Форум » Общественная жизнь Сибири, города и веси » Живем - хлеб жуём » Ответить

Живем - хлеб жуём

Константин: Бюллетень о ценах на сельскохозяйственные продукты (цены показаны в копейках за пуд). Красноярский уезд: г. Красноярск, 1-15 сентября 1912 г. Хлебный рынок, рожь озимая 70-90, пшеница 110, овес 60-85, крупа гречневая 150-180, крупа просяная 120-220, мука ржаная 90-95, пшеничная 125, горох 160-240. Цены на прочие сельскохозяйственные продукты: масло коровье топленое 1300-1320, сливочное 1200-1400, масло растительное - конопляное 720-800, ореховое 2000, льняное 720-800, подсолнечное 800, мед 700-1000, воск 2800, конопляное семя 400, орехи кедровые 320-400. Мясо крупного рогатого скота 310-420, баранина 360-400, свинина 620, телятина 500-800, сало скотское 600, сало баранье 600. Рыба: нельма соленая 600-800, щука соленая 360-400, хариус соленый 450, осетрина соленая 720-800, стерлядь 450, моксун 560, сельдь 560. Кожа лошади за штуку 800, кожа крупного рогатого скота 580, яйца за 100 штук 160-250. Домашняя птица за штуку: гусь 120, утка 90, курица 40-90, индейка 350. С. Сухобузимское, 15 сентября 1912 г. Хлебный рынок: рожь озимая 60-70, яровая 60-70, пшеница 100-110, овес 45-50, ячмень 50-55, крупа гречневая 200-240, крупа просяная 120-200, мука ржаная 70-75, мука пшеничная 100-130. Цены на прочие сельско-хозяйственные продукты: масло коровье топленое 1280-1350, мясо крупного рогатого скота 320-360, баранина 320-400, свинина 350-400, телятина 400-480, сало скотское 500-600, орехи кедровые 200-250, подсолнухи 180-200, яйца за 100 штук 140-160. Ачинский уезд: Г. Ачинск, 11 сентября 1912 г. Хлебный рынок: рожь озимая 90, яровая 80, пшеница 110, овес 55, ячмень 60, крупа гречневая 220, крупа просяная 180, мука пшеничная 130, отруби пшеничные 50. Цены на прочие продукты: масло коровье топленое 1250, сливочное 1200-1350, мед 780, конопляное волокно 280-300, льняное волокно 450-520, масло конопляное 670, мясо крупного рогатого скота 300, свиное 360, яйца 100 штук 160. С. Балахта, 8 сентября 1912 г. Хлебный рынок: рожь озимая 55-60, овес 50-55, крупа гречневая 160-200, крупа просяная 140, мука ржаная 80-90, мука пшеничная 125-135. Цены на сельско-хозяйственные продукты: масло коровье топленое 1100-1200, мед 800-1000, орехи кедровые 200-260, мясо крупного рогатого скота 320-360, яйца за 100 штук 150-200. Канский уезд: C. Абан, 12 сентября 1912 г. Хлебный рынок: рожь озимая 45-50, пшеница 65-75, овес 50-55, мука ржаная 55-65, мука пшеничная 85-100. Цены на прочие сельско-хозяйственные продукты: масло коровье топленое 1200-1600, сливочное 1000-1200, орехи кедровые 200-240, мясо крупного рогатого скота 280-360, баранина 280-360, свинина 400-560, телятина 320-440, яйца за 100 штук 130-150. С. Уяр, 11 сентября 1912 г. Хлебный рынок: рожь озимая 60-75, яровая 50-70, овес 45-60, ячмень 40-55, мука ржаная урожая 1911 года 85-95, урожая 1912 г. 70-80, мука пшеничная 140-150. Цены на прочие сельскохозяйственные продукты: масло коровье топленое 1360-1600. Справочник Восточно-Сибирского Общества сельскохозяйственной промышленности и торговли в Енисейской губернии №1 от 26.09.1912 г. Примечание автора: пуд - 16 кг; среднемесячная зарплата в 1912 г. - 22 р., металлурги получали и по 40 р.

Ответов - 11

Белик Сай Хан: Весьма любопытные данные, интересно что происходило в динамике с 1913 по 1917 гг? Что значит металлурги по 40 рублей, кого Вы подразумеваете по Енисейской губернии?

Константин: Зарплату металлургов (металлистов) я взял по двум столицам, т.к. Сибирь Приенисейская заводами была не избалована.

Константин: Любопытный материалец попался на глаза: "За это время, что я живу в деревне Больше-Лопатиной Ачинского уезда, она нисколько не процвела, - грамотности и помину нет, а если когда-либо что скажешь про училище, то мужики с каким-то ужасом отзываются: «Вот что выдумал. Что нам петлю на шею надеть? Куда нам с грамотными? За сохой и без грамоты ладно». Началась война с Японией. Из нашей деревни тоже взяли 8 человек запасных, и все время войны мне пришлось писать письма солдатам. В каждом письме пишу, чтоб отписывали почаще, а они отвечают, что и рады бы, да все приходится просить грамотных, а их и там мало. По окончании войны, когда все солдаты возвратились в родную деревушку, однажды на сельском сходе между солдат начался разговор, что трудно, дескать, неграмотному на чужой стороне; наши крестьяне тоже стали убеждаться, что плохо быть неграмотным. Вот тут я и осмелился предложить сходу следующее: «Господа-общественники, я прошу вас выслушать мое предложение, а вы, солдатики, должны мне помочь, так как вы сами видали нужду на чужой стороне, у некоторых из вас есть дети, у других будут, и вы сознаете, что грамота была вам очень нужна, нужна будет и детям вашим. Давайте ходатайствовать об открытии у нас училища». Тишина… «Что же вы молчите? Докуда же наши дети будут слепыми? Неужели вы думаете, что мы разоримся напрасно?.. Наоборот, тогда мы будем жить лучше». Первые откликнулись солдаты. Все загалдели: «А что, ребята, ведь худо Кашин не посоветует; давайте откроем, - коли сами мы туясы, то хоть детей учить надо!»… Так все и согласились и постановили приговор. Через год пришло распоряжение, чтобы приготовить здание для училища, о чем объявили на сходе. Тут богатые мужики отказались: «Кому, говорят, надо учить, - пусть везет в Балахту. Советы Кашина вас к добру не приведут, - такие грамотные, - это хомут мужику на шею. Сам-то он уйдет и поминай его как звали». Так училище и не приняли. Прошло два года. Мужики стали нанимать разных поселенцев учить детей; деньги он берет, а сам едва буки-аз знает, да еще водку пьет: детей садит за книжку, а сам за бутылку. Думаю, от этого хорошего ждать нечего. Пришлось говорить поодиночке с семейными и уговорил их; в 1914 году приехала учительница и стала требовать здание под школу. Богатеи вздумали снова отказаться и стали подбивать к тому и других. Но, несмотря на все трудности, школа у нас открыта; это первая школа в приходе. Пока занимаются 23 ученика, но есть такие, которые своих детей в школу не пускают. О закрытии школы не думаю, - мужики скоро поймут пользу школы, а потом и спасибо скажут. И. Кашин. Борьба за школу. «Сибирская деревня», №10-11 за 7 июля 1915 г.

Константин: То, в каком количестве мы пришли на момент падения самодержавия. Итоги сельскохозяйственной переписи: Во время бывшей сельскохозяйственной переписи в Енисейской губернии всего обследовано 156.433 хозяйства. Население Енисейской губернии состоит из 828.853 человек, в т.ч. 379.512 мужчин и 449.341 женщин, т.е. мужчины составляют 42,2% всего населения; мужчин-рабочих из общего числа 143.301 человек, 37,8% и женщин-работниц – 206.355 человек – 41,5%. Лошадей в губернии всего 599.831 голова, в т.ч. рабочих – 403.079 головы, до четырех лет – 40.051 голова, до рабочего возраста – 98.813 голов и жеребят 57.888 голов. На каждое хозяйство приходится в среднем 26 рабочих лошадей. Рогатого скота всего 755.991 голова, в т.ч. дойных коров – овец – 348.395 голов. Мелкого скота – 1.026.925 голов, большинство которого составляют овцы – 808.122 головы. Посевная площадь губернии равняется 63.345.625 десятин. «Сибирская деревня», №19-20, декабрь 1916 г

Белик Сай Хан: Константин пишет: Население Енисейской губернии состоит из 828.853 человек, в т.ч. 379.512 мужчин и 449.341 женщин, т.е. мужчины составляют 42,2% всего населения; мужчин-рабочих из общего числа 143.301 человек, 37,8% и женщин-работниц – 206.355 человек – 41,5%. Любопытно, что несмотря на ГВ, население губернии в 1920 году значительно увеличилось - Согласно переписи того года, в регионе проживало 1168788 человек. Константин пишет: Лошадей в губернии всего 599.831 голова, Лошадей тоже стало больше - 646,4 тысяч .

Константин: Грамотность По данным Статистического Отдела Томского Переселенческого Управления процент грамотных в сибирской деревне достигает всего 12-13%. Замечено, что переселенцы, приходящие в Сибирь, значительно грамотнее старожилов: среди них процент грамотных равняется 20-24. Но по прошествии восемнадцати лет жизни переселенцев в Сибири процент этот падает до того же уровня, на котором стоит грамотность старожилов. «Сибирская деревня», среда, 15 апреля 1915 г.

Белик Сай Хан: Константин пишет: Но по прошествии восемнадцати лет жизни переселенцев в Сибири процент этот падает до того же уровня, на котором стоит грамотность старожилов. Логично. В Европе сеть образовательных учреждений на порядок выше, чем в Сибири была.

Луговчанин: Коммунары "Победим капитализм" 1920 год, село Шишкино Тальменской волости

Луговчанин: По воспоминаниям коммунаров. Трудно жилось до Октябрьской революции многодетной семье В.Ф. Атяшкина. Натерпелась она всякого и во время колчаковской интервенции. Сам Василий Фролович был активным подпольщиком ,а затем и один из первых коммунистов села Шишкино. Вмае 1920г. в Шишкине была организована комсомольская ячейка. "Воскресенье". На деревенской площяди собралось много народу. Прямо на земле стояли самодельный стол и две скамейки. На столе играл граммофон. Президиум не избирали. Открыл собрание организатор партячейки Атяшкин,-пишет в своих воспоминаниях его дочь Мария,-первыми записались в ккомсомольскую ячейку мои братья Василий и Иван , сестра Матрена ,Дмитрий и Анна Ермошкины, Анна Жернакова, Иван Ямщиков , Федор Пергаев и другие- всего 20 человек. У всех образование_по два класса местной школы (школа в селе открылась только в 1918г.) В марте 1921г. на территории Шишкинского сельсовета по инициативе Атяшкина была организована коммуна" Труд ". Первыми коммунарами стали Ямщиковы, Ермошкины , Квадяевы, Любимкины. Из воспоминаний секретаря комсомольской ячейки коммуны Якова Калистратовича Атяшкина: " Место, где поселилась коммуна, было замечательное; кругом лес, озера, рядом река Чумыш, много дичи, ягод , рыбы. И все это было общим, так как и имущество коммунаров. Работали очень дружно, я не помню случая, чтобы с кем-то поругался. Пахали, сеяли и убирали хлеб, косили траву вручную. Продукты нам выдавали не по трудодням, а по числу едоков в семье. Огородов, скота или птицы в личном пользовании никто не имел , картофель и овощи выращивали общими силами для всех. Ткани выдавали каждой семье по общему количеству ее членов. Всем нравилось работать в коллективе, есть из общего котла. Опорой председателя коммуны были комсомольцы, их посылали на самые ответственные учаски работы- в зимние месяцы они заготавливали лес в тайге для нужд коммуны и для сдачи государству, весной участвовали в заготовке дубкорья. Два раза в год председатель собирал на совет старейших коммунаров, на этом совещании и решали, кому что купить или сшить. С Шишкинскими крестьянами коммунары жили дружно,молодежь деревни находилась под влиянием комсомольской ячейки коммуны.

Луговчанин: В ноябре 1921г. коммунары послали ходоков с Алтая к В.И. Ленину за помощью. В беседе с алтайскими ходоками В.И.Ленин интересовался планом развития хозяйства, посевами и дал распоряжение направить сибирякам трофейный трактор. Появился и первый трактор в с . Шишкино . Со всего района приезжали люди смотреть на "чудо"- первый трактор "Фордзон", который водили по полям коммуны Яков и Григорий Ермошкины, Назар и Анастасия Атяшкины. А. Атяшкина стала первой в районе тракториской и делегаткой съезда колхозников. Имена многих коммунаров хорошо известны жителям района,особено людям старшего поколения. Многие из них стали партийными, хозяйственными руководителями. С поста райвоенкома ушел на фронт и погиб под Ленинградом Н.К. Атяшкин. Брат его, Назар Калистратович, в разные годы возглавлял районные партийные организации нашего края и неоднократно награждался. Федор Калистратович работал председателем колхоза. Прекрасных людей и настоящих тружеников вырастила коммуна. Воспоминание коммунара Якова Калистратовича Атяшкина.

Вовка54регион: С большим интересом прочитал мемуары сельской учительницы : ...Приходит солдатка, просит написать письмо мужу. Пишу. Словоохотливая баба сообщает: «Ходила к Степану (окончивший курс ученик), просила его написать, да пятак просит, а у меня едва на марку нашлось»... ...Вот еще случай. Учился у меня в школе мальчик Гриша, любимец дедушки Егора. Два года Гриша посещал школу, дедушка был очень доволен. Гриша ему читал жития святых, записывал, что было нужно. Перешел Гриша в старшее отделение, учится хорошо. Раз в большую перемену входит ко мне дедушка Егор, суровый, мрачный на вид, проходит в комнату, ученики ушли обедать, некоторые играют во дворе, – я была в комнате. Обращается он ко мне с такими словами: – Неладно ты Гришутку учишь, ох неладно! – Как неладно? – Да так. Спрашиваю вечор у него – что, мол, тебе задано? А он мне читает задачу, – всё сотни да тыщи, большие тыщи! К чему это нам, хресьянам? Нам этих тыщей-то во сне не видать никогда, не то что наяву. А тут он их считает да записывает. Вот, ономедниеь он учил «Живый в помощи», это дело, без этой молитвы в лес не пойдешь, а тыщи – не надо. Ты учить, так учи ладом, что нам надо, а что ни к чему – это оставь. Источник : http://bsk.nios.ru/content/derevenskaya-uchitelnica-o-temnyh-storonah-pedagogicheskoy-i-medicinskoy-kultury-krestyan



полная версия страницы