Форум » ТрактирЪ » Поэзия белая и эмигрантская. » Ответить

Поэзия белая и эмигрантская.

белый:

Ответов - 126 новых, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Kygupyda: Анатолий Величковский Моей России больше нет. Россия может только сниться, Как благотворный тихий свет, Который перестал струиться. Советским людям будет жаль Навек исчезнувшего света. Россия станет, как Грааль Иль Атлантида для поэта. Мы проиграли не войну, Мы не сраженье проиграли, А ту чудесную страну, Что мы Россией называли.

Kygupyda: Князь Касаткин-Ростовский Лишили нас дома, средств к жизни и звания, На грани поставили нас нищеты. Но крепко живет в наших душах сознанье, Что мы перед родиной нашей чисты.

Kygupyda: В этом стихотворении неизвестного узника ГУЛАГа, напечатанном в журнале "Поиски" № 3, за 81 год, два героя - поручик и автор-узник. Между действиями 60 лет. Автор рецензии пишет: "Стихи - молитва драгоценны, как свидетельство неучтожимости слова истины, красоты" ПСИХИЧЕСКАЯ АТАКА. Поручик выпьет перед боем, Глоток вина походной фляги. Он через час железным строем Уйдет в психической атаке. Поручик курит до сигнала. На фотографии в конверте Десяток слов, чтоб та узнала, Как он любил за час до смерти. Давно проверены мундиры, Чтоб заблестеть, где блеск положен, И офицеры-командиры Уже торжественней и строже. Вопрос решен. Итог не важен За Русь и власть, за честь и веру, Идти им полем триста сажен, Не прикасаясь к револьверу. Красивый жест! - игра дурная. А Русь на Русь! и брат на брата? Добро и зло, земля родная, Ты перепутала когда-то. Падет поручик. Алой змейкой Метнется кровь из губ горячих, Подарок русской трехлинейки, Кусок свинца ему назначен. Что ж! Каждый должной смерти ищет, И не закон мы друг для друга, Но Русь совсем не стала чище, Судьба моя тому порукой. И я пишу девиз на флаге, И я иду под новым флагом, И я - в психической атаке Немало лет. Безумным шагом! И я иду по вольной воле По той земле, где нивы хмуры. И мне упасть на том же поле, Не дошагав до амбразуры.


Kygupyda: Дмитрий Кленовский Д. К. попал за рубеж после второй мировой войны, но в сущности был внутренним эмигрантом всю жизнь. Издав первый сборник юношеских стихов в 1917 г., не считал возможным писать в Сов. Союзе даже для себя, как принято там говорить «в стол». За годы жизни за рубежом издал 9 сборников. РОДИНЕ Между нами — двери и засовы. Но в моей скитальческой судьбе Я служу тебе высоким словом, На чужбине я служу тебе. Я сейчас не мил тебе, не нужен, И пускай бездомные года Все петлю затягивают туже - Ты со мной везде и навсегда. Как бы ты меня ни оскорбила, Ни замучила, ни прокляла, Напоследок пулей ни добила Ты себя навек мне отдала. Душное минует лихолетье, Милая протянется рука... Я через моря, через столетья Возвращусь к тебе издалека. Не спрошу тебя и не отвечу, Лишь прильну к любимому плечу И за этот миг, за эту встречу, Задыхаясь, все тебе прощу.

Краевед: Kygupyda пишет: ПСИХИЧЕСКАЯ АТАКА. Kygupyda пишет: В этом стихотворении неизвестного узника ГУЛАГа Автор стихотворения - писатель Леонид Бородин, бывший диссидент и политзаключенный, затем главный редактор литературного журнала "Москва". Там есть еще продолжение: Лишь десять строчек на бумаге – прощальных слов для самых близких... А сколько нас в такой атаке падут костьми в полях российских?

Kygupyda: Спасибо , буду знать.



полная версия страницы