Форум » Военная археология » Поиск на месте боев под Красноярском » Ответить

Поиск на месте боев под Красноярском

Комэск: Уважаемые, кто подскажет, были ли крупные бои с белыми в окрестностях Красноярска? Кто-нибудь звонил в этих местах?

Ответов - 129, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

белый: Окончаеие. В наше время г.Илимск с его незначительным населением( около 2000 душ) совершенно захирел и только сохранившиеся остатки старины, виде древней массивной воротной башни, с двухярусной обороной, срубленной из вековых, почерневших от времени лиственниц. Да обломки частокола, когда-то окружавшего городок городского тына(стены), напоминают о боевых и исторических днях этого форпоста русского колонизаторского духа. Сохранилась над обрывистым берегом р.Илим небольшая церковка со слюдяными окнами, с грубо тесанными топором внутренними стенами и полом, закоптелыми древними аляповатого письма иконами и невысокой дощатой перегородкой вдоль церкви, назначение которой для меня осталось загадкой. Быть может, она служила для отделения мужской половины от женской. Стоит Илимск на высоком живописном правом берегу р.Илим и в смысле обороны основатели его проявили тонкое знание военного исскуства, что в окружении диких инородческих воинственных племен монгольского и тунгусских, имело немаловажное значение. Ночлег в Илимске ознаменовался небольшим происшествием в конно-разведческой команде 3 Барнаульского полка. Сказался соблазн нашего (пребывания) прохождения через Нижнее-Илимск с его винным складом. По пьяному делу один офицер подстрелил унтер-офицера команды. Виновный, конечно, понес заслуженное наказание, а на конную сотню пришлось обратить сугубое внимание. Еще на Ангаре , где-то после прохода с. Кежма, от сотни по предварительному сговору тайно отстал один взвод с раненным командиром сотни Бирюковым. Узнали мы об этом, только на большом привале,и так как форсированный марш не давал нам возможность потерять 10-12 часов драгоценного времени на экзекуцию бунтовщиков, то мы и махнули на них рукой. Паршивая овца из стада вон. А ведь всю почти гражданскую войну наша конная сотня была образцом воинской доблести и верности, особенно во время страдного сидения в осажденном Барнауле в конце ноября и начале декабря 1919 года. За время командования ею, офицером поручиком Балахниным, вступившим в 3 Барнаульский полк тотчас же после переворота в Барнауле в июне 1918 года и проделавшим с полком всю компанию гражданской войны вплоть до эвакуации Приморья и Владивостока. К сожалению, в походе поручик Балахнин заболел сыпным тифом и в таком виде был довезен до г.Читы. Командиром конной сотни в г. Илимске был назначен штабс-капитан Каблуков, который и поднял боевую работу сотни на прежнюю высоту. От Илимска мы, существовавшим здесь трактом, перевалили старинный волок Илимский, спустились в долину реки Мука и, пройдя за день 50 верст, заночевали в деревне того же названия, кстати очень характерного в смысле тягот и лишений, связанных с преодолением этого дикого, высокого горного перевала, что выпадали на долю наших неутомимых, отважных первых землепроходцев и охочих людей. В д.Мука мы получили сведения, что в Усть-Кутском солеваренном заводе на Лене имеються красные, поэтому на следующий день на д.Каймонову, что у впадения р. Куту, мы высадили сильный авангард под командой командира 2 роты 3 Барнаульского полка поручика Попова. Сведения о красных подтвердились, д.Каймонова была занята их передовым отрядом, который боя не принял и отошел на с.Усть-Кутское. Ночевали главные силы в Каймоновой , авангард в д. Перфильевой. На следующий день поручик Попов с авангардом, выступив очень рано, пытался внезапным налетом захватить красных в Усть-Кутском врасплох, но они, предупрежденные кем-то из местных жителей , оставили ночью же Усть-Кутское и только несколько красноармейцев и какой-то комиссаришка замешкались на местной почтово-телеграфной станции и попали к нам в плен. Авангардом тотчас же была прервана связь Иркутск-Киренск и наведен в селе порядок. Красные бежали вниз по Лене на с. Маковское и г.Киренск.

белый: Окончание. В наше время г.Илимск с его незначительным населением( около 2000 душ) совершенно захирел и только сохранившиеся остатки старины, виде древней массивной воротной башни, с двухярусной обороной, срубленной из вековых, почерневших от времени лиственниц. Да обломки частокола, когда-то окружавшего городок городского тына(стены), напоминают о боевых и исторических днях этого форпоста русского колонизаторского духа. Сохранилась над обрывистым берегом р.Илим небольшая церковка со слюдяными окнами, с грубо тесанными топором внутренними стенами и полом, закоптелыми древними аляповатого письма иконами и невысокой дощатой перегородкой вдоль церкви, назначение которой для меня осталось загадкой. Быть может, она служила для отделения мужской половины от женской. Стоит Илимск на высоком живописном правом берегу р.Илим и в смысле обороны основатели его проявили тонкое знание военного исскуства, что в окружении диких инородческих воинственных племен монгольского и тунгусских, имело немаловажное значение. Ночлег в Илимске ознаменовался небольшим происшествием в конно-разведческой команде 3 Барнаульского полка. Сказался соблазн нашего (пребывания) прохождения через Нижнее-Илимск с его винным складом. По пьяному делу один офицер подстрелил унтер-офицера команды. Виновный, конечно, понес заслуженное наказание, а на конную сотню пришлось обратить сугубое внимание. Еще на Ангаре , где-то после прохода с. Кежма, от сотни по предварительному сговору тайно отстал один взвод с раненным командиром сотни Бирюковым. Узнали мы об этом, только на большом привале,и так как форсированный марш не давал нам возможность потерять 10-12 часов драгоценного времени на экзекуцию бунтовщиков, то мы и махнули на них рукой. Паршивая овца из стада вон. А ведь всю почти гражданскую войну наша конная сотня была образцом воинской доблести и верности, особенно во время страдного сидения в осажденном Барнауле в конце ноября и начале декабря 1919 года. За время командования ею, офицером поручиком Балахниным, вступившим в 3 Барнаульский полк тотчас же после переворота в Барнауле в июне 1918 года и проделавшим с полком всю компанию гражданской войны вплоть до эвакуации Приморья и Владивостока. К сожалению, в походе поручик Балахнин заболел сыпным тифом и в таком виде был довезен до г.Читы. Командиром конной сотни в г. Илимске был назначен штабс-капитан Каблуков, который и поднял боевую работу сотни на прежнюю высоту. От Илимска мы, существовавшим здесь трактом, перевалили старинный волок Илимский, спустились в долину реки Мука и, пройдя за день 50 верст, заночевали в деревне того же названия, кстати очень характерного в смысле тягот и лишений, связанных с преодолением этого дикого, высокого горного перевала, что выпадали на долю наших неутомимых, отважных первых землепроходцев и охочих людей. В д.Мука мы получили сведения, что в Усть-Кутском солеваренном заводе на Лене имеються красные, поэтому на следующий день на д.Каймонову, что у впадения р. Куту, мы высадили сильный авангард под командой командира 2 роты 3 Барнаульского полка поручика Попова. Сведения о красных подтвердились, д.Каймонова была занята их передовым отрядом, который боя не принял и отошел на с.Усть-Кутское. Ночевали главные силы в Каймоновой , авангард в д. Перфильевой. На следующий день поручик Попов с авангардом, выступив очень рано, пытался внезапным налетом захватить красных в Усть-Кутском врасплох, но они, предупрежденные кем-то из местных жителей , оставили ночью же Усть-Кутское и только несколько красноармейцев и какой-то комиссаришка замешкались на местной почтово-телеграфной станции и попали к нам в плен. Авангардом тотчас же была прервана связь Иркутск-Киренск и наведен в селе порядок. Красные бежали вниз по Лене на с. Маковское и г.Киренск.

Штабс-капитан: уже снежок лежал, гильзы были...можно попробовать еще пройтись

Штабс-капитан: Белый, большое спасибо... Ваши книга выйдет?

белый: 9 декабря будет 90 лет как белые ушли из Барнаула. По любому до этого числа книга выйдет .

Mick: Уважаемые, подскажите, где именно, в каком месте, полковника Ромерова сварили в асфальие? И где похоронили тех, кто погиб при взрыве вагонов с порохом в Ачинске?

красноярец 24: Вот остатки кружки найдена этим летом.Сегодня перебирал хлам и решил помыть(вдруг есть клеймо).Клейма не обнаружил,но разглядел надпись.11 Ур.ст.дв. 42тр.3рт. Петр Соприн(сопран,сопрун).Одна буква на сгибе не разглядеть.Расшифровал как 11Уральская стрелковая дивизия.В воспоминаниях Пучкова Ф,А нашел о ней вот что. 123 11-я Уральская стрелковая дивизия. Сформирована 4 октября 1918 г. В Челябинске в составе 3-го Уральского армейского корпуса как 1-я стрелковая кадровая из 1, 2, 3 и 5-го Уральских кадровых горных стрелков полков (пре-имущественно из мобилизованных), переименованных в 1-й — 4-й стрелко-вые кадровые, 1-й кадровой инженерной роты, школы подготовки унтер-офи-церов и Украинского куреня Тараса Шевченко. 7 декабря 1918г. переиме-нована в 11-ю Уральскую стрелковую с новыми названиями полков. Состав: 41-й Уральский (полковник Круглевский, полковник Рык), 42-й Троицкий, 43-й Верхнеуральский (Азаров), 44-й Кустанайский стрелковые полки и 11-и отдельный Уральский стрелковый артиллерийский дивизион (полковник Бек-Мамедов). 42-й полк все время действовал отдельно от дивизии, находясь сначала в Отдельной Оренбургской, а затем в Южной армиях. 43-й полк имел знамя Инсарского пехотного полка Императорской армии. В составе 41-го полка имелась Егерская рота, в мае 1919 г. развернутая в батальон из трех рот (командир Кудрявцев). С января 1919 г. входила в состав 6-го Уральского ар-мейского корпуса. Выступила на фронт поздней осенью — зимой 1918 г., при-няла участие в весеннем наступлении и к концу лета 1919г. оказалась сильно потрепанной и малочисленной. Прибывшие из Сибири пополнения были силь-но распропагандированы и переходили на сторону противника. При расфор-мировании 6-го Уральского стрелкового корпуса и реорганизации Западной армии дивизия 26 мая 1919 г. вошла в состав Уральской группы. 6 августа 1919г. на ее укомплектование обращена расформированная 12-я Сибирская стрелковая дивизия, 45-й полк которой переименован в 42-й Троицкий. По-гибла в январе 1920г. под Красноярском. Остатки ее по проходе в Забайка-лье были свернуты во 2-й Уральский стрелковый полк. Начальники: полков-ник Вельк (11 октября 1918 г. — 24 марта 1919 г.), полковник (генерал-майор) Ванюков (24 марта— 4 июня 1919г.), генерал-майор Круглевский (4 июня — 4 сентября 1919 г.), генерал-майор Беляев (с 15 сентября 1919 г.). Начальник штаба — капитан Кугушев. В другом источнике вот это. УПРАВЛЕНИЕ 11 УРАЛЬСКОЙ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ (бывш. 1 стрелковая кадровая дивизия) Ф. 39904; 4 д.; 1918 - 1919 гг. Приказами войскам Сибирской армии N 81 от 4 октября 1918 г. и Уральского корпуса N 121 от 11 октября 1918 г. Уральские кадровые горных стрелков полки были переформированы в трехбатальонные стрелковые кадровые полки и сведены в 1 и 2 кадровые дивизии. В состав 1 стрелковой кадровой дивизии вошли бывшие 1, 2, 3 и 5 Уральские кадровые горных стрелков полки, переименованные в 1 - 4 стрелковые кадровые полки, 1 кадровая инженерная рота, Украинский курень Тараса Шевченко и школа подготовки унтер-офицеров. Приказами войскам Сибирской армии N 156 от 7 декабря 1918 г. и 3 Уральского (бывш. Уральского) армейского корпуса N 228 от 16 декабря 1918 г. 1 стрелковая кадровая дивизия была переименована в 11 Уральскую сд. 1 - 4 полки дивизии стали именоваться 41 Уральским, 42 Троицким, 43 Верхнеуральским и 44 Кустанайским стрелковыми полками. В январе 1919 г. дивизия вошла в состав 6 Уральского армейского корпуса (приказы Верховного правителя и Верховного главнокомандующего N 94 от 3 января 1919 г. и войскам Западной армии N 2 от 10 января 1919 г.). Приказами войскам Западной армии N 164 от 26 мая 1919 г. и 6 Уральского корпуса N 123 от 27 мая 1919 г. дивизия была передана в состав Уральской группы войск. Приказом войскам 3 армии N 243 от 6 августа 1919 г. и Уральской группы N 166 от 12 августа 1919 г. расформированная 12 Сибирская сд была обращена на укомплектование II Уральской сд, 45 Сибирский стрелковый полк 12 Сибирской сд переименован в 42 Троицкий стрелковый полк и включен в 11 Уральскую сд. В январе 1920 г. в ходе Красноярской операции Красной Армии дивизия сдалась в плен. Вот такая вот находка. Одним словом дивизия погибла и была пленена у Красноярска.Буду дальше искать о ней информацию,какая то ее часть все же прошла Красноярск.

Mick: А где именно нашлась кружка?

красноярец 24: Нашлась в 25км от д.Кемчуг,на месте бывшей деревни.

агафон: *PRIVAT*

Штабс-капитан: Вполне возможно. Могут и партизаны

красноярец 24: Нашел на сайте Павловского военного училища о генерал-майоре Круглевском(он один из командиров этой дивизии) КРУГЛЕВСКИЙ Александр Васильевич Родился 10.04.1891г. Из дворян, сын полковника. Воронежский кк, ПВУ 1910. Капитан, начальник команды конных разведчиков л.-гв. 2-го стрелкового полка. Георгиевский кавалер. В белых войсках Восточного фронта. Формировал 1-й Уральский кадровый стрелковый полк (затем 41-й Уральский горных стрелков полк), окт. 1918 - янв. 1919 полковник, командир того же полка. 4 июня - 4 сент. 1919 начальник 11-й Уральской стрелковой дивизии, командующий Уральской группой 2-й армии (вывел остатки дивизии из-под Красноярска в Читу); март 1920 начальник Уральской дивизии, с марта 1920 - начальник 1-й сводной стрелковой дивизии (11-й Уральский стрелковый полк, Ижевский полк, Егерский полк, Уральский конный дивизион и Офицерская рота). Генерал-майор (18 мая 1919). Убит в бою 20.11. 1920г. на станции Даурия при отступлении армии из Забайкалья. Похоронен в ограде Иверской церкви в Харбине. Приказом войскам Временного Приамурского правительства (№148 от 22.07.1921г.) пулеметной роте Сводного артиллерийского дивизиона было присвоено имя генерала Круглевского.

Mick: Обход каппелевцами Красноярска На станции Ачинск 31 (18) декабря 1919 г. произошёл колоссальный взрыв. Там стояли цистерны с горючим и эшелон с порохом для камчатских охотников. Порох солдаты стали таскать в мешках, засыпали им путь, и один непотушенный окурок привёл к трагедии – взлетели на воздух поезда, в том числе половина состава каппелевского эшелона, погибло много людей, в том числе вся охрана В.О. Каппеля. Он сам остался жив чудом, но, как пишут об этом его помощники, был деморализован и заболел. Штурм Красноярска, намеченный на утро 5 января 1920 г., был сорван. Д.В. Филатьев пишет: «5 января Каппель решил сам руководить наступлением. И вот тут получилась незабываемая картина, могущая дать полное представление, что представляла из себя наша Сибирская армия как сила. Из Красноярска для преграждения нашего пути была выслана полурота с пулемётами, которая заняла высоты к северо-западу от города верстах в 3-х от него. На противоположном плато собралось несколько тысяч с сидящей в санях нашей «армией». Тут же верхом Каппель и с ним несколько всадников. Прогнать красноармейскую полуроту можно было обходом влево и ударом в лоб. Однако ни один солдат выходить из саней не пожелал. Тогда посылается рота офицерской школы, она открывает огонь вне действия выстрела, красные, конечно, из-под такого огня не уходят и тоже продолжают палить. Противники замирают друг против друга до темноты, и ночью все, кто хотел, свободно прошли в обход Красноярска и даже через сам город». Управление было потеряно и первыми стали обходить город «самостийные» войсковые группы. Прежде всего белоказаки во главе с генералом В.А. Вержбицким. Его часть в Зеледеево Каппель наметил как резерв при штурме. Но Вержбицкий приказ игнорировал. Утром 5 января в Красноярск ушёл в разведку бывший красноярец, поручик Орёл. Он побывал в разных местах, даже в штабе красных, многое выяснил и послал Вержбицкому с нарочным записку с указанием пути обхода и где он будет ждать группу. Группа Вержбицкого (до 3000 человек) обошла город по логам и спустилась на Енисей там, где ныне построен Октябрьский мост; вышла на правый берег на пустырь (ныне территория Красмаша) и ушла по Московскому тракту дальше на восток. В станице Торгашинской собралось два полка красноярских казаков, решали, что делать. И двинулись вслед за группой Вержбицкого, тем самым стали участниками каппелевского похода до Читы. В отдельном эшелоне с бывшими штабистами и огромной охраной (всего до 1500 человек) ехал до ст.Минино бывший главнокомандующий К.В.Сахаров. 5 января вечером его группа, пересев в сани, двинулась в обход Красноярска и 6-го вечером прибыла в Есаулово, где переночевала, и 7 января двинулась вверх по речке Есауловке. Он не лишён был писательского дара и дал весьма интересное описание пути своей группы (к ней присоединилась и часть генерала Лебедева). Конец описания таков: «Зажглись на небе рождественские звёзды. Отряд наш шёл уже более десяти часов. Без остановок, без отдыха, без пищи. Наконец, только к полночи горы стали уходить в сторону, дорога делалась легче, мы приближались к тракту. Через три дня мы вышли на железную дорогу у станции Клюквенной». Самостоятельно увели свои группы на Енисейский тракт генералы Н.А. Галкин и А.П. Перхуров. Н.А. Галкин был одним из создателей Народной армии, начальником штаба, А.В. Колчак поручил ему особую миссию – создать группу белоказаков на южном крыле фронта. Так, на особом положении, Галкин и отступал с верными ему частями. Вечером 6 января произошла стычка у д.Устюг с партизанским отрядом, а на другой день утром произошёл настоящий бой у большого волостного села на Енисейском тракте – у Шилы. О том бое автору исследования написали в 1967 г. его участники Г.Е. Бушан, Пётр и Анатолий Черемных (бывшие жители Шилы), К.И. Москаленко (Воробино), М.Р. Ноздрин (д.Ишимы), Е.В. Тюменцев (бывший житель с. Атаманово), Д.М. Филиппов (Сухобузимское). С обеих сторон погибли по три десятка человек, в том числе был убит генерал Галкин. Партизаны и дружинники села во главе с руководителем дружины Георгиевским кавалером Ипполитом Апрышкиным уехали в леса. Ясно, что село было разграблено, убиты несколько оставшихся пожилых жителей. Галкинцы далее разделились на две части: одна прошла, зверствуя, по деревням и сёлам нынешнего Большемуртинского района, вышла на Енисей, присоединившись к так называемой «Северной группе». Другая часть бывшей группы генерала Галкина вышла на Енисей в д. Хлоптуновской, соединилась там с группой А.П. Перхурова и после вошла в «Северную группу». Генерал А.П. Перхуров командовал партизанскими отрядами белых. Естественно, вся дошедшая до Красноярска часть так и сохранила состояние партизанской вольницы и самостоятельно прошла по маршруту Шуваево – Татарская – Подсопочное – Сухобузимское – Атаманово – Хлоптуновская. Как и везде, употребили в пищу запасы крестьян, выгребли фураж, заменили лошадей или вообще их увели, убили в Сухобузимском двоих молодых ребят-разведчиков (жители хотели оказать сопротивление, но разбежались, поняв, что идёт более 1000 человек). *** Основные же силы 2-й армии (до 20000 человек) во главе со штабами В.О. Каппеля и С.Н. Войцеховского вечером 5 января стали обходить Красноярск от станций Бугач и Минино, пересекли Енисейский тракт и к ночи 6 января 1920 г., накануне Рождества, вошли в с. Частоостровское на Енисее. Белые офицеры вспоминают. П.П. Петров: «7 января на рассвете (в день Рождества Христова) мы в с.Частоостровском на Енисее. Обстановка после вчерашнего дня и состояние людей такие, что какое-нибудь незначительное боевое столкновение может окончательно деморализовать массу. Решено двинуть колонну вниз по Енисею с тем, чтобы выйти затем на железную дорогу по реке Кан целиной. Если же пройти по Кану окажется нельзя, податься на север, вплоть до Ангары, и двигаться по ней. После стало ясно, что мы могли избежать движения по Кану, одного из самых трудных за весь поход. Мы могли пройти через Есаульское, направляясь по речке примерно на ст.Клюквенная». Части 2-й армии и вслед за ней вышедшие чудом с боями «остатки» 3-й армии в течение почти трёх суток двигались на лошадях, в санях и пешими вниз по Енисею через сёла Куваршино – Барабаново – Шивера – Атаманово – Б.Балчуг. Впереди, вслед за авангардом, ехали В.О.Каппель и его штаб, прибывшие в Б.Балчуг вечером 7 января, где на совещании было принято окончательное решение двигаться по р. Кан до д.Барги (более 100 км). Правда, три боевых части под общей командой генерала Сукина (до 3000 человек) по Кану не пошли за Каппелем, а двинулись вниз по Енисею. Вот что вспоминали о прохождении основных частей белых свидетели и участники событий – жители приенисейских деревень и сёл. Галкина Е.К. (с.Частоостровское, запись 1960 г.): «Мой муж Галкин Фёдор погиб в годы Первой мировой войны. Я воспитывала троих детей, помогал вести хозяйство брат. Было у нас две лошади, один конь Игренька – красив и породист. И вот вечером накануне Рождества (24.12.1919 г. по старому стилю. – В.А.) к нам в Частые (ударение на «ы»), как звали наше село в округе, вошла колчаковская армия… Забили все дворы и улицы. К нам в дом вошли десятка два человек, заставили стряпать блины, кипятить самовар, забрали продукты из кладовки. Когда стали уходить, то взяли с собой одного коня, а Игреньку я спрятала за баню. Но нашли его, вывели, стали запрягать. Я бросилась к нему на шею с плачем: «Не отдам!». И тут офицер выхватил шашку и закричал: «Мы – спасители ваши, а ты коня пожалела!» и ударил меня по голове шашкой. Пошла кровь, я упала. После долго болела». Черняев Ф.Ф. и Гужевский В.Е. (Атаманово, запись 1967 г.): «У нас в Атаманово Сухобузимской волости была создана дружина, руководили ею Георгиевский кавалер Павел Кочергин и бывшие фронтовики Даниил Куликов из Атаманово и Ефим Беляев из Б.Балчуга. Нам сообщили из города, что пойдут колчаковцы. Мы решили их в село не пуститью. Утром 25 декабря, в день Рождества, разоружили отряд казаков – 40 человек, – как оказалось, взвод разведки. И практически все мужчины, человек 150, на лошадях, верхом и в упряжи выехали в сторону Шиверов с ружьями. И посередине пути – а от Шиверов до Атаманово 12 километров – увидели, что движется много тысяч солдат. Конечно, повернули назад, троих крестьян всё же казаки догнали и зарубили. Многие жители побросали дома и поехали через Енисей в лес, в избушки свои. К сборне, где сидел староста Иван Тюменцев, подскакали кавалеристы в папахах, с чёрной лентой наискось…Один из них выхватил наган и с криком: «Ты что тут красную заразу развёл?!» выстрелил в старосту, ранил его в руку. И тут вдруг зацокали пули по железным крышам, а у нас был пост водопути и несколько крыш работники его жестью покрыли. Тут и остальные жители быстро по всем дорогам из деревни выехали. Остались единицы. Василия Кузьмина – из политических ссыльных – взяли в проводники, показывать дорогу на Балчуг. Дорогой случился скандал. Его раздели до кальсон, раздели и вытолкали в снег. Он добежал до бакенской избушки, ступни обморозил, после пришлось их отнять. Почти трое суток шли и шли колчаковцы через село, опустошили его, сожгли два дома, зарубили ещё одного крестьянина. Когда мы в село вернулись, начался у сборни митинг… Красноармейцы привели пленных. Вдруг выскочил Алексей Сводин – кузнец, выхватил винтовку у красноармейца и штыком пропорол живот одному из белых солдат, он его запомнил как грабителя. Солдаты отгородили пленных: «Не надо самосуда, мы их будем судить революционным судом!». Шибаева М.Н. (Хлоптуново, запись 1967 г.): «Белые пришли к нам в Хлоптуново в первый день Рождества. В деревню приехали на подводах и верховыми. Многие жители попрятались. Я тоже спряталась с детьми. Солдаты нас увидели. «От кого, – спрашивают, – прячешься?». Вру, что, мол, скоро придут красные, мы их боимся. Колчаковцы у нас в деревне ночевали и утром ушли в Кононово. Зимой 1917–1918 гг. у нас избирался сельсовет, председателем был Михаил Прокопьевич Горбунов, секретарём Лука Михайлович Троегуб. Горбунов спрятался. Троегуба же забрали белые. Он был молод, красив, холост, хорошо рисовал, всегда пел: «Ой, блины, мои блины, блины масляные!». Когда колчаковцы ушли, то в бору обнаружили его труп, причём ноги у колен были обрублены. Вскоре в Балчуге в проруби баба увидела – на дне торчат ноги. Оказалось, что балчугский мужик – он сознался, его судили – обнаружил убитого Троегуба, хотел снять сапоги, но не смог, тогда отрубил ноги и увёз». Пузырёв В.Е. (Б. Балчуг, запись 1970 г.): «В первый день Рождества 1919 г. из Атаманово по дороге через Бык, через Енисей, в село Б. Балчуг вступили части генерала Каппелева (так выразился В.Е. Пузырёв. – В.А.). В Балчуге долго не задерживались, а затем уходили, а на их место приходили другие, и так длилось трое суток. Двигались они по дорогам на Подпорог – переселенческую деревню в 15 км от устья Кана и часть на Усть-Кан на лошадях, верхом и в санях. Во время пребывания в Б.Балчуге занимались грабежом крестьян: отнимали шубы, снимали пальто, прямо с ног валенки; зерно и муку рассыпали лошадям, забивали свиней, коров. Всё это варили, жарили, пьянствовали. На последе (выражение В.Е. Пузырёва. – В.А.) зажгли дом Чиркова Михаила, и семья в семь человек осталась без крова. Расстреляли в Балчуге Данилова Степана, его сына Николая, Теслова Василия. И у нас в Усть-Кане, а тогда я жил там, творилось то же самое. Мне шёл 48-й год, но я года прибавил, сказал, что мне 55. У нас в дому останавливался Каппель и ещё генерал. Везли продукты и 2 короба-пестеря серебра. Слышал я разговоры – подсчёт наличия войск – 10 тысяч. Мне показалось, что их было много больше. Некоторые перепили самогону и давай стрелять друг в друга. Уходили они в основном вниз по Енисею, хотя Каппель и ещё часть поехали через Глубокий Ручей (были такие выселки) в Подпорог. Встретили молодого парня Коштункова и расстреляли его…». Всё верно. В Балчуге несколько частей отказались идти по Кану, и Каппель до последнего момента убеждал их, потому и сделал крюк в Усть-Кан. Поход по Кану Из 3000 вёрст Ледяного похода от Иртыша до Читы каппелевские офицеры считают самым трудным участком, поход вверх по Кану от Подпорога до Усть-Барги около 100 км. Зима 1919-1920 гг. в Прикрасноярье была тёплой вначале, Кан во многих местах не промёрз, поверху шла вода. И тут как раз 8–10 января 1920 г. грянули морозы до 30 градусов. К чему это привело, прочтём воспоминания участников похода. Ф.А. Пучков: «Утреннее солнце 9.01.1920 г. осветило своеобразную картину. Ровная белая лента реки Кан, шириной в 200–250 шагов, вьётся между двух обрывистых, поросших вековым лесом стен, подобно бесконечному белому коридору. Высокие холмы по обоим берегам временами отходят от неё, иногда же нависают над самым руслом. На всём протяжении от устья Кана до деревни Барги нигде не удалось заметить ни малейшего прорыва в этих стенах, куда бы мог проскользнуть человек; двигавшиеся по реке тысячи людей и лошадей оказались запертыми более прочно, чем если бы они попали в самую надёжную тюрьму. Здесь, на Кану, можно было поставить старую, всем известную надпись: «Оставь надежду, входящий сюда». Пантелей Игнатьевич Щукин (с.Б. Балчуг, запись 1970 г.): «Прокопий Холодеевич Цыганков согласился быть проводником за хорошую оплату, которую ему обещали. Он вернулся через неделю и сильно заболел. После кое-что рассказал, а вообще вспоминать про тот поход не любил, рассказывал только подвыпивши и всегда смахивал слёзы. «Ужас», — говорил. Ехал он с охраной впереди на санях со своей лошадёнкой. Каппель тоже сначала ехал в кошеве. На поливном пороге остановились из-за воды, искали объезд. Полозья так примёрзли, что лошади сдвинуть с места, сорвать повозки и сани не смогли. Каппель пересел верхом в седло. Прокопий тоже на свою кобылу без седла. В одном месте Каппель отъехал за островок, за кусты, вероятно, по нужде и провалился там. Видно, что ноги мёрзнут, слезет с коня и бьёт их друг о друга. Прокопий якобы сказал ему: «Товарищ генерал, Вы возьмите у кого-нибудь валенки, переобуйтесь!». Тот ответил, мол, я тебе не товарищ, и ехал, пока чуть не упал из седла. Его завернули в тулуп и довезли до Барги. В Барге у Прокопия жила родня по жене, отогрелся кое-как, отоспался и, когда все белые прошли, поехал назад. Мужик смекалистый, прихватил топор. Вырубил свои сани и ещё одни привязал, тянул сзади до дому. За санями и сбруей крестьяне ездили не раз на Кан в ту зиму. Сколько, говорили, там людей помёрзло. Трупы несло весной со льдом и даже летом выносило». Д.В. Филатьев: «Каппель пошёл по реке Кан. Получился небывалый в военной истории 110-вёрстный переход по льду реки, куда зимою ни ворон не залетает, ни волк не забегает, кругом сплошная непроходимая тайга. Мороз был до 35 градусов. Одно время мы попали в критическое положение, когда наткнулись на источник, бежавший поверх льда и обращавший его в кашу. Вереницы саней сгрудились у этого препятствия, так как лошади по размокшему льду не вытягивали, а обойти его не было возможности из-за отвесных берегов. Промокшие валенки немедленно покрылись ледяной коркой, пришлось идти пешком 10 вёрст в пудовых валенках. На этом переходе Каппель схватил рожистое воспаление ноги и затем лёгких и вскоре скончался. Умерших во время перехода тифозных складывали прямо на лёд и ехали дальше». В.О. Вырыпаев: «При гробовой тишине пошёл снег, не перестававший почти двое суток падать крупными хлопьями, от него быстро темнело и ночи тянулись почти без конца, что удручающе действовало на психику людей, оказавшихся в западне и двигавшихся вперёд полторы-две версты в час. Идущие кое-как прямо по снегу, на остановках, как под гипнозом сидели на снегу, в котором утопали их ноги. Ледяная кора на валенках тяжело намерзала, что ноги отказывались двигаться. Поэтому многие продолжали сидеть и, не в силах двинуться, оставались сидеть навсегда, засыпаемые хлопьями снега. Генерал Каппель часто шёл пешком, утопая в снегу так же, как другие. Обутый в бурочные сапоги, он, случайно утонув в снегу, зачерпнул воды в сапоги, никому об этом не сказав. При длительных остановках Каппель почти не садился в седло, чтобы как-то согреться на ходу. Но тренированный организм спортсмена на вторые сутки стал сдавать. Всё же он сел в седло. И через некоторое время у него начался сильнейший озноб и он стал терять сознание. Пришлось уложить его в сани. В Барге бесчувственного генерала Каппеля внесли в дом, раздели, положили в кровать. Ноги его от колен и ниже затвердели, как камень. Случайно оказавшийся с нами доктор был без аптеки и инструментов. Осмотрев растираемые снегом ноги больного генерала, он нашёл, что у него обморожены пятки и некоторые пальцы на ногах. И их нужно срочно ампутировать. И, не найдя ничего нужного в заброшенной деревне, ампутацию доктор провёл простым ножом». Да, можно согласиться, что поход был велик по величине огромных расстояний и по тем испытаниям, что перенесли российские солдаты и офицеры. Кстати, и красноармейцы преследовали каппелевцев в таких же условиях, в морозы, часто без сна. Для выстраивания острой сюжетной линии постановщики фильма «Адмиралъ» во многих местах сгустили и просто исказили факты. Кан переместили на 800 км восточнее, сказав: «Река Кан, в 200 км от Нижнеудинска». И зачем было показывать рыцарский поступок Каппеля, которого не было, когда он выехал вперёд на жеребце на тонкий лёд. Ведь правда не умалила бы его истинные заслуги как человека долга и чести, прошедшего до конца путь со своими солдатами и принявшего мученическую смерть… Эпизод с трупами белых солдат перед захоронением в снежный ров – правда, но лукавая, на самом деле полуправда, ибо с противоположной стороны во всех боях от Канска до Иркутска погибало ещё больше людей советской ориентации, например, более двухсот красногвардейцев и партизан были спущены под лёд Кана, более сотни расстреляны на станции Зима, и т.д. В одном из интервью в краевой газете было заявлено, что в Красноярске в январе 1920 г. были расстреляны 60000 человек. Это не просто ложь – это кощунство! По всем расчётам царицы наук математики в плен под Красноярском попали не более 1000 человек. И как вы представляете расстрел в городе с населением в 70000 шестидесяти тысяч человек зимой, в морозы, когда после никто из красноярцев нигде не видел трупы, кровь и не слышал об этом – просто такого не было и тогда не могло быть! Зачем разжигать страсти в наше сложное время? И без подобных выдумок факты из Гражданской войны, хотя бы описанные в исследовании, ужасны, поучительны. Генерал В.И. Камбалин в книге «Великий Сибирский Ледяной поход» писал: «Атмосфера братоубийственной войны, удушающая, она-то и является самой неприглядной, невыносимой особенностью этой войны. Известное изречение «человек человеку – волк» как нельзя лучше определяет нравственный облик гражданской войны. Беды гражданских войн помнятся долго в последующих поколениях». В беседе по телевидению с В. Познером 15.12.2008 г. режиссёр М.Захаров сетовал, что, к сожалению, продолжается «холодная гражданская война». С ним надо согласиться. Буквально перед той беседой по каналу «Культура» несколько солидных «мужей» от политики как раз эту «холодную войну» и разжигали, вновь манипулируя цифрами репрессированных, призывая к покаянию, говоря который раз о «цене наших побед и успехов». А где, в какой стране, скажите, модернизация и победы, и успехи проходили без напряжения сил и без жертв? Они были у нас немалыми! Кто отрицает! Но разве это главный вопрос нынче, разве он способствует стабилизации в обществе? Нужен диалог, нужен объективный показ и рассказ по нашей истории, извлечение уроков из неё, в частности о периоде колчаковщины. Жизнь и деятельность А.В. Колчака разделяется на два периода: до февраля 1917 г., когда он имел огромный заслуженный авторитет как морской офицер, исследователь, командующий флотом, и в течение года и двух месяцев (с ноября 1918 г. по январь 1920 г.), когда он, поддерживаемый на первых порах «союзниками», установил в Сибири и на Урале жёсткую диктатуру, допустил массу стратегических ошибок и восстановил против себя почти всё население. Слова В.И. Ленина о том, что «Колчак нам дал столько сторонников Советской власти в Сибири, какое мы не могли бы завоевать десятилетиями кропотливой, повседневной работы», не пустой звук. Так же широко известны слова генерала Нокса, который Колчака и привёз в Россию из США (а после кинул его, передав чехам); так вот Нокс при отчёте в парламенте потраченных «зря» средствах заявил: «Когда 150 миллионов русских хотят красных, но не хотят белых, помогать бесполезно!». Так же, как в 1917–1920 гг., атлантисты разжигают конфликты в странах СНГ и с помощью пятой колонны в России. Виктор Александрович АФЕРЕНКО, краевед, член Союза журналистов России. Январь, 2009 г.

Елисеенко Алексей: Mick пишет: По всем расчётам царицы наук математики в плен под Красноярском попали не более 1000 человек. Полный бред, да.

белый: Mick пишет про генерала Камбалина и его книгу. Ну есть же пределы фантазий. С каких пор полковник Камбалин стал генералом и изменилось название его известных воспоминаний "3 Барнаульский Сибирский стрелковый полк в Сибирском ледяном походе"

Mick: Виктор Александрович АФЕРЕНКО, краевед, член Союза журналистов России. Январь, 2009 г. Это труд этого краеведа

Елисеенко Алексей: Mick пишет: Это труд этого краеведа В курсе. По самым точным большевистким данным, в Красноярском лагере на февраль 20-го находилось более 34 тысяч пленных. То есть краевед, увлекшись досужими вычислениями, не ознакомился с родной красной прессой.

Mick: Уважаемые, кто-нибудь, что-нибудь знает об этом? И как определили кто красный,а кто белый, наверняка перед погребением снимали всё,до споднего? Официальная история говорит, что на Плац-парадной (ныне Красная) площади в январе 1920 года были похоронены 75 красноармейцев, погибших при подавлении колчаковского мятежа. Долгое время здесь был пустырь, на котором много раз ставил свой шатер приезжий цирк-шапито. Однако в начале 70-х годов, когда из пустыря решили сделать площадь и воздвигнуть 27-метровый гранитный обелиск, работники комбината благоустройства и озеленения нашли здесь не одну, а две братские могилы плюс отдельные захоронения – останки и красных, и белых, общим числом от 300 до 500 человек. По словам бывших работников комбината, останки красных перенесли на место будущего обелиска, а кости белогвардейцев раскатали бульдозером по всей площади. Там они и лежат до сих пор.

Mick: Забыл добавить,это цитата из газеты "Вечерний Красноярск" за октябрь 2007 г.

Штабс-капитан: Ну там может крестик нательный какой нашли, кокарду иль еще что. Эту могилу посчитали за захоронения белых



полная версия страницы