Форум » Сибирь до мая 1918 » Ачинский конно-партизанский отряд » Ответить

Ачинский конно-партизанский отряд

Штабс-капитан: Кое, что о белых партизанах В Красноярске оказался офицер 14-го Ямбургского уланского полка штабс-ротмистр Эрвин Фрейберг. Молодой офицер монархических убеждений не стал прятаться по явочным квартирам или пытаться устроиться на гражданке. Эрвин сколотил отряд из оказавшихся в Красноярске офицеров, учащихся Иркутского кадетского корпуса, местных студентов и гимназистов. Отряд насчитывал 78 человек. Помощником Фрейбурга был штабс-ротмистр Попандопуло. Боевым крещением белых партизан стало 3 марта. Согласно эмигрантским источникам в этот день они захватили большое количество оружия, амуниции и лошадей. Согласно сводке губисполкома в этот день в окрестностях Красноярска произошло одно боевое столкновение. «Бандиты» напали на склады в Николаевской слободе. В перестрелке погибли 2 красногвардейца и 3 женщины, случайно попавшие под пулеметный огонь одной из сторон. Фрейбург считал свой отряд продолжением его родного уланского полка. Впоследствии, в память о событиях 3 марта был изготовлен крест. Его основой послужил полковой знак ямбургских улан. Вместо императорского вензеля на белом мальтийском кресте терновы й венец с мечом и дата «3 марта 1918». В дальнейшем этот знак вручался чинам отряда за мужество в боях. В эти дни из Красноярска вышел обоз Сафьянова. Он направлялся в Урянхай, где красные накапливали силы, чтобы разбить стоящую в Белоцарске сотню забайкальских казаков. Но неподалеку от Красноярска обоз подвергся нападениям и лишился массы припасов. Уже 14 марта Сафьянов вновь оказался в Красноярске, где началось новое формирование урянхайского обоза. По всей видимости, Сафьянов стал жертвой серии налетов бойцов Фрейбурга. Именно в эти дни белые полностью обеспечили себя лошадьми и оружием. После первых успехов под Красноярском Эрвин Фрейберг двинулся в сторону Ачинска. С этого времени его отряд получил название Ачинского конно-партизанского.

Ответов - 154, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

адъютант: Константин пишет: стремление этнического немца остаться жить во Франции давала легкая унификация имени и фамилии Скажите, пожалуйста, Константин, Вы определяете "этнического немца" по фамилии или у Вас есть еще какие-то дополнительные сведения?

адъютант: Эпиграф: И тут кончается искусство И дышат почва и судьба Борис Пастернак Теперь, пожалуй, настало время перейти к изложению свидетельств, которые покажут, как «вторгается» история расследования Н.А. Соколова в судьбу Э.Г. Фрейберга, создателя и бывшего командира АКПО. Для начала несколько свидетельств из газеты «Руль», издававшейся в Берлине с 1920 по 1930 г (к сожалению, пока могу привести только в виде собственных заметок, а не цитат, т.к. из-за крайней ограниченности времени КОПИИ сделать не успел, да и не думал тогда, что потребуется... Сейчас копии уже заказаны): 1921г. январь, - слухи о предстоящем отозвании Коппа в Москву («Руль», №47, с.5) 1921 г. 19 января, сообщение о вызове Коппа в Москву («Руль», №52) 1921 г., февраль - Москва обвиняет Коппа в пассивности. Появились слухи о предстоящей реформе представительства РСФСР («Руль», №73). Ист. Юлиан Семенов. Пароль не нужен. Письмо представителя РСФСР В.Л. Коппа министру иностранных дел Розену: «Имею честь препроводить Вам при сем в оригинале и в виде копии и фотографических снимков с приложением дословного немецкого перевода два документа, исходящих из канцелярии присутствовавшего здесь, в Берлине, представителя атамана Семенова» (полный текст письма выложен на этом форуме Штабс-капитаном 25 августа 2008 г) Ист. журнал «Двуглавый орел», Берлин 15 (28) авг. 1921, вып. XIV: Нападение на квартиру представителя Атамана Семенова в Германии полковника Фрейберга 10/23 июля в начале 10-го часа вечера в квартиру полк. Фрейберга на Gervinusstr. робко позвонили. Дома была только супруга полковника и гостивший у них капитан Булыгин. Вошел господин лет 27-30 с ярко выраженным типом иерусалимского гражданина, хорошо говорящий по-русски, назвал себя прапорщиком Лутохиным и спросил дома ли адъютант полковника, капитан Апарович. Узнав, что капитана дома нет, он выразил свое сожаление, и, извинившись, ушел. Через 10-15 мин. снова раздался звонок, но на этот раз уже резкий и властный. Супруга полковника Фрейберга отворила дверь и в нее с криком «полиция» ворвались пять человек в штатском платье, с револьверами в руках. Впереди шел невысокий человек с большими светлыми усами и сильными, колючими глазами. Он, отстранив рукою г-жу Фрейберг, подошел к капитану Булыгину, держа револьвер на высоте его лица. Другой, показав капитану значок, якобы, полиции, заставил его повернуться и, держа револьвер у его поясницы, грубо приказал идти в столовую. Здесь первый разбойник заявил, что он комиссар уголовной полиции и показал г-же Фрейберг и капитану свой комиссарский документ, отказавшись, впрочем, дать его в руки. После этого квартира была грубо и торопливо обыскана, причем г-жу Фрейберг не допустили к телефону, когда она хотела позвонить своему мужу. К балконной двери тоже не подпускали. «Прапорщик Лутохин» был тут и служил переводчиком, т.к. ни г-жа Фрейберг, ни капитан Булыгин не знают немецкого языка. Кроме «Лутохина» был еще один <…>, скрывший свое зна¬ние русского языка, но нечаянно ответивший на вопрос капитана: «что, что?»; оба <…> проявили хорошее знание расположения комнат. Ограбив квартиру, разбойники сложили все захваченные бумаги в два чемодана, выдали расписку за подписью комиссара Ламм и заявили, что полковник все получить в полиции Alexanderplatz, комната № 21, куда он обязан явиться, а то «мы его все равно возьмем». После этого они сошли вниз по лестнице, заставив угрозой револьверов г-жу Фрейберг и капитана спуститься с ними. У дверей дома стоял «зеленый» полицейский, мирно разговаривающей с одним из грабителей, дожидавшимся внизу. Во дворе стояло еще два разбойника. Грабители сели в два автомобиля и мирно уехали. Вызванный через полчаса полковник нашел разграбленную квартиру, похищенные бумаги (кроме самых важных, которые разбойники впопыхах забыли) и фотографические карточки Копповских сотрудников и перерезанный провод телефона. Полиция энергично ищет виновных. Этому нападению предшествовала нота Коппа к Германскому Правительству с протестом против контрреволюционной деятельности полковника Фрейберга, оставленная Правительством без ответа. Весь этот эпизод так живо напоминает незабываемые совдепские места и настроения. С уверенностью можно сказать, что <…> большевики и в Берлине начинают себя чувствовать непринужденно и «как дома» (процитировано с мелкими купюрами с учетом правил форума. – Прим. Адъютанта). Ист. Павел Булыгин. Убийство Романовых. Достоверный отчет. С.121: «Во время пребывания Следователя в Берлине, в доме полковника Фрейберга, на квартиру был совершен налет вооруженной группы русских и немецких коммунистов под предводительством Грузеберга (кличка - поручик Лутохин). Они назвались полицейскими и даже оставили в прихожей одетого в полицейскую форму мужчину. Нет необходимости говорить, что искали они, главным образом, Соколова и его бумаги, хотя и имели счеты с полковником Фрейбергом. После этого инцидента Грузенберг был вскоре арестован, и я присутствовал при его обыске. В его бумажнике была визитная карточка известного Одесского палача Раппопорта, а в карманах нашли небрежно смятую пачку банкнот на общую сумму до 30000 марок. Главная добыча, доставшаяся налетчикам – семь томов официального расследования, которое я хранил по просьбе Соколова. В соответствии с информацией, полученной из немецкой полиции, эти тома были отправлены через Прагу в Москву». Ист. Владимир Орлов. Двойной агент. Записки русского контрразведчика: «В феврале 1922 года берлинские суды рассматривали иск против учителя Брауна, сообщника Айхлера и компании, ограбивших резиденцию генерала Фрайберга, представителя атамана Семенова в Германии. Браун обратился в комитет коммунистической партии с заявлением, что он может организовать налет на дом Фрайберга с целью разоблачения его деятельности. Ему выделили необходимых помощников, среди них были и двое русских, которые вообще не принимали участия в налете. «Грабители» пришли к Фрайбергу, когда хозяина не было дома, и его жена отказалась впустить их. Однако они предъявили ордер, выданный криминальной полицией. Капитан Булыгин, находившийся в доме, был вынужден под дулом пистолета выйти в другую комнату, пока «грабители» собирали документы и записи Фрайберга. Фрау Фрайберг хотела связаться с мужем по телефону, но ей не позволили. Создавалось впечатление, что орудовавшие в доме люди действительно были сотрудниками криминальной полиции. Позже полиция обнаружила печати и клише для изготовления удостоверений, которые годом раньше были украдены из Комиссии по защите общественного порядка. Обвиняемый Браун отверг выдвинутые против него обвинения и сделал следующее заявление: «Человек, заслуживающий полного доверия, хорошо известный в кругах прежнего правительства Германии и являющийся фигурой национального масштаба, обратил мое внимание на генерала Фрайберга и, сообщив, что этот человек - враг Германии и польский агент, приказал добыть все бумаги и письма генерала». Другие коммунисты, обвиненные по этому делу, выдвинули свои аргументы. Они отрицали, что были вооружены, и заявили, что ничего не знали о планах Брауна. В своей заключительной речи государственный обвинитель отметил, что, хотя Браун думал, что действует в интересах Германии, он передал все украденные документы неизвестным русским. Обвиняемым был вынесен приговор. Украденные документы были переданы ГПУ, которое заявило, что документы получены из Информационного бюро, руководил которым бывший русский офицер, получивший германское гражданство» (конец цитаты). Выводы 1. «Научный» аспект. ВПЕРВЫЕ (насколько мне известно) ВСЕ упомянутые в этой подборке и в сообщении от 27.08.08 события, происходившие в России и в Европе, представлены, как ЗВЕНЬЯ ОДНОЙ ЦЕПИ. 2. «Исторический» аспект. На основе представленных сведений логично ПРЕДПОЛОЖИТЬ, что основу нынешнего фонда ГА РФ (в части расстрела семьи Романовых) составляют материалы предварительного следствия Соколова, изъятые на квартире полковника Фрейберга 10/23 июля 1921 год в Берлине на Gervinusstr. В заключение, думаю, будет не лишним привести отдельные высказывания, проливающие свет на МОТИВЫ поступков тех, кто в июле 1918 года лишился своего монарха, оказался на чужбине, 15 декабря 1921 года лишился российского подданства, но остался ВЕРЕН своим убеждениям, представлениям о ЧЕСТИ и продолжал служить своему ОТЕЧЕСТВУ. Павел Булыгин: Я хотел рассказать о трудностях и горестях Соколова в период сбора доказательств и свидетельских показаний, за которые однажды историки его поблагодарят. Я высказал правду без боязни и без пристрастия, и этот отчет, без сомнения, сделает меня врагом многих. Но у меня не было выбора: уверяю, это была жестокая история, и настало время, чтобы мир узнал ее зловещие факты. Владимир Орлов: Пройдет много времени, прежде чем русский народ сможет искоренить бездушное и предательское жонглирование словами, которым занимаются беспринципные негодяи, стоящие у власти. Сознание народа пробуждается, необходимо покончить не только с ложью, но и с теми, кто ее распространяет. Если глубоко вникнуть в происходящее, можно впасть в отчаяние, поскольку в то время, когда одни совершают все эти чудовищные преступления против человечества и цивилизованного мира, другие безучастно остаются в стороне. Эрих Фрейберг: Офицер не может лгать. Он может только отклоняться от Истины.

Булыжник: адъютант пишет: Нападение на квартиру представителя Атамана Семенова в Германии полковника Фрейберга Типичная подковерная борьба различных агентур. Вполне логичная и правильная со стороны советского руководства адъютант пишет: с ярко выраженным типом иерусалимского гражданина Стандартный штамп о советских разведчиках

Константин: Документами о Фрейберге не обладаю, но по фамилии и инициалам оч похож на остзейского немца.

адъютант: Эпиграф: А мы всё ставим каверзный ответ И не находим нужного вопроса. Владимир Высоцкий Вот теперь, когда мы кое-что узнали о судьбе Э.Г. Фрейберга и можем лучше представить масштаб его личности, вернемся к основной теме – ИСТОРИИ АКПО и событиям первой половины 1918 года. Не знаю, как у других, а у меня при чтении статьи поручика Тимофеева из журнала «Часовой» не покидает ощущение «охотничьего рассказа». Может, поэтому возникло желание проанализировать статью, БЕЗ ПРЕДУБЕЖДЕНИЯ отнестись к представленным сведениям и задать себе некоторые вопросы, полагая при этом, что авторы НЕ ЛГУТ, и лишь кое-где, возможно, «отклоняются от истины»... Действительно, почему бы не попробовать найти границу мифа – вымысла, проверяя текст «здравым смыслом» и выдвигая на его основе ПРАВДОПОДОБНЫЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ?! Для начала перечислим вопросы, предваряя каждый вопрос фразой, взятой из статьи. «В феврале 1918 года тогда штабс-ротмистр Ямбургского уланского полка Э.Г. Фрейберг, укрывшись от большевицких преследований в Красноярске <…>». ВОПРОС 1: «Почему офицер Фрейберг, скрывается от большевиков не на свой малой родине, в Лифляндской губернии, до которой, кстати, - рукой подать, не на Дону, где постепенно собирается большинство офицеров, а едет на Восток, в далекую, ему не ведомую Сибирь и «останавливается» в Красноярске»? «<…> сформировал <…> партизанский отряд численностью 78 человек». ВОПРОС 2: «КАК удалось Фрейбергу в НЕЗНАКОМОМ городе, не только скрыться от преследований, но и сформировать отряд в 78 человек, не вызвав при этом у большевиков никакого подозрения?» «<…> связавшись с формирующимися по линии Сибирской ж. дороги отрядами атаманов Анненкова, Красильникова, Семенова и генерала Каппеля, Белова и полковника Пепеляева приступил к организации <…>». ВОПРОС 3: «КАК удалось Фрейбергу в условиях смутного военного (!) времени, меньше чем за месяц (!!) успеть связаться, во-первых, с таким (!) количеством отрядов, (дислоцированных, кстати, в различных местах), а во-вторых опять-таки не вызвать у командиров указанных соединений никаких подозрений?» «В конце февраля отряд <…> в пешем строю, ночью, ушел в тайгу». ВОПРОС 4: «Почему Фрейберг не продолжил набор добровольцев, а в КОНЦЕ ФЕВРАЛЯ увел сформированный отряд из Красноярска в тайгу?» «Как ориентировался командир в незнакомой местности, определял маршрут, и какова была цель КАЖДОГО перехода, начиная с первого?» (не будем забывать, что отряд состоял преимущественно из НЕ ОБУЧЕННЫХ военному делу парней примерно 18-летнего возраста). «Началось тяжелое время, обучение на походе, добывание пищи и оружия». <…> «В непрерывных боях и походах прошло время до июня месяца – чешского восстания». ВОПРОСЫ 5-6: «КАК в течение 3-х месяцев Фрейберг «добывал пищу» для 78 человек? Почему НЕ упомянута проблема РАСКВАРТИРОВАНИЯ бойцов отряда в условиях сибирской зимы?» «Венгерец Бако-Бела исполнял обязанности курьера, поддерживая связь с остальными отрядами и чехо-словаками». «<…> венгерский военнопленный <…> Бако-Бела, оказавший отряду в последствии массу услуг». <…> ВОПРОС 7: «Почему в 1931 году (год публикации статьи), т.е. спустя 13 (!) лет с момента возникновения АКПО, ОБА автора пишут о «простом» связнике и высоко оценивают его заслуги перед отрядом?» «<…> сформировал из местных учеников гимназии, реального училища, добровольцев студентов и воспитанников Омского Кадетского корпуса партизанский отряд <…>. ВОПРОСЫ 8-10: «ПОЧЕМУ отряд полностью сформирован из не обученной молодежи? Каковы МОТИВЫ вступающих в отряд добровольцев? Почему родители не препятствуют вступлению в отряд Фрейберга и не оставляют своих СЫНОВЕЙ дома?» ВОПРОСЫ 11-12. «Каковы МОТИВЫ самого Э.Г. Фрейберга? ПОЧЕМУ он сформировал партизанский отряд? Начнем с первого вопроса. Логично, наверно, ПРЕДПОЛОЖИТЬ, что именно в Красноярске у Э.Г. Фрейберга были друзья или родственники, и он, отправляясь на Восток, НАВЕРНЯКА ЗНАЛ, что можно рассчитывать на их помощь. Только имея СВЯЗИ с местным населением, можно хорошо укрыться, проводить работу по формированию будущего отряда и готовиться к предстоящим походам. Действительно, как известно из анкеты БРЭМ, в Красноярске проживал младший брат Э.Г. Фрейберга Александр 1900 г.р., в то время ученик реального училища (ГАХК, ф.830, оп.3, д.50095, л.16). Вряд ли, однако, ученик реального училища даже выпускного класса мог оказать серьезную помощь своему старшему брату офицеру. Значит, был еще кто-то (и не один!), кто помогал… КТО? Кем были эти люди, чьи имена мы пока не знаем? Ну, а чтобы объяснить, каким образом удалось в кратчайший срок наладить связь с казачьими атаманами и командирами Белой армии, надо предположить НАЛИЧИЕ или быстрое формирование БЕЛОГО ПОДПОЛЬЯ! Позвольте эту догадку подкрепить одним свидетельством высокопоставленного и осведомленного современника: «Нити заговора против советской власти сосредоточились в руках генерала Алексеева, преемником которого явился потом Деникин. Генерал Алексеев разослал своих гонцов во все концы России, вплоть до Харбина и Владивостока. Среди этих гонцов были видные военные деятели, которые сумели организовать офицерство во всех крупных городах, составив план общего и местного выступлений. Еще с марта 1918 г. во всех городах Сибири начались нападения на склады оружия и цейхгаузы и систематическое их ограбление. Это выполнялось офицерскими организациями» (Г.К. Гинс [1]. Сибирь, союзники и Колчак. М., «Айрис-пресс»,2008, с.46). Итак, родственники (или верные друзья?) + «военные связи» - вот они, ДВЕ ПРАВДОПОДОБНЫЕ причины, которые сразу дают ответы на вопросы 1-4, 11-12 !! ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ВЫВОД: Э.Г. Фрейберг приезжает в Красноярск, не для спасения своей жизни, а как ПОСЛАНЕЦ генерала Алексеева, имея на руках - надо полагать! - необходимые доказательства своей секретной «подпольной» миссии и задание приступать к активным военным действиям в МАРТЕ 1918 года !! К вопросам 5-6. Согласитесь, что «на походе» ДВЕ проблемы являются ЕЖЕСУТОЧНЫМИ: добывание пищи и расквартирование (не только людей, но - по мере оснащения отряда – еще и лошадей!). Понятно, что решать обе проблемы тем сложнее, чем больше численность отряда, задачи которого, заметим, «диктуют» по возможности скрытную передислокацию. Правдоподобными условиями для успешного решения ОБЕИХ задач является: - МАЛАЯ численность отряда (другими словами: «А было ли в отряде на «партизанском» этапе 78 человек?!»); - безошибочное ОРИЕНТИРОВАНИЕ в незнакомой местности, что возможно только при НАЛИЧИИ подробной КАРТЫ, а также советов местных жителей и/или провожатых; - АДРЕСА для временного расквартирования и получения необходимой помощи (если адреса были известны ЗАРАНЕЕ, эта проблема в походе не возникает, и поэтому рядовой боец отряда Тимофеев ее не упоминает); - СОЧУВСТВИЕ и всесторонняя ПОДДЕРЖКА местного населения (информация о местонахождении, о планах и действиях «комиссаров», обеспечение питанием, фуражом, помощь больным и раненым), о чем по сути дела прямо и говорится в статье. Получается, что В ТО ВРЕМЯ у крестьян и отряда общий враг – большевики, и они «дружат» с отрядом не столько «ЗА» прежнюю власть, сколько «ПРОТИВ» большевиков. Остановимся еще чуть подробнее на проблеме питания. Чисто теоретически для отряда были доступны несколько «источников» пищи: 1. Конфискация в различных формах, включая грабеж (принудительное изъятие без какой-либо оплаты) 2. Реквизиция (принудительное изъятие с полной или частичной оплатой) 3. Покупка 4. Спонсорская помощь 5. Охота и рыболовство Принимая молодость бойцов отряда, последний из перечисленных способов, если и использовался, то лишь эпизодически и мог служить только ВСПОМОГАТЕЛЬНЫМ источником провианта. Первый и второй способы, которые на первый взгляд могут показаться нам самыми легкими и «удобными», следует также исключить из рассмотрения, т.к. они предполагают наличие у «налетчиков» постоянной базы, откуда совершаются налеты. ПОСТОЯННОЙ БАЗЫ у отряда, скорее всего, не было, моральные принципы учащихся ТОГО ВРЕМЕНИ могли служить серьезным препятствием для вооруженного грабежа, да и вряд ли крестьяне стали терпеть грабеж долгое время (весь партизанский период отряда, т.е. несколько месяцев). Напрашивается вывод, что в условиях ТОГО ВРЕМЕНИ наиболее ПРАВДОПОДОБНЫМИ следует считать третий и четвертый из указанных способов. Большинству читателей это покажется, скорее всего, невероятным, поэтому в «подкрепление» своей версии привожу сведения о Анатолии Владимировиче Сазонове (в 1916 году – секретарь «Закуп-Сбыта» центрального органа сибирской потребительской кооперации, затем – член правления этой организации в Новониколаевске, товарищ председателя Комитета защиты прав, участник Демократического совещания в Петрограде, депутат Предпарламента, избранный на Всероссийском кооперативном съезде в г. Москве): «Разгон большевиками Сибирской областной думы в конце января 1918 года и утверждение в Сибири советской власти вынудили Сазонова уйти в подполье, где, пользуясь своим влиянием в кооперативных кругах, он изыскал средства на содержание тайных антибольшевистских организаций» (Ист. Пражский сборник сибиряков-эмигрантов в кн. Н.В. Моравский. Глазами русского американца. М. «Русский путь», 2003, с.101-102) К вопросу 7. Связник Бако-Бела, оказав отряду «массу неоценимых услуг», остался в памяти бойца Тимофеева и командира Фрейберга, скорее всего благодаря тому, что знал иностранные языки и на ТРЕТЬЕМ этапе истории АКПО в пути на Восток сумел договориться с чехами (?), словаками (?), поляками (?), сербами (?), румынами (?), прибалтами (?), украинцами (?) о какой-то помощи/услуге для отряда, например, о размещении В ВАГОНАХ при движении отряда к Иркутску. К вопросам 8-10. Девиз отряда «За Веру, Царя и Отечество» на уровне бытового сознания ТОГО времени практически означал: «ПРОТИВ атеизма, ПРОТИВ большевиков и ПРОТИВ Германии». Переходя к МОТИВАМ добровольцев, вступавших в отряд, логично предположить, для многих (если не для всех) призывников, существовала «опасность» быть мобилизованными в Красную армию, а вступление в партизанский отряд Э.Г. Фрейберга являлось заманчивой альтернативой, которая «устраивала» как сыновей, так и их родителей. Думаю, это не было способом «откосить» от армии вообще, но это было РЕАЛЬНОЙ возможностью сберечь жизнь, выбирая из двух зол меньшее, с учетом, конечно, и политических убеждений. Не удивлюсь, если когда-нибудь выяснится, что часть отряда ДО ИЮЛЯ 1918 года вообще существовала только «на бумаге» (например, в виде заявлений, списка и т.п.). Реально же эти «бойцы» могли прибыть в отряд только после окончания учебного года, после восстания чехов и установления власти белых (эту версию, кстати, подтверждает анкета добровольца Александра Фрейберга, который в качестве даты поступления на военную службу указывает 18 июля 1918 г; ГАХК, ф.830, оп.3, д.50095, л.19). ПРАВДОПОДОБНЫЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ: 1. Штабс-ротмистр 14 Ямбургского уланского полка Эрих Георгиевич Фрейберг прибыл в Сибирь по заданию генерала Алексеева с целью организации Белого подполья и вооруженной борьбы с большевиками. 2. Партизанский отряд был создан Фрейбергом в рамках ОБЩЕГО ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО РАНЕЕ СОСТАВЛЕННОГО плана борьбы с большевиками. 3. Опыт и личные качества штабс-ротмистра Фрейберга, практическая помощь и поддержка местного населения - существенные факторы, обеспечившие быстрое формирование отряда, успешное выполнение тактических задач, а также минимизацию боевых потерь отряда. 4. Лица призывного возраста и их родители считали партизанский отряд Фрейберга привлекательной возможностью борьбы за политические убеждения с меньшим «риском» для жизни. 5. Отряд Фрейберга на партизанском этапе МОГ выполнять свою задачу, не только «делая налеты на совдепы», но также выполняя РАЗВЕДКУ и передавая добытые сведения командирам Белой армии. Высказанные ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ кажутся весьма правдоподобными, но хотелось бы услышать мнения активистов и посетителей форума по всем перечисленным вопросам. Примечания [1] Гинс Георгий Константинович (1887, крепость Новогеоргиевск – 1971, США), сын офицера, "сибирский областник" по расчету, по его собственному признанию. Окончил с золотой медалью Кишиневскую 2-ю гимназию, а затем Петроградский университет. В летние месяцы 1911 – 1912 гг. слушал лекции в Берлине, Гейдельберге и Париже. Октябрьскую революцию не принял. В январе 1918 г. "видя безотрадную обстановку" Петрограда, он предпочел переселиться в знакомую ему по прежней деятельности Сибирь, в Омск, где предполагал заняться только научной работой. Вступил в антибольшевистское подполье в 1918 г., находясь в Омске, веря в то, что сибирское крестьянство сбросит ярмо большевиков. После свержения власти большевиков в Сибири вошел в состав Западно-Сибирского Комиссариата (ЗСК) Временного Сибирского правительства (ВСП) в качестве его управделами, затем – на том же посту в ВСП. Выступил за непризнание Брестского мира и объединения с союзниками для совместной борьбы против стран Германского блока и большевиков. В декабре 1918 г. кандидатура Гинса рассматривалась на пост министра иностранных дел, однако не прошла, и Гинс был назначен его товарищем. Занимал разные посты в правительстве Колчака: непродолжительное время - товарищ министра иностранных дел, с апреля 1919 г., с уходом Феодосьева, – председатель Государственного Экономического Совещания (ГЭС). Возобновил работу ГЭС после ее перерыва 14 апреля 1919 г., на этом посту был до 15 августа 1919 г. С 15 августа 1919 г. – вновь управделами правительства (Совмина) и Верховного Правителя. В то же время, в мае 1919 г. он отказался занять пост министра народного просвещения. Считался одной из самых влиятельных, активных и решительных фигур в правительстве Колчака. С ноября 1919 по февраль 1920 гг. – в Иркутске. В феврале 1920 г. эвакуировался на японском военном поезде в Харбин после попытки эсеров "Политцентра" и большевиков арестовать его как реакционера и преступника. В Харбине работал в управлении КВЖД, сначала в должности начальника канцелярии, затем главным контролером. В то же время он был редактором издававшегося в Пекине журнала "Русское обозрение", для которого писал статьи. Участвовал в создании Харбинского юридического факультета, эмигрантского учебного заведения, готовившего юристов в Китае. Он продолжал преподавать на факультете почти до самого отъезда в США, который состоялся в 1941 г. в результате нажима японских властей, которые не могли примириться с его независимым положением в политической жизни Харбина. В 1929 г. защитил диссертацию в Париже при Русской академической группе. Член НТС. Приехав в США, Г. К. Гинс поселился в районе Сан-Франциско. С 1942 г. издавал в Сан-Франциско газету "Русская жизнь", с 1945 по 1954 гг. – читал лекции по русской культуре и советскому праву в Калифорнийском университете в Беркли и в Армейской школе иностранных языков в Монтерее. Автор мемуаров: Сибирь, союзники и Колчак. Пекин. 1921. Им опубликованы 11 монографий, из которых общее признание имеют работы по экономике; много статей и рецензий в разных журналах, "Новом энциклопедическом словаре" Брокгауза и Ефрона и другие. В последние годы жизни он готовил большую работу по теме "Россия – многонациональная империя". Даже уйдя на пенсию с преподавательской должности, продолжал читать лекции, публиковаться и работал консультантом для "Голоса Америки" до 1964 г. Г. К. Гинс скончался в сентябре 1971 г. Использованы материалы сайта А.В. Квакина http://akvakin.narod.ru/ и сайта http://www.hoover.org/hila/collections/10075376.html

Белик Сай Хан: адъютант пишет: Штабс-ротмистр 14 Ямбургского уланского полка Эрих Георгиевич Фрейберг прибыл в Сибирь по заданию генерала Алексеева с целью организации Белого подполья и вооруженной борьбы с большевиками. Некая идеалистическая версия. В Сибири в то время существовало не самое слабое подполье. Фрейберг если и участвовал в этом, то как связник.

адъютант: Белик Сай Хан пишет: Некая идеалистическая версия. В Сибири в то время существовало не самое слабое подполье. Фрейберг если и участвовал в этом, то как связник. Согласен, что версия идеалистическая. В судах, как мы знаем, для обеспечения состязательности процесса выступают и обвинитель, и адвокат. Мои заметки - попытка выступить и в качестве "обвинителя", и в качестве "адвоката". Я до сих пор историю Белого подполья не изучал. Если оно было, и это уже хорошо известно, подтверждено документами, согласен исправить формулировку в п1. "... для расширения/укрепления Белого подполья" и далее по тексту. Роль Фрейберга, как связника, мне кажется ВЕСЬМА ПРАВДОПОДОБНОЙ. Именно ребятам, которые были в отряде, легче было, чем взрослым выполнять роль таких связников, обеспечивая связь между соединениями белых. Именно поэтому в п.5. у меня выделена функция РАЗВЕДКИ. Замечу при этом, что, если на самом деле ЭТА функция была главной, то отряд не должен был часто вступать в боевые столкновения, "громить совдепы". Может, это удалось?! Может, поэтому не находятся следы его БОЕВОЙ деятельности?!

Белик Сай Хан: адъютант пишет: Именно ребятам, которые были в отряде, легче было, чем взрослым выполнять роль таких связников, обеспечивая связь между соединениями белых. Снова не так. Между какими соединениями? В том же марте 1918 года красные считали, что на территории губернии действует две антибольшевисткие группы и несколько откровенных уголовных банд. Таким образом, связь могла существовать между "мифическим" (так как его существование документально не подверждено) отрядом Фрейберга и белым подпольем в Красноярске или Ачинске, не более того. Но так как половина подполья ошивалась в советских органах власти и правопорядка, им не нужны были какие либо спицефические виды коммуникаций. адъютант пишет: Замечу при этом, что, если на самом деле ЭТА функция была главной, то отряд не должен был часто вступать в боевые столкновения, "громить совдепы". Может, это удалось?! Может, поэтому не находятся следы его БОЕВОЙ деятельности?! Все возможно. Но тогда не понятен смысл существования самого отряда. Такие группы создаются именно для боевых действий. Если такой задачи нет, то достаточно законспирированной организации, члены которой существуют в рамках правового поля в городах, подконтрольных советам, прибегая к известной доле предосторожности. Именно так функционировало подполье в Красноярске, Канске, Ачинске и Енисейске.

Штабс-капитан: адъютант пишет: 1. Штабс-ротмистр 14 Ямбургского уланского полка Эрих Георгиевич Фрейберг прибыл в Сибирь по заданию генерала Алексеева с целью организации Белого подполья и вооруженной борьбы с большевиками. Вполне вероятно. Быть может член миссии генерала Флуга. Жаль, что последний не писал мемуары. В пользу этой версии говорят слова Тимофеева об установлении связи с другими партизанскими командирами. А в целом нужно искать послужной список, чтобы выявить все связи Фрейберга и Красноярска. (это к 1-3 вопросам) адъютант пишет: но также выполняя РАЗВЕДКУ и передавая добытые сведения командирам Белой армии Крайне сомнительно. Каким образом ротмистр мог организовать связь со ставкой Деникина. Максимум с подпольем. Рамки статьи Тимофеева не предпологают подробных восспоминаний, поэтому вопросы 4-6 мгут быть чисто теоритическими. Данные препятствия трудно назвать непреодолимыми трудностями. адъютант пишет: ВОПРОС 7: «Почему в 1931 году (год публикации статьи), т.е. спустя 13 (!) лет с момента возникновения АКПО, ОБА автора пишут о «простом» связнике и высоко оценивают его заслуги перед отрядом?» Если не ошибаюсь сам Фрейберг называл венгра медиком. В таежных условиях помощь врача никогда лишней быть не может. Кроме того, в белом подполье это определенный нонсенс. Отсюда и важность его как связника. По всей видимости с Красноярском венградъютант пишет: ВОПРОСЫ 8-10 Мотивы как у тычсяч их сверстников во ВСЮР. Как и везде первый этап белой борьбы вынесен на плечах офицеров и зеленой молодежи адъютант пишет: Переходя к МОТИВАМ добровольцев, вступавших в отряд, логично предположить, для многих (если не для всех) призывников, существовала «опасность» быть мобилизованными в Красную армию, а вступление в партизанский отряд Э.Г. Фрейберга являлось заманчивой альтернативой, которая «устраивала» как сыновей, так и их родителей. Сомнительно. Опасности мобилизации как-таковой не было. На дворе только январь-февраль 1918. А скорее всего был юношеский авантюризм помноженный на патриотизм

Штабс-капитан: Белик Сай Хан пишет: Таким образом, связь могла существовать между "мифическим" (так как его существование документально не подверждено) отрядом Фрейберга по крайней мере про один документ я тебе говорил. Кроме того, воспоминания Фрейберга и Тимофеева также в исторической науке являются историческими источниками. Они могут вызывать сомнения. Но отбрасывать их по бушковскому принципу, не доказав их несостоятельность, глупо

Белик Сай Хан: Штабс-капитан пишет: по крайней мере про один документ я тебе говорил. Там фамилия Фрейберг или ты про Журова? Штабс-капитан пишет: Но отбрасывать их по бушковскому принципу, не доказав их несостоятельность, глупо А никто их и не отбрасывает, однако они ничем практически и не подтверждены.

Белик Сай Хан: адъютант пишет: Переходя к МОТИВАМ добровольцев, вступавших в отряд, логично предположить, для многих (если не для всех) призывников, существовала «опасность» быть мобилизованными в Красную армию, а вступление в партизанский отряд Э.Г. Фрейберга являлось заманчивой альтернативой, которая «устраивала» как сыновей, так и их родителей. Думаю, это не было способом «откосить» от армии вообще, но это было РЕАЛЬНОЙ возможностью сберечь жизнь, выбирая из двух зол меньшее, с учетом, конечно, и политических убеждений. Если мы говорим о феврале 1918 года, то как правильно заметил Ш-К. никакой опасности быть мобилизованным гимназисту не было. Для КА Сибири действовал принцип добровольности, а Красная гвардия - удел рабочих, но крайне редко - учащейся молодежи. Более того, большевики тогда имели возможность платить - зачем им мобилизованные, если денег хватает и на идейных, и на безидейных наемных. Крайне сомнительно, также и то, что в подобные отряды отправляли ради спасения. От чего? Советы проводили репрессии в отношении имущих слоев, а также офицеров, но никак не учащихся/студентов. А вот в отряде эта молодежь подвергалась реальной опасности, например напороться на отряд мадьяр-антисамогонщиков, или латышей-конных разведчиков. адъютант пишет: учетом, конечно, и политических убеждений. Тоже крайне сомнительно. С учетом того, что в школах губернии почти в открытую действовали и эсеры и кадеты. Ведь основной костяк белых бойцов в Красноярске 18-19 июня 1918 года - как раз гимназисты. С уважением к Вашему мнению, Б.С.Хан

Штабс-капитан: Белик Сай Хан пишет: Там фамилия Фрейберг или ты про Журова? В очередной раз спрашиваю причем здесь Журов? А касательно дока см дискусию, несколько раз говорилось

Белик Сай Хан: Штабс-капитан пишет: В очередной раз спрашиваю причем здесь Журов? Это тебе намек, что пора делится.

Штабс-капитан: В списках офицеров 1909 года сразу пять Фрейбергов. Правда не одного Э.Г

адъютант: Штабс-капитан пишет: В списках офицеров 1909 года сразу пять Фрейбергов. Правда не одного Э.Г Нельзя ли мне узнать источник сведений и получить список с инициалами? Заранее спасибо!

Штабс-капитан: адъютант пишет: Нельзя ли мне узнать источник сведений и получить список с инициалами? Выполняю просьбу Источник: Общий список офицерским чинам российской императорской армии. СПб. 1909 г. 1. Фрейберг Владимир Карлович. Поручик. 1-й Кавказский железнодорожный батальон (Тифлис). 2. Герман Эдуардович. Подполковник. 24-я атиллерийская бригада (Луга) 3. Иван Карлович. Штабс-капитан. 124-й Воронежский пехотный полк (Харьков) 4. Иван Карлович. Капитан. Комендант станции "Нижний Новгород" 5. Сергей Карлович. Подпоручик. Закаспийский саперный батальон (Мерв)

Скальд: адъютант пишет: Заранее спасибо! Кстати, а вы не могли бы выложить в библиотеку статью Тимофеева?

адъютант: Скальд пишет: Кстати, а вы не могли бы выложить в библиотеку статью Тимофеева? Статья помещена по адресу: http://slil.ru/26219646 Извините за задержку, связанную с отъездом, и качество скана (так сделала библиотека - держатель)

Скальд: адъютант пишет: Статья помещена по адресу: http://slil.ru/26219646 спасибо



полная версия страницы