Форум » Сибирь до мая 1918 » Республика Ойрот » Ответить

Республика Ойрот

Булыжник: Давно меня интересует эта тема В смутное время. пользуясь слабость центра местные буржуи попытались провозгласить Республику Ойрот, к которую бы входили Алтай, Хакассия. Тува и кусок Монголии. Среди лидеров известный художник Гуркин. Слава богу местные трудящиеся не поддержали авантюру и со временем на сих территориях установилась Советская власть. Тем не менее теме интересная. Много забавных фактов. К примеру Впервые идея объединения Хакасии и Ойротии была поднята на II съезде хакасского народа, состоявшемся 20-28 июля 1917 года, при обсуждении вопроса о самоуправлении. Национальный лидер хакасов С.Майнагашев предложил, учитывая малочисленность инородческого населения, вступить в переговоры с ойротами (алтайцами), близкими по языку, быту, хозяйственной деятельности, историческому прошлому, и образовать единую губернию с общей национальной Думой. Представители ойротской интеллигенции с пониманием отнеслись к этому предложению, в частности, известный алтайский художник и общественный деятель Г.Гуркин. В Ойротии постановление об объединении тюркских племен Алтая, Кузнецка и Минусинска в Республику Ойрот принял учредительный съезд инородческих и крестьянских депутатов, состоявшийся 21-27 февраля 1918 года.

Ответов - 8

Казак-некрасовец: Тоже интересуюсь темой национальных движений. Никаких современных исследований что-то не встречал. По Алтаю из советских изданий наиболее информативны: Л.П. Мамет "Ойротия". Г.-Алтайск, 1994 (1-е изд.: М., 1930) и П.Г. Гордиенко "Ойротия", 1994 (1-е изд.: Новосибирск, 1934). А по Хакасии, по-моему, ничего не издавалось. Была какая-то брошюра о Майнагашеве, изданная вроде в Красноярске (выходных данных под рукой нет, если надо - могу поискать). Кроме того, в Томске была издана в начале 90-х серия книг "Съезды, конференции и совещания соц.-классовых, политических, религиозных, национальных организаций" (в период с марта 1917 до ноября 1918 г.) по губерниям: Алтайской, Томской, Тобольской и др. Если я правильно понимаю, это сборники документов. Но сам не видел - качество оценить не могу. Но все это, увы, малодоступно.

Белик Сай Хан: Казак-некрасовец пишет: . Была какая-то брошюра о Майнагашеве, изданная вроде в Красноярске (выходных данных под рукой нет, если надо - могу поискать). Майнагашевых было как минимум пять.

Казак-некрасовец: Я имел ввиду того Майнагашева, о котором идет речь в сообщнии Булыжника. Брошюра о нем выходила такая: Гладышевский А.Н. "Степан Дмитриевич Майнагашев. 1886-1920. Очерк жизни и деятельности". Абакан, 1999 68 стр. - издание Хакасского гос. университета.

Скальд: Наверно правильнее называть это образование ОЙРАТСКИЙ КАГАНАТ Активную роль в этой истории играл ученый, авантюрист и фальсификатор из Красноярска Василий Иванович Анучин В качестве эксперта-ученого 6 марта 1918 г. в Улале (Горно-Алтайск) он избирается председателем инородческого съезда, на котором обосновывал необходимость образования автономного Каракорум-Алтайского округа. Кроме того, с его подачи, форум признал целесообразным объединить саяно-алтайские народы (алтайцы, хакасы, тувинцы, монголы) в республику Ойрот. На 28 июня 1918 г. назначается съезд от представителей перечисленных этносов, а для его подготовки формируется комиссия во главе с особоуполномоченным Анучиным. Ему от президиума улалинского съезда выдается специальный «ярлык»: «Признав за благо объединение в самостоятельную республику Ойрот земли и народы, входившие некогда в состав государства Ойрот, съезд единогласно избрал на заседании 12 марта 1918 г. гражданина В. И. Анучина каганом (особоуполномоченным) по делам республики Ойрот, поручив ему вести переговоры с представителями заинтересованных государств».

Булыжник: "В 1917 году меня отправили в Томск на губернский съезд от Мыютинской волости, где в то время числился я волостным старшиной. На съезд от Алтая приехали в основном богачи. В классовом вопросе я еще не разбирался и вообще, как художник, за неимением досуга политикой не занимался. На съезде нас выделили в особую алтайскую группу, которой руководил известный ученый и путешественник Г.Н. Потанин и томский профессор В.И. Анучин. Группа наша выступала с просьбой об отделении Алтая от Бийского уезда и Бийского кооператива "Алтайский Горный Союз", которые, будучи хозяевами всего собираемого с Алтая сырья, не особенно заботились снабжать Горный Алтай промтоварами и обслуживать культурно -- открывать школы, библиотеки и пр. Вот по этому вопросу и разгорелся спор. Бийские "кооператоры" называли алтайцев "шубами" некультурными, которых вши заели, и утверждали, что если дать алтайцам самоуправление, они и русских выгонят с Алтая. Потом подобная агитация велась и в Бийске среди русских, и в Горном Алтае среди купцов и попов. На съезде я, как мог, защищал алтайцев, доказывал, что алтайцы, как и всякая угнетенная и темная малая нация, имеет право самоопределяться и вести культурно-экономическую жизнь своими народными силами, что революция и свобода - не только для русских, но и для всех наций одинакова. И тогда бийские "кооператоры" обвинили меня в том, что-де я, художник Гуркин, захотел стать алтайским царем. И все же на томском губернском съезде было решено: сформировать Горную Думу. Она и была создана чуть позже (председателем Думы был избран Гуркин), но не имела никаких средств к существованию. Решили мы открыть при Думе экономический отдел, который бы, получая разное сырье с Алтая, мог сдавать его в Бийскую кооперацию, а вырученными средствами распоряжаться по своему усмотрению. Схему же управления наметили так: народности, населяющие Алтай, выделяются из Бийского уезда и входят в состав Горной Думы: шорцы, кумандинцы, алтайцы, телеуты, кош-агачские и уймонские теленгиты, киргизы, черновые туба-кижи, тарханские и березовские обрусевшие алтайцы. Создается правление Думы, которое ведет все дела - по образованию, по всем отраслям сельского хозяйства, устраивает союзы, артели и общества по пчеловодству, охоте, скотоводству и т.д. Но бийские "кооператоры" преднамеренно мешали, настраивали русских, живущих на Алтае, не работать совместно с алтайцами. Тогда Горная Дума решила созвать в Улале съезд для разрешения этого спорного вопроса. Навстречу Горной Думе пошел и Бийский совдеп, выделил для соблюдения порядка во время съезда пятерых красногвардейцев. Но съезд проводился неправильно, как я теперь понимаю, на съезд приехали не бедняки-алтайцы, выбранные волостными и сельскими собраниями, а большинство тех же богачей, что были и на губернском съезде. Из Томска приехали Шатилов, бывший министр Директории, и профессор Анучин. И даже от миссии были представители - священники Степан Борисов и Павел Сорокин. Моя ошибка, как председателя Горной Думы и съезда, была в том, что я допустил на съезд такое представительство и что съезд открыл словами: "С благословения божьего..." Доклад на съезде делал Анучин, он и предложил объединить алтайцев с хакасами в одну республику, направив тем самым нас, алтайцев, на ложный путь. Съезд отправил приветственные телеграммы Временному правительству и одновременно - Совету солдатских и крестьянских депутатов. Вся эта путаница и мое личное неумение привели к тому, что так называемая Каракорумская Земская Управа, председателем которой был я избран, стала не чем иным, как орудием, направленным против революции, в руках скрытых за нашими спинами ловких авантюристов. Попав, таким образом, в ловушку, мы оказались как бы среди двух огней: с одной стороны недовольство бедноты и Советов, а с другой стороны - враги советской власти, контрреволюции. Началось партизанское движение. Меня арестовали колчаковцы за автономию, за попытку (хотя такой попытки и не было) отделить Алтай от неделимой царской России, и обвинили по статье 100 Уголовного уложения -- в измене государству. Освободили потом по состоянию здоровья. И вскоре снова арестовали - за агитацию против произвола офицеров-колчаковцев в Аносе, куда бежали они из Шебалино от партизан. Просидел я на этот раз в Бийской тюрьме до разгрома Колчака. После освобождения, по совету друзей, забрав весь свой художественный материал, уехал с двумя сыновьями в Монголию, а оттуда - в Танна-Туву. Вернулся на родину через шесть лет. Мое отношение к советской власти и ее политике сначала было недоверчивым и путаным. Отсюда и записи в моих дневниках не всегда обдуманные, часто ошибочные --с осуждением той же коллективизации на Алтае и ликвидации кулачества. Мне было жалко алтайцев, раскулаченных и ссылаемых в неведомые края на верную гибель.Я думал, что алтайцы, темные и отсталые в своем развитии, могут быть пощажены, и советская власть должна более мягко с ними обойтись. Эта моя дальнейшая ошибка заключалась в непонимании мероприятий советской власти и ленинской партии по построению социализма и классовой борьбы, по устранению со своего пути кулачества и созданию колхозов, где коллективное крестьянство, беднота и батраки без эксплуатации друг друга будут строить зажиточную и культурную жизнь. Вся эта цепь моих ошибок и переживаний не могла не отразиться и в заметках моих, а время от времени и в дневниках. Выросший и воспитанный в условиях старого царского и дурацкого режима, искалечившего не одного меня, а миллионы людей, теперь я это все сознаю и понимаю, что ленинская партия, советская власть, коммунисты ведут борьбу за освобождение всего угнетенного империалистами пролетариата-- рабочего класса и крестьянства. Я приветствую эту борьбу! И всецело, без оговорок и колебаний, признаю ленинскую политику, линию партии ВКП(б) правильной. Никакими коварными ухищрениями империалистам не удастся обмануть бдительность нашего правительства Советского Союза. Приветствую героическую ленинскую партию большевиков!" Художник Чорос-Гуркин. Ойрот-Тура, 1934 г., 10 апреля.

Скальд: Первое "правительство" республики Ойрот До открытия учредительного Курултая, власть была в руках у специальной комиссии в составе трех лиц: каган (особоуполномоченный) В.И.Анучин, уполномоченные В.К.Тюхин и А.Кульджин.

Булыжник: Оказывается карокорумцы имели собственные вооруженные формирование В том числе отряд полковника Сокольского и отряд капитана Келлера

Елисеенко Алексей: Насчет алтайцев и их независимости, странно или я не заметил, но вроде не звучала фамилия капитана Сатунина. А ведь Западно-Сиб.комиссариат на полном серьезе собирался воевать с отрядом Сатунина.



полная версия страницы