Форум » Сибирь до мая 1918 » Переброска сибирских частей с Запада домой ("план Краковецкого") » Ответить

Переброска сибирских частей с Запада домой ("план Краковецкого")

Елисеенко Алексей: Были такие планы. Конец 1917-1918 гг. У кого то есть информация по этой теме?

Ответов - 24, стр: 1 2 All

Ратник: На Румынском фронте в конце 1917 года объединилось до 50 тысяч сибиряков под эгидой "Союза сибиряков".Предполагалось,что они станут уже готовой армией ВСП после переброски на родину. Об этом вскользь пишет С.П.Мельгунов.

Елисеенко Алексей: Ратник пишет: На Румынском фронте в конце 1917 года объединилось до 50 тысяч сибиряков под эгидой "Союза сибиряков".Предполагалось,что они станут уже готовой армией ВСП после переброски на родину. Об этом вскользь пишет С.П.Мельгунов. Да, это известная информация, только не ВСП, а ВПАС. К сожалению нигде не встречал раскрытия механизмов этого плана.

Сибирецъ: А в итоге несколько сибирских стрелковых полков было у Деникина во ВСЮР. У меня даже есть удостоверение офицера одного из сибирских полков ВСЮР

Ратник: В то же время набирали из них Сибирскую бригаду для колчаковской армии.

Сибирецъ: Вот тут у меня постыдный пробел в знаниях.

Елисеенко Алексей: Ув. Василий Жанович Цветков пишет: Началось формирование Сибирской армии на основе фронтовиков — уроженцев Сибири. Командование сибирскими частями должен был осуществлять командующий Румынским фронтом генерал Щербачев, а в Киеве начал свою работу Сибирский военный комиссариат во главе с будущим военным министром, депутатом Учредительного Собрания от Румынского фронта подполковником Краковецким. Даже в большевистском Петрограде легально начала работу т.н. «областническая группа сибиряков», обозначившая среди своих целей, в частности, «установление связи с посольствами и краевыми властями по организации кредитной, технической и иной помощи», «содействие отправлению в Сибирь интеллигентных сил и организаций», «подыскание и подготовка материалов для текущего законодательства и политики». Сибирские структуры добились установления двусторонних отношений с Украиной, Автономными Киргизией и Туркестаном.

Ратник: Очень интересно!А из какой его работы цитата?

Елисеенко Алексей: Ратник пишет: А из какой его работы цитата? Из 1 тома Белого дела.

Ратник: Предлагаю немного расширить тему и затронуть личность самого Краковецкого в контексте его плана.Встречал упоминание,что в свое время его разжаловали за польские националистические настроения в армии,а в 1917 Керенский произвел его из подпоручиков сразу в подполковники за рев.заслуги.А в Сибири в дальнейшем он не отметился в польском легионерском движении и какова его дальнейшая судьба?

Сибирецъ: после Гражданской он служил в ЧК

Штабс-капитан: Собственно Википедия - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%90%D1%80%D0%BA%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%B9_%D0%90%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87 Аркадий Антонович Краковецкий (1884—1937). [править] Биография Окончил кадетский корпус, Михайловское артиллерийское училище. Подпоручик армии Российской империи, член партии эсеров с 1905 года. Активный участник революции 1905 года. Член тайной офицерской революционной организации. Участвовал в подпольной революционной работе. В декабре 1907 года арестован, находился под следствием в Варшавской цитатели, в 1909 приговорён к восьми годам каторжных работ. В 1909 году отбывал наказание в Ломже, в 1910 – 1911 гг. – в Тобольском централе, в 1912 – 1916 гг. – в Александровском централе. В 1916 – 1917 гг. находился в ссылке в Иркутске. В 1917 году амнистирован Временным правительством и «для сравнения со сверстниками» произведён в подполковники; командовал войсками Иркутского военного округа. Был избран депутатом Всероссийского учредительного собрания от Румынского фронта по эсеровскому списку. С января 1918 года занимал пост военного министра Временного правительства автономной Сибири. Сложил свои полномочия в июле 1918 г. 12 декабря 1918 года зачислен в резерв чинов при штабе 4-го Восточно-Сибирского корпуса с принятием на учёт при управлении коменданта города Иркутска. В ноябре 1919 года вместе с Гайдой — один из руководителей антиколчаковского восстания во Владивостоке. С 1922 года работал в системе Наркоминдела РСФСР. Был полпредом в Албании, затем консулом в Мукдене. В 1922 году выступал на процессе эсеров свидетелем обвинения. Член РКП(б) с 1922 года. С 1928 года официально работал в ОГПУ, был сотрудником экономического управления, возглавлял особое бюро при секретариате управления, занимавшегося изготовлением поддельных документов. После увольнения из ОГПУ работал помощником начальника 2-го отдела Комитета резервов при СТО СССР. Проживал в Москве по адресу: ул. Кузнецкий Мост, д. 21, кв. 6. Арестован 7 мая 1937 года. Приговорен ВКВС СССР 2 декабря 1937 года по обвинению в шпионаже и участии в террористической диверсионной организации к высшей мере наказания. Расстрелян. Вот еще интересно с http://www.peoples.ru/state/statesmen/arkadiy_krakovetskiy/ В начале 1918 г. бежал в числе последних из членов ВПАС сначала в Забайкалье, пытаясь опереться на Семенова, от которого получил 50 тысяч рублей на организацию правительства, но после поражения его бежит на Дальний Восток России из-за угрозы ареста со стороны большевиков. До лета 1918 г. находился в Харбине. Весной - летом 1918 г. Краковецкий обеспечивал связь Семенова с антибольшевистскими организациями Иркутска и городов Западной Сибири.

Елисеенко Алексей: Интернеты, конечно это хорошо, но не проясняют ряд моментов: 1) Как он за столь короткий срок оказался на Украине и вернулся оттуда. 2) кто спонсировал деятельность забугорного министра ВПАС.

Елисеенко Алексей: А вот это довольно интересный интернет, раскрывающий кое что. Что касается связей эсеров с французской военной миссией, то, по словам Герштейна, дело обстояло следующим образом: «Краковецкий заявлял совершенно не-верно, вымышлено о том, что я просил его достать для партии денег у французов. Са-мая обстановка, о которой он рассказывал, — нелепа. [...] он немного потерял меру и сказал, что я будто бы просил, как член Комитета, тайно, потому что он не должен был сказать, что я хочу денег, а с другой стороны, я посылал работников из перифе-рии и посвящал всех и каждого в это дело. Очевидно, этот вопрос очень щекотливый и между тем я открыто делал его достоянием гласности. Это явный абсурд. Очевидно, дело обстояло несколько иначе. Дело в том, что Краковецкий располагал суммами, которые он мог считать незначительными, а, по моему мнению, они были довольно значительны. Это были суммы, оставшиеся от Сибирского правительства. Это было в тот момент, когда я срочно нуждался в сравнительно небольшой сумме около 20—30 тысяч. Дело было в том, что на Румынском фронте у нас организовался отряд, около 150 человек. [...] Они захватили с собой автомобили, продвинулись не по железной до-роге, по направлению к Киеву, не доехав до Киева верст за 150. [...] Это было как раз в тот момент, когда для нас было совершенно ясно, что в дальнейшем движение в Кие-ве не может продолжаться, что в Киеве Учредительное Собрание не собрать, и что нам ни к чему собирать туда силы. Мне нужна была небольшая сумма денег, чтобы дать этой публике возможность разъехаться. Я обратился к Краковецкому, как к то-варищу, имевшему в своем распоряжении суммы Сибирского правительства, с просьбой дать взаимообразно в виду того, что мне были обещаны деньги от местного социал-демократического комитета. Он мне не дал. Часть я получил от социал-демо-кратов. Это было накануне падения Киева. Вот в сущности вся простая история того моего желания использовать французскую валюту, о которой так много распростра-нялся Краковецкий» (Там же Л. 213-214). Далее, отвечая на вопросы председателя суда, Герштейн пояснил, что он «как член партии, как представитель власти, считал, что всякое государственное образование имеет право на разговоры с другим государ-ственным образованием», и именно под этим углом зрения смотрел на переговоры Сибирского представителя Краковецкого о займе у французской миссии, а потому считал возможным взять деньги у Краковецкого. Он считал это тем более возмож-ным, что, по его сведениям, французских денег последний еще не получал, а занять деньги у сибирского правительства он считал себя вправе, «потому что сибирская власть стояла на точке зрения защиты Учредительного Собрания, и я вел переговоры с ним от имени Комитета, а так же потому, что эта власть стояла на точке зрения борьбы с германской опасностью, то есть, это была власть преследовавшая ту же за-дачу, что и мы» (Там же. Л. 219—220). Относительно персонального состава делегации Герштейн пояснил, что пер-воначально в Киев была послана другая, «ездившая исключительно для перегово-ров с фракцией Украинской Учредительного Собрания для переговоров о совме-стной работе с Учредительным Собранием», затем в Киев были отправлены Гер-штейн и Рихтер, а в середине января (приблизительно 16 числа) — К.С. Буревой. Герштейн особо подчеркивал: вторая «делегация состояла из меня и товарища Рихтера. Совершенно не верны указания некоторых свидетелей на предваритель-ном следствии о том, что в делегацию входили другие лица. Совершенно не верно указание на то, что в состав делегации входил и Руднев, который в наше время в Киеве и не был, мы его там и не видели» (Там же. Л. 207, 223). Вызванный в каче-стве свидетеля Буревой подтвердил, что пробыл в Киеве с 16 января до первых чи-сел февраля 1918 г. и был в курсе всего того, что делали там его товарищи по пар-тии. В частности, на вопрос Крыленко «была или не была в то время или может быть до этого времени какая-нибудь декларация французского Представительства по вопросам о Раде; об отношении к Раде, об отношении к России, к Учредитель-ному собранию, к борьбе за Учредительное Собрание» он заявил, что не помнит и не знает ничего об этом (Там же. Л. 341). http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/auth_pages3726.html?Key=22909&page=242

Ратник: Лично меня интересует военная составляющая плана:удалось ли что-то перебросить в Сибирь?

nebel23: Есть в интернете большая статья о Краковецком, но где не помню. В вордовском формате она у меня есть. Необходима - скину!

Эсер: Скиньте пожалуйста если есть про переброску!

nebel23: А куда?

nebel23: В 2006 году в Иркутске трагически погиб Игорь Подшивалов, который много занимался историей ГВ в Сибири. Статья из неопубликованной им книги. В интернете она есть на сайте или в блоге "Памяти Игоря Подшивалова", но найти блог не могу. Сохранился лишь его текст. Пусть это будет в память о нем История революции и гражданской войны в России богата героями, преступниками, авантюристами и мучениками. Порой один и тот же человек совмещал в себе все эти ипостаси. Один из таких персонажей великой драмы – Аркадий Антонович Краковецкий – дворянин, революционер, борец против большевиков и колчаковцев и, наконец, чекист. В свои пятьдесят четыре года он успел сыграть все эти роли. Об этой исторической фигуре, сыгравшей заметную роль в сибирских и российских событиях восьмидесятилетней давности, известно немного, но то, что сохранили для нас архивы, представляет несомненный интерес не только для профессиональных историков. РЕВОЛЮЦИОНЕР Аркадий Краковецкий родился 15 августа 1884 года в Харькове, в дворянской офицерской семье. Его отец был участником русско-турецкой войны и после ранения вышел в отставку в чине капитана. После военной службы Антон Краковецкий стал коллежским советником, смотрителем зданий Харьковского технологического института и почётным гражданином Харькова. Наследовав военные традиции, его сын Аркадий в возрасте одиннадцати лет поступил в Орловский кадетский корпус, который окончил в 1902 году. «С шестого класса я начал интересоваться общественными и политическими вопросами, – писал Краковецкий в 1933 году в своей автобиографии. – Толчком в этом направлении послужили либеральные взгляды семьи, чтение Добролюбова, Писарева, Чернышевского и т.д. В последнем классе корпуса я организовал выпуск нелегального рукописного журнала, вокруг которого группировались революционно настроенные ученики. Приезжая на каникулы в Харьков, я вращался в студенческих кругах, где встречался с передовыми рабочими. В тот же период я впервые познакомился с нелегальной литературой и начал сочувствовать партии эс-эр». После окончания кадетского корпуса Краковецкий хотел поступить в технологический институт, но болезнь отца и необеспеченность семьи привели его к решению пойти в артиллерийское училище, чтобы побыстрее стать самостоятельным и помочь двум младшим сестрам и брату. В 1902 году Краковецкий поступил в Михайловское артиллерийское училище в Петербурге, которое окончил в 1905-м. В годы учебы часто посещал студенческие кружки, стал пламенным приверженцем народнической идеологии партии эсеров, хотя формально с ней связан не был. В училище организовал революционный кружок, который объединился вокруг «самиздатовского» журнала «Михайловец». Краковецкий был одним из его редакторов. Девятого января 1905 года члены кружка вели агитацию среди солдат воинских частей, вызванных для расстрела рабочей демонстрации и расквартированных в эти дни в стенах училища. Некоторые члены этого кружка приняли в скором времени участие в революции Девятьсот пятого года. Михайловец Мгебров участвовал в вооружённом восстании на Кавказе в Батуме, Емельянов и Кохановский стали руководителями восстания моряков в крепости Свеаборг и были расстреляны в 1906 году. В апреле 1905 года юнкер Краковецкий окончил училище и в звании подпоручика был направлен для прохождения службы в Варшавскую крепостную артиллерию, был назначен младшим офицером роты, и ему было поручено составить историю артиллерии Варшавской цитадели. Чуть не в первые дни по прибытии в крепость он приступил к революционной работе. При его участии была создана Военно-революционная организация Варшавского округа, работавшая в контакте с партиями социалистов-революционеров и польских социалистов. Организация объединяла многих офицеров и солдат и вела работу во всех гарнизонах округа и даже за его пределами. Её ячейки действовали в Варшаве, Новогеоргиевске, Ивангороде, Осовце, Замброве, Радоме, Лодзи, Седлеце, Брест-Литовске, Кельцах, Зегрже, Люблине и Ковно. Краковецкий состоял в Центральном бюро организации, ему приходилось много ездить по округу, образовывать новые ячейки, инструктировать их и выступать на солдатских собраниях. Краковецкий, естественно, не мог остаться в стороне от боевых дел и принимал участие в подготовке террористических актов. Вместе с польским социалистом Феликсом Коном он организовал побег из тюрьмы Павнак десяти революционеров, приговоренных к смертной казни. Этот эпизод был описан Коном в брошюре «Увоз десяти смертников» – «Воспоминания старого большевика», выпущенной в 1931 году. В декабре 1906 года Краковецкий принимал участие во Всероссийском съезде революционных офицерских организаций в Москве, как представитель Варшавского военного округа. А через год, в декабре 1907 года, он был арестован вместе с пятью офицерами и многими солдатами – членами революционных кружков различных гарнизонов. Краковецкому припомнили все его дела, в том числе организацию побега десяти смертников, где Краковецкий сыграл роль жандармского офицера и взял на себя всю ответственность за проведение этой лихой операции. Он был осуждён на восемь лет каторги, которую отбывал в Ломже (Польша), Тобольске и в Александровском централе под Иркутском. В Александровске Краковецкий и не думал вставать на путь исправления. Он организовал для политкаторжан курсы изучения военного дела, создал библиотеку, пропагандировал эсеровские теории, часами с увлечением говорил о творчестве революционных демократов. Бывший поручик Краковецкий считал, что революцию могут совершить только военные, поэтому каждый революционер обязан иметь не только политическую, но и военную подготовку. 15 февраля 1916 года срок его каторги окончился, и Краковецкий подлежал высылке в Балаганский уезд Иркутской губернии. В донесении начальника Иркутского жандармского управления Департаменту полиции от 5 ноября 1916 года сообщалось, что «бывший поручик артиллерии Аркадий Антонович Краковецкий – убеждённый социалист-революционер, один из самых опасных людей в губернии». В донесении того же начальника ГЖУ от 10 декабря 1916 года говорится, что «личность Аркадия Краковецкого обследована достаточно. Террористических наклонностей у него нет. Опасен он как очень умный человек и выдающийся организатор: в случае революции может очень быстро сформировать большие силы». В этом же донесении сообщалось, что Краковецкий имел личное свидание с Иркутским генерал-губернатором, у которого просил разрешения на жительство в Иркутске. При этом он обещал не заниматься политической деятельностью, и разрешение было получено. В течение последнего предреволюционного года Краковецкий работал в Иркутском комитете Союза городов, а затем был секретарем Областного комитета Союза городов. В дни Февральской революции Краковецкий с головой окунулся в революционное море. Он стал одним из руководителей выступления войск Иркутского гарнизона. Вместе с вышедшими из централа лидерами партии эсеров Гоцем, Тимофеевым, ссыльными меньшевиками Даном и Церетели он возглавил Иркутский Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и стал руководителем Военного комитета Совета. Он осуществлял аресты представителей царской администрации, вместе с А.Р.Гоцем заключил в тюрьму губернатора Пильца, того самого, которому обещал не заниматься революционной деятельностью, переловил всю местную жандармерию и тюремное начальство. В качестве делегата от Иркутского гарнизона Краковецкий выезжал в Петроград для участия во Всероссийском съезде Советов и в совещании военных депутатов России, где выступал с речами. По возвращении в Иркутск много выступал на солдатских митингах и офицерских собраниях. Однажды после пламенной речи восторженная толпа на руках вынесла его из здания драматического театра. В апреле 1917 года Краковецкий избирается членом президиума Окружного комитета Советов Восточной Сибири – высшего органа власти в регионе, а вскоре становится командующим войсками Иркутского военного округа, возглавляет его штаб и создает при нём контрразведывательную службу, начальником которой назначает своего товарища по каторге Николая Калашникова. Контрразведка выявляет в гарнизоне людей, настроенных против Временного правительства, в том числе большевиков, и под разными предлогами изымает у них оружие. Несмотря на это, когда Керенский назначил в Иркутский округ нового командующего, все Советы округа, в том числе и Красноярский Совет, руководимый большевиком Шумяцким, требовали оставления эсера Краковецкого в должности и выносили соответствующие резолюции. Но после корниловского мятежа Временному правительству потребовались надёжные кадры, и по рекомендации Гоца и других эсеров Краковецкий срочно выезжает в Питер, где получает внеочередное звание подполковника и назначается заместителем командующего Петроградским военным округом. Оказавшись в центре политических событий, Краковецкий быстро сориентировался и стал играть заметную роль в военной жизни столицы, получив в свое подчинение воинские подразделения, выполнявшие функции вооружённой охраны правительства. Для ведения боевых действий он делал ставку на юнкеров. Иркутский Совет избрал его делегатом на Второй съезд Советов, и, когда большевики поставили вопрос о передаче власти Советам, Краковецкий в составе эсеровской фракции покинул съезд. Уже 25 октября, когда красногвардейцы, руководимые большевистским ВРК, начинают захватывать правительственные учреждения, отряд юнкеров под командой Краковецкого ограничивает их действия и готовится арестовать членов ВРК и Петросовета, заседавших в Смольном. Поистине, в тот момент в руках Краковецкого находилась судьба России, и не только её, на все ближайшее столетие… Эсеры Н.Д.Авксентьев – председатель Демократического Совета Республики, и его заместитель А.Р.Гоц создали Всероссийский комитет спасения Родины и революции. Военными руководителями этой организации становятся командующий Петроградским военным округом Г.П.Полковников и А.А.Краковецкий. Последний возглавил подготовку вооружённого восстания юнкеров, и 29 октября по поручению ЦК ПСР поднял мятеж в Питере, руководя боевыми действиями. После подавления юнкерского восстания он с группой эсеровских лидеров выехал в Могилев, в ставку Северного фронта. Там он участвовал в совещании с участием военных дипломатов стран Антанты и российского командования. На этом совещании впервые прозвучала мысль, что Сибирь должна стать форпостом в борьбе с большевиками. Из Могилёва Краковецкий направляется в Киев, где по списку партии эсеров избирается членом Всероссийского Учредительного собрания от Румынского фронта. Здесь же он организует работу Сибирского военного комиссариата по переброске сибирских частей с фронта на родину. Как раз в это время в Томске проходил съезд эсеровской Сибирской областной Думы, который выдвинул лозунг создания демократической власти в Сибири и борьбы с Советами. На этом съезде присутствовал глава антантовской военной миссии генерал Табуи вместе с французским резидентом Ж.Пишоном и английским разведчиком В.Фитцем. Деятельность Краковецкого на Украине была прервана взятием Киева большевиками, и он выехал в Москву и Петроград, где встречался с находившимися в подполье эсерами. В феврале 1918 года, находясь в Питере, он принял участие в работе Союза сибирских областников, который поддерживал связь с Сибирским правительством в Томске. Во главе Временного правительства автономной Сибири стоял эсер П.Я.Дербер, и Краковецкий был избран военным министром ВПАС. Ему было поручено создать в Сибири вооружённое подполье для свержения большевиков. ПОДПОЛЬЩИК Получив телеграмму из Томска, Краковецкий нелегально прибыл в Сибирь. Сначала он посетил Томск, где встречался с бывшим политкаторжанином Смарен-Завинским, который еще в декабре 1017 года приступил к созданию эсеровской военной организации. Они обсудили возможность объединения эсеров с другой подпольной организацией, состоящей из кадровых офицеров-фронтовиков под руководством подполковника Анатолия Пепеляева, сочувствовавшего эсерам. После Томска Краковецк

Алексей Елисеенко: Доброго времени суток! Текст очень интересный и познавательный, спасибо! Есть несколько явных неточностей, которые не носят значимого характера. Например Во главе красноярского подполья стояли бывший губернский комиссар В.М.Крутовский и генерал В.П.Гулидов. Активную роль играл А.К.Зиневич. Крутовский не стоял во главе подполья. Зиневич - Бронислав.

nebel23: Он ко мне попал при поиске материалов по обвинению Гайды в связях с советской разведкой. А вообще у Игоря было много материалов по ГВ в Сибири. Надо искать блог его памяти. Да прошу извинить что материал не дал в ссылке и отсюда занял много места.



полная версия страницы