Форум » ТрактирЪ » Художественная литература по ГВ в Сибири » Ответить

Художественная литература по ГВ в Сибири

Новоалтаец: Предлагаю составить список ХУДОЖЕСТВЕННЫХ произведений, посвященных гражданской войне в Сибири. От себя могу предложить следующие названия и имена: 1) (!) Константин СОМОВ. «Черный Дол» (гражданская война на Алтае, 1918 г.). 2) (!) Егоров Г.В. «Солона ты, земля!» (о партизанском движении на Алтае в 1919 г.). 3) Егоров Г.В. «Крушение Рогова» (о предводителе причумышских партизан Г.Ф. Рогове). 4) (!) Владимир ЗАЗУБРИН. «Два мира» (о гражданской войне и партизанском движении в Сибири). 5) Кудинов И. П. «Переворот» (о гражданской войне на Алтае и периоде правления Колчака в целом). 6) Юдалевич М.И. «Адмиральский час» (об А.В. Колчаке). 7) Валерий ПОВОЛЯЕВ. «Адмирал Колчак» (как это следует из названия, опять-таки об А.В. Колчаке). 8) Залыгин С.П. «Соленая падь» (о партизанском движении на Алтае; прототип Ефрема Мещерякова - партизанский главком Е.М. Мамонтов). 9) Шишков В. «Ватага» (о партизанском движении на Алтае; прототип главного героя - Г.Ф. Рогов). 10) Павел КОСТЕНКОВ, «Чернь» (прототип Горлова – Г.Ф. Рогов). 11) Всеволод ИВАНОВ, повесть «Партизаны» (о партизанском движении на Алтае). 12) Анатолий ЧМЫХАЛО. «Половодье» (посвящен Анисиму Копаню, воевавшему на Алтае в партизанской армии Е.М. Мамонтова). 13) Сидоров В.С. «Повесть о красном орленке» (о партизанском движении на Алтае). 14) А. Голенкова, Д. Иохимович. «Подвиг Кири Баева» (о юном алтайском партизане Кирилле Баеве). 15) П. Бородкин. «Мост» (о событиях в Барнауле в 1917 году).

Ответов - 239, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

Oigen Pl: Михаил Вебер пишет: Николай Федорович Гарнич (19.01.1901 - 18.11.1961) - автобиографическая повесть "Осьмнадцатый" (М., 1932). Кое-где встречал попытки "сделать" этого человека "интернированным хорватом"

Oigen Pl: "Избранный комиссаром Легиона III Интернационала, Шамиль Усманов сразу же столкнулся с одной из главных трудностей в работе — языковым барьером. Ибо легион возник в результате объединения двух сдружившихся в боях воинских частей: мусульманского батальона и интернационального отряда, состоящего из бывших военнопленных атамана Дутова. Вот как описывает его состав Шамиль Усманов в своей дилогии «Путь Легиона»: В легионе 1200 бойцов... Первая, вторая и третья рота состоят из венгров, четвертая из немцев, пятая и шестая из татар, а седьмая - из бойцов разных национальностей: башкир, узбеков, казахов, чехов, румын, сербов и поляков" - http://historio.ru/usmanov.php

самарец: Выложено на "Букваведе".

oleq_wr: самарец пишет: Выложено на "Букваведе". А ссылку можно указать? С уважением Олег.

самарец: oleq_wr пишет: А ссылку можно указать? Пожалуйста... http://bukvaved.com/fantastika/92589-vtoroemputeshestviemfileasamfogga.html

oleq_wr: самарец пишет: Пожалуйста... http://bukvaved.com/fantastika/92589-vtoroemputeshestviemfileasamfogga.html Большое спасибо. Олег.

Oigen Pl: Взято в Новосибирске в ГПНТБ СО РАН на "буккроссинге": Шестов Константин Васильевич Повести: Юность Кости Вострецова Когда зацветет багульник Западно-Сибирское книжное издательство, 1979.

Oigen Pl: Роман о Якутии 1922 года, о пепеляевском рейде: Текст - http://tululu.org/b67625/

Radiohead: А. Алдан-Семенов "На краю океана" замечательная книга(о Пепеляеве в 1922-м).И ,кстати,о Троцком на Восточном фронте неплохой "попаданец" в двух книгах-Иван Евграшин "Стальной лев революции".

Oigen Pl: Уроженец Томска и выпускник Барнаульского пехотного училища Юрий Федорович Стрехнин (1912-1996) свой роман "Выходим на рассвете", посвятил интернационалистам-венграм, вовлеченным в водоворот гражданской войны в Сибири: АННОТАЦИЯ: "Читателю известны повести и романы Ю. Стрехнина, посвященные теме интернационализма, боевого содружества народов, борющихся за социализм. Этой теме писатель остался верен и в новом романе. "Выходим на рассвете" - многоплановое произведение о революционном братстве советского и венгерского народов, уходящем корнями в далекие годы революции и гражданской войны. Главные герои романа - русский солдат Ефим Кедрачев и военнопленный венгр Янош Гомбаш. Особое место в романе отведено Москве". Свой родной город писатель обозначил в романе как "Ломск" (стоящий на реке Ломи), а Тайга названа "Айгой". При этом название газеты "Сибирская жизнь" осталось неизменным.

Oigen Pl: В этой книге Фабиана Абрамовича Гарина, изданной "Советским писателем" в 1963 году в суперобложке и тиражом в 30000 есть такие строки: "- Тебя послал сам Цыркунов? Конник молча кивнул головой. - Ладно, - решил Рыбников, - вернешься разом с нами. Если ты, чертова душа, изменил - я тебя своими руками разменяю. - И тут же подумал: «Почему все-таки Цыркунов приказал отойти? Горе наше - воевать вместе с офицерами. Цыркунов бывший штабс-капитан, успел уже снюхаться с контрой, хотя до сих пор ни в чем не был уличен... До сих пор не был, а теперь переметнулся". Штабс-капитаном стал к 1917 году Юлиан Гаврилович Циркунов - такова точная фамилия оклеветанного сподвижника Блюхера. "В 1910 г. окончил Чугуевское юнкерское училище." - на стр. 114 в издании "Сибирская Вандея", том 2, 2000. Согласно публикаций В.Ф. Гришаева, в 1921 году Юлиан Циркунов был губернским военным комиссаром в Барнауле. Позже Юлиан Гаврилович стал журналистом и краеведом. Он умер 24 сентября 1941 года в тюремной больнице. Но еще в 60-х годах "отсвет" его репрессий давал о себе знать не только в художественной литературе. Например, в Воениздате в 1964 году в исследовании "Разгром дутовщины, 1917-1919" (автор Н.К. Лисовский) лишь один раз упоминается фамилия Циркунова, и то без инициалов. Справедливости ради, нужно отметить, что писатель Гарин использовал в своем романе написание фамилии Юлиана Гавриловича Циркунова такое, каким она осталась в архивных документах ЦГАСА: "Штаб войск, действующих против Дутова Председатель штаба Блюхер Члены: Цыркунов, Яунзем, Марк-Суворов, Рыбников Комиссары отрядов: Малышев, Лупов, Толмачев, Ельнин, Морозов, Зверев, Ильиных, Соларов" ("Исторический архив" в 1958).

Ратник: Oigen Pl пишет: в суперобложке и тиражом в 30000 Да...было время.Сейчас таких тиражей для хороших книг не найти...

Oigen Pl: Величко Василий Арсеньевич Искаженный бог. Изгнание и возвращение. Роман в двух книгах Советский писатель 816 страниц 1970 г. "Сложный многоплановый роман, действие которого происходит в 1916-1935 годах. Писатель изображает революционное движение в условиях горного и степного Алтая со всеми его особенностями." Василий Арсеньевич Величко в художественной манере писал даже докладные записки - когда был инструктором-пропагандистом Нарымского окружкома (до 1936 года): 15 сентября 1933 г. специальным постановлением бюро крайкома была создана комиссия во главе с председателем краевой контрольной комиссии ВКП(б) М.М. Ковалевым «по заявлению т. Величко». Она работала почти полтора месяца и подтвердила достоверность изложенных фактов. По докладу комиссии Ковалева 1 ноября 1933 г. бюро крайкома партии приняло постановление. В преамбуле документа указывалось, что приведенные в письме Величко факты в основном подтвердились. В постановляющей части одобрялись принятые ОГПУ репрессивные мероприятия в отношении работников среднего звена СибЛАГа, непосредственно проводивших операцию по расселению трудпоселенцев в Александро-Ваховской комендатуре, а также содержались достаточно жесткие определения в адрес руководства СибЛАГа. Начальнику СибЛАГа Горшкову был объявлен строгий выговор «за отсутствие должной распорядительности в деле организации расселения деклассированного элемента». Такая оценка деятельности Горшкова отразилась на последующей его карьере — 22 ноября 1933 г. в связи с реорганизацией управления СибЛАГа он был освобожден от занимаемой должности. Строгому взысканию также подвергся начальник Отдела трудпоселений СибЛАГа Долгих*. Однако он не был отстранен от должности и пребывал в ней до 1938 г., а затем был откомандирован в Красноярский край." - http://corporatelie.livejournal.com/62454.html *Долгих - это алтайский партизан Иван Иванович Долгих (1896-1956), которого долго путали с его тезкой и однофамильцем Иваном Ильичем Долгих (1904-1961). Двух Иванов Долгих теперь наконец стали различать, но еще остаются попытки... сделать их "братьями" - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%BE%D0%BB%D0%B3%D0%B8%D1%85,_%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Oigen Pl: У прапорщика/комкора и писателя Роберта Эйдемана/Roberts Eidemanis (1895-1937) есть рассказ "В лесу", посвященный отряду из бывших немногих фронтовиков и многих гимназистов, разбитому партизанами Алтая у некоей деревни Охотничьей. Рассказ опубликован в этом сборнике 1968 года издания: "Взять хотя бы деревню Охотничью. Стоит она окруженная лесом. Двести дворов в ней и церковь (купола ее, надув зеленые щеки, дразнят лес поверх деревенских крыш). Жители занимались хлебопашеством и скотоводством. От зеленых трав, от мягких веток и молодых побегов коровы были мягкие и гладкие, как мох. Зимой мужчины промышляли охотой. Землепашеством занимались мало - лишь бы хватало хлеба на зиму. Да и земля-то была нехорошая - сердитая земля: песок, реже глина. К Славгороду, к Барнаулу, где чернозем, - там, понятно, землепашцу жилось лучше. Уездный город давно пришел к заключению: Охотничье - центр красных партизан и база атамана Свистуна (Свистун - бывший председатель уездного Совета, железнодорожник, фронтовик в мировую войну). Неспокойный, бедовый народ охотники! ... В каждом движении этих солдат, согнанных в казармы из Барнаула и Славгорода, даже в подобострастии, даже в пальцах, прилипающих к фуражке при встрече с офицером, — во всем было что-то не подавимое ни дисциплиной, ни экзекуциями (ротный командир по закону, который даже во времена царя Николая II редко применялся, мог всыпать двадцать пять нагаек)."

Барабаш: Олег Аюпов. Путь заповедный. «Где бы ни приходилось жить в зрелые годы: в военных гарнизонах Прибалтики или заполярном Североморске, сердце всегда рвалось в единственный город, расположенный на Полярном круге - Салехард (Обдорск). Поначалу я любил город детства, даже не зная исторических корней, просто за то, что он есть - неказистый, деревянный, долгими зимними месяцами занесенный снегом. Со временем все чаще возникало желание узнать о прошлом Салехарда, ведь ему более 400 лет. Тем более что практика краеведческой работы свидетельствовала - подрастающее поколение мало что знает об истории своего города. Поэтому захотелось донести её до читателей, в основном юношеского возраста, не просто как изложение определенных фактов, а в виде увлекательного историко-художественного повествования. Тем более, что исторической художественной литературы о нашем крае, в частности о периоде гражданской войны, фактически нет. Так возник замысел этой повести. Её основные герои, конечно же, вымышленные. Безусловно, никогда не существовало Владимира Кураева, Маймы Яунгада, полковника Путилина... Никогда не проезжал Собским ущельем французский офицер Барбье... Правда, исторический вымысел в повести сочетается с описанием реальных историко-бытовых деталей начала ХХ века. В сюжет повести введены и реальные персонажи, присутствие которых необходимо для исторической достоверности - это адмирал Колчак, адмирал Кетлинский, березовский исправник Ямзин и т.д. Многие факты достоверны, а «белые пятна» истории Ямала тех лет дополнены авторским воображением. Верить или не верить в вымысел автора, пусть каждый читатель решает сам. В повести рассказывается и об участии в гражданской войне коренных жителей тундры - ненцев. Считаю, что ненцы не только последний великий кочевой народ, ведь они расселились на просторах Севера от Таймыра до Кольского полуострова, но и народ-воин. В фольклоре северных народов, например, ханты, эвенков много говорится о набегах и воинских походах ненцев. А история покорения Севера русскими, начиная от новгородцев, свидетельствует о воинственности и непокорности "самояди". Да и факты недавней истории - известная «мандала», подтверждают высокий воинский дух аборигенов тундры. Активная же роль ненцев в гражданской войне до сих пор оставалась вне поля зрения историков. Гражданская война в низовьях Оби - тема … почти не изученная. Мало документальных свидетельств о том, как происходили в окрестностях Обдорска и северной тундре боевые действия между белыми и красными. Скорее всего, они были очень кровавыми и ожесточенными. Поэтому, описывая отдельные боевые эпизоды, я намеренно допустил определенный художественный вымысел. Что же касается всего остального - истории освоения низовьев Оби, изучения Арктики, основных вех гражданской войны на Севере, все это соответствуют сохранившимся документам. Автор». URL: http://library.ikz.ru/sibir-v-gody-grazhdanskoi-voiny/Oleg-Ayupov.-Put-zapovednyi

мир: Это не литература, но пусть будет. А то скучно тут у вас. Спектакль «Навсегда» был поставлен в Омском драматическом театре в 1950 г. Был посвящён восстанию 22 декабря 1918 г. в Омске. В роли Колчака – Вацлав Дворжецкий, подпольщика А. В. Масленникова – Михаил Малинин. К сожалению, сам текст утерян. Известно только, что спектакль публика приняла очень хорошо, но все рецензии были разгромные (за несоответствие историческим событиям) и он был снят. Сложно сказать, чем он не устроил власть. Якобы углядели параллели между Колчаком и Сталиным. Фото также было опубликовано в сборнике "Гражданская война в Сибири: Материалы Всероссийской заочной научно-практической конференции", но в электронную версию не вошло.

Oigen Pl: На 6-й странице темы: Oigen Pl пишет: М.С. Бубеннов "Зарницы красного лета", Воениздат, 1986 Теперь текст доступен в интернете - http://mirknig.com/knigi/military_history/1181702762-zarnicy-krasnogo-leta.html

Oigen Pl: Новоалтаец пишет: 5) Кудинов И. П. «Переворот» (о гражданской войне на Алтае и периоде правления Колчака в целом). По крайней мере имя одного из персонажей, выведенных в книге под своей реальной фамилией, приведено вполне "художественно": "А еще через несколько дней начальник штаба обороны БийскаТимофей Бачурин отдал приказ: город оставить, отрядам отходить. — Куда отходить?— спрашивали его. — Куда угодно: в горы, в тайгу... Важно сберечь людей и сохранить силы для будущих боев." В специализированных изданиях: "Бачурин Терентий Тимофеевич — бывший матрос крейсера «Аврора», член КПСС. В 1917-1918 годах — матрос одного из пароходов в Бийске, начальник отряда Красной гвардии в городе", - Гай Титов "Возникновение пароходства в Обь-Иртышском бассейне", Новосибирское книжное изд-во, 1990. Место службы тоже в разные годы разнилось. Например, в сборнике "Лениздат" 1967 года "Герои Октября: Биографии активных участников подготовки и проведения Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде" была названа "Полтава", а не "Аврора": "Бачурин Терентий Тимофеевич (род. в 1893 г.), член партии с 1917 г. Фельдфебель линкора «Полтава». В составе Гельсингфорсского отряда участвовал в штурме Зимнего дворца". К десятилетию создания Красной Армии в феврале 1928 года Приказом РВС Республики Терентий Тимофеевич был награжден орденом Боевого Красного знамени - как "быв. командующий Бийским фронтом партизанск. движ., ныне пред. инвалидн. коопер.". Стал персональным пенсионером - http://opisi.garf.su/default.asp?base=garf&menu=2&v=7&node=645&cd=1130322&fond=124&opis=2819&delo=2568242

Oigen Pl: Хотя в рассказе К. Ходырева "По статье КРД" приводятся реальные населенные пункты Алтая и факты его собственной биографии, стоит его все же отнести к художественной прозе. - просто потому что роговцы-партизаны вдруг оказались... белыми карателями! Рожденный в Калиновке (Залесовский район Алтайского края) литератор был жив в 1989 году, но его внесли в соответствующую "Книгу Памяти": "Ходырев Константин Яковлевич Родился в 1912 г., Западно-Сибирский кр., Залесовский р-н, д. Калиновка; русский; образование среднее; б/п; районная плановая контора, плановик. Проживал: Томская обл., с., Зырянское. Арестован 26 октября 1937 г. Приговорен: 15 ноября 1937 г. Приговор: 8 лет ИТЛ, 5 лет поражения в правах Реабилитирован в октябре 1956 г. Источник: Книга памяти Томской обл." - http://lists.memo.ru/d35/f64.htm Из журнала "Литературный Владивосток", Дальневосточное книжное изд-во, 1989: "До печально знаменитого постановления 1946 года о закрытии журнала «Ленинград» Константин Яковлевич Ходырев публиковался в этом известном журнале. Живет в Приморье. Его басни печатались во многих газетах, в сборнике "Литературный Владивосток". Был репрессирован, встречался в Караганде с сосланным туда выдающимся поэтом Николаем Алексеевичем Заболоцким в пору завершения им перевода «Слова о полку Игореве». *** Мой отец, Яков Яковлевич, — уроженец Вятской губернии. В семье он был вторым сыном, а было их четыре брата. Они рано остались без отца и жили в большой бедности. Как только подрастал кто из братовей, так сразу же уходил на заработки. Мой отец ушел в город Ижевск и со временем стал неплохим токарем. Но в 1905 году его вызвали в канцелярию и вручили гербовую бумагу, заверенную печатью с двуглавым орлом, в которой он уведомлялся, что с завода увольняется как политически неблагонадежный. При вручении бумаги ему посоветовали покинуть Ижевск и выехать в Сибирь, что он и сделал. В Сибири он остановился в Новониколаевске, но на работу его нигде не приняли, и ему пришлось переехать в Барнаул. Однако там жандармы приказали ему немедленно покинуть город. Тогда он уехал в деревню Калиновку, в ста верстах от Барнаула, где я и родился в 1911 году. В Калиновке вся земля была поделена между крестьянами, и он как неприписной перебивался случайными заработками, а когда стало невмоготу, переехал в глухую тайгу на Бисеровскую заимку. Там арендовал клочок земли с правом раскорчевать участок под огород и очистить место для сенокоса. Заимка состояла из четырех изб, и пятую поставил отец. Летом он занимался устройством усадьбы, а зимой делал столы, табуретки, прясницы, станки для тканья холстов, которые возил по деревням и обменивал на продукты питания. Два-три раза в год приходил на заимку мужичок. Он был невысокого роста, сутуловат, с тонкими и нежными руками. Всегда носил с собой од- ну-две книжки. Жил он у нас по два-три дня. Соседские мужики и женщины с прясницами приходили к нам вечеровать и слушать его чтение. Мужики слушали, затаив дыхание, женщины пряли пряжу, ахали и охали. При свете лучины просиживали до третьих петухов. ... Объявили империалистическую войну, отца на фронт взяли в конце войны. После революции началась гражданская война. Горели хутора и заимки. Свирепствовали карательные отряды. Убивали людей, резали скот. Жить на заимке становилось все опаснее и опаснее. И вот однажды въехал конный отряд. Мы, ребятишки, разбежались и попрятались кто куда. Увидев на фуражках красные ленточки, вылезли из своих убежищ, как суслики из нор. ... Тревожно посмотрев в сторону Федосеевки, командир подозвал деда Бисерова, основателя заимки, и послал его разведать силы карательного отряда Рогова, наводившего ужас на хутора и поселки. Дед уже должен был сходить туда и обратно, но все не возвращался. Тогда командир послал нашу мать. — Вы, ребятишки, посидите, я споро приду, — успокоила она нас. Ушла и тоже запропала. Командир отряда подозвал меня и спросил: могу ли я сходить в Федосеевку? Он дал задание узнать, почему не возвращаются дед и мать, сколько солдат у Рогова, сколько у него лошадей? ... Я приложил руки к лицу и плаксиво проговорил: — Я домой хочу-у. — И стал обходить его, а он ударил меня по спине нагайкой. Я дико заорал и присел. В глазах поплыли разноцветные круги, роговец же размахнулся и ударил меня с еще большей силой. Я вскочил и помчался что есть духу, громко плача. Когда я подбежал к своей избе, увидел партизан, спешащих на мой рев. Я же от боли и слез не мог сказать им ни одного слова. Тогда они нарвали какой-то лопушистой травы и привязали к моей спине. ... Наступила зима. Спина у меня постепенно зажила. Я мог одеваться и выходить на улицу играть с ребятишками. Гражданская война была в самом разгаре. Деревня переходила из рук в руки. То ее занимали белые, то красные. Однажды завязался жестокий бой. У партизан кончились боеприпасы, они сопротивлялись слабо, а к утру попрятались кто где мог. Начались повальные обыски по вылавливанию партизан, и того, кого находили, убивали на месте. Три дня деревня была на осадном положении: не разрешалось убирать трупы и запрещалось всякое движение по деревне. Только в конце третьих суток разрешили выкопать общую яму и закопать убитых. Пришла весна. Прекратились набеги карателей. Некоторые мужики вернулись с фронта. Деревня стала жить спокойно. Погибших партизан перехоронили на деревенское кладбище в братскую могилу. Трупы настолько испортились, что невозможно было никого узнать. Лишь Генку Агафонова опознали, потому что он был короче всех. Материальное положение нашей семьи было очень тяжелое, мы влачили жалкое существование. И вот настало время, когда пришел и наш отец. Он стал плотничать, а сестру и брата отдали в работники. Пробовали и меня отдать нянчить полуторагодовалого Андрейку, но из этого ничего не вышло. Через две недели меня выгнали. Когда Андрейкины родители уезжали в поле, я расстилал на полу тулуп, садил на него Андрейку и привязывал его к ножке лавки, а сам убегал играть с мальчишками. И вот однажды я так заигрался, что Андрейкины родители вернулись раньше меня и увидели своего сына спящим на тулупе и привязанным, как собачка, на веревочке, за что мне дали немедленного турмана. ..."

Oigen Pl: "Рано утром 24 декабря 1918 года 1-я Томская дивизия Средне-Сибирского корпуса генерала Пепеляева, поддержанная артиллерийской бригадой Валюженича и полком другого перебежчика — Бармина, внезапно ворвалась в Пермь со стороны Мотовилихинского завода. Обескровленные непрерывными боями, застигнутые врасплох, ослабленные изменой, части 29-й дивизии и Особой бригады 3-й армии Восточного фронта борьбы с мировой контрреволюцией отступили на запад, к Глазову" - Леонид Абрамович Юзефович "Контрибуция" (1987) - http://coollib.net/b/265164/read



полная версия страницы