от моей девятнадцатилетней бабушки стоит её старшая сестра Марья Тимофеевна (1895–1937), которая была замужем за предпоследним Барклаем-де-Толли, праправнуком того самого Михаила Богдановича Барклая-де-Толли (1761–1818), героя Отечественной войны 1812 года. Сергей Михайлович Барклай-де-Толли (1883–1937) по семейной традиции стал профессиональным военным, воевал поручиком в русско-японскую, штабс-капитаном и подполковником в Первую мировую, в гражданскую служил в Красной армии военспецом, потом был на штабной и преподавательской работе. Учил военному делу красных курсантов, будущих полковников и генералов Второй мировой войны… Его расстреляли вместе с женой в 1937 году.

белый: b-340@mail.ru пишет: На старом снимке слева от моей девятнадцатилетней бабушки стоит её старшая сестра Марья Тимофеевна (1895–1937), которая была замужем за предпоследним Барклаем-де-Толли, праправнуком того самого Михаила Богдановича Барклая-де-Толли (1761–1818), героя Отечественной войны 1812 года. Сергей Михайлович Барклай-де-Толли (1883–1937) по семейной традиции стал профессиональным военным, воевал поручиком в русско-японскую, штабс-капитаном и подполковником в Первую мировую, в гражданскую служил в Красной армии военспецом, потом был на штабной и преподавательской работе. Учил военному делу красных курсантов, будущих полковников и генералов Второй мировой войны… Его расстреляли вместе с женой в 1937 году. Не подскажете в каком родстве состоял Исидор Яковлевич Липовка - брат вашего прадеда с Сергеем Михайловичем Барклай-де-Толли? Через Ваших родственников легко связывается история войны 1812 года и гражданской войны в России, а соответственно Барклай-де-Толли и 3 Барнаульский стрелковый полк.

b-340@mail.ru: Это не мои родственники, это я привел цитату из источника, так как она была написана. На источник наткнулся вчера случайно в интернете. Ссылку на источник привел в предыдущем сообщении. Извините, если невольно ввел в заблуждение.

Oigen Pl: Oigen Pl пишет: Как бы "обратная сторона" грозы 1812 года - шпиономания и ссылка подозрительного иностранца - http://barnaul.bezformata.ru/listnews/inostranetc-pertoze/4663925/ Поинтересовался у исследователя, живущего во Франции, и занимающегося давно и плодотворно темой русско-французких военных "связей" (во всех аспектах) мнением об этой статье, а также именем ссыльного иностранца Пертозе: "...со всей очевидностью нужно обращаться в питерские архивы, чтобы узнать откуда ноги у истории растут. Осужденные и ссыльные иностранцы в России были совсем даже не редкостью. Автор оставил недоумение - с одной стороны интересные документы из архива и серьезное желание что-то выяснить, с другой стороны обращение к столь одиозной личности как Серебренитский, после чего дальше вообще не хотел читать. И цитирование Алданова и Пикуля как источников." К. Серебренитский действительно как бы "своеобразен" и достаточно давно - http://narodna.pravda.com.ua/nation/49ea453e037b4/ Точное количество обезвреженных в России в 1810-1812 гг. шпионов, - шпионов не только французских (мнимых или реальных - это отдельная история, как видим, в каждом случае) - было названо, в частности, в издании "Очерки истории российской внешней разведки" (том 1, стр. 113): "39 военных и гражданских лиц".

Унтер: Oigen Pl пишет: Дата смерти его пока неизвестна По некоторым данным, Кисловский Д. А. умер в 1855 г.

Oigen Pl: К числу курьезов (наряду с цитированным здесь выше ляпом о выходе Томского полка с Алтая на войну в августе 1812 года) относится и неодократно повторяющееся макароническое название Алексопольского пехотного полка, в котором воевал в 1812 году сибиряк Гурьян Кириллович Неклюев: "Крестьянин деревни Малая Убинка Гурьян Кириллович Неклюев был зачислен в Алемпольский пехотный полк, который также встретил противника еще на границе" - "История Алтайского края: учебное пособие для средней школы" Андрей Алексеевич Худяков, Василий Иванович Неверов, 1971 "Еще одним участником войны 1812 года был крестьянин деревни Малой Убинки Гурьян Кириллович Неклюев. Он поступил на службу из пехотных солдатских детей 10 февраля 1807 года в Алемпольский пехотный полк, который встретил противника еще на границе" - на стр. 172 в изд. "Отечественная война 1812 года и российская провинция" Елена Анатольевна Назарян, Малоярославецкий военно-исторический музей 1812 года, 2003 "Крестьянин деревни Малая Убинка Гурьян Кириллович Неклюев был зачислен в Алемпольский пехотный полк, который также встретил противника еще на границе. Неклюев участвовал в боях у Султановки и Смоленска, под Бородино, Малым Ярославцем и Красным, в заграничном походе русской армии. Как и многие другие, он был награжден памятной медалью." - http://kulibinsclub.forumsiti.ru/viewtopic.php?id=690

Oigen Pl: Еще одно часто встречающее противоречие - имя фельдфебеля 18-го егерского полка Золотова (он пленил генерала Бонами во время отбития батареи Шульмановой/Раевского). У Н.Д. Ростова в книге "Земли Алтайской верные сыны" приводится лишь инициал имени: "В ходе отражения контратаки противника фельдфебель 18-го егерского (сибирского) полка И. Золотов взял в плен французского генерала Шарля Бонами" - на стр. 70 изд. 2005 года. "В это время фельдфебель 1-й гренадерской роты 18-го Егерского полка Василий Васильевич Золотов, взял в плен в рукопашной схватке генерала Ш.-О. Бонами. Генерал Бонами, стремясь спастись, назвал себя королем Неаполитанским Мюратом. Правда выяснилась лишь, когда фельдфебель В.В. Золотов привел именитого пленника к М.И.Кутузову. Случай этот описывает в своих воспоминаниях офицер 11-й артиллерийской бригады И.Т. Радожицкий: «... этот мнимый Мюрат был генерал Бонами. Когда русский гренадер хотел его колоть то он, для спасения своего, вскричал: "Я король!". Тогда усач, взявши короля за шиворот, потащил к главнокомандующему. Князь Кутузов тут же ... наградил его знаком отличия военного ордена Св. Георгия». За этот подвиг В.В. Золотов, на самом деле не получал Знака отличия ордена Св. Георгия, а был произведен в подпоручики в свой 18?й Егерский полк, что подтверждает его формуляр за 1815 год. В полковых документах об этом герое говорится следующее: «Фельдфебель Василий Золотов Его Светлостью Господином Главнокомандующим армиями Князем и кавалером Голенищевым-Кутузовым во время сражения 26го числа августа при селе Бородине за взятие французского генерала в плен произведен в подпорутчики. Которому сей чин того ж августа 26го числа 812го года и объявлен». Хочется отметить, что Василий Васильевич Золотов был типичным младшим офицером провинциального полка начала ХIХ века. В 1812 году ему 29 лет, 10 из них он посвятил военной службе. По происхождению – из солдатских детей. Вся служба В.В. Золотова, со звания рядового в 1803 году, была связана с 18-м Егерским полком. В 1804 году (на втором году службы) он произведен в унтер-офицеры, а в 1806 году (на четвертом) в фельдфебели." - Малов-Гра А.Г. Путь доблести и славы 18-го Егерского полка в 1812-1814 гг. // Военно-исторический журнал. № 6, 2009 - http://sc.mil.ru/files/morf/military/archive/Binder63.pdf

Oigen Pl: Три фантастические, на грани комедии, "юбилейные" публикации на тему участия в войне 1812 года Томского пехотного и Иркутского драгунского полков - не случайно первая так и называется "Занимательное краеведение": - "До августа 1808 года томский полк постоянно квартировался в городе Колывани Томской губернии (ныне это один из поселков в Новосибирской области), затем нес гарнизонную службу в районе Барнаульского завода и Змеиногорского рудника. В 1808 году полк перевели в Омск, и уже оттуда вместе с остальными сибирскими полками он начал длительный поход на запад в Волынскую губернию." - http://obzor.westsib.ru/article/374135/print - "История его началась в 1796 году. Из Екатеринбургского и Семипалатинского полевых батальонов был сформирован двухбатальонный Томский мушкетерский полк. Каждый батальон состоял из одной гренадерской и пяти мушкетерских рот, всего же в полку было 2 363 человека. До августа 1808 года полк находился в городе Колывань (сейчас это посёлок Новосибирской области). Позже полк нёс гарнизонную службу в районе Барнаульского завода и Змейногорского рудника. Но в 1808 году его перевели в Томск . В том месте, где полк стоял летним лагерем, сейчас находится крупнейший томский парк – Лагерный сад." - http://zvercorner.com/?p=8926 - "Царь разрешил создавать ополчение лишь в некоторых губерниях. Иркутская губерния в этот список не входила. Несмотря на это, некоторые молодые и здоровые люди на свой страх и риск решились поехать в европейскую часть страны и там вступить в ополчение. Местные власти вынуждены были некоторым лицам разрешить вступить в ополчение. Отобрав наиболее крепких здоровьем, снабдив их оружием, обмундированием, выдав им жалованья на 10 месяцев вперёд, а также наспех обучив военному делу направила в Казань. Там иркутяне влились в общие ряды ополченцев. После месяца странствий добрались наконец до Москвы вольные ополченцы Алексей Хабардин, Иван Месихин, Пётр Гуляев, Афанасий Тюрюмин. И вовремя: 27 августа началось военное обучение на Преображенской, Семёновской и Измайловской площадях. Воевать направили не куда-нибудь, а в Иркутский драгунский полк. Осенью 1812 года граф П.И.Салтыков сформировал на собственные деньги из своих крепостных как одну из частей ополчения гусарский полк." - http://zvercorner.com/?p=8574

Oigen Pl: barnaulets пишет: Ныне могила генерала — защитника Смоленска оказалась на территории парка культуры и отдыха. Ее украшает четырехгранный пирамидальный обелиск розового гранита. Гранитная колонна, установленная в 1912 г., не сохранилась. Смоляне очень и очень сомневаются, что установленный родственниками в 1912 году памятник как-то связан с подлинной утерянной могилой А.А. Скалона - http://smolforum.com/threads/%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BB-%D0%90-%D0%90-%D0%A1%D0%BA%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%BD.47609/

Oigen Pl: barnaulets пишет: Ныне могила генерала — защитника Смоленска оказалась на территории парка культуры и отдыха. Ее украшает четырехгранный пирамидальный обелиск розового гранита. Гранитная колонна, установленная в 1912 г., не сохранилась. Смоляне очень и очень сомневаются, что установленный родственниками в 1912 году памятник как-то связан с подлинной утерянной могилой А.А. Скалона - http://smolforum.com/threads/%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BB-%D0%90-%D0%90-%D0%A1%D0%BA%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%BD.47609/ - http://forum.smolensk.ws/viewtopic.php?f=59&t=59685&start=80

Oigen Pl: Унтер пишет: Пожалованные серебряной медалью "В память Отечественной войны 1812 года", в разное время служившие по Томской губернии: фон Галлер Владимир Иванович, коллежский советник, орден св. Владимира 4-й ст. с бантом, орден св. Анны 4-й ст., знак беспорочной службы за 20 лет Багарев (Басарев) Петр Данилович, титулярный советник Вроблевский Людвиг Козмич, коллежский советник, знак беспорочной службы за 20 лет Коркин Иван Семенович, отставной подпоручик, орден св. Анны 4-й ст., ЗОВО св. Георгия 4-й ст. Косоротов Емельян Якимович, надворный советник, орден св. Владимира 4-й ст. с бантом Курзин Иван Иванович, гражданский чиновник 9-го класса, серебрянная медаль "За взятие Парижа" (1814 г.) Молченко Лев Петрович, коллежский асессор, знак беспорочной службы за 20 лет Мыльников Николай Михайлович, майор Осипов Николай Еремеевич, титулярный советник, орден св. Анны 4-й ст., Прусский орден за заслуги, серебрянная медаль "За взятие Парижа" (1814 г.) Похвиснев Николай Александрович, коллежский секретарь Савицкий Франц Осипович, майор, золотой крест, бронзовая медаль "В память Отечественной войны 1812 года" Татаринов Степан Петрович, генерал-майор, орден св. Владимира 3-й ст., орден св. Анны 2-й ст. с И. К., знак беспорочной службы за 35 лет Элин Андрей Гаврилович, отставной майор, орден св. Анны 4-й ст. По наградной медали 1812 года были опубликоваы еще фамилии участников: бывший музыкант Федор Иванович Шелковников (житель «крепости Катунской»); штаб-трубач Иркутского драгунского полка Козьма Яковлевич Косовичев (его село называется теперь Черная Курья, Мамонтовский район, Н.Д. Ростов о нем же: "с. Подойниково Бурлинской волости"); унтер-офицер Павел Нестерович Криницын (жил в Кабановой защите Чарышской волости, ныне это село Кабаново Усть-Калманского района); унтер-офицер Селенгинского пехотного полка Андрей Ильин (село Тальменское); фейерверкер Михаил Клюков (село Озерки Тальменской волости, медаль украли); унтер-офицер Минского пехотного полка Илья Сидоров (село Сростки); унтер-офицер Нишлотского пехотного полка Петр Данилович Чеченев (село Сорокино Чумышской волости); бывшие унтер-офицеры Василий Лукьянович Константинов и Иван Гаврилович Бахаров, рядовой Андрей Владимирович Литвинов («в селениях Кулундинской волости»). Этот перечень опубликовала Л.И. Ермакова в статье, представленной ранее Андреем в этой теме (статья из вышедшего в 2005 году сборника Барнаульского гос. педуниверситета "История Алтайского края, ХVIII-ХХ вв: научные и документальные материалы", перечень на стр. 157 ук. изд.). "Дошел до Парижа участник Бородинского сражения прапорщик Ширванского пехотного полка Федор Денисович Герасимов (док. № 2). Получив отставку, он жил в д. Подойниковой Бурлинской волости (ныне с. Подойниково Панкрушихинского района)" - на стр. 156 статьи Л.И. Ермаковой, в которой в приложеннных "Документах" док. № 2 - это "Указ главнокомандующего 1-й армии Бырклая-де-Толли об отставке прпорщика Ширванского пехотного полка Федора Герасимова, 1818 г." - ЦХАФ АК, Ф.1, ОП. 2, Д. 3177, Лл. 25-26). "Бырклая" - так напечатано в ук. сборнике на стр. 163. Вообщем, надо было список общий давно составить - на всех известных сейчас участников войны 1812 года. И собрать как-то в одном месте (для наглядности и общей "географии" проживания на Алтае ветеранов 1812 года и заграничных походов). По той публикации Л.И. Ермаковой, в Смоленской волости в 1831 году проживали 10 участников, в том числе 4 участника Бородинского сражения: 1) Жарков Максим Николаевич (Брестский пехотный) 2) Иванов Александр Николаевич (Сибирский драгунский) 3) Неклюев Гурьян Кириллович (Алексопольский пехотный) 4) Осинцов Григорий Матвеевич (Томский пехотный, жил в с. Белоярском - Е.П.) - (другие) - 5) Боровицкий Гаврила Семенович (унтер-офицер, Якутский пехотный, Верх-Ануйская - знак отличия Военного ордена) 6) Зайцев Иван Федотович (Моздокский гарнизонный батальон) 7) Калачев Василий Иванович (унтер-офицер, Иркутский драгунский, в Катунской крепости, т.е. земляк упомянутого выше Ф.И. Шелковикова) 8) Павлушин Иван Иванович (23-й егерский - д. Чемровка/Новая Чемровка) 9) "побывавший в плену у французов унтер-цейхвахтер 3-го класса инженерного корпуса Василий Колотовкин (д. Верх-Каменская, ныне с. Алтайское, райцентр)" В 2002 году в "Алтайской правде" ( http://www.ap.altairegion.ru/220-02/4.html ) Анастасия Черепанова назвала трех земляков, служивших в Томском полку: 10) И. Бобнов, 11) П. Карелин, 12) Г. Плотников. В той же публикации "АП"(N 220/24121, четверг, 22 августа 2002г) она назвала еще двух помимо Боровицкого Г.С. кавалеров знака отличия Военного ордена: 13) З. Рукавишников, 14) А. Кузинский. Еще 13 сентября 1962 года в той же самой "Алтаской правде" Н.Я. Савельев назвал еще двух ветеранов войны 1812 года - односельчан из с. Смоленского: 15) Болтовский Петр Андреевич (бомбардир 17-й артиллерийской бригады, имел знак отличия св. Анны, в с. Смоленском жил с 1816 г.) 16) Яковлев Андрей Иванович (рядовой Томского пехотного полка, в с. Смоленском жил с 1818 г.) Еще один, названный Н.Я. Савельевым: 17) Г.К. Плотников (жил в с. Крутиха) Итого (вместе с перечисленными в первых комментариях здесь): 41 участник + два ополченца (Иван Залесов и Никита Попов) + три генерала (Скалон, Казачковский, Кисловский) = 46 имен участников войны 1812 года, связанных с Алтаем. Лекарь Ф. Ложников - "сорок седьмой".

Oigen Pl: Из распростроненых исторических ляпов на тему наполеоновских войн нужно назвать и этот: "Особо отличился под Фридландом знаменщик Томского полка унтер-офицер Старичков. Он постоянно оказывался на самых ожесточенных участках баталии, появлением своим вселяя силы в товарищей по оружию. Несмотря на мужество сибиряков, полк был окружен. Но и тогда Старичков, получивший более десяти штыковых и огнестрельных ран, “не уронил знамени”. Лишь когда рядом не осталось товарищей, способных к бою, он спрятал дорогое полотнище у себя на груди. Умер Старичков в плену — на руках однополчанина Чуйки. Чуйке и передал он полковое знамя, а тот изловчился переправить его к своим с русским офицером, обмененным на француза. Томский пехотный полк вновь получил свой боевой стяг. Весть об этом облетела всю русскую армию. " - http://elib.tomsk.ru/elib/data/2012/2012-0235/2012-0235.pdf Унтер-офицер Ипат Старичков был из Азовского полка, а не Томского полка: "25 февраля 1906 года унтер-офицер Старичков за свой подвиг был навечно зачислен в списки полка" - http://napoleonic.ru/%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F/%D0%BF%D0%B5%D1%80%D1%81%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B8/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%87%D0%BA%D0%BE%D0%B2 Картина Полидора Бабаева "Умирающий унтер-офицер Ипат Старичков передает спасенное им знамя своему товарищу по плену" (Рязанский художественный музей) - http://tverdyi-znak.livejournal.com/1051700.html

Oigen Pl: Oigen Pl пишет: 15) Болтовский Петр Андреевич (бомбардир 17-й артиллерийской бригады, имел знак отличия св. Анны, в с. Смоленском жил с 1816 г.) "В той же 17-й артиллерийской бригаде, с которой начинал свой путь Ф.Д. Ложников, служил и его земляк Петр Андреевич Болтовский. Из документов ЦХАФ АК следует, что он поступил на службу из солдатских детей 20 ноября 1790 года. Отслужив положенные 25 лет в армии, храбро защищая Родину на полях сражений, в 1816 году Болтовский получил отставку и вернулся в с. Смоленское Бийского уезда без каких-либо наград. А из-за опять-таки оплошности писаря мог незаслуженно остаться без медалей вообще. Дело в том, что спустя 2 года, в 1818 году, командир 17 арт. бригады полковник Талезин написал письмо Колыванскому гражданскому губернатору, что проживающий в с. Смоленском Беяславского уезда бомбардир Петр Болтовский за военные успехи награжден знаком отличия ордена Св. Анны. Но так как данного уезда нет во всей Томской губернии, то пришли к выводу, что была допущена ошибка и под Беяславским уездом подразумевается Бийский. Таким образом, справедливость восторжествовала и Болтовский был вознагражден за свои боевые успехи" -на стр. 171 в изд. "Отечественная война 1812 года и российская провинция", Малоярославецкий военно-исторический музей 1812 года, 2003.

Oigen Pl: Публикация газеты "Восход" (Красногорский р-н, Алтайский край): К 200-летию подвига: унтер-офицеры 30 августа 1814 года была учреждена серебряная медаль «За взятие Парижа». Награждение ею «по дипломатическим соображениям» началось только 19 марта 1826-го. В документах Алтайского волостного управления указывалось, что право на эту медаль имели унтер-офицер Минского пехотного полка Илья Сидоров из деревни Сростинской и унтер-цейхвахтер 13 класса инженерного корпуса Василий Колотовкин из д. Верх-Каменской (современное село Алтайское). Более того: «по знаку отличия Военного ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия» Бийское уездное казначейство выплачивало пенсию унтер-офицеру Якутского пехотного полка Гавриле Боровицкому из д. Верх-Ануйской Смоленской волости, награжденному еще и серебряной медалью «В память Отечественной войны 1812 года». Другими словами, Гаврила Семенович был Георгиевским кавалером! А вот штаб-лекарь Флегонт Дмитриевич Ложников. Из солдатских детей, начинал службу при Барнаульской аптеке, затем направлен в медико-хирургическую академию, откуда и определен 18 марта 1812 года в артиллерийскую бригаду. «В походах был и в сражениях: Витебском и Смоленском с 4 по 7 июля 1812 года, Бородинском - с 24 по 27 августа, Тарутинском - 6 октября, Малоярославском - 11 октября, при Красном и Березине - с 6 по 9 число ноября 1812 года». Справедливости ради отметим, что 13 класс по «Табели о рангах» (см. стр. 107 «Энциклопедии Алтайского края», т. 2) - это прапорщик, не унтер-офицер. Но вряд ли легче было от этого Василию Колотовкину, если он даже и во французском плену побывал! После Бородинского сражения в Сибирском драгунском полку в строю осталось 125 рядовых и три офицера, в Иркутском - около пятидесяти с одним обер-офицером. Заметим: ни единого унтер-офицера (говоря современным языком - ни одного сержанта). В Катунскую крепость, к прежнему месту жительства, вернулся унтер-офицер Иркутского драгунского полка Василий Калачев, раненый в левую руку и правую ногу: в 1813-1814-ом он прошел весь заграничный поход русской армии. Как и его односельчанин Федор Шелковников, награжденный медалью «В память Отечественной войны 1812 года». В ходе сражения за Курганную батарею Сибирский и Иркутский драгунские полки контратаками отбрасывали французскую пехоту и кавалерию, к полудню 2б августа их было восемь... Фельдфебель 18го егерского И. Золотов* взял в плен французского бригадного генерала Шарля Бонами, за что уже 28-го фельдмаршал М.И. Кутузов произвел его в подпоручики. За доблесть в Отечественной войне Сибирский гренадерский полк был награжден серебряными Георгиевскими трубами и знаками на шапки «За 1812-1814 годы»; Тобольский пехотный - Георгиевским знаменем «За 1812 год»; Сибирский драгунский - серебряными трубами «За отличие 1812-1814 гг»; Иркутский драгунский - в декабре 1812 года он стал Сибирским уланским - трубами и знаками на кивера. Виталий Докучаев с. Быстрянка - http://www.gaz-voshod.ru/index.php?option=com_k2&view=item&id=494:k-200-letiyu-podviga-unter-oficery&Itemid=70 *Пора бы уже называть Василия Васильевича не "И. Золотов": Oigen Pl пишет: "Хочется отметить, что Василий Васильевич Золотов был типичным младшим офицером провинциального полка начала ХIХ века. В 1812 году ему 29 лет, 10 из них он посвятил военной службе. По происхождению – из солдатских детей. Вся служба В.В. Золотова, со звания рядового в 1803 году, была связана с 18-м Егерским полком. В 1804 году (на втором году службы) он произведен в унтер-офицеры, а в 1806 году (на четвертом) в фельдфебели." - Малов-Гра А.Г. Путь доблести и славы 18-го Егерского полка в 1812-1814 гг. // Военно-исторический журнал. № 6, 2009 - http://sc.mil.ru/files/morf/military/archive/Binder63.pdf

Oigen Pl: Небольшой анахронизм - о бывших участниках войны, ставших сибиряками: "Старший научный сотрудник Алтайского госархива Дмитрий Поляков, опубликовавший еще к 150-летию Отечественной войны, 12 сентября 1962 года, в газете «Молодежь Алтая» заметку «Неприятель просит подданства», был, видимо, первым, кто написал о французских пленных на территории нашего края." - http://teplyakov1812.livejournal.com/13066.html "Как победитель прошагал пол-Европы капрал наполеоновского 20-го конно-егерского полка Луи Альбер. Участвовал вместе со своим полком в боях за города - Йена, Эйлау, Фридланд, Эсслинг (Германия), Фуэнтэс-де-Оньоро, Альтафулла (Испания). А в России, из-под Полоцка капрал пошел уже в иной - бесславный поход: Полоцк - Витебск - Владимир - Ярославль - Томск - Барнаул - Бийск и "пункт назначения" - Смоленское. Сюда в сентябре 1814 года в сопровождении казаков прибыл на вечное поселение бывший французский католик Луи Альбер, ставший затем православным и подданным России Андреем Васильевым. На последнем этапе - от Барнаула до Смоленского - путь пленного француза был особенно тяжелым - сказывались полтора года, проведенные в витебской тюрьме для военнопленных" (Андрей Лушников, 15.08.2003) - http://www.ap.altairegion.ru/220-03/7.html "Профессор Сироткин в московских архивах обнаружил след одной маленькой наполеоновской общины на Алтае. В 1816 году три солдата-француза, Венсан, Камбрэ и Луи, добровольно переселились в Бийский уезд, в тайгу, где получили землю и были приписаны в крестьяне." (Кирилл Серебренитский, 25.07.2006) - http://www.vokrugsveta.ru/telegraph/history/73/

Oigen Pl: "И ни в каких учебниках вы не найдёте даже намёка на то, что крестьяне регулярно нападали на обозы… русской армии! А это, оказывается, было не такой уж и редкостью. Так, 28 июня (10 июля) 1812 года под местечком Голубичи (Дисненский уезд Минской губернии) вооружённые крестьяне напали на следовавший в Полоцк войсковой транспорт 1-й Западной армии и, как пишет Поликарпов, «отбили повозки с казёнными вещами Рыльского пехотного, Каргопольского и Московского драгунских полков». 9 (21) июля воинская команда Белостокского внутреннего гарнизонного батальона в составе пяти унтер-офицеров и шести рядовых под началом прапорщика Долянского сопровождала транспорт с хирургическими инструментами и аптекарскими припасами из Полоцка в Невель. Но в деревне Томчино, принадлежавшей помещику Кушелеву, на транспорт напала толпа «мужиков, называющих себя язовитцами», и захватила его, пленив и команду. Однако на пути в деревню Юрьевичи мародёры наткнулись на команду поручика Томского пехотного полка Марковича и разбежались, бросив транспорт и пленных". - http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/3168

Oigen Pl: Памятная стела воинам Томского пехотного полка открыта в Томске 7 сентября 2012 г. в честь 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года. Это в сквере у речного вокзала, где ранее стоял памятник-бюст писателю В. Шишкову. Ныне сквер облагорожен, разбита площадь, которая будет носить название Площадь 1812 года. Автор проекта стелы – томский архитектор Владимир Муленок. Высота около 10 метров. Наверху орел, внизу – с двух сторон мемориальные доски. Томский 39-ый пехотный полк – военное подразделение, дислоцировавшееся в Томске в конце XVIII – начале XX веков. Первоначально полк назывался Томским мушкетерским. Общая его численность составляла около 2-х тыс. человек. Полк участвовал в Отечественной войне 1812 года, в частности в обороне Смоленска и в Бородинском сражении. Позднее принимал участие в Русско-турецкой войне 1828-1829 годов, в обороне Севастополя в 1854-1855 годах, в русско-японской и Первой мировой войнах. Лагеря полка размещались в районе нынешнего Лагерного сада, из-за чего парк и получил свое название. - http://clubs.ya.ru/4611686018427404927/replies.xml?item_no=102697

Oigen Pl: Редакционная коллегия: О.Н. Дударева, Г.Д. Жданова, к.и.н., Т.Г. Мальцева, Н.Д. Ростов, д.и.н. Составители: Т.Г. Мальцева, Е.И. Москаль, Е.Н. Паршина, Д.А. Полякова, Н.Д. Ростов Каталог документов «Алтай в Отечественной войне 1812 года» подготовлен в рамках празднования Года российской истории и 200-летия победы народов России в Отечественной войне 1812 года. Издание посвящено одной из самых замечательных и героических страниц истории Сибири – участию жителей Колывано-Воскресенского (с 1834 г. – Алтайского) горного округа в освободительной борьбе против иноземных захватчиков и в освобождении народов Европы. Документы и материалы, включенные в каталог из фондов краевого государственного казенного учреждения «Государственный архив Алтайского края», Российского государственного военно-исторического архива, Алтайского государственного краеведческого музея и частных коллекций, позволяют исследователям любого уровня составить широкое представление о событиях, происходивших на окраинных территориях империи и почувствовать неразрывное единство истории Алтая и России. Каталог может быть использован для исследовательской работы школьников, студентов и преподавателей, а также будет полезен всем, интересующимся историей России. - http://www.archiv.ab.ru/prosvet/online_book/Voina_1812/ К сожалению, не обошлось и без привычных заблуждений - см., например, "88 Статья А. Вахрушева «Герои Бородина» (к годовщине боев 32-й Краснознаменной стрелковой дивизии на Бородинском поле), опубликованная в ежедневной красноармейской газете «Уничтожим врага», где упоминается уроженец Алтайского края Ф.Я. Чихман". Федор "ЗАХАРОВИЧ" Чихман - призывник Благовещенского РВК Хабаровского края - http://www.podvignaroda.ru/?n=11615538 "Именно здесь, у знаменитого кургана Н.Н Раевского, совершил свой героический подвиг наводчик орудия, благовещенец Федор Чихман. Его батарея подбила несколько фашистских танков. Однако в ходе боя он остался один: весь расчет погиб. Очнувшись после взрыва, истекая кровью и превозмогая боль (осколком снаряда была оторвана правая рука), он сумел зарядить орудие, прицелиться, выстрелить и уничтожить еще одну вражескую машину. Атака была отбита. О подвиге солдата узнала вся страна, а сам Ф. Чихман был награжден орденом Ленина" - http://www.amurobl.ru/wps/wcm/connect/Web+Content/AMUR/Main_site_area/siteArea_a murObl/istor/WWII?presentationTemplate=print_staticPage_pt "74 Кантата «Памяти Двенадцатого года» Б.д. Слова К. Порфирьев1[Музыка Филимонова]2...1 Псевдоним поэта П. Казанского. 2 Предположительно, является автором музыки." Филимонова звали Алексеем Александровичем. По опубликованным на Форуме сведениям Ю.И. Гончарова: "Из рассказа Глазовой Екатерины Ивановны: "Филимонов Алексей Александрович - учитель пения в мужской гимназии Барнаула, был женат на девушке, какой-то родственнице Будкевичей, проживал он на Павловской улице, где-то между 4 и 5 Прудскимми переулками. Умер весной или осенью какого года не помню, мы всей школой ходили его хоронить" Имел дочь Ольгу". - http://siberia.forum24.ru/?1-9-20-00000098-000-0-0 По воспоминаниям Адриана Топорова, А.А. Филимонов умер от тифа: Другой сибиряк, оказавший мне помощь в музыкальном образовании, был учитель пения в нескольких учебных заведениях Барнаула — Алексей Александрович Филимонов. Пройдя хормейстерский курс у самого Римского-Корсакова, он в Барнауле занимал «доходные» места. Этому способствовали и высокая петербургская марка, и его «галан- терейное» обхождение с бомондом. Приземистый, толстенький, подвижный, с круглой, лысой и сверкающей, точно полированный шар, головой, он в общественных местах блистал утонченными манерами, резинисто изгибался, осклаблялся, расшаркивался перед дамами, целуя им ручки. В городе его знали все. А за необыкновенную подвижность дали ему прозвище «Колобок». Я пел у него в светском хоре 2-го городского училища. Общительный, веселый, неуемно словоохотливый, он рассказывал бесконечные анекдоты, были и, вероятно, небылицы о жизни высшего света Северной Пальмиры. И больше всего — о музыкантах. В барнаульских кружках меломанов Алексей Александрович много пел, удивляя присутствующих уменьем неимоверно долго держать высокие фальцетные ноты при зажмуренных глазах... А. А. Филимонов красиво дирижировал хором, с тонким художественным, вкусом толковал нюансировку исполняемых пьес. Он не записывал свои композиции на бумаге, а в компании друзей всегда импровизировал. Ему подносили, допустим, стихотворение Жуковского: Минувших дней очарованье, Зачем опять воскресло ты? Кто разбудил воспоминанье, И замолчавшие мечты?.. – и он сразу же придумывал и задушевно пел прелестную мелодию, аккомпанируя себе на гитаре или на пианино. Как жалко, что этот тонкий музыкант так рано погиб от тифа!.. - http://akunb.lib.secna.ru/files/LiteraryMap/Texts/toporov/001.pdf



полная версия страницы