Форум » Общественная жизнь Сибири, города и веси » Тюрьма во время ГВ в Сибири. » Ответить

Тюрьма во время ГВ в Сибири.

Владимир Иванович: Тюрьмы во время ГВ не раз упоминались на форуме, в связи с конкретными событиями. Но я не нашел отдельной темы, связанной с тюрьмами, поэтому открываю новую тему. Условия содержания, события, связанные с тюрьмой, побеги, заключение и освобождение и многое другое. Воспоминания арестованных и должностных лиц. Документы и статьи в газетах. Возможны временные рамки материалов до ГВ и после, с целью сравнить условия и события. А также современное состояние исторических зданий тюрем ГВ, если они сохранились.

Ответов - 20

Владимир Иванович: Я живу в Барнауле и меня, конечно, более интересует история моей "родной" тюрьмы времен ГВ, от которой сейчас осталось единственное здание по современному адресу проспект Сибирский 36а.

Владимир Иванович: Если посмотреть на карту г.Барнаула 1907г. с привязанной к ней современной картой Барнаула ( http://www.retromap.ru/m.php#l=0020090&r=141907&z=17&y=53.352639&x=83.785887 ) и найти здание по адресу проспект Сибирский, дом 36"а", то синхронный курсор на карте 1907г. покажет , что это здание находилось на территории тюрьмы. Судя по карте 1907г., тюрьма была снаружи огорожена в виде прямоугольника. Современная улица Культурная (от перекрестка с современным проспектом Сибирским) проходит по одной из сторон бывшего внешнего периметра тюрьмы. Также на карте 1907г. видно, что внутренняя территория тюрьмы также была разделена двумя заборами и имела три основных здания. Одно здание, про которое я упомянул, - пр.Сибирский, дом 36"А" существует до сих пор. Сейчас это жилой дом. Два других здания тюрьмы с карты 1907г., которые указаны на карте 2001г.(тогда они еще существовали) как дом 36"Б" и большое здание без номера рядом, в настоящее время снесены. На их месте лежат современные стройматериалы, плиты и т.п., видимо будет новостройка, выгодная застройщикам в центре города. Сейчас я ищу подробные карты тюрьмы. Как сказал мне "главный специалист" по сохранившемся дореволюционным зданиям Барнаула ( http://www.asu.ru/univer_about/personalities/1529/ ) Дегтярев Данил Сергеевич ( он собрал базу данных по дореволюционным зданиям ) возле тюрьмы была церковь и часовня. На карте Барнаула 1907г. в районе тюрьмы (за её пределами) указано здание часовни, а с другой стороны тюрьмы указана церковь. В настоящее время они не существуют. Часовня за ул. Культурной не сохранилась- там сейчас частный сектор. А на месте церкви (помеченной в плане 1907г. крестом) сейчас находится автостоянка перед домом 36"А" и деревянный общественный туалет. ( Символично, правда? Раньше на этом месте люди отправляли надобности духовные, ну а сейчас отправляют естественные..) .

Владимир Иванович: Теперь выложу статью с документальными сведениями о руководстве и состоянии тюрем Томска, Бийска ,Барнаула до 1917 года ( Я не буду указывать автора и дату статьи с целью защиты от недобросовестных пользователей форума, которые бесцеремонно копируют выложенные здесь материалы в свои личные студенческие рефераты, блоги, сайты и т.д. и выдают скопированную здесь информацию как "собственноручно с большим поисковым трудом найденную".. и ни дождешься от них потом даже "спасибо" за проделанную вместо них работу.. Извините за отступление от темы, но пора наводить в этом вопросе порядок, создать какие то защитные правила. Но если "старому", постоянному пользователю форума будут нужны уточнения, пожалуйста обращайтесь на мою личную почту, она указана в моем профиле. ) Итак , текст статьи: "Что из себя представляли конвойно-охранные подразделения?"


Владимир Иванович: Что из себя представляли конвойно-охранные подразделения? Томский резервный пехотный батальон Омской местной бригады: командир полковник Н.Н. Новоселов, зав. хозяйством (по тылу) подполковник С.И. Куранов, адъюнкт (начштаба) подполковник И.С. Дамасин, поручики: казначей А.Ф. Дорофеев, зав. оружейной Н.И. Коренин, зав. учебной командой (розыск) А.Н. Теплов, делопроизводители И.А. Аксенов (поручик) и коллежский асессор Ганкевич, младший штаб-офицер Н.М. Пепеляев, зав. лазаретом титулярный советник А. Н. Бухвостов, старший врач коллежский асессор А.А.О. Дикштейн, младший врач коллежский асессор Н.И. Флоринский. 4 роты (4 ротных и 21 младших офицеров). Барнаульский уездный воинский начальник (отвечал за конвоирование и охрану тюремного замка) подполковник А.А. Буяльский, Бийский – М.И. Рылеев. Бийским исправником был Я.В. Остржинский (Директор Тюремного Отделения). По личному составу. Смотритель Бийской тюрьмы Николаев уволен согласно прошения в отставку, исполнял его обязанности Всеволод Птичников. По сроку удостоены серебряной медали с надписью «За беспорочную службу в тюремной страже» для ношения на груди Анненской ленте надзиратели Барнаульской тюрьмы Г. Хореев, Светличный, Ф. Пимнев, К. Южаков, Е. Полуэктов. Нужно отметить, что Главным штабом военного Министерства пеше-этапные тракты между этапами «Проскоково» и «Медведская» на Томско-Барнаульском тракте … упраздняются. О благотворительности. Так Директора Барнаульского Тюремного Отделения своему замку пожертвовали к Пасхе продукты. 1898 г. Некоторый ремонт производился в Барнаульском замке (94 руб. 80 коп.) и на постройку новой тюрьмы выделялось 5800 руб. В Бийске на ремонт замка затрачивалось 300 руб. Суточная Продовольственная Табель на этот год уездным городам определялась 2 коп. (за экономию средств). Содержалось в Барнауле 1297 заключенных (убыло 1070), а в Бийске – 743 и убыло 536. Рост политических арестантов. По личному составу. Уволен в отставку смотритель Барнаульской тюрьмы коллежский асессор Безбородов, а вместо него определен губернский секретарь (отставной) Иван Рошковский. Начальник окружной тюрьмы получал 300 рублей жалования и 300 рублей столовых и на канцелярские расходы 50 руб. в год. Нужно заметить, что тюрьмы уездные посещал не реже двух раз в год (зимой и летом) губернский Тюремный Инспектор, кроме того, и губернатор по своим служебным обязанностям и по общественным как Вице-президент Попечительного о тюрьмах Комитета. «За благотворительную и общественную деятельность» члены Тюремного Попечительства награждались медалями «За усердие» нагрудными серебряными на Станиславской и Анненской лентах, шейными – золотистыми и серебряными на Станиславской, Анненской, Владимирской, Александровской лентах, золотая – на Андреевской. Имперское значение имел закон от 12 июня 1900 г. «Об отмене ссылки на житие и ограничения ссылки на поселение». Ссылка заменилась тюрьмою – лишением свободы. Смотрители тюрем в 1900 году получили Правила чтения содержащимися в предварительном заключении по делам политического свойства. Книги, в которых будут найдены записи, подлежали уничтожению, а заключенные, пытавшиеся установить таким образом, переписку, связь, лишались права получения книг. По освобождении книги могут быть этими заключенными подарены тюрьме. XX век. Меняется облик системы наказаний: основным видом становится лишение свободы. Значительная часть судимых по политическим мотивам. Волна революционного движения разлилась по всей Сибири: в нем принимают участие рабочие, студенты, учащиеся, поддерживают их крестьяне и интеллигенция. 1903-1907 г.г. прошли под лозунгами «Долой самодержавие!» и «Да здравствует свобода!». В связи с русско-японской войною ставилась задача перед карательными органами очистить Сибирь от «большевистской заразы». Аресты. Поражение в этой войне подорвало уважение народа к царю и правительству. Петербургские события 9 января 1905 г. всколыхнули всю Россию. 18 января прошла демонстрация, с которой расправились полиция и казаки и очень жестоко: убит знаменосец. Вспыхнули забастовки в городах губернии. 18 октября в Томске проходит стачка в поддержку Всеобщей Российской политической стачки. Волнения в населенных пунктах. Губернию объявили на военном положении. 1910-1912 г.г. – новый революционный подъем масс. И снова пополнение томских мест заключения и снова губерния – край ссылки. 1908-1914 г.г. – шли выступления в Томском округе, на Алтае начался захват переселенцами кабинетских земель, отказ выполнять повинности. Особенно активно это шло в 1911 г. в Алексеевской волости, где власти принялись наводить порядок, но безуспешно: крестьяне убили одного полицейского, другого смертельно ранили. Тогда туда ввели войска. I-я Мировая война ухудшила материальное положение простого люда. С западных регионов империи в Сибирь хлынули толпы беженцев, которые здесь никто не ждал. Ухудшение положения крестьянства, рост налогов, а в семьях большинство кормильцев призвано в армию. Неудачи на фронтах войны, ненужной народу, усталость от нее. Росли ряды городского пролетариата. В уездах формировались все новые воинские части. Так создались благоприятные условия для ведения большевистской пропаганды против войны, против самодержавия. И вновь заработали военно-полевые суды. Но хватало работы и другим судам, т.к. криминогенная ситуация в губернии резко ухудшилась: воровство, грабежи, когда и убийства. И детская преступность. Февральскую буржуазно-демократическую революцию везде приняли восторженно, кроме работников тюрьмы. Мартовская амнистия. Комиссия Томского губернского Комитета общественного порядка и безопасности приняла меры по пересмотру уголовных дел, освобождению осужденных. Один из источников сообщал, что в тюрьмах Томской губернии после амнистии осталось всего 69 заключенных. Неумная эта была амнистия. Немалая часть освобожденных вновь стала на путь преступлений. Временное правительство вело ту же политику, что и царизм – война, поэтому рабочий класс и крестьянство стало поддерживать большевиков: забастовки на производстве, захват земли и покосов у кулаков и других землевладельцев. Солдаты стали на сторону народных масс. Естественно, ужесточилась карательная политика властей, начиная с уголовного законодательства: введение смертной казни по ряду преступлений. В тоже время тюремное законодательство создавалось в сторону его гуманизации, но ему не удалось «поработать». Тюремные служащие на своем профсоюзном съезде не приняли новшества. Тогда власти решают: за невыполнение Циркуляров Комиссариата Юстиции, т.е. за саботаж, несогласных наказывать вплоть до лишения свободы. Вот таким был исторический фон в начале XX века до периода образования из южных уездов Томской губернии в июне 1917 г. Алтайской губернии. Этот период не был легким для тюремной системы губернии. Рост населения – рост тюремных сидельцев. А тюрьма лучше не стала. Как жили алтайские окружные тюрьмы в начале века прошлого? Произвол в тюрьмах всегда присутствовал, но законом от 23 мая 1901 г. ему поставлен препон: введены в тюрьмах Временные правила, установившие постепенность дисциплинарных наказаний арестантов: 1) выговор; 2) срочное лишение права чтения, переписки, свиданий и права приобретения на собственные средства съестных припасов; 3) временное воспрещение распоряжаться заработанными деньгами; 4) лишение месячного заработка; 5) временное уменьшение пищи до оставления на хлебе и воде; 6) арест в светлом или темном карцере с применением, в случае буйства, смирительной рубашки и 7) телесное наказание розгами до 50 ударов для арестантов, которые до осуждения не были освобождены от телесных наказаний. Истязание розгами предполагалось приводить в исполнении келейно, в присутствии начальства и врача, с возложением обязанности сечения на одного из тюремных надзирателей по жребию. По личному составу: смотритель Барнаульского замка А.А. Палков назначен начальником губернской тюрьмы, а вместо него на эту должность переведен не имеющий чина Денисов (1901 г.). Содержалась в тюрьмах основная масса в возрасте от 21 до 30 лет. За преступления: на 1 месте преступления против частной собственности, а на втором – против жизни. По итогам 1903 г. по данным ГТУ томские тюрьмы и Отделения допустили наибольшее количество побегов среди губерний – 87 (две пятых приходится на алтайцев). И в то же время наилучшие производственные показатели: наибольшее увеличение заработка (заработано 36248 руб. – 12 место из 91). Хорошие показатели по дровокольным, строительным и ассенизаонным делам. На 1.01.1904 г. в Барнаульском замке содержалось 313 чел., прибыло за год 984 и убыло 1120 чел. А в Бийском на 1.01.1904 г. находилось 202, да поступило 606 и убыло 608 чел. Тюремные чины: смотрители – Бийской штабс-капитан Фомин, Барнаульского – поручик запаса Шаранов (до Фомина смотрителем был титулярный советник Рязанов). В этом году в одной из камер Барнаульского тюремного замка открылась школа и библиотека – заведывание ими без вознаграждения. О «ЧП» в Барнауле. 24 декабря 1904 г. из церкви тюремной пытались бежать двое подследственных, вооруженных ножами. Надзиратель Мацук был ранен в руку преступником и, тем не менее, бросился за убегавшими и одного задержал, а другого задержали надзиратели Парфенов, Степкин и Зырянов в одной четверти версты от тюрьмы. Губернатор по надзору объявил благодарность и разрешил им выдать по 3 руб. каждому. 12 мая 1904 г. объявлено об отмене пересылки арестантов по всем трактам Сибири и Сибирской железной дороге в связи с Русско-Японской войной. 1905 г. – на этот год суточное довольствие Барнаульцам и Бийцам устанавливалось 8 коп. (в остальных тюрьмах 4 и 6 коп.), значит, здесь больше, чем где-либо жизнь подорожала. И в этом году Тюремная Инспекция, как и Тюремные Отделения, объявляла торги на производство одежды, поставку дров, продовольствия…. Инспекция очень часто помещала в газетах объявления о розыске арестантов, например, 6 июля, 15 и 18 декабря «бежали с внешних работ с Барнаульского тюремного замка…». Государь за отлично-усердную службу по тюремному надзору пожаловал серебряную медаль с надписью «За усердие» на Анненской ленте бийским надзирателям И. Нарокову, А. Скомарозову, И. Червотенко и К. Гракову. О благотворительности: бийский купец М. Снигирев передал в тюрьму хлеба белого 77 пудов и мяса 5 пудов. На Главковский опросник об имеющихся в местах заключения школах и библиотеках ответ был таким: барнаульцы – что школа в одной из камер, 47 учеников, школа и библиотека с 1904 г.; бийцы – «Школа и библиотека есть, в школе (с 1900 г.) 22 человека – одна восьмая часть арестантов. Не всех охватили. Теснота. Читаются лекции». В 1906 г. в Санкт-Петербурге вышли в свет книги Д. Кеннана «Сибирь и ссылка», «Сибирь», которые 20 лет были под запретом в России, в них он описывал ссылку сибирскую и места лишения свободы 1885 г. (был он в Барнаульской тюрьме). И как он верно тогда отмечал: «Повсюду царит беспорядок и произвол. Причины: низкий уровень развития и нравственных устоев работников, характеризующий оттого, что за ничтожное вознаграждение, предлагаемое им, нельзя найти людей». Это же самое можно было сказать и в 1906 г. оклад содержания тюремной стражи подняли старшим надзирателям 240 руб., а младшим 180 руб. Как содержались арестанты? Если в губернском городе в тюрьмах был беспредел, то, что уж говорить об уездных. Например, в марте 1907 г. арестант Томского ИАО №2 решил покончить жизнь самоубийством из-за того, что его избивали начальник отделения и надзиратели, но спасли. Писал прокурору Окружного суда, но он к нему не заходил, хотя ему сообщали арестанты из соседних камер. Сообщившие о данном происшествии за эту «услугу» попали в карцер. В 1908 г. Бийским смотрителем был штабс-капитан Фомин А.Е. В августе 1909 г. в должность Тюремного Инспектора вступил надв. Советник А.Э. фон Гофланд, объехал и проверил все тюрьмы и везде сделал замечания, обнаружив в канцеляриях, в отчетности и счетоводстве запущенность. Плохо и редко проводятся обыска в камерах – брошюры, деньги. Закон от 22 июня 1909 г. «Об условно-досрочном освобождении» позволял выйти многим заключенным на свободу раньше срока. 2 января 1909 г. в места заключения уездов направлено Указание о необходимости создания Общества покровительства лицам, освобождаемым из мест заключения («Патронаж»). И в этом году такие общества созданы в Барнауле и Бийске. Патронаж имел целью: 1) содействовать лицам, освобождаемым из мест лишения свободы в устройстве их быта, возвращению к честной жизни; 2) помогать нуждающимся семействам заключенных и ссыльных. Деятельность общества была разнообразной: помогало освобождаемым деньгами и вещами, советами и указаниями, оказывало медицинскую помощь через врачей, предоставляло поденные, временные и постоянные занятия…. Чтобы привлечь внимание граждан к деятельности общества членами его Правления писались материалы в губернских, городских и уездных газетах. Например, 8 и 10 января 1915 г. имелись публикации в Бийской газете «Алтай». И это давало положительный результат. Так, 11 июля 1911 г. учреждены Общества в селах Камень и Бердское Барнаульского уезда, а затем и в других населенных пунктах губернии. Патронаты отчитывались перед Тюремной инспекцией о своей работе, просили субсидий по линии Министерства Юстиции, посылали списки членов правлений для утверждения их в должностях. Утверждал уездные правления Губернатор по представлению тюремного инспектора после проверки их благонадежности через жандармское управление. Кто был в составе уездных Правлений Патронажа. Например, г. Бийск (16.06.1912 г.)% 1. М.О. Сычев, мещанин. 2. В.В. Прибытаева, жена врача. 3. Е.П.Прибытаев, женский врач. 4. И.Н. Шендриков, помощник присяжного поверенного. 5. М.С. Гемелин, врач (проходил по делу «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», выслан в Восточную Сибирь). Члену правления выдавался билет. В соответствии правил о Государственной помощи «Патронатам» Общества освобождались: 1) от налогов и сборов с недвижимого имущества; 2) от государственного промыслового налога; 3) от государственного квартирного налога с помещений, занятых учреждениями «Патроната»; 4) от гербового сбора по всем делам в судах, по государственным актам; 5) от судебных пошлин с бумаг…. Работа Обществ была гласной. Самые активные его члены поощрялись, а т.ч. золотым или серебряным знаком Общества «Патронат» в виде жетона. Награждались за заслуги, за работу не менее 5 лет, за крупные пожертвования. Стоили знаки: серебряный – 15, а золотой – 25 рублей. 8 января 1914 г. «Патронатами» «получено разрешение губернатора производить лекции в тюрьмах». По амнистии Временного правительства из мест заключения ушло много заключенных, которым Патронаты оказывали посильную помощь. Установившаяся после февраля 1917 г. власть в губернии одной из своих задач по предупреждению и борьбе с преступностью считала «организацию патронатов над заключенными…». В 1917 г. деятельность патронатов прекратилась. 1910 год. Рост арестантов в тюрьмах и полицейских помещениях при управлении исправника и становых приставов (каталажные камеры), имелся рост мест заключения. Например, в 1909 г. в Барнаульском уезде мест заключения было 77 (больше, чем где-то в уездах), то в 1910 - уже 96. В Бийске было 32 места заключения, стало 31. к имеющимся Томскому замку, Томским ИАО №1 и 2, Каинскому, Кузнецкому, Барнаульскому, Бийскому и Мариинскому прибавился еще один – Ново-Николаевский (филиал Томского, в 1914 г. он станет окружным). По сообщения Томского и Барнаульского Окружных судов за год в губернии было совершено 7781 преступление (+1051), а подсудимых 15827, к уголовной ответственности 5387 чел. Нехватка мест и в тюремных больницах: Барнаульская была на 30 коек, Бийская – на 10. На одно место в течение года приходилось шесть человек. По личному составу. Губернатор своим приказом мог увольнять, принимать на службу чиновника по VIII класс. Так, приказом Томского губернатора от 31.07.1910 г. №43 причислен смотритель Бийского Тюремного замка губернский секретарь Сушкевич к штату Тюремного отделения Томского губернского правления без содержания, назначен и.о. сверхштатного помощника смотрителя Барнаульского Тюремного замка состоящий в штатах тюремного общества н.ч. А.М. Филатов. Губернатор 19 августа т.г. объявил благодарность смотрителю Барнаульского Тюремного замка н.ч. Ф.А. Войтовецкому за образцовый порядок, найденный при внезапном посещении Тюремного Инспектора. С 1 ноября Войтовецкий приступил к обязанностям смотрителя Томского замка, смотритель из Томска губернский секретарь Чекстер занял его место «для пользы службы». Из ГТУ поступали ряд Циркуляров, например, «О направлении запросов о политической благонадежности лиц, желающих поступить на службу в места заключения», «О мерах предупреждения и ограничения развития холерных заболеваний в местах заключения»…. 20 декабря 1910 г. выходило Указание ГТУ об откомандировании надзирателей на постройку Амурской железной дороги. Наверняка, кто-то поехал туда с Алтая послужить. Опасной все же была тюремная служба. Коллективы тюрем в 1911 г. выразили родным и близким семьям четырех надзирателей Московской пересыльной тюрьмы, погибшим от рук каторжан, свое сочувствие. 1912 г. Тюрьмы пополнялись личным составом. Так смотрителем Барнаульского тюремного замка был губернский секретарь В.И. Чекстер (имелось 2 помощника), Бийского – н.ч. Акмень (2 помощника). Действовали отделения «Патроната», например, в Барнауле в это время председателем являлся В.В. Михайлов, заместителем В.М. Урчинский, имелись еще 3 члена и 3 кандидата. Конвойно-охранными делами также занимались караулы 2-й пехотной Сибирской резервной бригады, в частности, полк №44 (г. Барнаул, 6 рот). С 1912 г. введена единая пищевая Табель, по которому обыкновенная порция: печеного хлеба 2,5 фунта, мука ржаная, но могла быть и пшеничная. Крупа гречневая, но можно заменять пшенной, ячневой, рисовой…. Сала 73 золотника. Табель - табелем, но на сутки на питание в 1913 г. 1 арестанта выделялось 7 коп., покупали что подешевле. 4 января 1913 г. Барнаульский смотритель н.ч. Акмень переведен в Томск, а бийским смотрителем коллежский регистратор Демьяник (до октября, должность будет сокращена). По приказу Томской инспекции от 9 октября 1913 г. №7 ВРИО начальника Барнаульской тюрьмы губернский секретарь Чекстер (бывший смотритель тюремного замка, замки переименованы в тюрьмы), помощник начальника 4 разряда стал коллежский регистратор Филатов, н.ч. Аронов, помощник начальника Барнаульской тюрьмы 5 разряда. Помощником начальника 4 разряда губернский секретарь Куниловский назначен в Бийск, с временным заведыванием тюрьмою, туда же помощником 5 разряда определен н.ч. Петров – командирован для письменных занятий. Оклад годовой Барнаульскому и Бийскому смотрителю установлен 1200 руб. В 1913 г. праздновалось 300-летие дома Романовых, амнистия арестантам (частичная), поощрения чиновникам. Бронзовой медали в честь этого события удостоен был Чекстер. Коллежский секретарь Владислав Иванович из крестьян, выдержал испытание на вольно-определяющего 2 разряда. Служит в тюремном ведомстве с 1881 г., в должности начальника тюрьмы с 1.10.1913 г. Кроме медали и высочайшего подарка – золотых часов, других наград не имел. Поступило Указание, чтобы шить обувь и одежду для надзора в тюрьме. Нужно отметить, что губернатор объявлял выговор Демьянику за вывод бывшего «побегушника» на внешние работы. По-прежнему сотрудники тюрем перечисляли средства в фонд А.М. Максимовского, бывшего начальника ГТУ, убитого террористами в 1907 г. из этого фонда выплачивались пособия семьям погибших на боевом посту тюремных служителей, в т.ч. 2 надзирателей Томских ИАО, погибших в 1907 и 1912 г.г. Мариинского тюремного замка. В ночь 31 августа 1913 г. в Мариинске погибло 3 надзирателя от рук убийц-арестантов. Некоторые поделки производства, как экспонаты, отправлялись в музей при ГТУ. Между прочим, Тюремный Главк Министерства Юстиции возглавил бывший Томский губернатор Петр Карлович Гран. Он много делал по укреплению местной тюремной системы: развитие сельхозколоний, детской исправительной колонии, приютов, богаделен, обустройство замков. Но революции он не воспринял. Став начальником ГТУ МЮ Временного Сибирского правительства Колчака, Гран поотменял Циркуляры Главного управления местами заключения Временного Правительства, заменив на царские. В августе 1919 г. он с правительством выехал из Омска в Иркутск. Дальнейшая его судьба не известна. Человек был жестокий, требовательный, поощрял исполнительных работников. По Томской губернии шла перевозка заключенных в арестантских вагонах по маршрутам (юг): №326. Усть-Каменогорск – ст. Алтайская (1 раз в месяц, обслуга Усть-Каменогорской конвойной командой, Семипалатинская область). №337. Усть-Каменогорск – с. Змеиногорское, 1 раз в 2 месяца. Змеиногорский округ Томской губернии не имел своей тюрьмы, а только этап (дорожная пересылка). №338. с. Змеиногорское – ст. Платово (Змеиногорск- Саушкинская- Курбанская- Калмыцкие мысы- Белоглазово- ст. Платово; сопровождение Змеиногорской и Барнаульской команд). №339. г. Барнаул – ст. Платово (по мере надобности). №340. г. Барнаул – этап «Гонюшкино зимовье»; Барнаульская и Ново-Николаевская команды 1 раз в неделю. №341. г. Ново-Николаевск – этап «Гонюшкино зимовье»; по мере надобности. №342. г. Барнаул – ст. Овчинниково; Барнаульская и Бийская команды; по мере надобности. №343. г. Бийск – ст. Овчинниково, Бийская и Барнауульская команды, по мере надобности. №344. г. Бийск – до ночлежки «Мартынова»; команды Бийская и Кузнецкая. Этапы от Томска до ст. Тайга и обратно сопровождала томская конвойная команда 2 раза в неделю. Имелся арестантский вагон Томск – Красноярск (воскресенье и понедельник).

Владимир Иванович: (окончание статьи) --По Циркуляру от 24.12.1913 г. за истребление или повреждение теремной одежды арестантами, ссыльными и пересыльными производится взыскание с них до 5 лет по распоряжению смотрителя (начальника) на сумму до 5 рублей, а более 5 рублей по распоряжению инспектора. Все арестанты должны носить казенную одежду. 1914 г. Первая мировая война серьезно отразилась на материальном состоянии и изменении функций конвойных частей – теперь они также заниматься должны конвоированием военнопленных и сопровождать воинские грузы. В Сибири (Томской губернии) стали создаваться лагеря военнопленных. Эти места заключения относились к военному ведомству. В мае ГТУ прислало губернатору письмо, в котором говорилось, что чины тюремной администрации в случае самоубийства или скоропостижной смерти арестанта должны немедленно доводить до сведения прокурорского надзора, провести дознание, произведя вскрытие трупа тюремным или полицейским врачом. 14 апреля помощник начальника Томской тюрьмы коллежский регистратор Филатов назначен временно исполняющим должность начальника Барнаульской тюрьмы (начальник титулярный советник в.И. Чекстер, имелось еще 2 помощника сверхштата). 18 июля 1914 г. монаршее повеление об общей мобилизации. Манифест по поводу войны. Санкт-Петербург переименован в Петроград. Призыв коснулся и тюремных работников. Наверняка, что из алтайских тюрем ушли в солдаты и служители. В армию, например, призван был и секретарь при Губернском Тюремном инспекторе. В ГТУ учредили Российский Комитет помощи семьям, состоящих на службе в тюремном ведомстве, призванных на действительную военную службу. Решено создать «Лазарет членов Тюремного ведомства». В учреждениях устанавливались кружки для сбора пожертвований на №Красный крест» (мед. общество). Даже томские арестанты пожертвовали 169 руб. 13 августа 1914 г. вышел приказ ГТУ №47 «О соблюдении особой бережливости по всем отраслям тюремного хозяйства» (по использованию и старого имущества). Оклад у надзирателей увеличился на рублей 60. Произошло некоторое изменение формы одежды и вооружения по Табели вещевого довольствия тюремных надзирателей и надзирательниц, утвержденной 28.01.1914 г. По ней для надзирателей полагалось: мундир и шаровары на 1 год из черного неворсованного сукна, летний китель – 2 на 3 года из рогожки защитного цвета, шинель на 3 года из черного драпа маренго, фуражка зимняя на 2 года и летняя, меховая на 3 года, башлык на 5 лет, кожаный пояс на 2 года, накидка-плащ – на 4 года, сапоги на 1 год. Некоторые вещи для находящихся на наружных работах. В отчете ГТУ за 1914 г. говорится, что надзиратели имели летний китель из бумажной или льняной материи защитного цвета, однобортный, со стоячим воротником. Установлены нашивки на рукавах мундира и шинели за 5, 10 и 15 лет «беспорочной службы». Надзирателей решено было вооружить драгунской трехлинейкой. Из-за нехватки людей воинского караула – на внешние посты приходилось ставить надзорсостав. А побеги из тюрем, с внешних работ случались: по России на каждую губернию в среднем их приходилось по 12, половина не разыскана. Но Томичи в худших не были отмечены. В 8 раз по России выросло число убийств в тюрьмах: в числе неблагополучных названа Томская губерния, где совершено 4 убийства (замыкая худшие, но самая «убийственная» губерния – Московская – 17 смертей.). об этих убийствах: возможно, что в печати не сообщалось…. А происшествий в тюремном мире Томской губернии хватало. 1 января 1914 г. младший надзиратель Барнаульской тюрьмы М. Тарасов обратил внимание на осужденного к каторжным работам, при его досмотре в подошве обуви обнаружена английская пилка «За внимание и усердное отношение к службе» надзирателю объявил благодарность Тюремный Инспектор. 14 февраля пыталась совершить побег из Змеиногорской этапки партия арестантов, вызвав начальника конвоя, и когда он открыл дверь камеры, то бросились в проем, но часовой выстрелил, а после подоспел конвой…. 10 мая «через очко отхожего места этапного помещения села Калманского бежал арестант». В конвое находились нижние чины Барнаульской местной команды. 26 – 27 июля 1914 г. из Барнаула поступали телефонограммы Инспектору о том, что «началась в связи с войной мобилизация из запасов нижних чинов. 20-тысячная толпа разбила винный склад у тюрьмы. Наружный караул сняли и ввели внутрь (ходили слухи о возможности нападения на тюрьму). 4 часа дня – у тюрьмы собралась большая толпа пьяных. Выбили стекла окон административного здания. Трое неизвестных залезли на вышку и вели переговоры с арестантами. Помощник смотрителя Филатов произвел в них три выстрела – они скрылись. Для усиления охраны тюрьмы прибыла к 5 часам дня воинская команда из 40 человек. В ночь 23 часа и день 13 часов – спокойно. В 2 часа на 29 июля стрельба по тюрьме из кустов у тюремной церкви по баррикадам, где находились нижние чины. Военная команда учинила стрельбу по кустам – и все смолкло. Пострадавших из нижних чинов и военных не было. В тюрьме спокойно. Находились, не покидая поста, два дня. Засвидетельствована энергия и деятельность помощника начальника тюрьмы Филатова, старших надзирателей Сопина, Балецкого, младших – Пискунова и Лоскутова». 30 июля вновь телеграмма Инспектору из Барнаула: «Сейчас в тюрьме 1200 арестантов. Сегодня-завтра будет доставлено 300 обвиняемых в Барнаульском винном погроме, поджоге, грабежах. Помещения нет. Вынужден отказать в приеме. Видах усиления надзора прошу распоряжения учредить временный караул на 8 постов. За начальника тюрьмы Филатов». 12 июля. Бийск. Младший надзиратель, стоявший на наружном внутри ограды посту №1 произвел выстрел по арестанту, который не отходил от окна, несмотря на требования. Суточное довольствие арестантов на год установлено: г. Барнаул – 9 коп., г. Бийск, г. Змеиногорск – 8 коп. Денежные пожертвования шли и в пользу Фонда Максимовского, Красного Креста, Лазарета тюремного ведомства и Фонд семей надзирателей, ушедших на действительную воинскую службу. Так, в пользу Лазарета за VIII-XII 1914 г. Бийская тюрьма перевела 34 руб. 65 коп. и Тюремное Отделение 58 руб. Директора Барнаульского Отделения передали 72 руб. 75 коп. (в составе Бийского Отделения – 8 директоров, председательствующий – исправник Г.Г. Григорьев, а в Бийске – 9, председательствующий И.В. Поляков). Введена дополнительная должность помощника начальника тюрьмы пятой категории в обе алтайские тюрьмы с годовым окладом 600 руб. Указом от 1 января 1914 г. серебряной медалью на Станиславской ленте «За усердие» награжден надзиратель Змеиногорского этапа Федор Казаринов. Из биографии начальника Бийской тюрьмы Шабанова Ивана Ивановича (с 1914 г.): 1864 г.р., служит с 1887 г., из мещан, выдержал испытания на первый классный чин (по программе 3-летнего уездного училища). В тюремном замке имелось два сверхштатных помощника и письмоводитель. 1915 г. – происшествий и в этом году хватало, но тюрьма меньше интересовала газетчиков и обывателя, т.к. много в печати уделялось внимания сводкам с военных действий на фронтах или жизни военнопленных. Война началась и нужны были солдаты, и часть амнистированных заключенных призвали в армию. В тоже время рост судимых за дезертирство, уклонение от воинской службы, совершивших преступления из числа эвакуированных из западных областей империи. Тюрьмы и каталажки забиты были и заключенными, осужденными за самогоноварение. Тюремные служащие сведения о геройских поступках своих бывших коллег получали из рубрики «Боевые отличия» в журнале ГТУ «Тюремный вестник», выходящий с 1893 г. Как и ссыльные, арестанты бежали из тюрем и не всегда их возвращали в «родные» стены. Их розыском занимались: губернское жандармское управление, уездные и становые исправники, Тюремное Отделение губернского управления…. 30 октября вышло Постановление «Об обязательном привлечении к работам подследственных арестантов-рецидивистов». Следование арестантов по Томской губернии шло по Алтайской и Томской железной дороге. И этапы заключенных шли по определенным планам, маршрутам. Например, по плану №231: Семипалатинск – Ново-Николаевск и обратно по Алтайской железной дороге. Сопровождение Барнаульской и Змеиногорской командами. План №232. движение Барнаул – Бийск…. Суточное довольствие на год составило на одного арестанта 9 коп. в Змеиногорске и 7 коп. в Бийске и Барнауле. Указом от 1 января 1915 г. награжден золотой медалью «За усердие» нагрудной на Анненской ленте Федот Томилов из Бийска. 1916 г. Был начальник ГТУ П.К. Гран в южных окружных тюрьмах в 1915 г., но в августе 1916 г. он выезжал с инспекциями по городам Сибири. Жизнь дорожала, если на начало года на 1 заключенного на питание выделялось 7 коп., то с 1 апреля – 14 коп. Добавились должности помощников начальников тюрем (4 части заведывания: административным порядком (режимом), хозяйственной частью, арестантскими работами и канцелярией с бухгалтерией). 3 февраля 1916 г. Совет Министров принимает решение о привлечении на военную службу состоящих под судом и следствием, а также отбывающих срок по суду (неумное решение: лучше быть в тепле – в тюрьме, чем в окопах). В пользу Фонда семей надзирателей… с 1 февраля по 1 мая 1916 г. пожертвовали: чины Барнаульской тюрьмы 25 руб. 53 коп. + 24 руб. 15 коп. + 24 руб. 80 коп., Бийской 8 руб. 96 коп. + 6 руб. 75 коп. + 7 руб. 67 коп. Сенат принял решение упразднить конвойную команду, а вместо нее добавить людей в Барнаульское управление уездного воинского начальника (занимался перевозками арестантов). В Фонд Лазарета отчислялся процент от денежного содержания служащих, например, Барнаульская тюрьма в феврале перечислила 24 руб. 15 коп., в марте – 24 руб. 85 коп. и в апреле 25 руб. 00 коп. Лазарет имел Отделение. «Содержание коек имени заключенных в тюрьмах» (средства арестантов), были такие койки и в лазаретах Красного Креста. Вышла Общая тюремная Инструкция, состоящая из разделов: Введение. Отдел I. Управление местами заключения. Раздел I. Личный состав. Раздел II. Права и обязанности служащих в местах заключения. Глава I. Общие обязанности. Отделение №1. права и обязанности начальника мест заключения. Отделение №2. права и обязанности помощника начальника мест заключения. Отделение №3. права и обязанности лиц, состоящих при местах заключения: А) духовных лиц (различных вер. Б) учитель (ца) и библиотекарь. В) врача, фельдшера (цы) и акушерки. Г) техники, инженеры, механики, мастера (цы). (примечание: это тюремные служащие). Раздел III. Совещание членов тюремной администрации и лиц, состоящих при местах заключения. Раздел IV. Глава I. Обязанности службы чинов тюремной стражи. Глава II. Служба старших тюремных надзирателей. Отделение №1. Общие обязанности. Отделение №2. Старший надзиратель – заведующий административным порядком. Отделение №3. Старший надзиратель – заведующий хозяйственной частью Отделение №4. Старший надзиратель – заведующий арестантскими работами. Глава III. Служба младших тюремных надзирателей. Отделение №1. Дежурные надзиратели. Отделение №2. Запасные и свободные от дежурства надзиратели. Глава IV. Служба тюремных надзирательниц. (Примечание: это тюремная стража). Отдел II. Раздел I. Глава I. Прием арестантов. Глава II. Прием денег и вещей арестантов. Раздел II. Распределение арестантов в местах заключения. Раздел III. Содержание арестантов. Цель заключения. Глава I. Распределение арестантского дня и поведение арестантов. Глава II. Содержание арестантских помещений и соблюдение правил чинов. Глава III. Продовольствие арестантов. Глава IV. Вещевое довольствие арестантов. Глава V. Лечение и содержание больных арестантов. Глава VI. Занятие арестантов работами. Глава VII. Духовно-нравственное и просветительское воздействие на арестантов. Глава VIII. Сношение арестантов с внешним миром. Отдел №1. Свидания. Отдел №2. Арестантская переписка. Глава IX. Исправление дисциплинарной меры. Раздел IV. Выбытие арестанта из мест заключения. Раздел V. Обязанности помощника начальника мест заключения. Отдел №1. Обязанности по заведыванию административным порядком. Отдел №2. Обязанности по заведыванию хозяйственной частью. Отдел №3. Обязанности по заведыванию арестантскими работами. Отдел №4. Обязанности по заведыванию канцелярией и бухгалтерией. 11 мая 1916 г. выходит постановление Правительства о добавочном довольствии чинов правительственной службы по случаю вздорожания жизни (тюремные чины относились к этой категории). Серебряной медалью «За усердие» на Станиславской ленте награжден надзиратель Федот Руднев из Бийска. Приказом Тюремного Инспектора от 3 ноября 1916 г. №63 «Объявляется благодарность младшему надзирателю Барнаульской тюрьмы Гаворскому за ревностное исполнение служебных обязанностей, благодаря чему, им обнаружено у прибывших в тюрьму двух каторжных стальной пилки, тщательно спрятанная ими в книге Святого Евангелия». В 1916 г. вышел в последний раз 12-номерной журнал Издания ГТУ «Тюремный вестник», который выписывали чины тюремного ведомства и Попечительных Тюремных Отделений, выходивший с 1893 г. «В нем присутствовали как официальный, так и не официальный отделы, но и справочные материалы по всем вопросам тюремной и конвойной службы. Сведения и указания, касаемые тюремных установлений так и учреждений тюремно-благотворительного характера, а равно и исправительно-воспитательных заведений для несовершеннолетних». Обобщался передовой опыт. Публиковались информации с мест и из заграницы. Были и литературные страницы. В 1917 г., наверное, вышел только первый номер «Вестника». О свержении самодержавия широкие массы в Томске узнали только 2 марта, когда местные газеты вечером тремя особыми выпусками были опубликованы все телеграммы с известиями о событиях в Петрограде. А до уездов эти известия пришли через несколько дней. 2 марта местная буржуазия организовала свой орган власти – Временный Комитет общественного порядка и безопасности, который через несколько дней становится губернским, а для управления губернией создается комиссариат из трех лиц. Временное Правительство направило комиссара – управляющего губернией. Комиссарами стали губернский Тюремный Инспектор, начальники тюрем. В комиссары народной милиции превращались уездные исправники, ставшие председательствующими директорами Тюремных Отделений. Однако взять власть полностью в свои руки буржуазии не удалось – противостояли ей созданные Советы рабочих и солдатских депутатов. После июля двоевластие было ликвидировано в пользу буржуазии. Февральскую революцию узники встретили с ликованием, с мыслью, что изменится к лучшему жизнь в стране и их личная, ждали по этому поводу амнистию. Тюремные служащие не особо-то радовались таким переменам: не известно, что будет, но все-таки тюрьма была, есть и останется при любой власти и они оказались правы. И все же: меньше сидельцев – меньше личного состава, а значит – сокращение штатов. И это было так. Но тюремных служащих, как полицию не «чистили», а некоторых начальников тюрем позаменяли местами и в 1917, и в 1918 г.г., с установлением Советской власти. Особых изменений не произошло в Тюремной Инспекции: не стало Инспектора, который проработал 4 года. Постановлением Временного Правительства ГТУ МЮ с 26.04.1917 г. переименовывается в Главное Управление по делам мест заключения (ГУМЗ). Не нужен бывший начальник ГТУ П.К. Гран. Погромов тюрем в Томской губернии не наблюдалось. 2 марта объявлялась амнистия, как она проходила и в каком состоянии находились тюрьмы, докладывал член Распорядительного Бюро Временного Комитета Общественного порядка и безопасности Б.М. Ганн сессии Томского народного собрания, проходившей с 20 апреля по 18 мая 1917 г.: «Большой угрозой общественной безопасности оказалось то угнетение, то стеснение человеческих прав, которое старое правительство применяло в тюрьмах. Каторжный режим убил все хорошее, что оставалось в арестантах. Комитет отогнал все старое, ненужное. Комитет собрал арестантов и выяснил, что там много таких людей, которые сидели годами не за то, что они совершили, а потому, что у нас следствие ведется целыми месяцами, почта ходит плохо… Такое отношение вызывало ропот в народе и комитет принял все меры к тому, чтобы эти старые отношения канули в вечность. Чтобы все арестанты, которые содержатся только благодаря нашей вине были освобождены…. Комитету для выпущенных из тюрем удалось сделать все, что можно… И еще с одной опасностью пришлось встретиться комитету. Оказалось, что жандармы долго ведали шпионажем военным, комитет рассмотрел все их дела и сотни людей, томившихся в тюрьмах по подозрению в шпионаже, пришлось выпустить за недостатком улик…. Комитет полтора месяца работал, ожидая расстрела» (Комитет состоял из 3 социал-революционеров, 2 социал-демократов и 2 беспартийных). Отчасти Ганн прав, отчасти, и в большей степени, не прав был: значительное количество амнистированных снова стала на путь преступлений – в населенных пунктах началось воровство, грабежи и даже убийства и амнистированных вылавливала власть вместе с народной милицией. По амнистии освободили почти всех арестантов. 30 марта 1917 г. Отмена всех видов оков, арестантской одежды и телесных наказаний. Камеры не закрывались. Общение женщин и мужчин. Митинги. Газетчики занялись описанием тюремной жизни. Какой же хотел видеть тюрьму народ? В газете «Голос свободы» 6 июня опубликована заметка солдата Н. Гладышева «Какими должны быть тюрьмы». «… Мы должны тюрьмы превратить в учебные заведения, в дома благовоспитанности, в лечебницы от пороков. Мы должны посылать туда материальную помощь, должны привлечь к работе интеллигенцию, часть населения, которая должна просвещать и перевоспитывать арестантов систематически разумным словом и убеждениями». 1 ноября 1916 г. Губернским тюремным инспектором утверждалась Ведомость о размере вновь утвержденной Кормовой табели для суточного довольствия арестантов мест заключения гражданского ведомства Томской губернии, по ней на 1917 г. устанавливалась в г. Барнауле сумма 12 коп., в Бийске – 14, с. Змеиногорское – 12 коп. Тюремное руководство, Попечительный Комитет и его Отделения испытывали необычайные трудности: сметы не успевали за ростом цен продуктов, например, в феврале Кормовая Табель на продовольствие арестантов увеличилась до 22 коп, с 1 апреля до 41 коп., затем выросла до … рублей. В Инспекцию поступали от председателей Тюремных Отделений уездных комиссаров телеграммы такого содержания: «Арестантов кормить нечем. Ходатайствую срочно перевести … тысяч рублей». И в октябре … в Попечительный Комитет и Инспекцию поступали телеграммы, что положение угрожающее, денег нет, в долг не дают, грозит голодовка. Не знаю, как с продовольствием дело сложилось на Алтае, но лучше, чем в Томской губернии, наверняка. На I Сессии Томского Губернского Народного Собрания принято постановление 12 мая 1917 г. разделить Томскую губернию на Томскую и Алтайскую губернии. В июне из южных уездов была образована Алтайская губерния, хотя раздел имущества между ними завершился в сентябре 1919 г. Управление губернией и заведывание делами общегубернского значения лежало на Губернском Народном Собрании и его Исполнительном комитете, в т.ч. и тюремными. Временное Правительство принимало ряд документов правового характера, многие популистского, декларативного значения. Например, Декларация от 2 марта о полной и немедленной амнистии по всем политическим и религиозным делам, хотя в тюрьмах сидели заключенные по легким уголовным статьям. В Постановлении от 18 марта «Об облегчении участи лиц, совершивших общеуголовные преступления» говорилось и об на половину сокращении срока наказания для приговоренных к каторге, замена смертной казни 15 годами каторги…. …А в итоге почти все тюрьмы оказались пустыми. Тысячам амнистированных не была оказана ни материальная помощь, ни помощь в трудовом или бытовом устройстве, а значит – снова преступный путь. С 12 марта смертная казнь заменялась срочной и бессрочной каторгой, однако, в июле она снова вводится на фронте. В тюрьмах запрещалось употребление «арестант», а вместо него называлось «заключенный». Требовалось к заключенному обращаться на «Вы».25 мая 1917 г. ГУМЗ разослало Циркуляр в губернии о необходимости создания библиотек в местах заключения и о разрешении заключенным чтения периодической литературы. Приказ ГТУ №1 от 8 марта 1917 г. раскрывал задачи, стоящие перед тюремной системой: «Главная задача наказания – перевоспитание человека, имевшего несчастье впасть в преступление в силу особенностей своего характера или неблагополучно сложившихся обстоятельств…. Для достижения этой задачи требуется, прежде всего, проявлять гуманность к заключенному». Наивно. Но служащим тюремным не понятно окончание приказа: «… Тюремная администрация, виновная в нарушении служебного долга, будет немедленно предаваться суду». Профессор А.А. Жижиленко, начальник ГТУ, задумал провести кадровую реформу, говоря: «Настоящий тюремный персонал, воспитанный в атмосфере неуважения и бесправия к человеческой личности, … должен быть признан малопригодным для задач тюремного переустройства» (из Циркуляра МЮ от 17 марта). Решено было заменить старые кадры, привлекая на службу офицеров и солдат-инвалидов, привыкших к дисциплине, с первоначальной подготовкой на краткосрочных курсах тюрьмоведения. На местах всю эту «гуманизацию» не признали, и, когда 8 апреля, состоялся съезд тюремных служащих, то в резолюции осуждались проводимые реформы. К сожалению, не известно, от каких Томских и окружных учреждений ездили представители на этот съезд. И на местах игнорировались указания Главка. Режим в местах заключения устанавливали сами начальники тюрем. Министерство не могло мириться с таким положением дел и 17 августа выходит Циркуляр о выполнении на местах требований высшей администрации низшими чинами, предписывалось в случае невыполнения требований – увольнение виновных и привлечение их даже к уголовной ответственности. Этот документ разъяснял вопрос внутреннего распорядка учреждения, отношения руководства и надзора. Служащие стали заполнять специальную подписку о порядке службы в тюрьме. Много выходило приказов и Циркуляров Главка мест заключения об организации трудовой деятельности заключенных (за упразднение «праздности»). 7 июля 1917 г. МЮ разослало Инструкцию о применении чинами мест заключения оружия для предотвращения побегов и защиты от вооруженных нападений. Все, имеющие право носить оружие, могли применять его и вне тюрьмы для обороны посторонних лиц в случаях и невооруженного нападения, для прекращения насильственных действий, охраны имущества, если другой возможности не было. Вот таким был интересным «Томский» период времени алтайских мест лишения свободы. С 1891 г. по 1917 г. уголовно-исполнительную систему Томской губернии возглавляли: - действительный статский советник М.А. Архангельский - действительный статский советник А.П. Скалон - статский советник П.К. Вихман - статский советник Т.М. Лопато - статский советник Н.Е. Браецкий - коллежский асессор А.А. Захаров - статский советник А.Э. фон Гофланд - статский советник П.В. Тихомиров - тюремный комиссар В.П. Орлов - тюремный комиссар И.В. Лебедев

Хрохилаих: Тюрьмы - тема интересная. Иркутская тюрьма. В 1917г. начальником назначили некого студента Файвусова. Личность интересна тем, что летом 1918г. этот Файвусов, будучи уже начальником бронепоезда на Забайкальском фронте, был расстрелян Семеновым, за то что вроде как бросил свои части и самовольно отступил... 11 июля 1918г Иркутская тюрьма подверглась нападению анархистов, разграбили имущество, выпустили зпключенных и тут же приняли в свой отряд150 человек... По некоторым воспоминаниям, "освобождением" тюрьмы от имущества и арестантов руководил лично Нестор Александрович Каландаришвили. Даже приказал помочь одной женщине довезти до дома мешок с мукой. Женщина плакала от счастья... Подобным образом же анархисты в начале августа 1918г. "распустили" тюрьму в Верхнеудинске. Интересны события 25 августа 1918г в Читинской тюрьме. Мадьяры решили перед уходом из города расправиться с политическими заключенными. Однако надзиратели выпустили последних, вооружили и они совместно отбили атаку... Ну побеги из Александровского централа осени 1919г. вообще отдельная тема.

Владимир Иванович: Хрохилаих пишет: Тюрьмы - тема интересная. Иркутская тюрьма. Здравствуйте, Геннадий Исакович! Исторические здания иркутской тюрьмы неплохо сохранились, судя по фотографиям. А Александровский централ, как я читал, после вывода из него психбольницы в 2017г. власти собираются превратить его в историческую турзону. Барнаулу по сравнению с Иркутском не повезло - историческая тюрьма разрушена,( кроме одного дома). Да и власти наши к историческому наследию Барнаула времен ГВ интереса не проявляют. Похоже в Иркутске ситуация лучше, чем у нас в Барнауле?

Хрохилаих: Я не в курсе, как обстоит дело с сохранением исторического наследия в Иркутске. Похоже, несколько лучше, чем в других местах. В центре города стоит совершенно заброшенное в плачевном виде бывшее Юнкерское училище (принадлежит Министерству обороны). В моих мечтах следовало бы в нем создать Архивно-музейный центр Революции и гражданской войны Иркутской губернии... Я тут пытался продвинуть идею создания подобной экспозиции в рамках музея в Тальцах, но глухо,нет заинтересованных лиц, сил и средств. Что там планируют в Александровском я вообще не слышал. Впрочем я обретаюсь пока совершенно в другой среде, нежели история и культура...

Владимир Иванович: Продолжаю тему барнаульской тюрьмы.. Прежде чем описать воспоминания заключенных в период Гражданской войны 1918-19г.г., я хотел бы упомянуть про барнаульского серийного убийцу – уголовника Созонта Упорова. ( Уж больно личность колоритная, самый известный наш местный «отморозок» образца 1904 года.) К тому же в этой истории показана работа полиции, противоречия в работе барнаульских надзорных ведомств, тюремный быт. Представляю свою выписку из архивного дела ГААК, в котором приведены воспоминания известного барнаульского чиновника по надзору за тюрьмой (все данные у меня имеются): «Март 1904: О! Господи Боже! Придется занести в свою летопись про деяния страшного человека – это Чесноковский крестьянин Созонт Упоров. В июне 1903 года, он с двумя товарищами сделал ночью дерзкую кражу, забравшись во двор к барнаульскому обывателю и там, запрягши лошадь в телегу, на которое сложили похищенное там-же имущество, благополучно выехали. Но в этот момент вышел во двор хозяин похищенного, и, увидев отъезжающих людей, кинулся в догонку, крича, сколько есть силы «караул, держите!». Воры проехали по проулку одну улицу, а на другой постовой городовой кинулся задержать воров и схватил за узду лошадь подводы, с которой сидевшие произвели выстрел в городового, а потом, соскочивши, побежали прочь, остановив подводу, к которой в это время уже подбежал хозяин похищенного имущества. Городовой, не чувствуя раны, побежал за ворами и на третьей улице упал, обливаясь кровью. У городового оказалась простреленною грудь с правой стороны, пуля прошла навылет..Городового тотчас отправили в больницу, а воров проследили и арестовали, посадив в тюрьму. В числе арестованных был и Упоров, который (вскоре) бежал из тюрьмы, перелезши через «пали». Потом он опять попался и снова был заключен в тюрьму, из которой снова бежал тем же способом, через «пали», мимо часового, как и в первый раз. А потом-то и пошли страшные дела Упорова.. В Барнауле, на горе, оказались убитыми старик со старухою и пришедшей ночевать девочкой. Потом, через два месяца, в селе Спирино был убит караульный у лавки купца Демина, а лавка разграблена. А вскоре в деревне Ярковой, близ Ново-Николаевска, было сделано разбойное нападение на казенную винную лавку, причем была убита прислуга, которой нанесли раны, ограблена выручка. Был нанесен удар и только что вернувшемуся работнику, но работник, мужчина сильный, от удара не свалился, а выскочил на улицу и поднял тревогу. Разбойники бежали пешими, оставив во дворе винной лавки своих лошадей. Взбудораженные крестьяне погнались за разбойниками и на другой день поймали Упорова с товарищами, причем эти последние из револьверов стреляли в крестьян, но Слава Богу ни в кого не попали. А так как убийство на горе , в Барнауле по обстановке походило на убийство в Спириной и Ярково – сначала убьют, а потом петлю на шею и притянут к чему-нибудь, то начали разбираться с этим убийством на горе, и оказалось некоторые вещи убитых у Упорова. Значит он в этом деле учавствовал.. 2 апреля 1904года я посетил Барнаульскую тюрьму, где на верхних этажах в трех секретных камерах, по одиночке содержатся трое арестантов, закованные в ножные кандалы – Упоров, Волков и их товарищ. Судебный следователь Томского Окружного Суда..17 марта 1904 года по делу №38 (когда) препровождал Упорова с товарищами ( в тюрьму) и просил содержать их под особенно строгим присмотром, без разрешения свиданий между собою и посторонними лицами. 1 апреля1904года посетил тюрьму г. Товарищ Прокурора, к которому вышеуказанные арестанты обратились с просьбою о переводе их в общие камеры, мотивируя свою просьбу тем, что им «скучно сидеть в секретных камерах». Г. Товарищ Прокурора тут же, при арестантах спросил г. Помощника Смотрителя тюрьмы г. Сингур- Волковинского о поведении арестантов –«какого они поведения?» на что получил ответ «не знаем». Г. Товарищ Прокурора распорядился тут-же, при арестантах, перевести их в общие камеры. Но Смотритель тюрьмы г. Денисевич пока не исполнил словесное распоряжение г. Товарища Прокурора..под влиянием того, что если Упорова с товарищами перевести в общие камеры, то они опять могут убежать из тюрьмы. Арестанты же теперь (2 апреля) настойчиво требуют перевода в общие камеры на том основании, что прокурорским надзором разрешен их перевод. Для этого они часто стучат в двери, требуя коридорного надзирателя к себе и требуя, чтобы он доложил Смотрителю о немедленном переводе. Видел я Упорова. Он молодой человек, 29 лет, не грамотный, не женатый. Среднего роста, чистенький, волосы рыжие, пожалуй, красные. Глаза как будто растерянные, прямо не глядит, а все глаза поворачивает во все стороны, стараясь избежать прямого взгляда. У многих убийц глаза острые, так и прокалывают взглядом, а у Упорова совсем не то, скорее тусклые глаза, а не колючие взглядом. По словам самого Упорова, он насчитывает за собой двенадцать убийств..» Смотритель тюрьмы Денисевич был прав, после того, как Созонт Упоров добился перевода его из секретной (одиночной) камеры в общую, он предпринял попытку очередного побега. Воспользовавшись случаем отправки заключенных на молитву в церковь, расположенную рядом с тюрьмой, он с помощью товарища взобрался на церковное окно и выпрыгнул из него. Несмотря на то, что был закован в ножные кандалы, Упоров побежал, но был остановлен выстрелами в грудь одним из охранников тюрьмы. После этого Упоров был доставлен в больницу, но врач отказался его оперировать, ссылаясь на отсутствие в Барнауле «рентгено-лучевого аппарата» для определения положения пуль. Тем не менее, Упоров выжил и продолжил жить в тюрьме. В дальнейшем даже обучился грамоте на организованных в барнаульской тюрьме уроках для заключенных. И был своей грамотностью доволен, стал в тюрьме читать. Но последующая жизнь разбойника и серийного убийцы Созонта Упорова неизвестна..

Владимир Иванович: Теперь я напишу о событиях, связанных с тюрьмой после прихода в Барнаул белочехов 15 июня 1918г. Представляю свою выписку из архивного дела ГААК, в котором приведены воспоминания одного из арестованных 15 июня 1918г. защитников Совдепа, просидевшем в барнаульской тюрьме до декабря 1918г., затем ставшим активным членом большевитского подполья (все данные у меня имеются): « В 1918г в январе я вернулся в родной мне город Барнаул. Поступил на работу в союз сапожников..Настроение населения было в то время как в Барнауле , так и вообще по Сибири антисоветское и частью анархическое. Везде на всех перекрестках и даже барахолках встречались толпы толкующих, кто как умел, про большевиков. Эсеро –меньшевистская печать действовала открыто, осуждая большевиков, её вождей и в целом советскую власть. В ночь на 11 июня в два часа ночи белые подняли в Барнауле восстание..После ликвидации восстания до прибытия регулярных Чехо-словацких войск мы еще держались. 14 июня, когда чехи взяли станцию Алтайская и подходили к Барнаулу, город нами был оставлен. Положение создалось безвыходное, началась паника, частью дезорганизация, смена руководителей, вроде того, что тов. Цаплин неправильно повел линию, давай другого и т.д. В результате вопрос стал: спасайся кто как умеет. Некоторые ушли отрядом по направлению к Семипалатинску и другим направлениям, а по пути разбредались в разные стороны, часть оставалась на месте ( в Барнауле ) не уезжая, которые тоже спасались кто как умел. С 14-го на 15-го июня в 10 часов вечера город был взят белыми, всю ночь и следующий день белые были заняты арестами и резней, бойня была устроена на нагорном кладбище, истязали, расстреливали открыто..Достаточно было указать какой либо обывательнице-старухе, что это есть большевик – тут же уводили и расстреливали. 15-го июня в 4 часа дня я пришел в свою квартиру, где меня мало знали, но вечером я уже был арестован с винтовкой, которая была спрятана, но по доносу при аресте была найдена. Но хорошо попал я на «хороших» ребят, которые расстреливать не стали, а ограничились нанесением побоев прикладами и посадили в бывший Поскотинский дом на ул. Мало-Олонской. Часам к 10 утра ( 16 июня) там было посажено человек около 300. Арестовывали совершенно непричастных рабочих, попадавшихся навстречу, достаточно было увидеть рабочий костюм и мозолистые руки. Арестовывались без разбора,-«до выяснения» как они говорили, но выяснение продолжалось потом месяца три-четыре и более в тюрьме, куда арестованных переводили партиями под усиленным конвоем, конным и пешем. По дороге в тюрьму нас встречало множество разношерстного люду: разодетых дам и барышень, которые строили всевозможные иронические улыбки, а также всякого рода антисоветские обыватели, которые выкрикивали- «что, мол, кровопийцы, попались!». В тюрьму нас так набили, что даже сесть было можно с трудом. Душно ,жарко, поначалу воды не было два дня и не выносились параши. Месяца полтора друг на дружке сидя спали и только потом камеры несколько разрядили. Дня приблизительно через три ( после заключения в тюрьму ) в 10 часов вечера раздалось несколько залпов выстрелов и скоро докатилась весть до тюрьмы, что это расстреливали около Дунькиной рощи т.т. Дрокина, Сычева и Тихонова, которых вели якобы в тюрьму. Получив эту весть, тюрьма застонала звуками похоронного марша, но вскоре стихло, благодаря запрету администрации тюрьмы… В общем, порки , расстрелы в то время были обычным явлением. При всяком переводе из тюрьмы в другие тюрьмы, на допросы практиковалось так: конные охранники били плетьми и заставляли бежать бегом по песку, люди падали и тогда их били еще больше.. Освободился из тюрьмы я только 15 декабря 1918г. и поступил в трудовую артель сапожников. На следующий день после поступления на работу, я связался с барнаульской нелегальной организацией через товарища Разницина, взяв себе подпольную кличку «обиженный»..

Хрохилаих: Любопытная статья в газете о томской тюрьме весной 1918г. А. Сумеркин "Тринадцать дней в тюрьме" (из дневника)// Свободный край 1919 №159.

санников: ВРЕМЯ. 1906 № 46. Убийство тюремного надзирателя. ( с сокращениями ) В начале января 1906 в уезд была отправлена партия арестантов под конвоем надзирателя Гришина для закупки сена. В 1 ½ верстах от д. Киргизки между арестантами Бердниковым и Евсеевым и крестьянами произошла драка. Бердников заявил, что он убил Гришина револьвером, который вырвал из рук покойного и показал, что Евсеев активного участия в драке не принимал. Смерть наступила от двух ран нанесенных револьвером в висок и переносье. Остальные раны не носят характер смертельных. Бердников приговорен к смертной казни, Евсеев оправдан. Суд постановил представить приговор на усмотрение Командующего войсками. Защитник капитан Железов отметил, что Бердников является жертвой случайности, преступление было совершено в местности объявленной на военном положении и это не было известно арестантам. ВРЕМЯ № 63. Казнен 20 марта 1906. Это вторая казнь совершенная в Томске. Первая в 70-х годах над мещанином убившим казака.

Oigen Pl: В обширной переписке барнаульца С.Г. Салосина, посвященной выяснению подробностей биографии В.И. Устиновича, встретилось и краткое упоминание места свиданий арестованных и посетителей на Барнаульской гауптвахте, где Салосин находился летом 1918 года: "...военной гауптвахтой, стоящей в самом углу военного городка. Здесь я тоже сидел недели две (с конца июня и до начала августа 1918 г.)Там действительно свидание арестованных с посетителями производилось на крыльце 4-5 ступенек или просто у крыльца. Только не на улице, а во дворе. Возможно, что где-нибудь был и другой ход , с улицы (верней с Мостового переулка). Оспаривать не буду. Здание большое и сейчас с входа и внутри переоборудовано <...> 16/XI-1958г.".

Унтер: Владимир Иванович пишет: М.С. Гемелин, врач А фамилия-то ГеШелин. Известный бийский врач...

Унтер: Владимир Иванович пишет: Барнаульский уездный воинский начальник (отвечал за конвоирование и охрану тюремного замка) подполковник А.А. Буяльский, Бийский – М.И. Рылеев. Не совсем понятно время, когда Бийским УВН был М. И. Рылеев. Конец XIX в.? Такого офицера по Бийску не встречал в документах. Мне думалось, что я собрал в единую цепочку всех Бийских УВН 80-90-гг. позапрошлого столетия... Владимир Иванович пишет: По Томской губернии шла перевозка заключенных в арестантских вагонах по маршрутам (юг): ... №342. г. Барнаул – ст. Овчинниково; Барнаульская и Бийская команды; по мере надобности. №343. г. Бийск – ст. Овчинниково, Бийская и Барнауульская команды, по мере надобности. №344. г. Бийск – до ночлежки «Мартынова»; команды Бийская и Кузнецкая. ... Каким циркуляром и, самое главное, когда установлены маршруты? Судя по тексту, маршрутное расписание относится примерно к 1913 г. Железная дорога до Бийска и из Бийска начала действовать с осени 1914-го. А до Мартыновского ночлежного пункта вообще не было ж. д. сообщения - это пеший этапный маршрут...

Унтер: Владимир Иванович пишет: Барнаульский уездный воинский начальник (отвечал за конвоирование и охрану тюремного замка) подполковник А.А. Буяльский, Бийский – М.И. Рылеев. Унтер пишет: Не совсем понятно время, когда Бийским УВН был М. И. Рылеев. Конец XIX в.? Такого офицера по Бийску не встречал в документах. Мне думалось, что я собрал в единую цепочку всех Бийских УВН 80-90-гг. позапрошлого столетия... И все же не М.И. Рылеев, а Л.И. Рылеев. Подполковник Леонид Иванович Рылеев продолжительное время был Кузнецким УВН Томской губернии. То, что он был еще и Бийским УВН нигде и ни в каких приказах не нашел. Возможно временно исполнял обязанности, однако сей факт меня сильно смущает, т. к. на должность ВРИО УВН достаточно было кандидатов из Бийской местной команды и из самого управления УВН. Владимир Иванович пишет: Я не буду указывать автора и дату статьи с целью защиты от недобросовестных пользователей форума А что же из этого тайну-то делать. Страна должна знать своих героев Тем более, что есть в статье огрехи, притянутые за уши к временным рамкам факты, отсутствие ссылок на циркуляры, локальные приказы и т. д. Все это можно здесь разобрать, может и автор на форуме зарегится

Владимир Иванович: Уважаемый Унтер! Из Ваших последних ответов можно сделать вывод, что Вы считаете, что информацию в статье которую я привел, я считаю абсолютно точной, но это не так. Я нисколько не возражаю, что в статье могут быть, как Вы пишете, "огрехи и притянутые за уши к временным рамкам факты" и прочие недостатки. Я всего лишь нашел эту статью в архивах Барнаула и выложил её здесь. Я нисколько не оспариваю, что у Вас может быть более точная и правильная архивная информация. Поэтому я буду только рад, если Вы исправите неточности найденные Вами. По моему, на то и существует этот форум, чтобы совместно уточнять информацию, так как думаю, что главное для всех нас - это приближение к истине. Поэтому - пожалуйста, правьте, поправляйте, а лучше всего напишите здесь Вашу статью. Что касается автора статьи и тайны, я подробно объяснил причину, Вы можете найти это объяснение в моих текстах выше, но кратко объясню здесь еще раз. Судя по вашим уточнениям, Вы провели большую работу " по сбору в единую цепочку всех Бийских УВН 80-90-гг. позапрошлого столетия..." и т.п. и, возможно, располагаете "ссылками на циркуляры, локальные приказы ", а также, наверное, номерами архивных фондов,описей и дел, подтверждающих достоверность Вашей информации. Вы можете выложить результаты проделанного Вами большого поискового труда здесь в открытом доступе, с указанием авторов, архивных номеров, ссылок на документы. И этим очень порадовать ленивых студентов и прочих любителей снимать сливки за чужой счет, которые эту информацию скопируют, выдадут за свою, а Вам и спасибо не скажут.. Я же любителей чужого труда радовать не хочу.

Владимир Иванович: Уважаемый Унтер! Я также послал Вам "личное сообщение" с этого форума.

санников: Тимченко Ю.В. г. Омск, Исторический архив Омской области ТАРСКАЯ УЕЗДНАЯ ТЮРЬМА В НАЧАЛЕ XX ВЕКА. В конце XIX – начале XX вв. Западная Сибирь являлась одним из важнейших регионов Российской империи, который предназначался для ссылки и тюремного заключения уголовных преступников. Тарская уездная тюрьма была одной из составных частей тюремной системы Западной Сибири. Цель данного сообщения – охарактеризовать состояние Тарской тюрьмы в обозначенный период, численность и состав заключенных, условия их содержания на основании документов фонда № 388 ГИАОО «Тарская уездная тюрьма Тобольского губернского управления». С 1879 г. общее руководство всеми тюрьмами Российской империи осуществляло Главное тюремное управление. На местах учреждались губернские тюремные инспекции. Тарская уездная тюрьма подчинялась Тобольской губернской тюремной инспекции. Выполняя общее руководство, Тобольская инспекция рассылала в подвластные ей места тюремного заключения циркуляры ГТУ, регулирующие содержание арестантов, внутренний распорядок тюрем, отношения администрации, надзирателей и заключенных, и следила за исполнением этих предписаний, проводя ревизии тюрем. В фонде имеются ежемесячные типовые отчеты начальника Тарской тюрьмы, предназначенные для Тобольской тюремной инспекции, характеризующие численность арестантов, их продовольственное снабжение, состояние здоровья и др. Тарская уездная тюрьма была местом заключения, относившимся к категории общего устройства – т.е. предназначенного, прежде всего, для содержания общеуголовных арестантов срочного разряда, как мужчин, так и женщин. К разряду срочных арестантов относились заключенные, осужденные за политические и за чисто уголовные преступления, отбывавшие наказание по приговорам судов различных уровней и приговоренные к сроку наказания от 2 месяцев до 2 лет. Другой категорией заключенных, составлявшей значительную часть контингента Тарской тюрьмы, были подследственные заключенные, т.е. находившиеся под следствием или судом. К этой категории относились и арестованные в административном порядке за политические правонарушения. Содержались в Тарской тюрьме и пересыльные заключенные, следовавшие в места водворения через ряд городов, в том числе и через Тару. В отличие от крупных тюрем общего устройства, например Тюменской тюрьмы, в небольшой Тарской тюрьме категория пересыльных заключенных составляла меньшинство. Большинство арестантов Тарской тюрьмы были осуждены за уголовные преступления против собственности (кража, разбой) и против личности (побои, убийства). По социальному составу среди заключенных преобладающим сословием было крестьянство. Но в тюрьме находились и другие социальные группы, так в 1915 г. в нее были помещены военнопленные Австрийской армии. В количестве 51 человека они были приговорены к строгому аресту на 20 суток каждый на хлебе и воде за отказ от работы [7: 118-120]. Тарская тюрьма была небольшим вспомогательным звеном в тюремной системе Тобольской губернии. Постов охраны при ней было четыре – два внутренних, два наружных. В 1914 г. крестьянин Вятской губернии взялся поставить электрическую сигнализацию в тюремном здании [11: 90]. Тюрьма была двухэтажной, состояла из трех корпусов. В первом корпусе имелось 5 камер, рассчитанных на 16-18 человек, но одна из камер была занята под аптеку, другая под больницу. Второй корпус отводился под женское отделение тюрьмы, третий корпус состоял из 8 одиночных камер. Обязательной составляющей каждой тюрьмы был карцер, в Тарской тюрьме их было три [1: 39; 7: 143-144 об.]. Тарская тюрьма была рассчитана на 102 человека [13]. Однако, как и большинство тюрем Сибири, она была переполнена, в связи с высокими темпами роста заключенных, особенно в данный период времени – социально-экономического кризиса Российской империи, когда возросло число арестованных по политическим и уголовным делам. В 1910 г. в Тарской тюрьме находилось 215 арестантов, в 1914 г. – 173 [4: 5]. В 1915 г. в двух камерах, рассчитанных на 16-18 человек, находилось соответственно 35 и 38 подсудимых и арестантов [9: 143]. Администрация Тарской тюрьмы состояла из начальника тюрьмы, 2 старших и 19 младших надзирателей, 2 надзирательниц для женского отделения. Надзирателями в тюрьму устраивались в основном отставные военные, позже – раненые в Первой мировой войне. Работа эта была непрестижной и опасной. Оклад был невелик, в 1912 г. его подняли до 300 р. в год старшим надзирателям и 216 р. в год младшим надзирателям [2: 13]. Но и за такой оклад смотрители к своим служебным обязанностям относились недобросовестно, не хотели работать. Зачастую летом, с началом полевых работ, когда требовался усиленный надзор за заключенными, они увольнялись, а с наступлением холодов вновь поступали на службу. Тарская тюрьма не была полностью укомплектована количеством служащих, положенных по штату: в 1911 г. начальник тюрьмы рапортует Тобольскому губернскому тюремному инспектору о нехватке надзирателей [2: 13]. Как и во всякой тюрьме, в Тарской были случаи нарушения заключенными тюремной дисциплины: побеги с наружных работ, пролом потолка, кражи, грубость, игра в карты, драки, переговоры. Такие проступки заносились в специальный журнал, наказанием за них служило помещение в темный карцер, лишение матраса, кипятка и горячей пищи [10]. Питание арестантов Тарского тюремного замка рассчитывалось из суммы 9 копеек в день [1: 40]. Рацион заключенных состоял из круп, хлеба, мяса, рыбы, картофеля или капусты, кружки молока. Однако в связи с переполненностью тюрьмы питание заключенных не было достаточным. На большие церковные праздники, как Пасха, Рождество, заключенным давали больше мяса, масло, яйца, куличи. Администрация тюрьмы старалась разнообразить рацион больным заключенным. По Положению Главного тюремного управления 1914 г. количество больных арестантов не должно было превышать 10% от общего числа заключенных [6: 38], однако этот показатель в Тарской тюрьме не всегда соблюдался, возможно, это было связано с плохим состоянием тюремной больницы. Об этом свидетельствует ревизия тюрьмы Тобольской губернской тюремной инспекцией, проведенная в 1917 году. Инспекция отметила запущенность здания больницы, сырость, грязь, наличие тараканов [3: 3]. В целом, Тарской уездной тюрьме не хватало материальных и денежных средств – не было денег на строительство и ремонт помещений, на достойный оклад надзирателям, не имелось достаточного количества средств на питание арестантов. Немного облегчало ситуацию Тарское уездное отделение попечительного общества о тюрьмах, существовавшее с 1847 г. [12: 131]. Члены этого общества по мере возможности принимали усилия к улучшению положения заключенных, ведя работу по привлечению частных пожертвований. Часть пожертвований шла от надзирателей и служащих тюрьмы в обязательном порядке. Собранные средства расходовались в нескольких направлениях: ремонт здания тюрьмы, постройка православной часовни в 1914 г., закупка одежды, белья, обуви для арестантов, улучшение содержания заключенных. Зачастую в камерах тюрьмы вместе с отбывающими наказание находились и их дети, и попечительное общество выделяло на содержание этих детей дополнительные деньги. Также общество собирало пожертвования с целью поддержки заключенных на первых порах после их освобождения. В 1910 г. при тюрьме была сформирована библиотека из книг, пожертвованных членами попечительного общества. Разрешались посещения заключенных, на которые отводилось время не более 10 минут в день. За хорошее поведение и трудолюбие заключенным разрешался табак. Каждый день арестанты выводились на прогулку, раз в неделю предоставлялась баня. Тюремная реформа 1879 г. предполагала исправление отбывающих наказание за счет нравственно-религиозного и трудового воспитания. В первом случае особая роль отводилась церкви и священнику, который должен был постоянно общаться с заключенными, исповедовать их, принимать причастие. Утром и вечером в камерах читались молитвы. После постройки тюремной часовни каждую неделю в ней проводились воскресные службы, в тюрьму также допускался лютеранский пастор. Во исполнение тюремной реформы 1879 г. в тюрьмах Российской империи широко внедрялась система арестантского труда. Присутствовала она и в Тарской уездной тюрьме. Отбывающие наказание привлекались к хозяйственным тюремным работам: приготовлению пищи, подвозке воды, заготовке дров, содержанию в чистоте камер, уходу за больными, починке одежды, стирке и т.д. Часть работ выполнялась бесплатно – по наряду, это была, прежде всего, уборка тюремного здания. За другие виды работ арестанты получали плату. Заключенные занимались переплетом книг, ремонтом сбруи, шитьем, вязанием, ковкой, починкой обуви, столярным делом. В системе трудового воспитания присутствовали также и внешние работы. Так, в 1910 г. Тарская городская дума отвела Тарской тюрьме земельный участок в размере одной десятины для размещения на нем огородного хозяйства с целью улучшения питания заключенных [1: 2-2 об.]. На занимающихся трудом арестантов заводились рабочие книжки, где указывалось количество отработанных часов, виды выполняемых работ, количество заработанных денег. Труд арестантов был низкооплачиваемым. Заработная плата варьировалась в зависимости от вида работ. В основном она составляла 4-5 копеек в день. Столько получали кашевары, хлебопеки, конюхи, ламповщики, водовозы, прачки. Столяры и кузнецы получали 8 копеек в день. За строительство православной часовни платили до 30 коп. в день [8: 100; 5: 33]. В 1912 г. заключенные Тарской тюрьмы заработали 2300 р. 53 коп., в 1913 г. – 2694 р. 19 коп. С началом Первой мировой войны правительство озаботилось увеличением численности армии, потому в ее ряды принимались и арестанты, годные по состоянию здоровья к военной службе, не лишенные прав состояния, срок отбытия наказания которых составлял один год. Такие заключенные по своему желанию отправлялись на безвозмездные военно-инженерные работы, производимые на фронтах. День таких работ считался за день определенного им тюремного заключения [8: 18]. Таким образом, документы фонда «Тарская уездная тюрьма» отражают состояние Тарской тюрьмы в начале XX века и условия содержания в ней заключенных. Они могут быть полезны исследователям, изучающим пенитенциарную систему Западной Сибири, а имеющиеся в фонде списки смотрителей и арестантов могут помочь интересующимся в их генеалогических поисках. Список использованных источников и литературы. 1. Ф.388. Оп.1. Д.4. 2. Ф.388. Оп.1. Д.8. 3. Ф.388. Оп.1. Д.11. 4. Ф.388. Оп.1. Д.14. 5. Ф.388. Оп.1. Д.32. 6. Ф.388. Оп.1. Д.45. 7. Ф.388. Оп.1. Д.48. 8. Ф.388. Оп.1. Д.66. 9. Ф.388. Оп.1. Д.148. 10. Ф.388. Оп.2. Д.6. 11. Ф.388. Оп.2. Д.37. 12. Воробьева Г.И. Документы государственных архивов Западной Сибири по истории общества попечительного о тюрьмах (XIX-начало XX в.) // Документ в контексте истории: тезисы докладов и сообщений Международной научной конференции. – Омск, 2006. – С. 130-133. 13. Михеев А.П. Тюрьмы общего устройства и арестантское отделение Тобольской губернии в конце – начале XX вв. // URL: http://museum.omskelecom.ru/OGIK/Izvestiya_11/inhalt.htm (Дата обращения: 10.12.2013).

Хрохилаих: Будни Иркутской тюрьмы в октябре-ноябре 1919г. красочно описаны в мемуарах И. Ильина "Скитания русского офицера". Кстати, в последний путь с Колчаком и Пепеляевым ушел обычно не упоминаемый третий казненный - палач Иркутской тюрьмы китаец Чен Тинг-фан... В принципе могли и оставить в живых, работа была такая у китайца - аккуратно одевал петлю, выбивал бочонок, укладывал по гробам, предварительно сняв сапоги и понравившуюся одежду (положено по условию контракта). Однако, казнили.



полная версия страницы